'Вопросы к интервью
20 октября 2011
Z Разворот (утренний) Все выпуски

Право заключенных на получение медицинской помощи


Время выхода в эфир: 20 октября 2011, 10:34

И. ВОРОБЬЕВА: Мы сейчас на самом деле, спросим всё, узнаем у специалиста. И мы приветствуем в нашем эфире, по телефону у нас правозащитник Лев Пономарев. Лев Александрович, доброе утро.

Л. ПОНОМАРЕВ: Доброе утро.

И. ВОРОБЬЕВА: В студии Алексей Осин, Ирина Воробьева.

А. ОСИН: Здравствуйте.

И. ВОРОБЬЕВА: Я надеюсь, вы слышали вот то, что я зачитывала из «Российской газеты», и знакомы с постановлением верховного суда. Вот расскажите, он просто подтвердил, что все и на всё имеют право, но так ничего в принципе, не помог никому.

Л. ПОНОМАРЕВ: Нет, я мог бы в принципе сказать, что я подробно изучил постановление верховного суда, но из того, что вы зачитали, я первое хочу сказать, что всё равно, хорошая новость. Так? (Неразборчиво) знать, что как бы, дан импульс некий, в том направлении, в котором работают и правозащитники, и адвокаты. И, к сожалению, импульс дан теми смертями, которые произошли недавно, в следственных изоляторах Москвы. Потому, что они стали наиболее публичны, и наиболее известны. Конечно, здесь проблема не в том, что имеет право, а в том, что кто же мы? Кто ж им даст, как говорится. И здесь, огромные, так сказать просто проблемы, связанные, как с тем, что сами следователи оказывают давление, коррумпированные, как правило. А сами так сказать, они… Вот был случай, когда добились госпитализации в городской больнице, предприниматель. А следователи (неразборчиво). Причём, врачи дали рекомендацию, поместить этого человека на комплексное медицинское такое вот исследование, и в дальнейшее освободить, допустим. Потому, что он подходит по списку, по которому заключенный должен быть освобожден. После этого, следователи пришли к гражданским врачам, оказали на них давление, и они дали вновь, совершенно противоположную рекомендацию. Поэтому, здесь внутри самой системы, создана жестокая репрессивная машина, где работают совместно следователи, прокуроры и судьи. И при этом, не обязательно была дана команда сверху. Здесь работает и коррупция, и менталитет, и привычки, и так далее, и тому подобное. Всё это надо разрушать. Можно сказать, что какой-то процесс сейчас в этом направлении в Москве идёт. Постепенно, принимается кассационное решение. Вчера, например, было принято рассмотрение содержащей под стражей Натальи Гулевич, за неё много боролись, и, в конце концов, было отменено решение предыдущей инстанции, и всё это вернули назад, и снова будут рассматривать вопрос содержания под стражей. Она просто опасно, можно сказать, смертельно, безнадежно больна. Но её тем не менее… Причём, статья не связанная с уголовным преследованием, в связи с тем, что она совершила какое-то преступление против личности, у неё экономическая статья. Тем не менее её, как абсолютно больную женщину, держат под стражей, уже около года. Поэтому, борьба идёт, и поэтому, здесь всё это надо закрепить. Скоро будет заседание общественной комиссии прямой в Горсуде, где мы будем анализировать такие случаи. И я надеюсь, что в общем-то, наша последовательная только борьба, так сказать. Борьба гражданского общества, будет менять ситуацию в стране. А так, на самом деле, само постановление ничего не изменит.

И. ВОРОБЬЕВА: Вот Игорь пишет: «Между постановлением Верховного суда, и реальной практикой в тюрьмах пропасть, просто пропасть».

Л. ПОНОМАРЕВ: И причём, обратите внимание, я всё время говорю, о Москве. А то, что творится в колониях, и вообще, по всей стране, здесь всё ещё впереди, я скажу так. Если в Москве мы чего-то добьёмся, изменим… Надо очень тщательно прописать все нормативные документы. Прописать ответственность тех людей, кто это не выполняет. И дать по рукам следователям, которые на самом деле, действуют безгранично. У них есть сейчас возможность, и они действуют и внутри системы. Вплоть до того, что они пытают заключенных… Ну вот, оперативники там пытают, даже избивают, убивают. Ну, содействуют тому, чтобы заключенных убивали. Ну, и даже на свободе, как я вам привёл пример.

И. ВОРОБЬЕВА: А мне вот знаете, вопрос у меня к вам довольно странный, Лев Александрович. Почему, как вы считаете, общество в принципе, достаточно холодно реагирует на какие-то вот такие новости. То есть, холодно реагируют на то, что в тюрьмах над людьми издеваются, не оказывают им помощь.

Л. ПОНОМАРЕВ: Да, совершенно верно. Даже в нашем блоге, на «Эхе Москвы» напечатал что-то, связанное с этой проблемой. И были в основном, негативные комментарии, даже на «Эхо Москвы». Уж я не говорю о том, как на меня реагируют на «Русской службе новостей». Это совершенно поразительная вещь. А с другой стороны, закономерная. Хотя, в этих словах есть противоречие. Страна жиле столетиями, по тоталитарным режимам. Человеческая жизнь у нас не считается ценностью. Это проникло не только в головы власть предержащих, они точно уже (неразборчиво). Ценность человеческой жизни, у них обесценена. Что там Беслан, Норд-Ост, и так далее. Мы можем много привести примеров. Но и в сознании, как не странно, обычных людей, жизнь человека тоже обесценена. Хотя, поразительная вещь. Каждый третий мужчина, в России, сидевший, у него огромное количество родственников. Ну, есть такая фраза, я её пытался проверить, но наверное, примерно правильная статистика. То есть, у нас, мы чемпионы по сидящим за решеткой людям. Ну, кроме США, мы вторые. Поэтому, казалось бы, сочувствие должно быть к людям. Нет, на самом деле, его нет и внутри общества. И поэтому, в каком-то смысле, вот это обесценивание человеческой жизни, и власть предержащих, она как бы, отчасти оправдана, даже не оправдываются, они говорят, какое общество, такие и мы. Конечно же, можно было бы мечтать о том, чтобы гуманизация общества происходила сверху, и это был бы более такой, быстрый процесс, и это происходило в начале 90-х годов. Но сейчас это бесспорно не происходит, поэтому, сейчас только мы можем надеяться на гуманизацию снизу от тех людей, которые снизу борются за сохранение жизни. В том числе, и сохранение жизни заключенных, и вообще, за ценность человеческой жизни.

И. ВОРОБЬЕВА: То есть, я правильно понимаю, что в целом, создать некий тренд на то, чтобы ну, там не знаю… Или там тенденцию на то, чтобы была гуманизация этой системы, это нужно, чтобы общество каким-то образом всё-таки остро реагировало, и само по себе гуманно относилось тем людям, которые находятся в заключении.

Л. ПОНОМАРЕВ: Совершенно верно. Главная задача сейчас, вот сейчас создано такое… Вот Ольга Романова, известная журналистка, создала объединение «Зэчки», и оно очень эффективно сейчас, и правозащитники по всей стране работают в этом направлении, давно уже. И я думаю, роль журналиста здесь огромная, на самом деле.

И. ВОРОБЬЕВА: Ясно, спасибо большое.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире