'Вопросы к интервью
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: И давайте сразу мы перейдем, поскольку мы уже вызвонили нашего собеседника… Виктор Иванович, вы тут, на месте?

В. МИРОНЕНКО: Да, я вас слушаю.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Виктор Иванович, извините, мы так перепрыгиваем. Просто эта новость пришла, и мы хотели, чтобы ее кто-то прокомментировал. Значит, смотрите, Литва просит Россию помочь в организации допроса Михаила Горбачева по делу о событиях января 1991 года. Я просто прочитаю для радиослушателей, поскольку, видите, у нас была другая тема, а теперь другая…

Материалы по теме

Должна ли Генпрокуратура РФ помочь Литве вызвать Михаила Горбачева на допрос?

да, должна
49%
нет, не должна
48%
затрудняюсь ответить
3%


В. МИРОНЕНКО: Да, конечно.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Генеральная прокуратура страны, то есть Литвы, направила в Москву просьбу о правовой помощи. Уточняется, что бывшего президента СССР хотят опросить в качестве свидетеля. В деле о январских событиях фигурируют 23 подозреваемых, в основном это граждане России, двое – Белоруссии. Им инкриминируют обращение с людьми, идущее в разрез с международными нормами. По данной статье нет срока давности. В январе 1991 года во время столкновений в Вильнюсе погибли 14 человек. Ответственность за это Литва пытается возложить на руководство Советского Союза. Ну и поскольку они занимаются расследованием, то они хотят, так сказать, просят вызвать туда на допрос Михаила Горбачева. Что скажете? Я напомню, Виктор Иванович Мироненко… Извините, МиронЕнко или МирОненко?..

В. МИРОНЕНКО: Это не имеет значения. Мне привычнее МирОненко.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ведущий научный сотрудник Института Европы Российской Академии наук. Пожалуйста, ваш комментарий.

В. МИРОНЕНКО: Да это трудно комментировать. Я вспомню, что примерно с год тому назад мне посчастливилось с перерывом в 20 побывать в Вильнюсе и участвовать в дискуссии литовских коллег-историков относительно перестроечных событий всех тех лет – 80-х – начала 90-х годов. И слушая два дня дискуссию, в которой по-разному люди высказывались о том, что происходило, и пытали себя вопросом о том, что по этому поводу думал Горбачев как руководитель страны… Вот два дня очень серьезные люди, историки, говорили о том, что «я думаю, что он думал то-то», «я думаю, что он думал так и так». Я не выдержал и через два дня взял слово для короткой реплики и сказал: «Я что-то не пойму смысла происходящего. Михаил Сергеевич Горбачев, слава богу, жив, здоров, в здравом уме. Ну наберите телефон, позвоните и спросите у него, что он думал, если вам недостаточно того, что им уже написано много, по-моему…»

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Так вот, Виктор Иванович, они и хотят его спросить. Надо его спрашивать или нет?

В. МИРОНЕНКО: А почему нет? Только зачем для этого обращаться к правительству Российской Федерации. Я полагаю, что для этого известен всем телефон, позвонить надо Михаилу Сергеевичу и сказать: «Михаил Сергеевич, мы хотим уточнить какие-то обстоятельства и у вас спросить…»

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет, Виктор Иванович, извините! Они хотят официальный допрос.

В. МИРОНЕНКО: Ну так все равно надо обращаться сначала к человеку. Я об этом и говорю, что это, к сожалению, демонстрирует, по-моему, намерения этих людей. Если бы эти люди хотели искать истину какую-то, я бы это приветствовал, и они бы, наверное, просто позвонили Михаилу Сергеевичу, я не знаю, кто там – президент или посол страны, да или просто вот пришел тут, проехал две остановки на метро, попросился на встречу и спросил у Михаила Сергеевича, что тогда происходило и как.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Хорошо, тогда последний вопрос. Вот смотрите, считаете ли вы, что, предположим, если Михаил Сергеевич откажется или он будет недоступен и так далее, что Россия должна в официальном порядке согласиться с тем, чтобы он поехал туда и был допрошен или был допрошен на территории Российской Федерации?

В. МИРОНЕНКО: Я считаю, что Россия должна ответить уважаемым господам в Литве, что Россия – правовое государство, и вопросы о том, быть или не быть гражданину Российской Федерации свидетелем или кем там еще, пока он не обвиняемый, решает прежде всего сам этот гражданин. Вот и все, что нужно ответить уважаемым литовцам. А все остальное нужно, чтобы они делали в соответствии с принятой во всем мире правовой процедурой: обращались к человеку, с которого они хотят получить какие-то свидетельства, получали его ответ, а потом бы начинали уже обращаться к правительству Российской Федерации или в прокуратуру. По-моему, это просто спекуляции политические. Очень глупые, наивные и, простите, дурацкие. Я прошу прощения.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Спасибо вам большое за ваш комментарий. Виктор Иванович Мироненко, ведущий научный сотрудник Института Европы РАН, в 91-м году – секретарь комитета по международным делам Верховного Совета и в 96-м году – руководитель предвыборного штаба Горбачева на выборах президента России. Реклама, потом продолжим.

РЕКЛАМА

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: …Еще у нас есть один собеседник, его сейчас прямо наберут – это Александр Сергеевич Ципко. Просто действительно горячая тема. Я напомню, что вот по событиям в Литве – это вообще такая, так сказать, туманная история, и по событиям в Латвии. Там ведь нет виновных. И самое главное, что до сих пор неизвестно, кто отдавал приказы. Понятно, да? Вот события произошли, люди погибли, но не понятно, кто отдавал приказ. И эта история крайне туманна. И понятно, что в ней, так или иначе, нужно поставить точку. Кто бы в этом ни был виноват.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: У нас на прямой линии телефонной связи Александр Ципко, политолог. Здравствуйте, Александр Сергеевич.

А. ЦИПКО: Добрый день.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Хотели бы услышать ваш комментарий по поводу вот этого выступления литовских правоохранительных органов…

А. ЦИПКО: Генеральной прокуратуры?

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Да, Генпрокуратуры по поводу вызова Михаила Горбачева на допрос.

А. ЦИПКО: Ну, с моей точки зрения, с точки зрения юридической, правовой, наверное, это имеет основания. Но, по-моему, Генеральная прокуратура Литвы не учитывает целый ряд серьезных обстоятельств, которые делают эту просьбу немного аморальной. Во-первых, надо учитывать возраст Михаила Сергеевича – пошел уже 9-й десяток, не очень здоровый человек – первое. Второе – надо понимать, что вряд ли применимы законы нынешней Литвы к Литве как к Советской Социалистической Республике. До июля она еще находилась тогда в составе СССР. И все эти события, в которых, кстати, я был против, я написал даже подписал письмо по поводу этих событий, с моральной точки зрения мы это обсуждали. И, в общем-то, боялись негативных последствий, люди погибли, как известно. Но мне сейчас думается, что вообще – вот это, кстати, характерно для всех бывших прибалтийских советских социалистических республик – с юридической точки зрения, возникнут очень серьезные проблемы. Вы не можете перенести законы нынешние на законы того времени. Далее надо считать с тем фактом, когда, я уже говорил, что аморально вообще как-то будоражить Горбачева, все-таки благодаря его перестройке, благодаря его желанию сделать страну более свободной, благодаря гласности все-таки стала возможна свобода и независимость Литвы. И люди, которые пользуются благами независимой Литвы, на мой взгляд, должны понимать, что все-таки благодаря во многом Горбачеву это произошло. Неужели они теряют чувство благодарности, неужели они теряют чувство…

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Александр Сергеевич, конкретный вопрос. Там погибли 14 человек, и у них там есть родные и так далее. И эти родные задают такой технический вопрос: кто виноват? Понимаете? То есть да, мы все понимаем, и я там лично Горбачеву благодарен по гроб жизни, и вообще я все понимаю. Но люди, они же не посадить его хотят, они хотят просто, чтобы он был как бы свидетелем. То есть важно ведь в этом деле поставить точку, правильно?

А. ЦИПКО: Ну, во-первых, на мой взгляд, они, я понимаю, что не хотят. Но эти люди должны прекрасно понимать состояние Михаила Сергеевича, отдаленность во времени. По логике, в конце концов, как мы знаем, все эти события были спровоцированы… (неразб.), конечно, их поддержали наши военные. Понятно, без поддержки наших военных этого бы не произошло. Но это были внутренние разборки между теми силами, которые де факто уже стали независимыми, и теми силами тогда в литовской коммунистической партии, которые не хотели этой независимости. По-моему, у них все основания спрашивать нынешних граждан своей страны, которые участвовали в этом, и узнавать, кто виновен.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Извините, у нас время заканчивается. Скажите одним словом. Значит, поддерживать эту просьбу не нужно, правильно? Извините, просто времени нет…

А. ЦИПКО: С глубокой гуманной, человеческой точки зрения, сама эта просьба аморальна.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ: Спасибо большое. Александр Ципко, политолог.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире