'Вопросы к интервью
06 ноября 2010
Z Разворот (утренний) Все выпуски

В Москве жестоко избит журналист Олег Кашин


Время выхода в эфир: 06 ноября 2010, 08:20

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: 8 часов 24 минуты, сейчас мы будем говорить о том, что произошло с нашим коллегой Олегом Кашиным из «Коммерсанта». На связи главный редактор «Коммерсанта» Михаил Михайлин. Михаил, здравствуйте.

М.МИХАЙЛИН: Доброе утро.

А.ТРЕФИЛОВА: Здравствуйте.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Что известно о состоянии Олега сейчас, на этот час?

М.МИХАЙЛИН: Ну, оно тяжелейшее. Тяжелейшее состояние. Значит, голень на вытяжке одна. Не знаю, там получилось челюсть вправить, вроде все нормально. Единственная новость хорошая, если можно так говорить в таком случае, то, что нету гематом внутренних мозга.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Были сообщения, что он пережил удары по голове.

М.МИХАЙЛИН: Ну да. Вроде, нейрохирургию там ему не будут делать. Ну, там еще вещь поражает, то, что ему в момент избиения ему ломали пальцы. То есть совершенно очевидно, что люди, которые это делали, им не нравилось то, что сказали сейчас, то, что он говорит, и то, что он пишет. Что именно не нравилось, я не знаю, но я связываю это жестко с его профессиональной деятельностью.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Правильно я понимаю, что когда нападение было совершено, у него ничего не взяли – это не было уличное обычное хулиганство, это не был грабеж?

М.МИХАЙЛИН: Нет-нет. Ну, если бы был грабеж, по крайней мере, у него отобрали бы iPad, который в России практически не продается, который довольно дорого стоит. У него остался и iPad, остался и телефон, и деньги, и документы. То есть когда его нашли, все было при нем. Более того, пока он был в сознании, успел отправить сообщение о том, что о нем произошло, на социальную сеть.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Что газета «Коммерсантъ» может сделать сейчас в этой ситуации?

М.МИХАЙЛИН: Ну, сейчас мы выясняем, насколько он транспортабелен с тем, чтобы перенести в более свежую клинику там, да? Хотя, мы отослали всех врачей, они сказали, что, вроде, пока что то, что сделано сейчас, ну, максимально, что можно было сделать в этом случае. Если говорить про дальнейшее расследование, ну, вы же знаете, что я после того как история с Артемьевым завершилась, завершилась так, как я хотел, то есть перед ним извинились сотрудники правоохранительных органов, нашли в себе мужество. Но я буду добиваться через Общественный совет при ГУВД Москвы, буду оказывать давление на следствие с тем, чтобы это преступление чудовищное было раскрыто. Вот, максимально. Да, и большое спасибо всем своим коллегам из Интерфакса и «РИА Новостей». Это было ночью, я им отзвонил, они тут же послали на Ленту, там, Газету.Ру. Большое спасибо всем, огромное, правда. И корреспонденты бывшие из Газеты.Ру. Новости чудовищная.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Михаил, смотрите, а что глобально может сделать журналистское сообщество, представителей которого на протяжении последних, да многих лет, 10, 15, 20 лет год за годом, месяц за месяцем, калечат и убивают?

М.МИХАЙЛИН: Вы знаете, мне кажется…

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Мы просто проглатываем все эти истории, которые случаются то с одним из нас, то с другим.

М.МИХАЙЛИН: Володь, смотри. Первое, да? Мы выбрали эту профессию, не стоит ее бояться. Это первое. Я через такое уже проходил в свое время, довольно давно. Мы выбрали эту профессию, не стоит ее бояться.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Михаил, у нас профессия не саперов, у нас профессия не террористов, которые себя обвязывают поясом шахида и знают, на что они идут.

М.МИХАЙЛИН: У нас профессия говорить правду. Людям эта правда не нравится. Нам не стоит бояться того, мы эту правду должны говорить. Все. Вот это моя такая позиция профессиональная.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Нет, я же изначально, Михаил, не вел речь о том, что, вот, нам надо закрывать наши издания, прекращать работу, чтобы не подставлять людей – я не об этом. Я, наверное, не так сформулировал вопрос. Вот, я вспоминаю историю с недавним митингом памяти Анны Политковской. Ну, всего было на нем там 500 человек, из них журналистов человек 50. Понимаете? Нам друг на друга всем наплевать.

М.МИХАЙЛИН: Да нет, нам не наплевать, потому что, может быть, журналисты (НЕРАЗБОРЧИВО) тем, что они работают.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Мы не ценим жизни друг друга. Мы не поддерживаем друг друга, Михаил.

М.МИХАЙЛИН: Ну, Володь, смотри, ну вот журналисты не должны ходить на митинги, они должны писать о них. Это их профессиональная деятельность информировать общественность о происходящем. Я же говорю еще раз там, да? Вот, сегодня ночью ни один мой звонок, куда бы я ни позвонил, не остался без ответа. Ни один, да? Это уже довольно высокая, серьезная история. То есть все подошли к телефону, естественно, разговаривали, выясняли, что случилось. Там, вы с утра позвонили, слава богу, да? То есть не нужно говорить, что журналисты должны быть на митинге. Это не их обязанность, понимаете?

А.ТРЕФИЛОВА: Ну, вообще, можно я скажу пару слов? А что мы можем сделать? Это должны делать правоохранительные органы, понимаешь, Володя? Каждый должен заниматься своей работой.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Вот то давление, о котором Михаил говорил чуть раньше, это давление должно стать более глобальным.

М.МИХАЙЛИН: Совершенно верно, общественно значимым, вот. Общественно значимым. Ведь, почему в итоге ГУВД извинилось перед Сашей Артемьевым? Потому что, благодаря вашему главному редактору Леше Венедиктову, благодаря мне, этому делу была придана общественная значимость. Вот и все. Вот поэтому перед Сашей извинились. Есть такая же история. История с Олегом Кашиным должна стать общественно значимой, нужно постоянно следить за каждым шагом и докладывать общественности о том, что происходит. Вот поэтому я и сказал об этом давлении на следствие в хорошем смысле этого слова. Понимаете? Вот о чем я говорю.

Вот, я хочу, на самом деле, посмотреть, что сегодня вечером или что сегодня с утра скажут по поводу Олега Кашина федеральные каналы.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: А это важный знак, согласен.

М.МИХАЙЛИН: Нет, меня реально это очень интересует, да? Закроют ли они глаза на то, что случилось с Олегом? Вот, мне это интересно.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Смотрите, это уже чисто такая, профессиональная вещь. Не хочу ни к чему подталкивать, там, ни провоцировать тем более. Ну, там, в отличие от «Эха Москвы» у «Коммерсанта», у вашего издательского дома есть свои корреспонденты в кремлевском и в белодомовском пулах. Вот, Колесников и его коллеги – они же должны спросить Путина-Медведева на той сегодняшней какой-нибудь очередной протокольной встрече, которая будет: «Ребята, а как вы будете реагировать на дело Кашина, на нападение на нашего коллегу?» Это же нужно спрашивать, нужно же теребить и этих высших лиц. Не только следователи, майоры, которые сейчас на Пятницкой.

М.МИХАЙЛИН: Ну, вы правы, вы правы. Я думаю, что реакция из администрации, из Белого дома сегодня последует, вы правы. Я знаю. Но тут, понимаете, тут не обязательно теребить – на самом деле, можно не теребить, можно просто дождаться, будет она или не будет. Я думаю, что будет. Я считаю, что будет.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Спасибо большое.

А.ТРЕФИЛОВА: Спасибо.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Михаил Михайлин.

М.МИХАЙЛИН: Спасибо вам.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Еще раз выразим в эфире пожелание, чтобы Олег Кашин поправлялся.

М.МИХАЙЛИН: Как можно быстрее. Спасибо. Всего хорошего.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Спасибо. Удачи.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире