'Вопросы к интервью


В. ВАРФОЛОМЕЕВ: У нас сейчас на связи известный театральный режиссер, Константин Богомолов. Константин, доброе утро.

К. БОГОМОЛОВ: Доброе утро.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Вас раздражают звонки телефонов, во время представлений?

К. БОГОМОЛОВ: Вы знаете, меня раздражают очень, звонки телефонов во время представления, как и артистов. Это действительно, очень мешает работать. Но если говорить о подавителях шума, то я, например, категорически против таких мер.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Почему, Константин?

Материалы по теме

Надо ли разрешить блокировать мобильную связь в театрах, школах и других заведениях?

да
34%
нет
64%
затрудняюсь ответить
2%


К. БОГОМОЛОВ: Вы знаете, вот ставлю себя на место зрителя. Я, как и многие другие, уже не мыслю свою жизнь без сотовой связи. Это просто, элементарное средство быть в курсе событий, которые происходят с твоими близкими. Мало ли, что. И я себе не представляю, как я могу остаться там на 3 часа, вообще без связи. И для того, чтобы связаться с близкими, мне надо будет просто СМС даже, мне надо будет выйти из зала, покинуть зал. Это не правильно, это не совсем честно. Мне кажется, правильнее воспитывать культуру у людей. Правильно людей приучать к тому, что они должны, входя в какие-то такие помещения, как в театр, как в храм, или какие-то другие помещения, они должны уважать других, и выключать звук сигнала телефона. Наставить блокираторы шума… Блокираторы вот этих сотовых звонков, это не правильно.

И. ВОРОБЬЕВА: Константин Юрьевич, ну мы же с вами видим, что не получается приучить людей к культуре. Ну, не получается. И…

К. БОГОМОЛОВ: Ну, что значит, не получается? Это просто происходит медленно. На самом деле, сейчас я вам могу сказать соответственно, гораздо меньше раздаётся телефонных звонков в зале. Гораздо меньше, чем ещё лет 5 назад.

И. ВОРОБЬЕВА: А как вам такой вариант? Может быть, временно ввести подобную жесткую меру, чтобы люди привыкли к тому, что в театре, у них не работает телефон.

К. БОГОМОЛОВ: Он не будут отключать. Да, они не привыкнут, они не будут отключать, просто телефоны. Вы потом снимите эту меру, и у людей будут звонить во всю телефоны. Потому, что они привыкнут к тому, что телефон не нужно отключать, он и так, не прозвонит. Здесь же вопрос не в том, не о запретительных мерах. Это вопрос просто уважения людей друг к другу. Телефонных звонок, помешает актеру на сцене, или зрителю, соседу моему. Вот и всё. Если я это понимаю, если я уважаю людей, которые работают на сцене, и зрителей, которые пришли в зал, тогда я выключу телефон.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: То есть, из–за одного обормота, не должны страдать сотни людей которые в театре находятся.

К. БОГОМОЛОВ: Абсолютно. И гораздо правильнее, стратегически правильнее, просто приучать к определенной этике поведения. Самоограничению людей, а не прибегать к каким-то запретительным мерам.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Спасибо вам большое за этот комментарий. Театральный режиссер, Константин Богомолов, в прямом эфире «Эха Москвы». Сейчас с нами на связи, учитель литературы московского лицея 1525, Евгения Абелюк. Евгения Семеновна, доброе утро.

Е. АБЕЛЮК: Здравствуйте.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Вы поддерживаете идею, чтобы в школах, глушить сигналы мобильных телефонов, на время экзаменов? Чтобы там работали специальные технические устройства?

Е. АБЕЛЮК: Я думаю, что это так же дорого, и так же не эффективно, как обеспечить все избирательные участки видеокамерами. На выборах, можно устроить… Перед выборами там скажем, устроить такую избирательную компанию, когда будет использован административный ресурс, и всё сделает так, как нужно. А на экзамене, будет продолжать работать учитель, который проводит экзамен. Причем, помогать тому, кому ему нужно помочь, гораздо эффективнее, чем поможет мобильный телефон. Я думаю, что тогда следующим этапом, следует заменить учителей полицией. Всё это в общем, скорее анекдотично. И кончено, решение в том, чтобы экзамен по форме и по содержанию своему сделать таким, чтобы не мобильный телефон, не помогающий учитель, не нужны были.

И. ВОРОБЬЕВА: Евгения Семеновна, но часто ученики пользуются мобильными телефонами на экзаменах? И часто ли это помогает им сдать, как считаете?

Е. АБЕЛЮК: Вообще я думаю, что часто. Хотя, никогда не присутствовала во время единого государственного экзамена. Ведь именно о таком экзамене вы говорите, правда?

И. ВОРОБЬЕВА: Ну, в том числе, конечно.

Е. АБЕЛЮК: Но я знаю, что это действительно, часто используется. Но это вопрос нашей культуры. Конечно, как и в театрах. Но, прежде всего, что касается экзамена – это вопрос качества экзамена. Экзамен не качественный, по содержанию, и по форме.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Ну, смотрите, если взять ту часть не качественности, за которую отвечают ученики. Ведь надо как-то препятствовать тому, чтобы они списывали? Пусть хотя бы, при помощи техники. Вы же утрировали, разумеется, когда говорили о полицейских, которые заменят учителей?

Е. АБЕЛЮК: Ну, естественно, утрировала. Я думаю, что надо…

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Ну, что-то делать надо. Пусть хотя бы так, при помощи этих не демократических, массовых глушилок

Е. АБЕЛЮК: Понимаете, это совсем не тот способ, который во-первых поднимет авторитет знания, да? И улучшит качество экзамена. Тут же всё взаимосвязано. Это из пушек, по воробьям.

И. ВОРОБЬЕВА: Спасибо.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Ну, вообще-то, наверное, вы правы. И ещё, я бы провел такую аналогию. Сейчас, например, глушилки мобильных телефонов, активно используются в московских тюрьмах, в СИЗО. Чтобы заключенные, которым между прочим, надзиратели приносят мобильные телефоны, чтобы они не могли по ним говорить. И тогда у нас получится, и школы превратятся в аналог тюрем.

Е. АБЕЛЮК: Конечно.

И. ВОРОБЬЕВА: Спасибо большое. Я напомню, у нас в эфире была учитель литературы, лицея 1525, Евгения Абелюк.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире