'Вопросы к интервью
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Здравствуйте, добрый день! Это вас беспокоит радио «Эхо Москвы».

К. КОСАЧЕВ: Добрый день!

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Мы разговариваем с Константином Косачевым. Константин, это беспокоит «Эхо Москвы», Матвей Ганапольский и Татьяна Фельгенгауэр. Доброе утро!

К. КОСАЧЕВ: Вас плохо слышно, но я готов.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну как-то! Наши поздравления! Вы же были на съезде?

К. КОСАЧЕВ: Да, я была на съезде.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Расскажите, какие ваши впечатления?

К. КОСАЧЕВ: А мы сейчас в эфире?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: В эфире, да.

К. КОСАЧЕВ: Мои впечатления самые благоприятные. Я считаю, что этот съезд имеет очень большое значение и для России, для нашей страны, но, я уверен, и далеко за ее пределами. Я могу сказать, что на съезде было несколько десятков зарубежных делегаций. И уже это подтверждает внимание к этому съезду из-за рубежа. Еще раз повторю, что это внимание, очевидно, было обусловлено тем, что развитие внутриполитической ситуации в нашей стране, исход и парламентских, и президентских выборов – не только внутрироссийское, но и глобальное событие.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я еще раз напомню, что не бывший (сейчас же Госдума ушла на перевыборы) Константин Иосифович Косачев, председатель Комитета ГД по международным делам, глава российской делегации в ПАСЕ, частый гость нашей радиостанции, пишет для нашего сайта. Я не знаю, специально или не специально. У меня к вам 2 вопроса. Вы знаете, мы с вами же не вчера родились, есть вопросы к этому съезду. У меня их к вам два.

К. КОСАЧЕВ: Может быть, у вас. У меня к нему вопросов нету.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Послушайте меня! Вы великий человек, функционер. Я просто хочу какую-то объяснялку…

К. КОСАЧЕВ: Матвей, поскольку мы в эфире, я вынужден реагировать: я не великий человек, и я не функционер. Я народный депутат, избранный своими избирателями в Госдуму.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Договорились. Но оно же не унижает, правда? Я просто так сказал.

К. КОСАЧЕВ: Давайте только провоцировать не надо.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Хорошо. Два конкретных вопроса. Вопрос первый. Вчера никто из выступающих не говорил ни о каких недостатках. То есть весь прошедший путь был идеален. Вам кажется это правильным или неправильным?

К. КОСАЧЕВ: Мне кажется неправильной ваша оценка. Может быть, вы невнимательно слушали выступавших, но лидер нашего списка, президент РФ говорил о проблемах, говорил, что достала (я цитирую по памяти) «тупость чиновников, коррупция». Разве это не проблемы?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Константин Иосифович, при всем уважении: я не об этом спрашиваю. Тупость чиновников и коррупция – это слова, не имеющие отношения к «Единой России». Я говорю о том, что на съезде, как мне кажется ,нужно сказать о каких-то, казалось бы, недостатках, которые были в партийной работе. Это то же самое, когда журналисты, вместо конкретных, предположим, фамилий, говорят «власть». Понимаете? Мне кажется, это синонимично.

К. КОСАЧЕВ: Матвей, вы знаете, я с вами не соглашусь по одной простой причине, что вы пытаетесь оценить только верхушку айсберга. Вы говорите о вчерашних событиях, которые, напомню, было второй частью нашего съезда. А первая часть, развернутая, шла в течение двух дней. Причем, в этих двух днях был первый день, когда было 6, если я не ошибаюсь, круглых столов с участием огромного числа людей, представляющих разные точки зрения и внутри партии, и за ее пределами. Там была живейшая, острейшая дискуссия по тому, что партия делает правильно, и по тому, что партия делает неправильно. Это комментировалось и в СМИ.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Понял! То есть…

К. КОСАЧЕВ: На второй день съезда…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Понял, понял! Это было.

К. КОСАЧЕВ: Вторая, завершающая часть съезда, с тремя конкретными вопросами: выдвижение нашего кандидата в президенты, и было еще два политических вопроса.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ясно, ясно! Все, я понимаю…

К. КОСАЧЕВ: Эти вопросы во многом и организационные, юридические.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Константин Иосифович…

К. КОСАЧЕВ: … поэтому градус дискуссии был совершенно другим.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ясно, ясно. Ответ получен. И второй вопрос, ваш короткий комментарий: вот здесь у меня результат голосования для тайного голосования и слова Бориса Грызлова («Довожу результаты голосования: выдано бюллетеней – 614, за – 614, против – нет, недействительных – нет, — сказал спикер ГД»). И вот передо мной бюллетень. В этом бюллетене, согласованном с ЦИКом, написана одна фамилия «Путин В.В,». Это абсолютно понятно, потому что у вас один кандидат. Но есть один нюанс: нету квадратиков «против», «за» и «воздержался». Каким образом и в чем смысл подобного тайного голосования?

К. КОСАЧЕВ: Ваш бюллетень или снимок лицевой стороны бюллетеня, Матвей?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вот снимок, где написано…

К. КОСАЧЕВ: У вас снимок лицевой стороны бюллетеня. А бюллетень имел инструкцию я имею в виду не про то, за кого голосовать, а инструкцию, как технически этот бюллетень заполнять. И эта инструкция была размещена на оборотной стороне бюллетеня. У вас просто на руках второй части информации нет.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Так! Просто скажите…

К. КОСАЧЕВ: Если бы эта информация была, то там была предусмотрена возможность выражения любой своей позиции и…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А можете объяснить, если вам несложно, как осуществлялась эта возможность? Человек берет бюллетень, и что он делает дальше?
К. КОСАЧЕВ: Перечеркивает эту позицию, где указана фамилия кандидата. Зачеркивает. Вычеркивает ее из этого бюллетеня. И тем самым выражает свое несогласие с предложением, внесенным на рассмотрение съезда.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Подождите! То есть вычеркивает на вот этой лицевой стороне?
К. КОСАЧЕВ: Да, конечно.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ага. А если человек…

К. КОСАЧЕВ: Лицевая сторона – это бюллетень. А на оборотной стороне  — из того, что вы не видели, из того, что вы пытаетесь сейчас комментировать, не имея все полноты информации, — вот там вот эти вот инструкции, разъяснения были, разумеется. И они были, более того…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Константин Иосифович! Простите…

К. КОСАЧЕВ: Матвей, раз уж вы спросили! И, во-вторых, все делегаты съезда получили раздаточные материалы. И в этих раздаточных материалах (и я это могу подтвердить, потому что я это получил) также содержались все процедурные разъяснения по голосованию.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет, скажите, я дожжен покорно выслушать то, что вы говорите, или я могу задать дополнительный вопрос? Я же не из «Единой России»! Вы меня простите, я – журналист, я задаю вам вопросы. а в как депутат, пожалуйста, — ответьте. Итак, вы говорите, что на обороте или где-то были даны инструкции, как голосовать. Исходя из ваших слова, которые вы только что сказали в прямом эфире, можно на лицевой стороне зачеркнуть фамилию Путина Владимира Владимировича. Тогда у меня к вам вопрос: каким образом здесь написано слова спикера Госдумы, что против нет, недействительных нет. А если человек воздержался? Что тогда значит «недействительный»? если я козочку нарисую у фамилии Путина?

К. КОСАЧЕВ: Матвей, значит первое! Борис Вячеславович Грызлов зачитывал доклад к съезду счетной комиссии. Это первое. Счетная комиссия со всеми процедурными вопросами разбиралась в соответствии с уставом нашей партии. То, что он зачитал, является результатом голосования. Если бы там были какие-то неясности, помарки, голоса против, еще какие-то позиции – все бы это было отражено в протоколе счетной комиссии. Я в счетную комиссию не входил, поэтому я не могу комментировать ее работу. Но Борис Вячеславович Грызлов четко огласил протокол счетной комиссии, согласно которому все бюллетени, которые были опущены в урну для голосования, признаны, раз — действительными, и два – подтверждают выбор делегатов съезда в пользу этой кандидатуры.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: То есть, простите меня, вот я очень вас уважаю, вы классный специалист. Я ценю то, что вы пишите для «Эха Москвы», я ценю ваши выступления на «Эхе Москвы», вашу деятельность по международным делам, то, что вы делаете. Я другое вас хочу спросить. Я вам задал конкретный вопрос. Вот есть фамилия «Путин» и нету… Невозможно понять, как было проголосовать против него и воздержаться. Ваш ответ следующий, что раз сказал…

К. КОСАЧЕВ: Нет, Матвей…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Раз Грызлов сказал, то все правильно. Но вы не отвечаете на вопрос, как это было сделать? Как воздержаться от голосования? Как технически это сделать?

К. КОСАЧЕВ: Матвей, я вас ценю как журналиста, но прежде чем задавать такие вопросы, наверное вам, как журналисту, надо было изучить этот вопрос. Вы пытаетесь задавать вопросы как непрофессиональный журналист, не разобравшись в том, что реально есть: была ли оборотная сторона в этом бюллетене, были ли  какие-то дополнительные документы, которые были розданы депутатам. , я с удовольствием объясню. Для меня эта ситуация остается прозрачной, понятной и легитимной. Не вижу здесь ни малейшей проблемы. Возможность проявить свою позицию у каждого делегата была. Кабинки для тайного голосования были установлены. Любой человек мог зайти и в кабинках или вне кабинок, где-то еще, высказать свою позицию. То, что не было альтернативных кандидатур, — это тоже решение съезда. Поэтому все остальное – в рамках коллективного решения, которое принимает политическая партия. Если вы с этими процедурами не согласны, Матвей, и вас это, судя по вашим вопросам, как-то задевает, коробит – вступите в «Единую Россию» и внутри попробуйте эту процедуру изменить. Мы с удовольствием с вами на эту тему подискутируем. Если вы…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Спасибо! Я вас понял.

К. КОСАЧЕВ: Я вам просто могу сказать, что вы должны уважать выбор членов партии и делегатов съезда.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я не сомневаюсь в выборе членов партии. У меня нет к одному кандидату. У меня были просто технические вопросы. Я благодарю вас за ваше разъяснение. Константин Иосифович Косачев, председатель Комитета Госдумы бывшей по международным делам, глава российской делегации в ПАСЕ.

НОВОСТИ

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Константин Иосифович, еще раз доброе утро!

К. КОСАЧЕВ: Матвей, мы в эфире?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, мы в эфире. Пожалуйста.

К. КОСАЧЕВ: Я просто, если можно, хотел бы внести дополнение. Я переговорил с руководителем нашей счетной комиссии, который и готовил доклад. Это Рязанский Валерий Сидорович, президент СФ и член высшего бюро совета партии. Так вот, уточнение номер один. Порядок голосования на съезде, в соответствии с российским законодательством, утверждается съездом. Не ЦИК (вы там что-то говорили про утвержденный бюллетень) – он утверждается съездом. И мы порядок для себя утвердили так, как мы его определили.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Извините, Константин Иосифович…

К. КОСАЧЕВ: Давайте…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет, не будет так! Вы монологом будете говорить или я могу спрашивать?

К. КОСАЧЕВ: Я просто хотел еще дополнительную информацию дать, а…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Мне не нужна… Константин Иосифович, послушайте меня! Вы же не в партии вашей. Вы разговариваете с Ганапольским. А Ганапольский – журналист. Он не может слушать монолог. На вашем бюллетене вверху справа написано: согласовано с ЦИК РФ. Поэтому я и позвонил вам. И сейчас мы хотели звонить Чурову. И вопрос очень непростой. Как может быть… Подождите! Послушайте!! Ну хоть вы!!! Хоть я вас уважаю, хоть лично вы можете говорить диалогом, а не только монологом мне разъяснять? Я не член «Единой России», мне ваши разъяснения не нужны. Либо мы с вами говорим диалогом и обсуждаем… Не надо меня лечить. Это Путин присылает доктора. Мне доктора присылать не надо. Я удивился как журналист:, что вы…И вы сейчас подтвердили не неправомочность этого бюллетеня – это ваша партия решает, ради бога. просто я удивился, что написано «согласовано с ЦИК» и что на бюллетене одна фамилия Путина – нет вопросов, это ваше внутрипартийное дело! – но никаких вариантов голосования. И вы подтвердили следующее, что на обороте есть какая-то инструкция. Черт побери! Это что?! Конечно, это ваше дело, творите что хотите. Меня потрясло, что это согласовано с ЦИК! Это вам кажется нормальным? Пожалуйста, вам слово.

К. КОСАЧЕВ: Матвей! Во-первых, я сейчас выслушал ваш монолог. Достаточно невежливый. И эо не делает вам честь как профессиональному журналисту.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вам не делает чести этот съезд, понимаете?! Ведь этот же съезд люди смотрели! К. КОСАЧЕВ: Матвей, я сейчас разговариваю не с вами, а с нашими радиослушателями.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет, вы разговариваете со мной. Это у вас Путин не общается с народом… вернее, общается исключительно с народом и говорит: я не буллу ни с кем разговаривать и буду общаться с нардом. Народ – наш реципиент. Здесь я вам позвонил. Я! Я позвонил! Вы со мной разговариваете!

К. КОСАЧЕВ: Матвей, можно я скажу?..

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вы меня пытаетесь убедить! А не граждан России. Граждан России убеждайте на своем съезде.

К. КОСАЧЕВ: Матвей…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вам слово.

К. КОСАЧЕВ: Ну, спасибо большое.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Пожалуйста!

К. КОСАЧЕВ: Так вот, второе. я хотел уточнить, что разъяснение о порядке голосования были размещены на лицевой, а не на оборотной стороне бюллетеня. Я ошибся, когда первый раз это говорил, потому что имел в виду один из вариантов, который я прорабатывал как один из руководящих деятелей «Единой России». В конечном итоге вариант того, какие есть возможности проголосовать, был размещен на лицевой стороне…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да вот же фотография передо мной! Константин Иосифович! Фотография…

К. КОСАЧЕВ: Я…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: фотография передо мной. Никаких вариантов! Один Путин Владимир Владимирович. Ради бога. и никаких клеточек, никаких разъяснений.

К. КОСАЧЕВ: Ну что же вы меня…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Пожалуйста!

К. КОСАЧЕВ: Я вас всегда считал воспитанным человеком, как минимум. Вы меня перебиваете постоянно. Я вам пытаюсь рассказать, что я сейчас специально посмотрел эту форму. Там есть внизу, на лицевой стороне «подвальчик», где предусмотрены следующие варианты: никаких пометок – голосование за кандидата, вычеркивание фамилии – голосование против, третий вариант – какие-то пометки, вписывания других кандидатур, какие-то другие комментарии. В этом случае бюллетень признается недействительным. То есть процедура внесения дополнительных кандидатур была до того, как сформировался бюллетень, предусмотрена, и она состоялась. Дополнительных кандидатур не было внесено. Поэтому в варианте голосования было «за», «против», ну и испортить бюллетень. Возможности воздержаться не было. все это было указано в так называемом «подвальчике» на лицевой стороне бюллетеня. Вот эту техническую деталь я хотел бы пояснить нашим радиослушателям.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Понял. Таким образом, есть две версии. Первая – описание ваше авторитетное бюллетеня. И второе – фотография, снимок этого бюллетеня, на котором нет никаких вариантов на лицевой стороне. Вот перед нами эта лицевая сторона. Хорошо!

К. КОСАЧЕВ: Я думаю, что пред вами снята только часть этого бюллетеня.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Часть бюллетеня?

К. КОСАЧЕВ: Конечно. У меня просьба. Вам надо было, прежде чем готовить эту дискуссию. Матвей, повторю еще раз, поинтересоваться в технических структурах…

(ДАЛЕЕ ГОВОРЯТ ОДНОВРЕМЕННО)
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Константин Иосифович, послушайте меня!..

К. КОСАЧЕВ: … найти не фотографию, а. сам бюллетень…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Константин Иосифович! Дорогой мой! Послушайте меня!

К. КОСАЧЕВ: … и…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я вас уважаю как депутата, как специалиста по международным делам. И я не лечу вас и не объясняю вам, как вести себя в этих ситуациях. Пожалуйста, не лечите меня, человека, поработавшего 21 год на р/с «Эхо Москвы», входящего в топ журналистики российской. Не учите меня, как работать с информацией! Мы с вами поступим просто. Я обращаюсь к радиослушателям: я уверен, что у кого-то существует снимок все лицевой стороны. И этот снимок мы либо в виде опровержения, либо в виде подтверждения поместим на сайте «Эха Москвы». Договорились?

К. КОСАЧЕВ: Да ради бога, Матвей! Я только рад, если правда восторжествует, если вы будут представлять свою точку зрения и ее как-то распространять в эфире на основе проверенной информации, а не каких-то снимков…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Проверенная информация, Константин Иосифович, складывается из разностей мнений и информации. Вы даете одну, а радиослушатели дают другую. Извините, нам просто дальше надо идти.

К. КОСАЧЕВ: Матвей…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я еще раз поздравляю вас…

К. КОСАЧЕВ: … истина в последней инстанции. И вот это мне представляется не очень корректным.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я понимаю. Но мы с вами в этом смысле одинаковы. Вы тоже берете на себя, так сказать играете роль какой-то последней инстанции. Все. спасибо вам! Мы вас любим! Добро пожаловать на «Эхо Москвы». И тут – ничего личного, а просто жизнь страны. Спасибо вам огромное. Пока.

К. КОСАЧЕВ: Ничего личного, но это вызывает сожаление.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, да, понятно.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире