'Вопросы к интервью
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Доброе утро, это Александр?

А.РАСТОРГУЕВ: Да-да, это Александр.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Александр, не очень хорошо слышно вас. Мы вот сейчас занимаемся вашей историей. Если можно, очень коротко, отчетливо, чтобы было хорошо слышно, расскажите, что произошло.

А.РАСТОРГУЕВ: 29 января мы собрались с участниками «Синих ведерок» в Питере вместе с нашими московскими товарищами делать автопробег в защиту (неразб.) Мы все приехали на стояночку «Мега», к этому времени вся эта стоянка была наполнена милиционерами. Мы постарались сделать эту акцию без плакатов, без флагов, только с одними синими ведерками. На стояночке мы эти ведерочки поставили, тут же к нам подошли сотрудники милиции и сказали, что синее ведро является средством агитации.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Синее ведро – средство агитации, да?

А.РАСТОРГУЕВ: Да. И, если мы поедем с этими синими ведрышками, то мы все будем задержаны за несогласованную акцию. Мы тогда эти синие ведерочки сняли и просто поехали как обыкновенные участники движения без всякой атрибутики к месту проведения пикета в садик Чернышевского. Я заранее это место согласовывал, и мы ехали, участники, в одном направлении, ничего не нарушая, в правом ряду с нормальной скоростью. И мы на проспекте Обуховской обороны были заблокированы.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Сейчас, извините, Александр, что я вас прерву. Ужасно вас слышно. Скажите, а нет ли там рядом с вами какого-то другого телефона, куда мы можем позвонить?

А.РАСТОРГУЕВ: Есть еще один телефончик.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Отлично. Смотрите, мы вас сейчас выведем из эфира, и вы произнесите этот телефон – мы вам перезвоним немедленно. Просто чтобы радиослушатели не мучились.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Я только напомню, что у нас в эфире Александр Расторгуев, лидер движения ТИГР, Товарищества инициативных граждан России. И он был организатором акции «Синие ведерки». Это было в конце декабря в Санкт-Петербурге. Сейчас, собственно, мы перезвоним ему.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Есть Александр, да?

А.РАСТОРГУЕВ: Да-да.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну слава богу, лучше слышно. Итак, смотрите – вам сказали: «Снимите ведерки». Вы ведерки сняли и просто поехали обычной кавалькадой. Правильно?

А.РАСТОРГУЕВ: Даже не кавалькадой. Как обыкновенные участники движения, в одном направлении, друг за другом.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Хорошо. Вы приехали в садик, дальше?

А.РАСТОРГУЕВ: Нет, мы ехали к садику. Нам не дали доехать до этого садика. Нас блокировали на проспекте Обуховской обороны несколько машин ДПС, просто поперек нам поставили машины милиции, и мы вынуждены были остановиться.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Хорошо, а теперь перейдите к самому главному – к вашему разговору с настоящим полковником.

А.РАСТОРГУЕВ: Я ехал не в этой колоне, ехал я отдельно немножко, потому что за мной ехал хвост из четырех машин.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Саша, простите, мало времени. Итак, подходит к вам человек. Дальше? Подходит. Вы сидите в машине. Дальше рассказывайте.

А.РАСТОРГУЕВ: Нет, полковник ко мне не подходил. Это был Евгений Романов.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Кто такой Евгений Романов?

А.РАСТОРГУЕВ: Это участник нашей акции. Он ехал в этой колонне. Полковник к нему подошел и попросил у него документы. Евгений Романов очень вежливо попросил его представиться и назвать причину остановки. Этот «каракулевый полковник», как мы его уже начали называть. Жемчужный прапорщик у нас уже есть, теперь у нас будет каракулевый полковник.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Так, дальше.

А.РАСТОРГУЕВ: Он подходит к нему и говорит: «Представьтесь, пожалуйста, и назовите причину моей остановки». Все это снимается на видео, на мобильный телефон. Полковник говорит: «Вы что, не видите, что перед вами полковник стоит?» Евгений Романов закрывает свое окно на машине, звонит «02», звонит в УСБ Питера и говорит: «Какой-то человек в форме полковника, не представляясь, требует от меня документы». Каракулевый полковник отходит к своим милиционерам и дает им команду разбить машину и вытащить этого человека, Евгения Романова, из машины.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Чем закончилось?

А.РАСТОРГУЕВ: Евгений Романов понял, что сейчас будут бить машину, сам вышел и сдался. Его отвезли в отделение милиции, следом за ним приехал этот каракулевый полковник и дал команду начальнику отделения милиции его закрыть на двое суток до суда. После этого его отвезли в суд, судья посмотрела на документы, очень сильно посмеялась, отдала документы в милицию, а Евгения Романова отпустила.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Понятно. Извините, просто нам еще звонить всяким-разным товарищам, которых вы упомянули и не упомянули. Скажите, вот лично как бы для вас чем эта история закончилась? И есть ли какое-то расследование по этому поводу?

А.РАСТОРГУЕВ: Лично для меня этот полковник мне позвонил по телефону в это время и очень хотел со мной побеседовать. Но я отказался. И 31-го числа я проходил мимо Гостиного двора, и там как раз был этот каракулевый полковник. Он меня увидел и дал команду своим двум подчиненным, и меня заарестовали как участника митинга, акции 31-го числа.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Все, понятно. Извините, очень интересный рассказ. Я просто прерываю разговор, потому что у нас просто тогда не хватит времени на все остальное. Ладно, будем еще вам звонить, Александр. Спасибо вам большое.

А.РАСТОРГУЕВ: Пожалуйста.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну я тебя поздравляю, Фельгенгауэр, у нас теперь каракулевый полковник.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: У нас будет теперь бунт каракуля.



СЕКРЕТАРЬ: Приемная начальника ГУВД.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Добрый день.

СЕКРЕТАРЬ: Добрый день.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Простите, пожалуйста, беспокоит вас радиостанция «Эхо Москвы», у нас прямой эфир. Меня зовут Матвей Ганапольский, я ведущий эфира. Вместе со мной соведущая Татьяна Фельгенгауэр. Скажите, пожалуйста, можно ли переговорить с Владиславом Юрьевичем?

СЕКРЕТАРЬ: К сожалению, могу соединить вас только с помощником начальника ГУВД, потому что Владислав Юрьевич на выезде.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Хорошо, тогда, если можно, просто скажите, как его зовут, чтобы мы могли обратиться к нему по имени-отчеству.

СЕКРЕТАРЬ: Игорь Юзефович.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: А он заместитель?

СЕКРЕТАРЬ: Нет, помощник.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: А помощник – это как? Может ли он отвечать на какие-то вопросы по поводу работы ГУВД? Либо он просто скажет… То есть, понимаете, нам нужно какое-нибудь должностное лицо.

СЕКРЕТАРЬ: Тогда вам лучше связываться с нашим отделом информации.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет-нет, простите, а Сергей Павлович Умнов есть?

СЕКРЕТАРЬ: Да, конечно.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: А можно ли с ним соединиться?

СЕКРЕТАРЬ: С ним, к сожалению, я соединить не могу. Нужно позвонить ему в приемную.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: А, в приемную. Хорошо, мы сейчас позвоним ему в приемную. Спасибо.

СЕКРЕТАРЬ: Телефончик знаете?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Сейчас я скажу, просто я в эфире не хочу говорить его. Я имею в виду, последняя цифра 23, правильно?

СЕКРЕТАРЬ: Да, совершенно верно.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Спасибо большое, благодарю.

СЕКРЕТАРЬ: Пожалуйста. До свидания.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Светлана Ростовцева ухмыляется. Послушай, Света, дело в том, что они все-таки на работе. Понимаешь, да? Они не знают, что мы им звоним. Набирайте, пожалуйста. Они там ездят по разным делам, задерживают разных товарищей. Алло, здравствуйте, простите, пожалуйста, это приемная Сергея Павловича?

СЕКРЕТАРЬ: Да.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Будьте добры, это беспокоит вас радиостанция «Эхо Москвы», у нас прямой эфир. Меня зовут Матвей Ганапольский, я ведущий, вместе со мной Татьяна Фельгенгауэр, соведущая моя. Вы не могли бы соединить нас с Сергеем Павловичем?

СЕКРЕТАРЬ: К сожалению, нет, он на совещании.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: На совещании.

СЕКРЕТАРЬ: Да.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: А есть ли кто-то из его заместителей? Вообще кто-то?

СЕКРЕТАРЬ: А что вы хотели? По какому вопросу?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну, у нас разные вопросы. Звонит радиостанция, у нас разные вопросы. Вопросы по работе ГУВД санкт-петербургского.

СЕКРЕТАРЬ: Это все через нашу пресс-службу.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет, это я понимаю, что все через вашу пресс-службу. А мы не хотим через пресс-службу. Мы хотим с начальником говорить, потому что ваша пресс-служба нам ничего не отвечает.

СЕКРЕТАРЬ: Пока другого варианта нету.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: А когда будет?

СЕКРЕТАРЬ: Только через пресс-службу все вопросы.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Только через пресс-службу.

СЕКРЕТАРЬ: Да.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: А в пресс-службе сейчас кто-то есть, да?

СЕКРЕТАРЬ: Должен быть там начальник, Степченко Вячеслав.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Степченко Вячеслав Валентинович, да?

СЕКРЕТАРЬ: Да.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ладно, сейчас позвоним тогда туда.

СЕКРЕТАРЬ: Да, всего доброго, до свидания.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Спасибо. Набирайте тогда пресс-службу.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну хоть трубки не бросают. Вы видите прогресс?



М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Алло, здравствуйте.

В.СТЕПЧЕНКО: Здравствуйте.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Простите, пожалуйста, беспокоит вас радиостанция «Эхо Москвы», мы вас звоним из прямого эфира. Меня зовут Матвей Ганапольский, я веду утреннюю программу. Вместе со мной Татьяна Фельгенгауэр, моя соведущая. Это Вячеслав Валентинович?

В.СТЕПЧЕНКО: Абсолютно верно, Матвей, рад вас слышать вживую.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вы знаете, да, я тоже рад вас слышать, но наша радость сейчас посмотрим, чем закончится. Вы знаете, что вот этого удивительного Алексея Смяцкого прозвали «каракулевым полковником»? Вы знаете об этом?

В.СТЕПЧЕНКО: Нет, от вас слышу.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: А там музон у вас играет – это откуда? Там радио какое-то стоит?

В.СТЕПЧЕНКО: В машине, да.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: А, вы в машине. Ну вы его чуть-чуть прижмите, пожалуйста, ладно? Скажите, пожалуйста, какая позиция руководства по поводу вот этого прискорбного события, когда господин Смяцкий кричал: «Доставайте его из машины! Мы сейчас разобьем машину!» Когда он не представился. Есть позиция его начальства, позиция руководства?

В.СТЕПЧЕНКО: Матвей, а по поводу чего идет речь? Давайте сначала так.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ой, вы не знаете, о чем идет речь?!

В.СТЕПЧЕНКО: Нет, я не знаю, о чем вы говорите.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Дело в том, что в конце декабря прошлого года «Синие ведерки» — знаете, есть такие ребята? – такая акция…

В.СТЕПЧЕНКО: Ребята «Синие ведерки» — не знаю.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Хорошо, а Товарищество инициативных граждан России, движение ТИГР, знаете? Вот они организовывали акцию «Синие ведерки».

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Так, извини, можно я тебя прерву? Вячеслав Валентинович, вы действительно, не знаете, о чем мы говорим, о чем говорит весь Петербург?

В.СТЕПЧЕНКО: Нет.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Не знаете. Ладно, я вам тогда прочитаю. Видите, какая у нас с вами любовь. Я вообще не думал, что так возможно. Читаю.

В.СТЕПЧЕНКО: Мы можем по очереди говорить? Алло, Матвей.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, вы слышите нас?

В.СТЕПЧЕНКО: Я-то вас слышу. А вы слышите меня?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет, подождите, вы сказали, что произошло. Я вам читаю, что произошло.

В.СТЕПЧЕНКО: Нет, я пытаюсь понять, как мы с вами будем общаться. Мы по очереди будем общаться, или только вы будете говорить?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Еще раз – а вы мне хотите что-то рассказать?

В.СТЕПЧЕНКО: Нет, я хочу, чтобы мы немножко так по очереди, чтобы не перебивали друг друга.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну давайте, я жду вас. Слово вам предоставляется, говорите.

В.СТЕПЧЕНКО: Нет, сейчас вы говорите, но потом как бы я буду говорить.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Отлично. Итак, «автомобили были остановлены и полностью блокированы сотрудниками Центра Э, ППС, ДПС. У всех участников проверили документы, 6 человек сразу были задержаны и увезены по отделениям. К машине Евгения Романова подошёл полковник и не представляясь стал требовать документы. Водитель попросил его представиться и назвать причину остановки. В ответ на это ПОЛКОВНИК стал кричать на него: «Я же полковник, тебе этого мало?». Романов заблокировал дверь и закрыл окно…»

В.СТЕПЧЕНКО: Ничего себе!

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, действительно, ничего себе, обалдеть можно! Укакаться даже в каком-то смысле. «…позвонил в УСБ и 02 рассказав о неизвестном человеке…» Я просто хочу сказать вам, дорогой Вячеслав Валентинович, что вы в прямом эфире радиостанции, которую слушает сейчас миллион человек. А я звоню не кому-нибудь, а начальнику пресс-службы ГУВД Санкт-Петербурга. Поэтому слово по поводу «обалдеть» мы еще поговорим. Идем дальше. «Полковник подозвал сотрудников ППС и приказал им разбить машину и вытащить из неё водителя. Даже сами милиционеры были удивлены и ОТКАЗАЛИСЬ выполнять этот приказ. Они рассказали водителю, что машину могут разбить другие сотрудники, поэтому предложили выйти из машины. Романов вышел, и его отвезли в отделение милиции, где начали оформлять протокол за «невыполнение законных требований сотрудника милиции». Вопрос простой.

В.СТЕПЧЕНКО: Давайте.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Выяснилось, что этот господин, как предполагается, начальник обеспечения общественного порядка ГУВД по Санкт-Петербургу и Ленинградской области Алексей Смяцкий. И у нас простой вопрос – как такое возможно? Все.

В.СТЕПЧЕНКО: Это происходило точно, да?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Да, есть свидетели.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нам так кажется.

В.СТЕПЧЕНКО: А вы куда-нибудь обращались? Пусть свидетели тогда ко мне обратятся, я доложу начальнику ГУВД в обязательном порядке. Мы в кратчайшие сроки в этой ситуации разберемся и обязательно вам в прямом эфире результаты этой проверки доложим. С огромным удовольствием.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Подождите. А к вам никто не обращался, да?

В.СТЕПЧЕНКО: Из ваших свидетелей – нет. Никто.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Как из наших свидетелей?

В.СТЕПЧЕНКО: Ну, вы говорите, свидетели есть этого инцидента.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: А никто к вам не приходил, да?

В.СТЕПЧЕНКО: Ко мне – нет, к сожалению, Матвей.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Странно, вы знаете, передо мной бумажка лежит. Скажите, а я точно разговариваю с… Сейчас. С кем я разговариваю?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: С Вячеславом Валентиновичем Степченко.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Вы точно Вячеслав Валентинович, да? точно?

В.СТЕПЧЕНКО: Да, точно.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я вам тогда другую бумажку прочитаю.

В.СТЕПЧЕНКО: Давайте.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: ГУВД по Санкт-Петербургу и Ленинградской области проведет служебную проверку по факту превышения должностных полномочий неким сотрудником питерской милиции, который 31-го… И так далее. Как сообщают, проверка начата по материалам СМИ и блогов, поскольку официальных жалоб по этому поводу в милицию не поступало. Начата она или не начата? Или к вам никто не приходил?

В.СТЕПЧЕНКО: Какая проверка?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Проверка по вот этому факту, о котором мы сейчас…

В.СТЕПЧЕНКО: По факту 31 декабря, правильно?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, 31 декабря.

В.СТЕПЧЕНКО: Ко мне лично никто не приходил.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: А к вам лично надо? или просто принести…

В.СТЕПЧЕНКО: Нет, почему, можно обратиться на имя начальника ГУВД, можно соответствующее заявление написать на сайт ГУВД, мы в электронном виде также принимаем заявления. Можно, как вы правильно отметили, обратиться в УСБ.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Очень хорошо. Можем тогда мы договориться так, что лично вам принесут заявление…

В.СТЕПЧЕНКО: Я обязан его принять.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да-да, и лично вам его отдадут. А вы потом свяжитесь с нами. Через сколько вам можно будет позвонить? Хотя, знаете, как мы сделаем – мы узнаем, когда принесут это заявление, нам отзвонят, и мы потом с вами свяжемся.

В.СТЕПЧЕНКО: Матвей, более того, я даже готов нарушить график приема граждан мой как руководителя, который расположен на сайте ГУВД, готов принять в любое время этих граждан и принять у них заявление. А рассмотрено оно будет в установленные законом сроки, безусловно. Иначе быть не может.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это я понимаю. Для нас закон – это самое главное. Сколько это? 30 дней?

В.СТЕПЧЕНКО: Да.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: 30 дней. Очень хорошо. Спасибо вам большое за этот разговор, вам обязательно принесут бумагу.

В.СТЕПЧЕНКО: Вам спасибо.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Благодарю вас за открытость. И самое главное – за искренность и прекрасный оптимизм. Это замечательно.

В.СТЕПЧЕНКО: Удачи вам.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Спасибо. Вам также удачи.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Спасибо вам большое. Я напомню только, что мы говорили с Вячеславом Степченко, начальником пресс-службы питерского ГУВД.



М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: У нас на линии Евгений Романов. Здравствуйте, Евгений.

Е.РОМАНОВ: Да, здравствуйте.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я сейчас поясню. Во-первых, в Санкт-Петербурге, к сожалению, именно в этот день профилактика, поэтому у нас нет общего информационного поля. Евгений, мы вначале звонили Александру Расторгуеву, который нам все рассказал, рассказал про эту историю с вами. А потом мы позвонили в пресс-службу ГУВД Вычеславу Валентиновичу Степченко, это начальник пресс-службы ГУВД. И вы знаете, какой у нас с ним разговор состоялся? Мы говорим: «Вот такое вот произошло. Что вы по этому поводу думаете?» А он говорит: «А что, собственно, произошло?» Мы ему рассказываем. Он так иронично говорит: «Да, ну произошло. А чего мы об этом ничего не знаем?» Говорит: «Где бумага какая-то? Есть ли какая-то жалоба?» Вот скажите, это ж с вами произошло – вы решили не жаловаться? Вы решили никакой бумаги не писать по этому поводу?

Е.РОМАНОВ: Я и не собираюсь оставлять этого просто так. Дело в том, что я сейчас пытаюсь узнать, во-первых, где материалы моего дела находятся. Потому что по какой-то неведомой никому причине все мое дело должно было уйти в (неразб.) При чем здесь (неразб.), никому не понятно. Это первое. Второе – никто мне не предоставил копии материалов дела. То есть я даже не знаю, кто конкретно написал на меня рапорт о том, что я оказывал какое-то неповиновение сотрудникам милиции.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Сейчас, послушайте меня, Женя. Мы сейчас говорим не о вашем деле вообще, а мы говорим о той его части, когда к вам подошел вот этот, как его прозвали, «каракулевый полковник» и сказал: «Разбивайте машину и вытаскивайте его». Потому что дело – это одно, а вот этот вопиющий абсолютный факт, когда человек не представляется, это явно, очевидно. Значит, вот послушайте меня. Я вам что предлагаю? Вот этот Вячеслав Валентинович Степченко сказал в прямом эфире на миллионную аудиторию «Эха Москвы», что он с нетерпением лично ждет вас с вашим заявлением, что он его примет без очереди и в установленные сроки – имеется в виду 30 дней, по всей видимости – это заявление будет рассмотрено. Вы напишете это заявление? Вы понесете его Степченко?

Е.РОМАНОВ: Да, я пришлю ему прямо завтра. Без проблем абсолютно. Я буду только руками и ногами за. Но единственное, что – координаты мне неплохо было бы получить, конечно. Потому что вы-то получить их смогли. А вот смогу ли я их получить…

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это элементарно. Как только сейчас мы положим трубку, референт вам перезвонит и скажет его телефон приемной. Даже не приемной, а телефон его рабочий. И вы сможете спокойно отнести ему бумагу.

Е.РОМАНОВ: Замечательно.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Она даст вам телефон радиостанции «Эхо Москвы», и вы нам, пожалуйста, сообщайте, каковы результаты этого расследования.

Е.РОМАНОВ: Хорошо, я буду вас держать в курсе.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Спасибо большое, до свидания, вам обязательно перезвонят наши референты.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Спасибо большое. Это был Евгений Романов, задержанный участник акции «Синие ведерки».


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире