'Вопросы к интервью
Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Давайте, позвоним Максиму Бланту, экономическому обозревателю интернет-издания «Newsru.com», спросим, он уже бежит в обменный пункт, или нет.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да у них в «Newsru.com» прямо обменный пункт и есть. Та что!

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: То есть, мы туда пойдём после эфира?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Чтобы экономически… Да он сейчас докажет тебе, о чем ты говоришь?

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Да, давайте, проверим.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Сейчас проверим, сейчас Максима спросим. Да, есть у нас на прямой связи Максим Блант, Здравствуйте, Максим. Доброе ли утро, при показателях почти -50 копеек?

М. БЛАНТ: Ну, я думаю, что всё зависит от того, для кого. Для кого-то доброе, для кого-то, не особо доброе.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну, вот эти вот заголовки, что обвал, ужас, кошмар, и доллар растёт, и практически, 50 копеек – это только первые полчаса.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну, поясняйте, говорите монологом, потому, что времени мало. Пожалуйста.

М. БЛАНТ: Ну, я думаю, что трагедии большой произошло, и у нас отголосок тех событий, которых сейчас сотрясают Европу, поскольку в минувшие выходные стало очевидно, что Греция не сможет выполнить те условия, которые ей поставили лидеры еврозоны и МБФ, (неразборчиво). Так что, теперь уже речь идёт даже не о (неразборчиво) от дефолта, а локализации последствий. Поскольку, последствия самым серьёзным образом могут ударить по европейским банкам, а они являются крупнейшими инвесторами в России. Не американские банки, а крупнейшие европейские. То соответственно, продолжается вывоз активов из России. Есть внутрироссийские серьёзные основания для снижения рубля – это то, что в России, довольно сильная партия девальвации, которая поддерживается лоббистами, и уход министра финансов Кудрина, который был противником девальвации, сторонник крепкого рубля, в значительной степени вот эти опасения, что эта партия девальвации победит, она не (неразборчиво).

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: То есть, это тоже сыграет свою роль?

М. БЛАНТ: Я думаю, есть спекулятивный момент, который как раз, на этом основывается, есть объективные причины, которые похожи на те причины, присутствовали в 2008 году.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А очень коротко, Максим. Что делать тем, у кого есть какие-то сбережения. Менять, не менять, бежать, не бежать?

М. БЛАНТ: Я могу сказать только то, что сам я никуда не бегу, потому, что не вижу приемлемой альтернативы. Не евро, не доллар, более-менее, в перспективе даже 2-3 месяцев, на мой взгляд, не выглядит достаточно надежным.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Спасибо большое, у нас на прямой линии телефонной связи был Максим Блант, экономический обозреватель интернет-издания «Newsru.com».

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Обвал.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: То есть, мы конечно, с тобой не знаем, что происходит с рублём.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну, я надеюсь, что нам разъяснят, потому, что заголовки-то конечно не самые приятные. Обвал на мировых рынках, на торгах ММВБ, за первые полчаса курс доллара уже вырос почти на 50 копеек, по сравнению с пятничным закрытием биржи. А сейчас, 32 рубля 62 копейки, вот такие показатели. Фондовый индекс вниз, РТС потерял более 4%, пробил 1300 пунктов вниз, ММВБ тоже снижается, почти 4%. Ну, пора паниковать? Или может быть, ещё нет?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет, послушай меня.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Когда я слышу, что разом рубль падает почти на 50 копеек, я понимаю, что это очень не здорово.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вот как раз все, кто говорили прошлую неделю по поводу такого обвала рубля, говорили одну фразу, у нас же было это уже. Говорили: успокойтесь, пожалуйста, это играют спекулянты. И точно так же, как это отыгрывается на 50 копеек туда, оно отыграется потом назад.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну, не знаю, не знаю. Надеюсь, что разобраться со всем этим, нам поможет Руслан Гринберг, директор института экономики РАН.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Здравствуйте, Руслан Семенович.

Р. ГРИНБЕРГ: Здравствуйте, доброе утро.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Руслан Семенович, мой старый и добрый знакомый, пришла пора нести ответственность.

Р. ГРИНБЕРГ: Кому? Мне?

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, вам. Как директору института экономики РАН, вы должны нам научно объяснить, что происходит, и нужно ли российским гражданам именно сегодня срочно бежать в обменник.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Лучше объяснять не научно, а понятно.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Понятно, да.

Р. ГРИНБЕРГ: Я думаю, что надо начать с того, что где-нибудь 70% наших граждан вообще, не имеют такой проблемы. Просто у них нет лишних денег. А вот треть нашего населения, да? Там конечно, могут возникать вопросы. Мне лично кажется, что здесь ничего такого катастрофического не происходит. Пока бочка нефти стоит 100 долларов, и, судя по всему, и дальше будет такая история продолжаться.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: То есть, это что же, каждый день по минус 50 копеек к рублю?

Р. ГРИНБЕРГ: Нет, может быть, сегодня 50, завтра обратно. Дело в том, что сейчас мир находится, может быть, в таком эпицентре финансовой смуты. И вообще-то говоря, вот в этой ситуации, обычно, из рискованных зон вложения, выводятся деньги. И Россия, считается очень рискованной зоной вложения. И поэтому, существуют такие провалы. Мне кажется, что ЦБ России, имеет все основания, поддерживать курс в необходимых пределах. И в этом смысле, он даёт рынку поиграть немножко, потом интербенирует, то есть, покупает и продаёт. На самом деле, вот это соотношение доллар, евро и рубль, в ближайшей перспективе, по крайней мере, я так думаю, не будет сильно меняться. И поэтому, мой наказ…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Наказ…

Р. ГРИНБЕРГ: Да, наказ населению России, не дёргаться.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: То есть, нам вот эти все громкие заголовки спокойной воспринимать, и понимать, что это такая временная штука.

Р. ГРИНБЕРГ: Ну, у нас всё временное, но у нас ведь проблема какая? Либо такая, жесткая девальвация процентов на 40, на 30. Вот этого не будет. Сейчас, плавное происходит снижение курса.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ничего себе, плавное.

Р. ГРИНБЕРГ: А что? Ну, 40-30 копеек? Ну, ничего.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: 40-50, пол рубля.

Р. ГРИНБЕРГ: Да. Ну, на самом деле, я думаю, что это управляемая история, управляемая девальвация.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: А скажите, Руслан Семенович, значит, опровергните, или подтвердите два тезиса. Первое, что это связано с отставкой Кудрина.

Р. ГРИНБЕРГ: Я думаю, никакой связи нет.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: И второе, что это спекулянты.

Р. ГРИНБЕРГ: Спекулянты, всегда участвуют. Как только начинается брожение, спекулянты тут как тут. Но это нормальная атрибуция валютного рынка, спекулянты. Ну, что? Другое дело, что ЦБ всегда имеет возможность, или почти 500 миллиардов долларов валютных резервов, вот мне подсказывают даже, 545. Не всегда имеют такую возможность, обуздать спекулятивные аппетиты, для меня это очевидно.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Последний вопрос, вы одну вещь сказали, и как-то так я сначала её прослушал вроде, а теперь на неё обратил внимание. Вы как-то так намекнули, что это такая в общем, некая стратегическая задача… Ну, не вы сказали, стратегическая задача. Что это сознательное опускание рубля, и такая сознательная управляемая девальвация. И что, может быть, как бы, государство уже приняло решение, что вокруг 30 рублей не надо крутиться, а надо опускать?

Р. ГРИНБЕРГ: Ну, надо сказать, что это тоже может присутствовать, поскольку, ходят разные разговоры по поводу переоцененности рубля. На самом деле, это дело темное, как считать. Но похоже, что может быть, лоббисты наши экспортеры замечательные, они могли бы так подумать на предмет того, что почему бы, собственно говоря, немножко больше рублей не заработать? И в этом смысле, может быть, вы и правы.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Спасибо большое, что нашли время быть у нас в эфире.

Р. ГРИНБЕРГ: Спасибо вам, Матвей. Руслан Семенович Гринберг, директор института экономики РАН.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире