'Вопросы к интервью
Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Что у нас будет вместо Пикуленко? Мы, ведь, приготовили ого-го.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Не что, а кто. У нас будет Виктор Травин, президент Коллегии правовой защиты. Виктор, доброе утро.

В.ТРАВИН: Доброе утро.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Доброе утро.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Значит, смотрите. Такая история сегодня произошла. Я ехал на работу и должен был выйти на Новом Арбате возле радиостанции. Водитель мой отказался меня высадить там почему? Он сказал: «Смотри, вот знак «Остановка запрещена», а вон стоит сотрудник ГАИ. Если я остановлюсь, он возьмет с меня штраф». Так? Теперь смотрите, что получается. В результате мы объехали, встали там где-то, где-то, и оттуда я уже пилил до радиостанции «Эхо Москвы». И неожиданно я задал вопрос: а что это вообще за такой знак «Остановка запрещена»? Я стал себе говорить: «Ну ладно, вот, например, на мосту». Ну, на мосту понятно – там даже и знака обычно нет. Есть правила дорожного движения, что там останавливаться нельзя, да? Но, вот, представим себе улицу и на ней стоит знак «Остановка запрещена» — не стоянка, а остановка. Вот, скажите мне, пожалуйста, что этот знак, на самом деле, обозначает?

В.ТРАВИН: Ну, знак «Остановка запрещена» обозначает, что у вас нет возможности останавливаться на срок до 5 минут, равно как и больше, в том случае, если вам это необходимо для посадки или высадки пассажиров. То есть практически вам вообще не дано право в зоне действия этого знака останавливаться ни под каким соусом. Но, все-таки, есть исключение для маршрутных транспортных средств. Вот, когда вы купите маршрутку, тогда, я думаю, что мы вас увидим, стоящим на обочине…

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ой, я представляю Матвея Юрьевича Ганапольского в качестве водителя маршрутки. Это шикарно.

В.ТРАВИН: Я боюсь, что в этой истории, к сожалению, у нас с вами есть шансы проиграть, потому что по всем формальным признакам, конечно, состав правонарушения есть. Но мой хитрый друг товарищ (НЕРАЗБОРЧИВО) в таких случаях лукавит. Он просто всегда прямо говорит: «Уважаемый инспектор ДПС, есть понятие «вынужденная остановка». И, кстати, почему-то очень мало, кто этим пользуется. Но, вот, он эту практику готов насаждать повсеместно.

А что такое «вынужденная остановка»? Это прекращение движения из-за опасности, вот, в частности, в вашем случае из-за опасности, создаваемой, например, состоянием пассажира. Ну, представьте себе, ну, укачало.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: То есть меня всегда ровно укачивает перед радиостанцией «Эхо Москвы». Я вам должен сказать, что вы правы, Травин, меня тошнить начинает, как только я к ней подъезжаю.

В.ТРАВИН: Это уже профессиональная реакция на место работы.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: (смеется) Слушайте, Виктор, у меня к вам вопрос, вопрос несколько иной. Вот, послушайте меня. Я понимаю, что мы покушаемся на святое. Но дело в том, что правила дорожного движения и, в частности, знаки – это не есть заповеди господни, понимаете? Вот, у меня вопрос. Вот этот знак «Остановка запрещена», например, на какой-то широкой улице… Почему? Я честно вам скажу, почему я задаю этот вопрос. Я понимаю, почему там стоит этот знак. Потому что это правительственная трасса.

В.ТРАВИН: Да.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Новый Арбат – это широченная улица, и по ней несколько раз в день слуги народа проезжают. Понятно, да? Ровно те, которые там на Калинах ездят и так далее. Но эти, которые ездят на Калинах, они запрещают мне остановиться для того, чтобы я просто вышел из машины. Насколько это состоятельно?

В.ТРАВИН: Это вопрос в первую очередь, видимо, к ФСО, насколько состоятельно.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Нет! Я не в этом смысле. Ладно, ФСО – это я все понимаю. Я задаю вопрос: вот, зачем нужен этот знак как таковой?

В.ТРАВИН: Трудно объяснить. Ну, конечно, я прекрасно понимаю, почему надо запрещать там стоянку – это понятно – потому что машина будет стоять целый день.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: У меня нет вопросов: стоянка – понятно. Остановка?

В.ТРАВИН: А, вот, по поводу остановки я не вижу никакого достаточного оправдания наличия там знака «Остановка запрещена», то есть то, что преднамеренно на срок, как правило, до 5 минут. Не вижу достаточных оснований и логических, и формальных, и законных. Но тем не менее, знак стоит и его требования мы с вами обязаны выполнять.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Хорошо. Давайте еще Таня Фельгенгауэр тоже вас спросит. Еще раз, я доведу ситуацию до конца. Я не спрашиваю сейчас, нужен ли этот знак, правильно или неправильно он поставлен на Новом Арбате. Я вам задаю вопрос: этот знак нужен? Или этот знак, как сказал водитель, который меня вез, он сказал: «Да остался этот знак еще с советских времен. Когда я останавливался, — он сказал, — и ко мне гаишники бежали уже с протянутой рукой».

В.ТРАВИН: Матвей Юрьевич, если вы спрашиваете, нужен ли он мне, я вам отвечаю: «Мне он не нужен». И полагаю, что 99% ваших слушателей подтвердят, что, действительно, он там не нужен. А с каких времен он остался, это не важно. Важно, что он дошел до наших как некий анахронизм, как некий пережиток прошлого, по-моему. Но, опять, нам-то что делать?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Не, нам делать – нам задавать вопросы. Таня, пожалуйста.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Виктор, скажите, а вообще вот эта система знаков – она как-то пересматривается? Ведь, обновляется. Может статься так, что какие-то знаки, все-таки, уберут, кто-нибудь опять, прильнувший к приемнику, поймет, что не нужен?

В.ТРАВИН: Вы будете смеяться, но известно огромное количество случаев, когда водители, автовладельцы и просто граждане обращались в местную комиссию безопасности дорожного движения, которая есть практически при каждой префектуре, например, Москвы и пересматривался вопрос об установке знаков в некоторых местах. Да, такое было. Это частный случай, но случалось.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: Хорошо. Виктор, смотрите. Спасибо вам большое за комментарий ваш. Вы сможете сейчас слушать «Эхо?»

В.ТРАВИН: С удовольствием.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ: С удовольствием. Значит, мы разрываем связь с Виктором Травиным, президентом Коллегии правовой защиты.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире