'Вопросы к интервью
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Сейчас на связи у нас главный редактор «Эха Москвы», Алексей Венедиктов. Доброе утро, Алеша.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Доброе утро.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Здравствуйте.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Алексей, о встрече главных редакторов, с премьером Путиным, довольно подробно пишут газеты. А потом, у вас была ещё, как написано в газетах, какая-то закрытая часть. Может быть, несколько слов о ней, и вообще, общий вывод по поводу этой встречи.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Ну, история вполне обычная, 2 раза в год, приблизительно, главные редактора встречаются с президентом и премьером. Как правило, эта встреча закрытая, как и во всём мире, это не журналистские встречи. Я бы сказал, дискуссия, и обмен мнениями. На этот раз, 3 дня тому назад, будучи на вручении правительственных премий, я подошел к Владимиру Путину и сказал, что знаете, мы давно не встречались, а мы встречались 8 сентября. И вот, может быть, вам что-то интересно у нас спросить, у главных редакторов, потому, что всё переменилось, были митинги, вы решили идти в президенты. Нам есть, что вам сказать, и нам есть, что послушать. Он сказал: «Я подумаю». Он подумал 2 дня, и после этого, пригласили нас на встречу. Причем, в отличии от обычных историй, первая часть, 31 минута 57 секунд, это я радийному говорю, была открытой, и ещё 2 часа было закрытой, очень бурной, жаркой, критичной во все стороны, дискуссии.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Алексей Алексеевич, а вы на свои вопросы ответ услышали? А то, Владимир Путин славится умением, уходить от вопросов, и от прямых ответов.

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я не ставил ему вопросы, Таня, это не интервью. Когда я просил о встрече для главных редакторов, я имел в виду, что есть, что сказать. И я успел большую часть сказать в открытой части, это всё опубликовано. Я могу лишь повторить, что я ему сказал, я считаю, вашу программу, как программу кандидата, коль она у вас опубликована, надо обсуждать не только со сторонниками, что нормально. Но сторонники, вы, можно сказать, видели на нашем сайте, ему только хлопают в ладоши, и кричат: «Вот он, наш (неразборчиво)». Обсуждать программу вашу, надо с критиками. Может быть, они что-то другое внесут в эту дискуссию. Собственно говоря, премьер меня услышал, и насколько я понял, он готов встретиться в частности, с лигой избирателей. Я подчеркнул, что это не оппозиция, не политическая партия. Это люди, которым нужны честные выборы. Давайте, всё делать степ бай степ. И этот разговор, на эту тему, был продолжен и в закрытой части, тоже. Хотя конечно, было совершенно неожиданно, что премьер перешел на критику тоже работы радиостанции, которую он, как оказывается, слушает. То ли плохо, то ли хорошо, то ли много, то ли мало, но, во всяком случае, показал недюжинное знание программ радиостанции. Но, послушайте, если я критикую его там, почему он не может критиковать меня? Вот в таком, я бы сказал ключе, и проходила дальнейшая встреча.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну, и последний короткий вопрос. Твое мнение, так готов ли Путин к диалогу, искреннему?

А. ВЕНЕДИКТОВ: Я думаю, что я это увидел, хотя, я это знал раньше. Я это посчитал, но у меня впечатление осталось такое, что первое, ему нужны выборы, которые будут признаны российским населением всем, легитимными, а путь к этому, лежит через процедуры, через диалог. В этом смысле мне кажется, что, во всяком случае, разговор с не политической частью оппозиции, о чем я говорил с лигой избирателей, с Акуниным, Быковым, Уницкую я назвал. А со всей лигой. Мне кажется, что он готов, это вопрос технологий, как теперь, кто куда дожжен обратиться, кто сделать первый шаг. Но я думаю, что это уже не важно.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Спасибо большое, у нас на связи был главный редактор «Эха Москвы», Алексей Венедиктов.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире