'Вопросы к интервью
В.ВАРФОЛОМЕЕВ: 10 часов и 8 минут. Вот уже 2 недели московские следователи должны вести расследование обстоятельств драки, в результате которой 10 июля на Чистых прудах погиб москвич, 23-летний Юрий Волков, фанат «Спартака», сотрудник телекомпании ВГТРК. Драка была между ним и его друзьями, говорят, было человек 8 с одной стороны, а с другой – трое жителей Чечни, которые приехали в Москву и, говорят, они здесь работали. Адвокат задержанных по этому делу чеченцев рассказал нам удивительные вещи, что одного из участников этой драки, который написал явку с повинной, сдал нож, которым был зарезан Волков, что его следователи практически сразу отпустили, а теперь не могут найти. Но 2 человека по-прежнему находятся под арестом. Памяти Юрия Волкова, кстати, уже посвящают песни, и вот одна из них – давайте послушаем фрагмент для начала.

(звучит песня)

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Ну вот такая песня памяти Юрию Волкову, которая сейчас распространяется в интернете. Нам не удалось связаться ни с адвокатом семьи погибшего Юрия Волкова, ни с представителями этой семьи, то есть с его родными. Но у нас сейчас на связи подруга Юрия Волкова Анна Владимирова. Анна, доброе утро.

А.ВЛАДИМИРОВА: Здравствуйте.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Здравствуйте.

А.ОСИН: Наши соболезнования вам.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Сегодня в Москве будет очередная акция памяти Юрия?

А.ВЛАДИМИРОВА: Да. Сегодня на Чистых прудах в 8 часов вечера.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Это будет, по-моему, уже, если я не ошибаюсь, четвертая подобная акция.

А.ВЛАДИМИРОВА: Ну, насколько мне известно, третья.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Или третья. Может быть, я ошибся с подсчетами. Смотрите, прошло 2 недели и, вот, регулярно проводятся подобные акции. В чем их задача, Анна, как вы это видите, как вы это понимаете?

А.ВЛАДИМИРОВА: Вы знаете, я не вижу тут какой-то особой отдачи. Просто до сих пор очень много людей, которые постоянно приходят на это место, приносят Юре цветы, футбольные шарфы, свечи, стоят там. И просто Юрины друзья и одноклассники решили, что, может быть, имеет смысл дать возможность собраться всем этим людям вместе, как-то поддержать друг друга.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Я просто видел довольно распространенное, встречал, в частности, в интернете мнение, что подобные акции памяти нужны в том числе и для того, чтобы не дать заглохнуть следствию по этому делу.

А.ВЛАДИМИРОВА: Ну, вы знаете, я ничего не могу сказать об этом. Если следствию нужны какие-то акции памяти, чтобы не заглушить дело, это уже вопросы к следствию, скорее. Не ко мне.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: А вы что-то знаете о том, как идет расследование, Аня?

А.ВЛАДИМИРОВА: К сожалению, только то, что можно найти в интернете.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Приходится ли вам сейчас общаться с родными Юрия Волкова?

А.ВЛАДИМИРОВА: Нет.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Были сообщения, которые я встречал в интернете в Живом журнале, что его родителям чуть ли не угрозы какие-то анонимные поступают.

А.ВЛАДИМИРОВА: Ну, я слышала об этом.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Но достоверно не знаете об этом?

А.ВЛАДИМИРОВА: Достоверно нет, не могу знать об этом.

А.ОСИН: Скажите, а вы видите в этом трагическую случайность? Или это следствие каких-то явлений в нашем обществе? Как вы полагаете?

А.ВЛАДИМИРОВА: Я не знаю. Вы понимаете, я сейчас до сих пор немножко в шоке и стараюсь вообще, в принципе, не думать об этом, потому что думать об этом просто страшно. Человек просто гулял с друзьями, с девушками по городу, собирался вернуться домой и не вернулся.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: А вас не было тогда с ним рядом, Аня?

А.ВЛАДИМИРОВА: Нет. Мы собирались встретиться в субботу, но, вот…

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Не получилось. Хорошо. Спасибо за участие в нашей программе. Благодарю.

А.ОСИН: Держитесь.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Да. Это Анна Владимирова, подруга Юрия Волкова. Через несколько минут мы свяжемся с адвокатом двух задержанных людей по этому делу. И еще раз подчеркну, что с адвокатом семьи Юрия Волкова, с человеком, представляющим интересы пострадавшей стороны, к сожалению, нам связаться не удалось. Несмотря на наши многочисленные обращения, он не откликнулся почему-то.

А.ОСИН: Кстати говоря, я в интернете встречал ссылки тоже на блоги, на сайты, что для этих людей, которые считаются подозреваемыми, скажем так, собирают деньги – вот не знаю, уж, зачем.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Ну, для того, чтобы попытаться откупить их.

А.ОСИН: Откупить и так далее.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Выкупить из милиции, кому-то взятку дать и так далее, и тому подобное. 363-36-59 – это наш телефон. Ну, впрочем, сейчас мы не будем занимать. Извините, зря назвал номер телефона. Чтобы не занимать нашу телефонную линию. Если хотите высказаться по этому поводу, пожалуйста, SMS +7 985 970-45-45. Судя по публикациям в прессе, по тому, что довольно скупо сообщали правоохранительные органы, в этой драке на Чистых прудах участвовали трое выходцев или приезжих из Чечни. Сначала они все трое были задержаны, а затем одного отпустили. Двое остаются под стражей. И, вот, сейчас у нас на прямой линии связи адвокат, представляющий интересы задержанных, Абу Гайтаев. Абу, доброе утро.

А.ГАЙТАЕВ: Доброе утро.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Вчера мои коллеги и наши коллеги, «эховцы» связывались с вами. Вот, за выходной день ничего не изменилось в процессуальном смысле?

А.ГАЙТАЕВ: Нет, за выходные ничего не изменилось. Ну, выходные – они на то и выходные, обычно следственные действия не проводятся.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Вот эти 2 недели, что двое задержанных находятся под стражей, с ними какие-то серьезные следственные действия проводились вообще?

А.ГАЙТАЕВ: Нет, никаких серьезных следственных действий с ними не проводилось. Избиралась мера пресечения и, в принципе, все, больше ничего.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Мера пресечения судом избиралась?

А.ГАЙТАЕВ: Да, да.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: То есть это рассматривалось в судебном порядке.

А.ГАЙТАЕВ: Да.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Давайте напомним, кто те 2 человека, интересы которых вы представляете и кто находится в Москве под стражей? Кто это?

А.ГАЙТАЕВ: Под стражей находится Айдаев Ахмедпаша Аличаевич и Ибрагимов Бекхан Махмудович. Эти двое людей, чьи интересы я представляю, они арестованы, как мы уже говорили, и содержатся в настоящее время под стражей.

А.ОСИН: А кого отпустили?

А.ГАЙТАЕВ: Отпустили Сулейманова Магомеда.

А.ОСИН: А скажите, какова была формулировка? Почему его отпустили?

А.ГАЙТАЕВ: Формулировка, как говорится, письменная мне неизвестна, но со слов следователя, считают, что Сулейманов себя оговаривает.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Это именно тот человек, у которого был обнаружен нож и который даже явку с повинной написал?

А.ГАЙТАЕВ: Это именно тот человек, который написал заявление о явке с повинной и выдал нож, показал, куда он выбросил нож.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: И именно этого человека, единственного из трех следствие отпустило?

А.ГАЙТАЕВ: Именно этого человека, единственного из трех в тот же день следствие отпустило.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Вот это у меня не укладывается в голове.

А.ОСИН: Нет, ну, если какие-то веские доводы были, что он самооговором занимается. Не знаю.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: А двух других тогда почему, Леш, оставили под стражей?

А.ОСИН: Ну, потому что про них неизвестно, видимо. Но тоже странно. А вот скажите, в вашей практике подобные вещи были, что человек, который выдал орудие убийства, скажем так, и признался, и его вот так взяли и отпустили прямо сразу под подписку?

А.ГАЙТАЕВ: В моей практике такого не было, это нонсенс, скажем так. И хочу еще подчеркнуть, что человек был отпущен в тот же день.

А.ОСИН: А что это значит? Мы не столь сведущи в юриспруденции.

А.ГАЙТАЕВ: То есть, допустим, для того, чтобы доказать самооговор человека, нужно, естественно, проверить то, что он говорит. Естественно, за один день эти обстоятельства установить невозможно – мы это понимаем. И меня больше всего в этой ситуации удивляет или поражает, скажем так, то, что фактически человек был отпущен незамедлительно.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Я так понимаю, что у него ни отпечатков пальцев не взяли и не сравнили их с отпечатками на рукоятке ножа?

А.ОСИН: Не, ну, это за день можно сделать.

А.ГАЙТАЕВ: Естественно, нет. Во-первых, для этого, все-таки, нужно время, это раз. Во-вторых, насколько мне известно, и одежда тоже не изымалась. Вот, у моих подзащитных одежда изъята, у него одежда не изымалась. Насчет того, дактилоскопические следы его изъяты или нет – по-моему, нет, опять-таки, у моих изъяты. То есть объяснить, ну, трудно, очень трудно.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: А сейчас известно, где находится этот Сулейманов?

А.ГАЙТАЕВ: Опять-таки, со слов следователя они его вызывают на допрос, но он не является.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: То есть сбежал человек? Можно сделать такой вывод.

А.ГАЙТАЕВ: Надо полагать, да, так. И в данном случае потеря такого важного свидетеля.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Как минимум свидетеля.

А.ГАЙТАЕВ: Да, как минимум. Пока, вот, пусть этот статус… Этот статус у него, как говорится, никто не может забрать. Потеря такого важного свидетеля – это очень серьезная проблема. И как следствие будет решать эту проблему, мне непонятно.

А.ОСИН: Ну, для ваших подзащитных, может быть, в этом шанс, потому что можно теперь все на него свалить, а он все равно в бегах. Тем более, что он написал признание.

А.ГАЙТАЕВ: Ну, вы знаете, я думаю, что тут такой момент… Я, например, полагаю, что если бы человек был бы на месте и давал бы показания, я думаю, что в данной ситуации он дал бы показания…

А.ОСИН: Признательные, да?

А.ГАЙТАЕВ: Да. Скорее всего, так. Потому что и наши взаимоотношения как, скажем, внутри чеченцев. То есть это…

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: А давайте мы в этом, кстати, попробуем разобраться. Абу Гайтаев, адвокат задержанных, он у нас сейчас в прямом эфире. Абу, я вас прошу побыть на линии, у нас сейчас небольшая пауза (30 секунд), а затем вернемся к нашему разговору.

РЕКЛАМА

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: 10:21, мы продолжаем свои попытки разобраться в том, что произошло тогда, 10 июля на Чистых прудах в драке, в которой погиб москвич Юрий Волков. У нас на связи адвокат задержанных двух человек по этому делу Абу Гайтаев. Абу, вот, из разговоров с вашими подзащитными, из того, может быть, что указано в материалах дела, можете ли вы нам описать картину случившегося тогда на Чистых прудах? Как произошла эта драка?

А.ГАЙТАЕВ: Могу. Значит, по версии моих подзащитных случилось следующее. Значит, где-то примерно в полвторого ночи 10 июля они втроем шли в сторону Цветного бульвара, от Охотного ряда прогуливались и шли по ночной Москве, скажем так. И они пешком продвигались туда. И возле метро Чистые пруды, проходя мимо станции, они увидели группу молодых людей выпивших, серьезно выпивших, скажем так, и один из этой группы.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Абу, извините, а сколько в этой группе было людей по словам ваших клиентов?

А.ГАЙТАЕВ: Ну, они приводят… В общем, от 10 до 15.

А.ОСИН: Да, и второй вопрос уточняющий: а у них была спартаковская символика, фанатская или нет? Или просто была группа людей?

А.ГАЙТАЕВ: Мои подзащитные про символику не говорят.

А.ОСИН: Понятно. Продолжайте, пожалуйста.

А.ГАЙТАЕВ: Один из этой группы оскорбил Айдаева. Айдаев и Ибрагимов шли вместе, то есть Айдаев и Сулейманов шли вместе, а Ибрагимов чуть впереди. Значит, он его оскорбил, ну, типа, вот, «чурка», ну, в общем, матом.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: По национальному признаку.

А.ГАЙТАЕВ: По национальному признаку, это факт, это однозначно. И Айдаев, как бы, машинально говорит: «Я остановился и спросил «Что ты сказал?» Вот, буквально, я не понял сначала ситуацию, ни с того, ни с сего человек начинает обзывать. Ну и смеется. И машинально остановился и спросил: «Что ты сказал?» В это время этот человек его двумя руками оттолкнул сильно. Ну, Айдаев – он очень худой, очень физически слабый парень, и он отлетел на достаточно большое расстояние. В это время завязалась драка, я так понимаю, Сулейманова с этим. И вот эта толпа сбежалась к ним в сторону от Сулейманова и, в общем, того места, где находился Айдаев. И в это время – буквально это все происходило секунды – и Ибрагимов тоже это подтверждает, что раздались крики «Нож! Нож!» Кто-то крикнул «Побежали!» И сначала Айдаев увидел, как Сулейманов убегает в сторону, Айдаев за Сулеймановым, Ибрагимов за Айдаевым. В общем, они вот так с того места убежали, потом патруль ППС их задержал и привел обратно.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Понятно. Смотрите, Абу, 2 вопроса напоследок. Первый из них, ваши подзащитные свою вину признают в убийстве Юрия Волкова?

А.ГАЙТАЕВ: Категорически не признают. У них не было ножей и, естественно, они не могли…

А.ОСИН: То есть нож был один?

А.ГАЙТАЕВ: Нож был один.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Известно ли вам что-то о публикациях в интернете о том, что, дескать, родственники задержанных собирают деньги на их выкуп, якобы?

А.ГАЙТАЕВ: Ну, такой бред просто. Я еще хочу сказать, что Айдаев – он штукатур, Ибрагимов, опять-таки, на такой работе работает, у него нет отца, мать одна их воспитывает. Ну, это люди такие, что они никого, даже при всем желании выкупить не смогут. И еще один момент…

А.ОСИН: Может, там всей деревней собирают. Извините, конечно.

А.ГАЙТАЕВ: Я очень хотел сказать, что нам очень важно, чтобы доказательства непричастности Айдаева и Ибрагимова, на которые мы рассчитываем, а именно видеозапись камер слежения…

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Которые на метро были установлены.

А.ГАЙТАЕВ: Следы на ноже. Чтобы они не были утеряны, чтобы они не были, скажем так, ну, уничтожены. Были сообщения, что камеры слежения, якобы, не работают. Завтра, наверное, появится информация – может быть, я, опять-таки, не утверждаю…

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Но подождите, Абу, давайте не будем фантазировать. Вот, есть некие факты, будем дожидаться, по крайней мере, информации о дальнейшем ходе расследования. Я благодарю вас за участие в нашем эфире. В прямом эфире на «Эхе Москвы» был адвокат задержанных по делу о драке на Чистых прудах Абу Гайтаев. Тем временем…

А.ОСИН: Володь, но, все-таки, надо сказать, что абсолютно другая версия была в газетах, что, якобы, кто-то из этих троих ребят толкнул Волкова.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Да, это было со ссылкой на друзей.

А.ОСИН: Да. И тот ему сказал: «Тебе что? Дороги мало?» и после чего получил удар ножом. Вот, надо просто справедливо. Потому что одни будут говорить одно, а другие другое.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Все правильно. Правильно ты говоришь.

А.ОСИН: Уж коль скоро мы с адвокатом не могли связаться.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Да. К сожалению, адвокат на связь с нами не выходит. Мы сделали за эти дни все возможное.

А.ОСИН: Ну, поэтому приходится вторую сторону представлять, по крайней мере, из того, что мы читали.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Тем временем, к расследованию некоторых обстоятельств этого дела уже подключаются и некоторые политики, к которым обращались, ну, в частности, друзья погибшего Юрия Волкова. Один из них написал письмо вице-спикеру Государственной Думы Владимиру Жириновскому. Тот на основании этого обращения уже направил свой запрос в следственные органы. Мы рассчитывали сейчас связаться с Владимиром Вольфовичем. Я не знаю, удастся нам это или нет. Владимир Вольфович?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Да.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Доброе утро.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Доброе утро.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Это радио «Эхо Москвы», вы в прямом эфире. Скажите, почему вы занялись этим делом?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Ну, это, ведь, вопиющий факт. Это чудовищно, когда в центре Москвы убивают наших граждан. И это этническая основа, потому что люди приехали из Грозного, развлечься, отдохнуть, а, может быть, даже с прямой целью отомстить. И именно наносят удар ножом в сердце русскому парню этому, Юрию Волкову. То есть это, ведь, длится много лет.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Владимир Вольфович, извините, я сейчас буду придираться к вашим словам.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Пожалуйста.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Вы говорите об убийстве наших граждан. Эти чеченцы – они тоже наши граждане.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Наши. Я вам говорю, что убийство произошло на этнической основе. Что убивают русского. Если бы просто была бы где-то какая-то драка, и как вон там, парад любви в Германии – там погибли иностранцы, там просто давка была.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: А вы уверены, что Волков погиб именно как русский? Что его национальность стала причиной его убийства?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Конечно-конечно. А как иначе еще может быть?

А.ОСИН: Ну, скорее, национальность убийцы в этом смысле стала причиной.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Национальность убийцы?

А.ОСИН: Да.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Ну, как же? Из чего вы исходите?

А.ОСИН: Нет, ну, получается так. Этнический конфликт, и просто Волков мог быть, я не знаю, не обязательно русским.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Ну, они выбирали, скорее всего, со славянской внешностью. Конечно, он мог быть удмуртом или, допустим, татарином, или еще, там не знаю, мордва. Я говорю о том, что есть у нас еще состояние такое, хочется отомстить. Это, ведь, с чем связано? С вооруженным конфликтом там.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Владимир Вольфович, извините, а что делать?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Проводить хотя бы элементарные беседы на эту тему. И наказывать, жестко наказывать. Вот, смотрите, сколько тысяч русских были изгнаны из Чечни? Кто-нибудь наказан за это? Им, русским, почти 30 тысяч, дали хоть какое-то пособие? Они до сих пор по всей стране разбросаны и они, естественно, будут говорить. А их лишили родины, имущества, издевались над ними. Там их убивали. И, естественно, это вызывает уже автоматически у многих русских какое-то чувство, все-таки, мести тоже.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Подождите. Но, ведь, не команда Волкова, по вашему мнению, напала на чеченцев, если вы говорите о мести. Мне кажется, вы противоречите сами себе.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Так, мести со стороны чеченцев. Я сказал, что со стороны русских месть? Чеченцы приехали в Москву, они приехали отомстить.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: За изгнанных русских? Не складывается что-то.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Не за изгнанных русских, а за то, что происходило в Чечне. За это они мстят. Там же, так сказать, сколько людей было арестовано, сколько тоже погибло. Это же была гражданская война.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Владимир Вольфович, последний короткий вопрос: ответ на свое обращение из следственных органов вы какой-нибудь получили?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Да нет еще. Это же длится обычно месяц, прежде чем получить. Здесь пытаются замять, опять же, определенные чиновники, которые отвечают за состояние между диаспорами. И говорят, что там ничего не было, что, мол, там стрелка была, русские сами устроили и так далее, и так далее. То есть специальные статейки где-то тиснули в каких-то газетенках. Это, ведь, тоже все не объективно. Это тоже все пытаются свести на нет. И потом давление оказывается на следователей, на прокуратуру.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Самый последний вопрос. Тут некоторые слушатели нас упрекают, что обсуждая эту тему публично, мы разжигаем национальную рознь. Это так?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Это чудовищно, вот те, кто так говорят, это чудовищно. Тогда русских будут резать постоянно.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: То есть об этом надо говорить?

В.ЖИРИНОВСКИЙ: И это кончится все куда хуже. Вот именно, что нужно обсуждать обязательно, чтобы могли встретиться. Если есть диаспора в Москве, вот пускай они встретятся с этой диаспорой. И русские – это диаспора, и представители чиновников, которые отвечают за взаимоотношения. А так мы будем только факты констатировать.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Спасибо большое.

В.ЖИРИНОВСКИЙ: Да, пожалуйста.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Владимир Жириновский, вице-спикер Государственной Думы.

НОВОСТИ

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Ну, еще несколько слов по следам разговора о событиях на Чистых прудах. Давайте просто почитаем ваши SMS-сообщения, и на этом почти и закончим. Сергей из Зеленограда пишет: «Бытовой национализм и низкая культура свойственны подавляющему большинству средних москвичей».

А.ОСИН: Ну, а чеченцам не свойственно, да? Ну, понятно, да.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: «По поводу того, что подозреваемый на свободе. Тут все ясно, — считает Алекс. – Следователи вышестоящие взяли денег». Я, конечно, не могу объяснить логически их действия, тех, кто отпустил человека, показавшего нож и явку с повинной.

А.ОСИН: Не, не, там, где нет логики, там обычно логика есть и железная просто.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Она другая.

А.ОСИН: Она другая.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Она просто другая.

А.ОСИН: Мы же не можем никого обвинять пока? У нас нет фактов, чтоб следствие каким-то образом…

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: «А чего можно ждать от жителей республики, власти которой официально получают дань от Москвы? Конечно, они считают себя хозяевами жизни», — так полагает Олег. Печалится Наталья: «Как горько: хотели ввосьмером отмутузить троих и проиграли».

А.ОСИН: Ну да. А ножи-то у кого были, Наталья?

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Но в любом случае, смотри. Вот, в одной группе идут, там, условно, в русском городе идут трое кавказцев и группа 8-10 русских. Кто? Вот, кто на кого должен напасть? Кто к кому должен пристать?

А.ОСИН: Нет, ну, ты знаешь…

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Маленькая группа на больших? Большая группа на маленьких?

А.ОСИН: Я тебе могу сказать, что, в принципе, бывают в национальных республиках, даже при Советском Союзе, когда не было проблем такого рода, вот, в гостинице небольшой окна были изнутри обклеены светоотражающей пленкой, чтобы не было видно света, потому что побьют стекла, понимаешь? Потому что приезжие. И я с этим сталкивался. И я там себя чувствовал гостем. А люди приезжают здесь и чувствую себя хозяевами.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Не, секунду. Кто обычно на кого нападает, приезжие на местных или местные на приезжих? Приезжих меньше, их мало.

А.ОСИН: Нет, ну человек…

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Вот ту историю, которую ты описываешь: там приехавшие из Москвы мутузили туземцев или нет? Или они защищались от возможного нападения туземцев, которых больше?

А.ОСИН: Ну, по крайней мере, идя по коридору, я убрал плечо, когда человек вот так вот раскачиваясь, шатаясь. А я в другую сторону шел. Потому что я не хотел конфликтов. А здесь если верить, по крайней мере, одной из версий, то человек намеренно толкнул и затем на вопрос «Тебе дороги мало?» достал нож.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: У этой версии есть один серьезный недостаток, как есть недостатки и у второй версии – что трое нападают на восьмерых. Ну, так редко бывает, Леш.

А.ОСИН: Ну, там не то, что нападение было. Конфликт между двумя был, насколько я понимаю.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Трое ударяют плечом восьмерых.

А.ОСИН: А ты считаешь… Нет, смотри. Вот, одного ударили ножом.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Нет. Здесь просто я опять вот этой простой обычной логики, я ее не вижу. Наверное, у тех людей, с которыми я не очень хорошо знаком, наверное, у них своя логика.

А.ОСИН: Нет, подожди.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: И им не страшно втроем выходить против восьмерых.

А.ОСИН: У меня к тебе вопрос. Если, вот, случилось это, ударили ножом. Осталось же 7 против троих. Почему они их не отмутузили? Почему?

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Нет, прости меня…

А.ОСИН: Они дали им спокойно уйти.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Если я вижу, что против меня нож, я, скорее, отойду назад, я трусливый человек.

А.ОСИН: Ну, если речь идет, извини, как многие представляют о бойцах фандвижа, понимаешь? То тогда тоже странно. Эти люди, извини, цепями дерутся друг на друга, сотню на сотню. И случается им быть и одному против…

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Но не все же так дерутся.

А.ОСИН: Ну, наверное, не все. Тогда не надо говорить о фанатах – тут уже, кстати, и ты сам произносил слова про фанатов. Значит, или это были ненастоящие фанаты…

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Волков – фанат? Это не опровергается? Нет. Все люди, которые 2 раза уже приходили чтить его память, в большинстве своем фанаты? Да, причем разных группировок, разных команд – это тоже не отрицается. Почему тебя это слово смущает?

А.ОСИН: Не, ну, просто, значит, мы говорим не о бойцах, а о болельщиках.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: А. Слово «бойцы» я не произносил.

А.ОСИН: Фанаты и болельщики – разные вещи.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Ты первый, кто его сказал.

А.ОСИН: Но это тоже странно, понимаешь? 8 человек, даже пусть один с ножом из этих чеченцев, и еще адвокат говорит, что один из них вообще какой-то худосочный.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Айдаев – вес 45 кг где-то.

А.ОСИН: Ну, правильно. Как, помнишь, д’Артаньян? «А скажут, что нас было… Один почти мальчик, и так далее». И что же, они не побили бы их хотя бы?

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Еще несколько SMS-сообщений, а затем, кстати, будет цитата из Дмитрия Быкова, который в уже упоминавшемся нами фельетоне на страницах сегодняшней «Новой газеты», о целом ряде событий высказывается, в том числе и по поводу драки на Чистых прудах. Ну, еще несколько смсок давай посмотрим.

А.ОСИН: Вот. «Почему чеченцы были с ножом, если они такие безобидные? Сергей, Тюмень». «Штукатуры из неполных семей».

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Боюсь, не все так однозначно.

А.ОСИН: Тоже вопрос.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Да, конечно.

А.ОСИН: Просто мы много чего не знаем.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Мне не нравятся люди, которые рядом со мной по улицам ходят с ножами и пистолетами. Не нравятся. Если бы мне дали право ходить, я бы к этому относился по-другому. А у меня такого права нет законного. «Боюсь, не все так однозначно. Фанаты известны склонностью к национализму – наверняка, провоцировали», — подозревает Григорий из Екатеринбурга.

А.ОСИН: Нет, то, что фанаты склонны к национализму, и спартаковские тут, в общем, не исключение, и эта ветвь спартаковского движения мне активно не нравится, это точно совершенно. Хотя, это не повод убивать.

В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Саша из Пензы спрашивает: «А вы сами верите, что трое напали на восьмерых? Сами хамят, а потом скулят». Но там, все-таки, убитый человек, Саша, есть. Извините. Ну и что? А вот теперь обещанный Дмитрий Быков. Сегодня на страницах «Новой газеты» он по этому поводу высказывается. Пишет он следующее. Конечно, Людмила Стрельцова бы лучше это прочитала, но попробую и я: «Отечество, не знаешь ни хрена ты, а между тем, погнулся твой каркас. Рассудишь так – взбунтуются фанаты, рассудишь сяк – поднимется Кавказ. Вдобавок, не кавказский, а столичный, диаспора не дремлет, так сказать. И кто бы мог ответственностью личной извечный этот узел развязать? Сам Путин тут, глядишь, пожмет плечами: нет правого в конфликте партизан. С той стороны скинхеды со свечами, а с этой улыбается… молчу». И дальше автор делает сноску, что у него проблемы с рифмой. Ну а там подходило бы имя Рамзан, я так думаю. Интересно, какой это Рамзан? «Погнать бы всех в естественном запале, поскольку правых нет и крайних нет. Вдруг, на него, действительно, напали? А вдруг, он был, действительно, скинхед? Покамест мы мочили Несогласных, натравливая доноров на них, покамест разгоняли безопасных, тут вырос убедительный гнойник. Любая из сторон пойдет на принцип, плюя на страх, не избегая пуль. Имеются и свой Гаврило Принцип, и Фердинанд, и главное, июль». Это Дмитрий Быков сегодня в «Новой газете».


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире