'Вопросы к интервью
В. ВАРФОЛОМЕЕВ: У нас сейчас на связи Андрей Нечаев — президент банка Российская финансовая корпорация, Андрей Алексеевич, доброе утро!

А. НЕЧАЕВ: Доброе утро!

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Как настроение у вас, на фоне всех последних событий?

А. НЕЧАЕВ: Веселого пессимизма.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Веселый пессимизм. Что это такое происходит, Андрей Алексеевич?

А. НЕЧАЕВ: Все, что происходит, свидетельствует о том, что Алексей Алексеевич Венедиктов рано закрыл программу «Кредит доверия», считая кризис оконченным. Но если всерьез, конечно, на рынках сейчас происходит паника, но, мне кажется, она не имеет под собой серьезных оснований. Вот, чтобы рынки падали настолько. Да инвесторов крайне разочаровало, то, что федеральная резервная система не пообещала вновь печатать доллары почти в неограниченных масштабах. Но в реальной экономике, ведь ничего не изменилось, скажем, в той же американской экономике каких-то серьезных признаков рецессии или даже кризиса в общем-то нет. И в этом смысле я вполне могу понять решение господина Бернанке, но рынки ждали, что им дадут еще денег, их не дали — разочарование и вот то, что мы наблюдаем.

Материалы по теме

Что предпочтительнее: повышение пенсионного возраста или повышение налогов?

повышение пенсионного возраста
44%
повышение налогов
40%
затрудняюсь ответить
16%


В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Но ведь не случайно мы помним летние месяцы, когда тоже из Америки приходили всего-навсего сигналы разные, в том числе тревожные — снижение рейтинга, а мировые рынки все, участники рынка, реагировали на это крайне нервно. Ведь не на пустом же месте подобная нервозность?

А. НЕЧАЕВ: Нет, конечно, не на пустом, конечно, выход из кризиса идет совсем не так как нам бы всем, во всех странах мира хотелось, но пока никакой драмы не происходит. Падения валового продукта нет, инфляция умеренна. Есть скажем серьезные европейские долговые проблемы. Которые пока сконцентрировались в основном все-таки на Греции, вот если действительно случится долговой кризис в Италии, вот тогда, конечно, нам всем мало не покажется, и это безусловно отразится уже на реальной экономике. Но пока все-таки европейцы пытаются как-то греческие проблемы решить.У американцев все совсем не так плохо, почему, собственно Бернанке и не пошел на так называемое третье «количественное ослабление». Поэтому мне, почему то кажется, может быть, это и не обоснованный оптимизм, но все-таки надеюсь, что это не так. Что вот еще пару дней этих турбуленций, этих нервных скачков и все-таки фондовый рынок начнет восстанавливаться, а курс доллара начнет понемножку снижаться.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Теперь вас как банкира попрошу прокомментировать то, р чем пишут сегодня Московские новости. Цититрую: «Хотя сегодня у российских банков больше денег, чем в страшном 2008 году, проблема несовпадения активов и пассивов по срокам (короткие деньги размещаются в долгосрочные кредиты) остается. Поэтому в условиях резкого падения рынка ряд банков будет нуждаться в помощи». А мы переживаем за банки. Действительно немножко тревожно и не все благополучно?

А. НЕЧАЕВ: Не то, что немножко, а просто-таки совсем тревожно. Особенно те банки, которые активно участвуют на фондовом рынке, конечно, сейчас они испытывают тяжелый стресс. Но вот откуда Московские новости взяли идею о том, что короткие пассивы размещаются в длинные активы, это я , честно говоря, не знаю.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Такой тенденции не замечали?

А. НЕЧАЕВ: По крайней мере, нигде в аналитических материалах я этого не видел. И в каких-то материалах Центрального банка, поэтому мне кажется, это некоторая авторская гипотеза. Ведь что было в 2008 году? Сначала Центробанк наш совершил серьезную ошибку, когда забрал деньги с рынка в августе месяце, повысив норму резервирования. Но главное, конечно, не в этом, а в том, что тогда российские банки и российские компании крупные, в том числе и государственные, что любопытно, назанимали огромное количество денег за рубежом. А когда настала пора расплачиваться, оказалось, что кредиты не продлевают, новых денег не дают, курс доллара существенно вырос, и расплачиваться нечем. Сейчас ситуация не такая. Сейчас все-таки внешний долг существенно меньше, чем он был тогда, золотовалютные резервы Центрального банка восстановились, поэтому мне все-таки кажется, что ситуация пока по крайней мере, такое сомнительное словечко, все-таки не повторяет ситуацию 2008 года.

А. ГРЕБНЕВА: Андрей Алексеевич, последний, видимо, уже вопрос — что с рублем будет? Вот уже чуть ли не девальвацию снова предрекают издания многие.

А. НЕЧАЕВ: Вот мой покойный друг Егор Тимурович Гайдар говорил, что прогнозировать цены на нефть и соответственно курс рубля — занятие крайне опасное для профессиональной репутации экономиста, но раз вы спрашиваете, я думаю, что рубль по отношению к доллару может упасть еще там на где-то на рубль на два рубля, но я не верю, не вижу просто для этого факторов пока нефть стоит по крайней мере, больше ста долларов за баррель, чтобы рубль упал там до сорока рублей за доллар, или что-то типа этого.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Спасибо большое, лично меня вы немного так вернули на поле оптимизма. Это Андрей Нечаев.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире