'Вопросы к интервью


М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Алло?

Г.МЕСЯЦ: Алло?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Алло, добрый день, добро утро.

Г.МЕСЯЦ: Здравствуйте.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Простите, пожалуйста, а можно ли Геннадия Андреевича?

Г.МЕСЯЦ: Я слушаю вас.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Геннадий Андреевич, доброе утро, простите. Это прямой эфир радиостанции «Эхо Москвы», здравствуйте. Мы желаем вам хорошего дня.

Г.МЕСЯЦ: Здравствуйте.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: У нас прямой эфир, в студии Матвей Ганапольский, ведущий эфира и вместе со мной Татьяна Фельгенгауэр, она соведущая моя. Можно ли вам пару вопросов задать на одну интересную…

Г.МЕСЯЦ: Смотря на какую тему.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну, я уверен, что вы как вице-президент…

Г.МЕСЯЦ: Не важно. На какую тему? О чем вы хотите спросить меня?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Сейчас, одну секундочку, я просто объявлю радиослушателям, кто вы.

Г.МЕСЯЦ: Не-не-не. Вы вначале скажите, о чем я буду говорить. Ну что ж вы мне?.. Станете спрашивать меня о Лужкове, о чем-то еще, о чем я не хочу говорить.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет, это не о Лужкове, это о науке. Я же звоню не Путину, не Медведеву, я звоню вице-президенту РАН. Значит, это какое-то имеет отношение, все-таки, к вам как-то. Значит, я напомню, что у нас на связи Геннадий Андреевич Месяц, вице-президент РАН. Мы узнали с прискорбием, что закрывается, Геннадий Андреевич, журнал «Квант». Вы знаете об этом?

Г.МЕСЯЦ: Ну, во-первых, журнал «Квант» не закрывается. Журнал «Квант», недавно было принято решение президиума Академии наук, что учредителями журнала «Квант» становится Физический институт имени Лебедева, где я являюсь директором, и Математический институт имени Стеклова. И, наоборот, будет некая организация и все останется по-старому. Я полагаю, что журнал станет еще лучше. Вот и все. Там были, конечно, может быть, слухи пошли от того, что там возникают финансовые проблемы, но решим мы финансовые проблемы, самого бюджета 7 миллионов в год. Так что я абсолютно уверен, что журнал «Квант» не закроется и журнал сохранится, замечательный журнал, пользующийся всемирной славой.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Скажите… Просто я на ходу записываю. Значит, меняются учредители, да? А что, предыдущие учредители – они не давали денег?

Г.МЕСЯЦ: Нет, предыдущие учредители, во-первых, главная фигура, кто был, это академик Осипьян. Он умер, так? Он умер и там началась некая полуприватизация этого журнала. Журнал был основан Академией наук, и у меня такое впечатление, что сейчас найден компромисс с этими людьми, и дружно решили издавать вместе, совместно при участии частных лиц и при участии академических учреждений. Вот я сейчас детали последние не знаю, но насколько мне было известно, что к числу соучредителей (мне говорили – я еще точно не знаю) присоединяется и Курчатовский институт. Я думаю, что вытянем этот журнал.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Скажите мне, пожалуйста, просто чтобы я записал и зафиксировал. Итак, Физический институт имени Лебедева – реальный учредитель, правильно?

Г.МЕСЯЦ: Да, да-да.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: И еще вы назвали?

Г.МЕСЯЦ: И Математический институт имени Стеклова.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Математический институт имени Стеклова.

Г.МЕСЯЦ: А редактором является директор Математического института имени Стеклова, вице-президент Академии наук академик Козлов – он назначен президиумом главным редактором.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Академик Козлов, да?

Г.МЕСЯЦ: Да, Валерий Васильевич.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: А скажите, пожалуйста, нынешний главный редактор журнала Сергей Кротов – он отстранен?

Г.МЕСЯЦ: Сергей Кротов, по моим понятиям, не был главным редактором. Главным редактором был Осипьян.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Понятно. Давайте скажем так.

Г.МЕСЯЦ: Он, вообще говоря, будет играть определенную ключевую роль, у него там бренд в виде собственности. Вот этих деталей я не знаю, но главный редактор Козлов – это факт.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Хорошо. Давайте подведем… Если позволите, Геннадий Андреевич, это очень важно то, что вы рассказали. Давайте подведем итог. Значит, когда новый номер журнала, который издается с января 1970 года появится в продаже? В продаже, в распространении…

Г.МЕСЯЦ: Я сейчас сказать не могу, к сожалению, я просто последнее время в этом деле не участвовал. Но могу точно сказать намерения президиума Академии наук ни в коем случае не бросать издавать, а, наоборот, усиливать этот журнал, учитывая, что это колоссальное влияние на образование в области математики и физики.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну, слова сказаны, а, все-таки, как вы считаете, кто нам точно может сказать, когда выйдет журнал?

Г.МЕСЯЦ: Вот, я думаю, Козлов…

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: При всем моем суперотношении к вам и к Академии наук, это может решаться 100 лет, понимаете?

Г.МЕСЯЦ: Не знаю. Не надо так говорить, «100 лет» — так уж сильно Академию-то не надо. Все уже поливают. Вот, с Козловым поговорите, Козлов – главный редактор. Последние новости какие – он вел переговоры с Ковальчуком и я думаю, что он имеет последнюю информацию. Это буквально было на днях.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я понял. И еще один вопрос от моей коллеги Татьяны Фельгенгауэр, если позволите.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Да, буквально последний вопрос. Геннадий Андреевич, скажите, вот, вы сказали, что существует проблема с финансированием, но, вроде как, решается, что все вместе вытянем, и вы говорите, что возможна помощь частных лиц. А насколько велик вообще интерес к подобного рода журналам именно в плане финансирования?

Г.МЕСЯЦ: Ну, в плане финансирования…

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: То есть, действительно, готовы давать деньги.

Г.МЕСЯЦ: В плане финансирования ни у кого интереса нет. А, вот, в плане понимания, что это исключительно важный вопрос – это есть у всей Академии, понимаете? И потом не такая большая сумма, чтобы даже и сама Академия не стала финансировать. То есть я считаю, что этот вопрос решится.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: И если позволите, еще один вопрос, уже последний. Вы сказали, что главным редактором этого журнала будет академик Козлов?

Г.МЕСЯЦ: Не будет, а назначен решением президиума.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Назначен когда?

Г.МЕСЯЦ: Назначен где-то летом.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Летом, да? Летом. Понятно. Спасибо. Просто я держу журнал май-июнь за 2010 год, там значится главным редактором Кротов Сергей Сергеевич.

Г.МЕСЯЦ: Ну, значит, следующий будет Козлов. Насколько мне известно, Кротов и Козлов равнозначащие люди и нашли компромисс. Я не знаю, может, что-то случилось в последнее время, раздоры пошли. Но…

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Хорошо. А скажите, пожалуйста, у вас нет возможности сейчас… Сейчас, одну секундочку. Я задам вопрос нашему звукорежиссеру. А мы не имеем возможность на другой линии вывести другого нашего абонента?

Г.МЕСЯЦ: Вы знаете, дело все в том, что Козлов – он математик и он работает ночами, приходит довольно поздно, в 12 часов.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Не-не, я не собирался ему звонить, упаси боже, ну что вы! Хорошо. Скажем так. Геннадий Андреевич.

Г.МЕСЯЦ: Да?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Спасибо вам большое за ваше разъяснение.

Г.МЕСЯЦ: Пожалуйста.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Скажите, пожалуйста, когда мы могли бы вам позвонить, чтобы вы в торжественной обстановке, используя современную лексику, пропиарили вышедший новый номер журнала?

Г.МЕСЯЦ: Не знаю, сказать не могу.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: А узнать можете?

Г.МЕСЯЦ: Главный редактор ведет это дело. Мы с ним советуемся, но в деталях…

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Все, я вас понял, хорошо. Выясним, выясним.

Г.МЕСЯЦ: Давайте через пару недель позвоните.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Договорились, договорились. Спасибо большое.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Спасибо.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Напоминаю, вице-президент РАН Геннадий Андреевич Месяц.



М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Набираете? Давайте, набирайте, послушаем, что скажут. Да, гудок есть.

С.КРОТОВ: Алло?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Алло, доброе утро.

С.КРОТОВ: Здрасьте.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Это Сергей Сергеевич?

С.КРОТОВ: Да, я.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Здравствуйте, Сергей Сергеевич. Это радиостанция «Эхо Москвы», прямой эфир. Вы слышите нас?

С.КРОТОВ: Да, слышу-слышу, я сейчас сделаю погромче.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, если сделаете погромче, будет замечательно.

С.КРОТОВ: Спасибо, да.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Значит, я напомню, что это главный редактор…

С.КРОТОВ: Простите, я правильно понимаю, что это Матвей Юрьевич Ганапольский?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, это Матвей Ганапольский, вместе со мной Татьяна Фельгенгауэр, «Бунт хорьков». Значит, послушайте меня. Вот, мы занимаемся, сейчас мы стали выяснять судьбу журнала «Квант», главным редактором которого, я так понял, вы являетесь?

С.КРОТОВ: Это вопрос или надо разъяснить?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет, надо разъяснить, потому что нам сказали, что главным редактором является академик Козлов.

С.КРОТОВ: Да, Валерий Васильевич Козлов был назначен 30 июня этого года главным редактором журнала «Квант» решением президиума Академии наук. Если вы меня спросите, на каком основании в течение 3-х лет в журнале появлялась моя фамилия в качестве главного редактора, то ответ здесь очень простой. Решением Совета учредителей журнала «Квант», в который входили представители 3-х учредителей на тот момент в 2007 году (Институт физики твердого тела, Фонд Осипьяна и РАН), это было в июле 2007 года, решением Совета учредителей было принято структуру управления журнала «Квант» несколько видоизменить, а именно выделив в ней, собственно, в традиционной структуре управления журнала создать пост председателя редколлегии, каковым стал Юрий Андреевич, который на протяжении 22 лет до этого занимал пост, должность главного редактора. Значит, решено было расцепить, что называется, законодательное управление журналом и такое, оперативно-исполнительное. И, действительно, в качестве руководителя исполнительной частью в журнале «Квант» был назначен я.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Хорошо. Сергей Сергеевич, послушайте меня. Просто такие вещи на слух очень тяжело воспринимать. У меня к вам пару технических вопросов.

С.КРОТОВ: Пожалуйста.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Первое. Вы продолжаете работать в журнале?

С.КРОТОВ: Не просто продолжаю, а всячески стараюсь сделать так, чтобы он, не дай бог, не закончил свое существование. Тем более я не знаю, известно ли вам (надеюсь, известно), что в этом году журналу исполнилось 40 лет.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Отлично. Только что мы разговаривали в прямом эфире с вице-президентом РАН Геннадием Андреевичем Месяцем. Вам знаком, верно?

С.КРОТОВ: Очень уважаемый, выдающийся физик, да.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Он сказал, что в жизни журнала никаких проблем нет, потому что у него появились учредители – Физический институт имени Лебедева и Математический институт имени Стеклова. Кроме того – это его фраза в прямом эфире – ведется разговор, ведутся переговоры с директором Курчатовского центра Михаилом Валентиновичем Ковальчуком, которого я хорошо знаю. Значит, он сказал: «Мы соберем деньги, 7 миллионов в год, которые необходимы, и журнал спокойно выйдет». Я спрашиваю вас: «В чем проблема?»

С.КРОТОВ: Проблема в том, что во всем том, что вы сказали, это все абсолютная правда, но проблема чисто временная. Идея о том, что в состав учредителей войдет российский научный центр «Курчатовский институт» возникла еще в марте этого года, и на Госсовете в присутствии президента страны, в апреле-месяце этого года, как Михаил Валентинович Ковальчук, директор Курчатовского института, так и министр науки и образования Андрей Александрович Фурсенко объявили о своем интересе, не просто в поддержке, а в способствовании развитию журнала. Но как я понимаю, дальше обстоятельства должны были… Ну, дальше должны были начаться переговоры о вхождении. То есть просто так вот эти 2 заявивших желание участвовать в возможных потенциальных будущих, ну, что ли, организации, они настаивали и я их прекрасно понимаю, на том, чтобы они были включены в состав учредителей. Но, к сожалению, вот эта вся процедура чисто организационная и, что называется, бумажная, она затянулась.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Сергей Сергеевич, подождите, у меня к вам вопрос. Понимаете, ну, «Эхо Москвы» — это тяжелая артиллерия. Послушайте меня. Есть простая история. Ну, можно сказать такими словами: «Есть организационные проблемы, сложности переговоров». Это одна история. Тогда это как-то решится и когда-то это будет. Вторая история. Вы как главный редактор называете сейчас в прямом эфире фамилию или организацию, которая противодействует заключению каких-то там переговоров (каких – мне не важно, для меня важно, чтобы журнал выходил, который делает из детей потом нобелевских лауреатов). Вот, вы можете сейчас сказать «Не дают такие-то люди»?

С.КРОТОВ: Вы знаете, наверное, это не первый случай в нашей жизни, который имеет подобного рода исход или как-то течение событий. Я бы так сказал, что реально сегодня на пути журнала «Квант» нет препятствий с одной стороны, но с другой стороны, требуется, ну, что ли энергия президиума Академии наук нашей, который, в принципе, дал бы…

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Не, ну подождите, Сергей Сергеевич, я не понимаю. Я, что ли, должен собрать президиум Академии наук? Я – радиостанция, нас слушает огромная аудитория. Я задаю вопрос: кто не дает выпуска журнала? Тот, кто не собирает президиум Академии наук? Мне фамилия нужна, чтобы я этого человека набрал и спросил: «Почему не делаете?»

С.КРОТОВ: Значит, Матвей Юрьевич, я думаю, вопрос вы ставите ребром, и в этом смысле я могу ответить так. Что любое первое собрание заседания президиума Академии наук под руководством ее президента, ее руководителя и председательства Юрия Сергеевича полномочно вынести подобного рода решение.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Какое решение? Произнесите это решение. Произнесите.

С.КРОТОВ: Пожалуйста. О согласии с предложением российского научного центра «Курчатовский институт» о включении его в состав учредителей журнала «Квант».

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Хорошо. А если они кажут «Мы и без Курчатовского института найдем деньги»?

С.КРОТОВ: Я думаю, что это не совсем так, потому что, ну, вот, на данный момент… Поверьте, уже прошло, ну, скажем, 5 месяцев с момента, собственно, такого, серьезного и очень серьезного проявления внимания Академии наук к судьбе «Кванта», но, к сожалению, до сих пор ничего не произошло в финансовом плане. Я вам скажу больше, редакция журнала «Квант», что самое важное и в этом смысле не очень правильное, не получает зарплату уже 10 месяцев. И, вот, в этом смысле существует даже ироничное…

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Все, извините, я вас понял, просто 30 минут. Значит, сколько не выходит журнал уже? Коротко ответьте. Просто сколько не выходит?

С.КРОТОВ: Месяц в типографии лежит журнал, за который надо оплатить 200 тысяч, чтобы вышел очередной номер. Более того, следующий номер журнала уже готов и сдается в типографию тоже. Вопрос в физическом его рождении.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Понятно. Спасибо большое вам. Сергей Сергеевич Кротов, главный редактор журнала.



А.МАЛЬЦЕВ: Слушаю?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Алло, здравствуйте.

А.МАЛЬЦЕВ: Добрый день.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Простите, пожалуйста, а можно господина Мальцева?

А.МАЛЬЦЕВ: Да, это я.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Здравствуйте. Простите, Аркадий, просто, вот, по отчеству.

А.МАЛЬЦЕВ: Анатольевич.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Здравствуйте, Аркадий Анатольевич. Беспокоит вас радиостанция «Эхо Москвы», меня зовут Матвей Ганапольский.

А.МАЛЬЦЕВ: Да, я понял.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Сейчас, извините, я скажу – у нас такой ритуал, ладно? Если позволите. Со мной Татьяна Фельгенгауэр, у нас прямой эфир. То есть в данном случае вам уже звонят не референты вне эфира, а сейчас вы в прямом эфире. Ну, вот, мы занимаемся журналом «Квант», почему он там выходит, не выходит. Мы обзвонили, позвонили Геннадию Андреевичу Месяцу, позвонили Сергею Сергеевичу Кротову, который, как бы, администрирует этот журнал. Ну, набрали информацию и, конечно, нам в приемной Юрия Сергеевича Осипова, президента РАН сказали, посоветовали позвонить вам для того, чтобы… Все-таки, у нас огромная аудитория, полмиллиона нас слушает (это только в Москве), очень многие любят журнал. Вот, у нас тут, видите, такое сообщение, например, пришло: «Квант» — любимый журнал моей юности. Читала его с первых номеров. Благодаря ему, я выбрала профессию физика», — пишет нам Татьяна Николаевна. Таких сообщений очень много.

И, вот, когда я в паузе вышел в коридор, то продюсеры мне сказали, что звонили вам и вы сказали, что по вопросу журнала «Квант» вы Юрия Сергеевича Осипова беспокоить не будете.

А.МАЛЬЦЕВ: Ну, это не так.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Тогда скажите как.

А.МАЛЬЦЕВ: Просто ему сейчас позвонить невозможно, он сидит на заседании. Я не могу позвонить на заседание.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Понятно, я все понимаю, нет вопросов, слушайте. Вытаскивать человека с заседания зачем? Но, понимаете, эфир – это вот такая штука.

А.МАЛЬЦЕВ: Да я понимаю.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да. Вот, скажите, а кто тогда может сказать нам, когда же выйдет журнал «Квант»? Учитывая то, что номер его уже лежит в типографии и нужно заплатить 200 тысяч, чтобы номер этот вышел, а номер не выходит. Вот, как быть? Вот, люди интересуются. Вот, что нам делать?

А.МАЛЬЦЕВ: Вы знаете, я боюсь сказать. Просто у каждого свой участок, я этим участком не занимаюсь. Я – помощник Осипова, я не занимаюсь каждым конкретным делом, касающимся академии лично.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Понял.

А.МАЛЬЦЕВ: По каждому вопросу есть свои. У нас печатью занимается, как вы, наверное, знаете вице-президент академии Григорьев.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Хорошо. Можно ли попросить вас о такой любезности. Вы сообщите о нашем звонке Юрию Сергеевичу Осипову.

А.МАЛЬЦЕВ: Безусловно, сообщу.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Мы вне эфира позвоним вам, позвоним в приемную, и Юрий Сергеевич, например, скажет, что «я могу тогда-то, тогда-то сказать, что будет с журналом». Мы в любое удобное время запишем его монолог, его комментарий и этим, надеюсь, закроем вопрос. Вы не возражаете?

А.МАЛЬЦЕВ: Я не возражаю. Но когда я его услышу, от меня не зависит. Когда он выйдет с заседания…

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет-нет, это может быть и завтра… Нет-нет-нет, это может быть и завтра, и послезавтра – в любое время. Мы просто вернемся к этому вопросу. Понимаете?

А.МАЛЬЦЕВ: Но я очень рекомендую, что у нас, все-таки, в Академии какой-то принцип такой, что каждым вопросом занимается один человек, а не всеми вопросами занимаются все.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Хорошо, договорились.

А.МАЛЬЦЕВ: Григорьеву.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Смотрите, вот у нас написано «Анатолий Иванович Григорьев» и написано «Светлана Анатольевна Артемьева».

А.МАЛЬЦЕВ: Да, это его секретарь.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Его секретарь. Хорошо.

Комментарии

3

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

vitar68 24 ноября 2010 | 14:35

Журнал "Квант"
Матвей Юрьевич!

Крайне обидно за Вашу слишком однобокую и столь непривычно неглубокую для Вашей радиостанции передачу о судьбе "Кванта"...

Возможно, после Вашей программы у части Ваших слушателей создастся превратное впечатление о том, кто и что реально делает. Хотя, надеюсь, у слушателей "Эха" хватит мудрости не осуждать А.А.Мальцева, который не стал комментировать то, в чем глубоко не разбирался и не хвалить С.С.Кротова, который почти хвастается в прямом эфире тем, что как главный редактор (и главный управленец) почти год не платит людям зарплаты, прикрываясь разными высокими словами...

Хочу верить, что Вы найдете силы и время разобраться в происходящем по-настоящему и сделать передачу разговором о судьбе научно-популярного жанра в стране, в которой найдется свое место и роли "Кванта" былых лет и печальных днях нынешнего журнала...

Сергея Кротова можно было бы спросить о содержании и оформлении журнала, о числе его подписчиков и читателей, о том СКОЛЬКО решений приходит в редакцию в рубрике "Задачник Кванта", например...


black_bird 17 января 2011 | 21:43

vitar68, мне кажется, Вам стоит еще раз внимательно послушать "разные высокие слова" Кротова. Он ими не прикрывался, а отвечал на вопросы. А претензия, что он якобы не платит зарплату, на мой взгляд, вообще абсурдна: разве Сергей Сергеевич Кротов достает 7 миллионов в год из своего кармана? Разумеется, нет, и сказано было, что с финансированием журнала в данный момент проблемы. Обратите внимание: "редакция журнала «Квант» ... не получает зарплату уже 10 месяцев" - редакция, то есть главный редактор Кротов в том числе. Так что кричать "К ответу, к ответу их!" мы все горазды, а кого, за что - не так важно, выходит, лишь вы протестовать?


dimitry 25 ноября 2010 | 21:44

Respect за программу. Только так их и надо - к ответу!

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире