'Вопросы к интервью
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: В этой рубрике мы с Татьяной Фельгенгауэр пытаемся доказать сами себе и нашим радиослушателям, что пора перестать быть хорьками.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: И даже горностаями.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: И даже горностаями. Набираем телефон №1. Ну что ж, дорогие друзья, пока набирается этот телефон, я напомню, что в 35 минут… А, пошел гудок. Гудок №1. Гудок №2. Гудок №3. Гудок №4. Гудочков 6. Гудок №5. Гудок №6. Ладно. Будем звонить позже по этому номеру. Сейчас наберете второй номер, который у вас значится. Я просто вот что хочу сказать. Многие наши радиослушатели говорят «Ну, вот эти вот гудки раздражают» и так далее. Ребята, давайте так. Либо мы вчистую звоним людям, как звоним, да? Либо мы им звоним заранее, договариваемся, они готовятся к тому, что у них будет интервью на радио «Эхо Москвы», да? Вот, не будет такого. Ничего, перебьетесь, послушаете гудочки.

Набирайте второго человека. Вот, который номер, наверное, начинается с восьмерки. Алло?

О.ЕЛЬНИКОВ: Да?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Алло, здравствуйте, а можно ли Олега Михайловича?

О.ЕЛЬНИКОВ: Я слушаю вас.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Здравствуйте, Олег Михайлович. Я напомню радиослушателям, извините, вы в прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы». Олег Михайлович Ельников, руководитель пресс-центра МВД. Добрый день, Олег Михайлович.

О.ЕЛЬНИКОВ: Добрый день.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Найдется пару минут для «Эха Москвы»?

О.ЕЛЬНИКОВ: Да, конечно.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Спасибо вам большое. Значит, смотрите. Мы разбираем одно дело, которое случилось в далеком городе Самара.

О.ЕЛЬНИКОВ: Ну, не такой он, в общем, далекий.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну да, он не очень далекий. Я просто напомню радиослушателям и вам. Приехали туда группа москвичей, устроили, ну, я бы так сказал, разгром в гостинице, которая имеет удивительно ласковое и поэтическое название «Моя». После этого они, оттащив на следующее утро машину вневедомственной охраны, которая преградила им путь…

О.ЕЛЬНИКОВ: Это была не вневедомственная охрана, давайте сразу расставим точки над «i».

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: А кто там был?

О.ЕЛЬНИКОВ: Это была машина ЧОПа, частного охранного предприятия.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: А что, разница есть какая-то большая?

О.ЕЛЬНИКОВ: Да, безусловно, большая.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну, объясните. Хочу понять.

О.ЕЛЬНИКОВ: Вневедомственная охрана – это штатное подразделение органов внутренних дел. Частное охранное предприятие – это коммерческая охранная структура.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Так, хорошо, ладно.

О.ЕЛЬНИКОВ: У них полномочия, разные статусы и так далее.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну, хорошо, ладно, пусть будет так. Вот в этом я могу не разбираться. Я разбираюсь в другом. Я не знаю, видели ли вы ролики знаменитые, которые в интернете.

О.ЕЛЬНИКОВ: Да, конечно.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да, там вот какая ситуация. Там стоял один местный милиционер, который не вмешивался и правильно делал, потому что его бы там и убили, когда они уезжали. Он просто снимал на мобильный телефон, такой документ времени. И я вам скажу, собственно, чем мы занимаемся и почему мы вам звоним. Знаете, там была вот эта Ирина Манкина, вот эта женщина.

О.ЕЛЬНИКОВ: Администратор.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: О, слушайте, вы в курсе проблемы. Это здорово. Значит, вот эта Ирина Манкина после того как все было сделано, в общем-то, по процедуре и, вот, вчера мы разговаривали с самарским УВД и они нам рассказали, что пришла бумага в московский УВД для того, чтобы здесь опросили москвичей, она уволилась, испугалась и она сейчас просто скрывается. Понимаете? То есть вот эти москвичи, которые приехали, они испортили ей жизнь, они изменили ее жизнь. Она получала зарплату, теперь она не получает зарплату, да? И она прячется. А москвичи на месте. И вот с этим мы разбираемся. То есть мы не говорим, что сотрудники ГУВД делали что-то не так. Просто мы пытаемся понять, вот, что-то происходит по этому поводу в московском УВД? Людей этих вызывали, их о чем-то спрашивали? Вот, можете пояснить?

О.ЕЛЬНИКОВ: Ну, я вам не готов пояснить за все ГУВД Москвы. Я знаю только, что из ГУВД по Самарской области в Москву были направлены соответствующие документы, поскольку там в Самаре по факту их поведения в настоящее время введено административное производство по факту хулиганства в административном порядке. И в Москву ушли документы для того, чтобы вот эту сторону подозреваемых в совершении административного правонарушения опросить соответствующим образом.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: То есть в данном случае по процедуре, в данном случае по процедуре работа идет, правильно?

О.ЕЛЬНИКОВ: Да, безусловно.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: А вот теперь я хочу вас спросить главное, что нас тут всех потрясает. Потрясает, потому что мы журналисты. Вот этот ролик, где они матом ее посылают и говорят, что «мы там с тобой разберемся и за 101-й километр», его посмотрели более 3 миллионов 300 тысяч раз. И мы вчера, когда вели передачу, мы сказали вот какую фразу. Что в данном случае, Олег Михайлович, сурками, знаете, кто оказался? Работники милиции. Мы сейчас вас защищаем. Вот, вы можете пояснить, каким образом группа хулиганов устроили в гостинице разгром в 4 часа ночи? Сотрудница гостиницы позвонила в местное ГУВД. Она же вызвала милицию! И ничего не произошло. Москвичей решили не трогать. Как бы вы прокомментировали это?

О.ЕЛЬНИКОВ: Значит, ну, во-первых. Из того ролика, что я видел на Youtube, я ни в коем случае не оправдываю поведение москвичей, потому что как говорят в регионах, москвич – это не просто территория проживания, это иногда, к сожалению, образ мышления, образ поведения, да?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Согласен.

О.ЕЛЬНИКОВ: Это далеко не всегда приветствуется. А в данном случае по ролику как такового разгрома я бы там не усмотрел.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Не подождите, вы сейчас про ролик.

О.ЕЛЬНИКОВ: Да, я говорю про ролик.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Простите меня, я про ролик. Давайте роликом пусть занимается наша, например, Ирина Петровская – она хорошо разбирается в телевидении. У меня к вам вопрос как к специалисту. Вы – руководитель пресс-центра. Хулиганы устраивают черти что в гостинице в 4 часа. Женщина звонит в местный ГУВД.

О.ЕЛЬНИКОВ: Нет, подождите…

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Дайте вопрос задать. Звонит в местный ГУВД. Если бы при другой ситуации и вы понимаете, при какой, давно бы приехали и мордой в асфальт положили. Здесь никого и ничего. И на следующее утро они спокойно уезжают. Она же позвонила! Она попросила помощи. Она позвонила и сказала: «Приедьте, помогите». Никто не приехал.

О.ЕЛЬНИКОВ: Ну как же никто? Там же был сотрудник милиции, вы же сами сказали.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Сотрудник милиции, один. На следующий день который с цыплячьей шеей ходил и снимал на мобильный телефон. Олег Михайлович, вы чего, не понимаете, о чем я говорю? Они нанесли страшнейший удар авторитету милиции. Получается, что можно в любом городе сделать что угодно, и если ты приехал из Москвы…

О.ЕЛЬНИКОВ: Ну, давайте так. Не будем сгущать краски, давайте посмотрим с другой стороны.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Давайте.

О.ЕЛЬНИКОВ: А что он должен был сделать?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да не он! Ну что? Один сотрудник милиции там?

О.ЕЛЬНИКОВ: Нет, а что, нужно было поднимать, весь личный состав отправлять? Там происходило что-то из ряда вон выходящее?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: А вы ролик видели и считаете, что там не происходило ничего из ряда выходящее вон, да? То есть в 4 часа крыть матом сотрудницу, орать на нее и требовать «Давай оформляй!», разбить зеркало, швырять предметы, стоящие на вот этой. Как? Не прилавок, как это называется?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Стойка.

О.ЕЛЬНИКОВ: Так, Матвей Юрьевич, вы можете теперь меня выслушать?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Слушаю вас внимательно, только дайте какой-то ответ. На милицию можно надеяться или нет?

О.ЕЛЬНИКОВ: Можно и нужно.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну?

О.ЕЛЬНИКОВ: Значит, в данном случае давайте посмотрим с другой стороны. Прибыл сотрудник. Я уж не знаю, кто там принимал такие решения – я так думаю, что по этому поводу еще будут разбирательства, чтобы отправить туда одного сотрудника.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Очень здорово.

О.ЕЛЬНИКОВ: Там происходило то, что у нас, к сожалению, происходит на каждом углу, бытовое хулиганство. Вот из того, что, по крайней мере, по ролику. Я берусь не судить по квалификации, потому что я там не был от начала до конца и не могу давать четкую юридическую оценку данного происшествия. Я сужу из того же, что и вы, из ролика. Вот, для вас это что-то вопиющее на юридическом языке называется «бытовое хулиганство».

Значит, группа людей, агрессивно настроенных, которые, ну, наверное, слава богу, может быть, у них ума хватило, не перешла, все-таки, какие-то очень отдаленные рамки.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну да, то есть не изнасиловала администратора под камерой, да.

О.ЕЛЬНИКОВ: Вот. Значит, в данном случае сотрудник милиции, видя, что они покидают гостиницу, что он должен был, по-вашему, сделать? Принять меры к их задержанию, начать стрелять? Или что?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет, я о другом спрашиваю. Слушайте, Олег Михайлович, вы меня не слышите. Тогда я еще раз задам вопрос. Она ночью! Ночью, в 4 часа 40 минут приблизительно позвонила в милицию и сказала: «Здесь хулиганы». Ну, я не знаю точный текст, но она позвонила в милицию. Почему их не остановили? Ночью! Чтобы они дальше не громили гостиницу.

О.ЕЛЬНИКОВ: Ну, вы вчера разговаривали с ГУВД по Самарской области, вы им этот вопрос задали?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Хороший ответ.

О.ЕЛЬНИКОВ: Да. Ну, вы у меня спрашиваете. Я, вообще, в Самаре давно уже не был, я не знаю, что там происходило, как там происходило.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Я мягко вам намекаю, что, может быть, в этом разобраться? Проблема-то не в этих ребятах. Проблема в том, что вот так рождается недоверие к милиции.

О.ЕЛЬНИКОВ: Хорошо, поставим другой вопрос. Вот эта женщина, Ирина, фамилию ее не помню…

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Извините, нам еще звонки. Вот, скажите, что вы по этому поводу думаете и надо ли разбираться только с этими хулиганами, или еще надо, может быть, разбираться с милицией, которая не приехала?

О.ЕЛЬНИКОВ: Я думаю, администратору гостиницы надо соответствующим образом написать жалобу либо заявление как в отношение этих хулиганов, если она этого не сделала, так и в отношении сотрудников милиции, которые по ее мнению не обеспечили ее защиту ее законных прав.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Олег Михайлович, она испугалась, уволилась с работы и сейчас скрывается. Какое заявление? Да не все же правозащитники, не все Людмилы Алексеевны и Лимоновы, которые выходят на улицу, что бы ни случилось.

О.ЕЛЬНИКОВ: А для этого не надо выходить на улицу, для этого надо прийти в прокуратуру и подать заявление.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Слушайте, ну, нам еще звонить. Ответьте на простой вопрос. Считаете ли вы, что эта история достойна не только разборок с хулиганами и определения меры их вины, но и с сотрудниками милиции, которые не отозвались на эту историю и не приехали, и не остановили этот бардак. Надо этим заниматься или нет?

О.ЕЛЬНИКОВ: Это дело их руководства и надзирающего органа.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Все. Спасибо вам большое, благодарю вас, что вы уделили нам время. Благодарю вас, Олег Михайлович, будем еще вам звонить. Да-да, это их дело.


М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Да. Следующий звонок, давайте.

В.БИРЮКОВ: Слушаю?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Виктор Александрович Бирюков.

В.БИРЮКОВ: Алло?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Виктор Александрович?

В.БИРЮКОВ: Да, я слушаю.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Здравствуйте. Радио «Эхо Москвы», Матвей Ганапольский и Татьяна Фельгенгауэр.

В.БИРЮКОВ: Да, Матвей Юрьевич, добрый день.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Найдется минутка для нас?

В.БИРЮКОВ: Ну, наверное, минутка найдется.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну, давайте быстро. Я напомню радиослушателям, начальник Управления информации и общественных связей ГУВД Москвы Виктор Александрович Бирюков, который уже был в нашем эфире по другим вопросам. Виктор Александрович, мы здесь разбираем историю, которая произошла в Самаре.

В.БИРЮКОВ: А что за история?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну, эта история – может быть, вы знаете, ролик выложен в интернете, его посмотрели… Сколько посмотрели? Сейчас скажу.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Больше 3 миллионов просмотров.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Более 3 миллионов 300 тысяч раз. Это история про то, как группа московских таких мальчиков-мажоров приехала в гостиницу, оскорбляла администраторшу. Это было в 4 часа ночи. После чего она вызывала милицию, милиция то ли не приехала, во всяком случае, не остановила.

В.БИРЮКОВ: Да, Матвей, я видел этот ролик.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: А, вы видели! Тогда у меня к вам только короткий один вопрос. Вот, послушайте меня. Мы только что разговаривали в прямом эфире с Олегом Михайловичем Ельниковым, руководителем пресс-центра МВД. Значит, его позиция такая. Я его спросил вот о чем. Я сказал: «Мы в данном случае хорьки?» Вы знаете, наша передача называется «Восстание хорьков».

В.БИРЮКОВ: Мне не нравится это название.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Не нравится?

В.БИРЮКОВ: Нет.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: А, вот, она мне тоже не нравится, потому что в этой истории хорьками были не те, кто пострадали от милиции, а сама милиция. Понимаете? Какие-то ребята, которые приехали в этот город Самара, поставили на колени всю милицию. Не потому, что они ее унижали, а просто милиция не вмешалась. И теперь самарцы знают, что Ирина, предположительно ее фамилия Манкина, которая уволилась, спряталась, она не выходит ни с кем в контакт, она ушла с работы, у нее теперь нет зарплаты, понимаете? И она знает, что милиция ее не защитила. А знаете, что сказал Олег Михайлович Ельников? Он сказал нам: «Ну, знаете, во-первых, это дело самарского УВД. А во-вторых, она должна была написать заявление в милицию по поводу того, что сотрудники милиции не проявили» и так далее, и так далее. Ваша точка зрения точно такая же?

В.БИРЮКОВ: Да, точно такая же.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Потрясающе!

В.БИРЮКОВ: Совершенно правильно Олег Михайлович сказал. Алло?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Потрясающе. Да, не, я слышу вас.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Виктор Александрович, а, вот, московское продолжение этой истории. Там самарские ваши коллеги что могли, вроде как сделали, судя по всему, и сказали, что теперь ждут еще помощи от московской милиции, потому что нужно провести опрос, собственно, этих самых москвичей.

В.БИРЮКОВ: Да. По всей вероятности они не все сделали, что должны были делать. Они, по всей вероятности, должны были там задержать этих хулиганов и привлечь их к ответственности.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: А! Так, все-таки, так?

В.БИРЮКОВ: Ну, естественно. Если это, действительно, конфликт там был такой.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: А Манкина – она должна была при этом писать заявление? Или если человек звонит «02» и вызывает милицию, то милиция должна без заявления приехать?

В.БИРЮКОВ: Да, в обязательном порядке в любом случае она после, даже если сотрудники милиции приехали, задержали там обидчиков, хулиганов и так далее, она в любом случае должна была написать заявление.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Хорошо. Еще раз. Можно без заявления разобраться, почему милиция, которую вызвали, не остановила этих хулиганов? Можно это сделать без заявления человека, который напуган так, что ушел с работы и сейчас его не могут найти? Можно сделать какое-то внутреннее расследование по поводу ролика, который видели более… Сколько там? 3 миллионов раз! Ну, неужели нужно заявление еще? Слушайте.

В.БИРЮКОВ: Нет, в этой ситуации, в принципе, по этому ролику, естественно, там должны были провести соответствующую проверку. Но, действительно, вызывает, какое-то такое непонятное чувство остается, почему на месте там сотрудники милиции не приняли все необходимые меры для задержания и прекращения вот этих вот ситуаций.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Так, Виктор Александрович, может быть, московское ГУВД даст пинка самарцам?

В.БИРЮКОВ: Нет, ну что вы! Это как-то вы говорите совершенно неправильно.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну хорошо, переведите меня на русский язык. Вот, еще раз. Послушайте меня. Вот, чем я сейчас занимаюсь? Я не имею никакого отношения к правоохранительным органам и Татьяна Фельгенгауэр. Мы сейчас боремся за ваш авторитет.

В.БИРЮКОВ: Спасибо большое. Спасибо.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: За авторитет ГУВД, за авторитет самарской милиции. И задаем простой вопрос. Ну, женщина ушла с работы! Ну, не каждый день человек уходит с работы. Вы сидите в Москве, они сидят в Самаре и вы говорите: «Да, вот вы знаете, что-то они там не доработали». Ну так, может быть, учитывая, что этот ролик, ну, просто позорит милицию, показывает ее слабой, беззащитной, что любой мажор может просто наплевать на нее, понимаете? Может быть, вы как-то прореагируете? Может быть, у вас как у структуры, которая защищает права граждан, есть чувство собственного достоинства, которое проявляется и без заявления Ирины Манкиной?

В.БИРЮКОВ: Ну, в этой ситуации мне сейчас детально очень сложно прокомментировать. И учитывая то, что мы вчера общались с представителем вашей радиостанции, было сказано, что именно сотрудники самарской милиции сюда, в ГУВД послали соответствующие документы для того, чтобы здесь, ну, скажем, опросить этих молодых людей. Я с утра сегодня уже интересовался этим вопросом. К сожалению, пока у меня нет конкретного ответа, поступал ли сюда к нам в ГУВД такой запрос от самарской милиции. Постараюсь это уточнить, что в рамках этого дела…

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Через сколько мы можем вам позвонить и спросить ответа?

В.БИРЮКОВ: Матвей Юрьевич, не могу сейчас конкретно сказать.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Ну, хорошо. Через неделю можно?

В.БИРЮКОВ: Да нет, ну, наверное, можно раньше. По всей вероятности, мне в этой ситуации придется сейчас с коллегами из Самары созвониться, хотя бы узнать исходящий и так далее. Потому что, ну, сложно сказать, куда, в какое подразделение они направляли, на ГУВД Москвы?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Да, на ГУВД конкретно. Просто «ГУВД Москвы».

В.БИРЮКОВ: Ага. Ну, наверное, не просто ГУВД Москвы, наверное, там или руководителю московской милиции генералу Колокольцеву, если это все за подписью их руководителей.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Виктор Александрович, дорогой, спасибо вам за этот разговор. Помогите радиостанции «Эхо Москвы» отстоять авторитет милиции. Помогите нам, пожалуйста.

В.БИРЮКОВ: Хорошо.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Помогите нам, помогите. Ладно?

В.БИРЮКОВ: Я вас услышал, Матвей Юрьевич.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Спасибо, до свидания.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Спасибо большое.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире