'Вопросы к интервью
Л.ГУЛЬКО: Ну и мы приветствуем в нашей студии Зеэва Элькина, председателя парламентской правящей коалиции, председателя фракции «Ликуд», депутата израильского парламента, Кнессета. Здравствуйте, Зеэв.

З.ЭЛЬКИН: Доброе утро.



Л.ГУЛЬКО: Доброе утро.

А.ОСИН: Доброе утро.

Л.ГУЛЬКО: Давайте мы начнем разговора вот с чего, с вопроса, который прислали на наш интернет-сайт наши радиослушатели.

А.ОСИН: Пять секунд тебя перебью. Присылайте вопросы к нашему гостю по телефону +7 985 970-45-45, SMS-сообщениями.

Л.ГУЛЬКО: Вопрос от нашего слушателя из Москвы: «Удалось ли, по вашему мнению, Нетаньяху найти взаимопонимание по обсуждающимся проблемам, скорее всего связанным с Ираном, с российским руководством во время его тайного визита в Москву неделю назад?»

З.ЭЛЬКИН: Я думаю, что содержание этого визита – лучше воздержаться на данный момент от его комментирования, это будет более правильный шаг. В общем-то, до настоящего момента с точки зрения Израиля Россия проявляла достаточно взвешенную и ответственную позицию. И мы надеемся, что это продолжится и в будущем.

Л.ГУЛЬКО: Но господин Нетаньяху приезжал как раз по этим проблемам, связанным с поставками? Мы же должны сейчас вас, понимаете, да?

З.ЭЛЬКИН: Вы должны и я должен, поэтому я оставлю это без комментариев. Каждый из нас выполнит свой долг. (все смеются)

А.ОСИН: Скажите, а сам факт приезда и столь тесных контактов, неформальных, можно сказать, почему нет? Как вы оцениваете?

З.ЭЛЬКИН: Я думаю, что это очень позитивное явление. Вообще, это правительство взяло курс на выведение отношений с Россией на качественно новый уровень. Создается комиссия по стратегическому правительственному диалогу. Вот, мой визит в Москву вместе с моим коллегой как руководители парламентской ассоциации дружбы с Россией приведет, видимо, к выведению на стратегический уровень парламентских отношений. Так же, как у Израиля до сих пор это работало с США. Речь идет о совместном диалоге ежегодном комиссии по иностранным делам парламентов России и Израиля. То есть в этом смысле ситуация меняется коренным образом, и визит премьера – он один из таких проявлений тесных взаимоотношений. Я думаю, что это правильно: в современном многополярном мире Израиль начинает вести себя и выстраивать многополярные отношения. Этому способствует и ситуация: в израильском правительстве сегодня есть 4 русскоязычных министра – так не было со времен конца 40-х годов, которые занимают практически все позиции, связывающие Израиль с внешним миром. Министр иностранных дел, министр туризма, министр диаспоры, министр абсорбции, то есть все точки, связывающие Израиль с заграницей, сегодня захвачены, если хотите, русскими. В Израиле уже есть такой лозунг «Русские идут». И, в общем-то, естественно, это не может не повлиять на взаимоотношения Израиля с Россией.

Л.ГУЛЬКО: Скажите, пожалуйста. Тогда возвращаясь, может быть, частично к визиту господина Нетаньяху, вот как пишут иностранные издания, имеется в виду британская телекомпания «BBC», иностранные журналисты: Израиль подтвердил причастность к похищению «Arctic Sea», этого нашего грустного танкера, который похитили – не похитили. Кто похитил, никто до сих пор не знает. Есть какая-то связь?

З.ЭЛЬКИН: Нет. Нет официального подтверждения, естественно. Поэтому речь о том, что Израиль подтвердил похищение «Arctic Sea» — это, в общем, журналистская утка, скорее, чем реальность.

Л.ГУЛЬКО: Но есть какой-то интерес у Израиля к этому судну или нету?

З.ЭЛЬКИН: Давайте этот вопрос оставим без комментариев.

Л.ГУЛЬКО: Хорошо, давайте оставим без комментариев. Тогда вновь вернемся к вопросам наших уважаемых радиослушателей. Кстати, между прочим, если вы заговорили о так называемых «русских» гражданах Израиля. Здесь есть довольно любопытный вопрос от физика из Тель-Авива: «Господин Элькин, сейчас в Израиле находится под угрозой уничтожения программа «КАМЕА», которая обеспечивает финансирование более чем 400 ученых-репатриантов, в большинстве русских, работающих в университетах Израиля. Как собирается и собирается ли вообще правительство Израиля решать эту проблему, которая связана с экономикой и безопасностью Израиля? И как, по вашему мнению, скажется уничтожение программы «КАМЕА» на приезд ученых в Израиль?»

З.ЭЛЬКИН: Собирается. Более того, проблемы с финансированием программы «КАМЕА» на 2009-й год уже решены и об этом было официально заявлено несколько дней назад, буквально перед моим визитом сюда на заседание комитета по науке израильского парламента. В общем-то, программа «КАМЕА» сама по себе уникальна – ни в одной другой стране мира не создавалась специальная программа, выделенная для приема около 500 ученых-эмигрантов. Это фактически для Израиля было почти создание нового университета. Программа функционирует уже много лет, и позволила очень многим ученым из СНГ вписаться в израильское академическое сообщество. Кроме тех, кто, как бы, вписались в университеты обычным способом, еще около 500 ученых за государственный счет работает в университетах, преподают, исследуют, публикуют. И я уверен, что в дальнейшем… Ну, существующие каждый год проблемы с финансированием – программа «КАМЕА» она очень дорогая – тем не менее правительство решает, потому что для нас эти ученые – это, в общем-то, наш стратегический потенциал и страна научилась использовать его, не растеряла. Мне кажется, что это важно и свидетельствует… Это одна из страниц успеха русскоязычной репатриации в Израиль, программа «КАМЕА».

А.ОСИН: Скажите, пожалуйста. Вот у нас возникают некие проблемы с нашим братским народом Украины по поводу использования русского языка, общности, культуры. Ведь, с Израилем Россию и русских связывает тоже очень многое. Ну, и общность культуры, и, в частности, то, что и вы прекрасно говорите по-русски. Вы уже сказали о том, что русские министры в Израиле. Как вы относитесь к использованию русского языка? К тому, что русская культура присутствует в Израиле? Не вызывает ли это у вас негативных эмоций? У вас лично и у законодательной власти.

З.ЭЛЬКИН: Конечно же, не вызывает – это естественно. В израильском парламенте более 10% депутатов говорят на русском языке – нет ни одного такого парламента за пределами стран СНГ, где подобное было возможным. Расскажу далее полуанекдотичную историю. На сегодняшний момент в правлении коалиции израильского парламента руководители всех крупнейших фракций говорят по-русски – не только я и руководитель фракции, которая представляет русскоязычную общину, который тоже сегодня здесь с визитом в Москве. Но также и руководитель фракции евреев – выходцев с Востока. Даже он оказался русскоязычным, потому что он еврей из Грузии. И прозвучало предложение ввести заседание правящей коалиции Израиля на русском языке. И только по просьбе руководителей малых партий, где русскоязычных лидеров не нашлось, в общем-то, было решено учесть права меньшинства и вести заседание на иврите. Этот полуанекдотичный пример показывает вам, насколько русский сегодня укоренился и в стране, и даже в высшем политическом институте страны, в израильском парламенте.

А.ОСИН: Вы не считаете, что это аутентичность израильского народа каким-то образом принижает и как-то угрожает национальной целостности?

З.ЭЛЬКИН: Нет, не думаю. Мы все отлично говорим на иврите, читаем на иврите, пишем на иврите. Конечно же, официальные заседания парламента ведутся только на иврите. Лишний язык и лишний культурный слой – он только обогащает Израиль. Так было всю историю Израиля, и Израиль сегодня научился быть, в общем-то, многокультурной страной. И каждый лишний такой слой только развивает нашу культуру как политическую, так и, естественно, все остальные культурные слои.

Л.ГУЛЬКО: Я напомню, что у нас в гостях Зеэв Элькин, председатель парламентской правящей коалиции, председатель фракции «Ликуд», депутат израильского парламента. Вот вопрос. Совсем скоро новости, через полминутки. Давайте вопрос перед новостями, и мы закроем, так сказать, тему русскоязычных в Израиле. «Уважаемый Зеэв, — пишет из Хайфы видеооператор Анатолий Боголюбов, — считаете ли вы нормальным, что в инструкциях к лекарствам отсутствует информация на русском языке? В Израиле более миллиона русскоговорящих, и они не все читают на иврите и арабском. Так называемые русские депутаты с помощью русских голосов просочились в несколько партий, но никто из них не занимается решением этой проблемы». Давайте после новостей вы на этот вопрос ответите, да?

НОВОСТИ

А.ОСИН: 9 часов 46 минут, мы возвращаемся к заданному вопросу.

Л.ГУЛЬКО: К нашему вопросу, да.

З.ЭЛЬКИН: Вы знаете, дело в том, что государство регулировать и обязывать публиковать, естественно, информацию о лекарствах может только на государственных языках плюс английский как международный язык, в общем-то, всей фармацевтической области. Но при этом, мне кажется, что эта проблема должна быть решена очень просто рыночно. То есть в тот момент, когда те или иные компании, производящие лекарства, захотят получить дополнительные очки у русскоязычного потребителя – его сегодня в Израиле очень много – они могут приложить русскоязычную инструкцию. Я уверен, что это увеличит продажи, и тогда по их пути пойдут и остальные.

Л.ГУЛЬКО: Захотят они, эти компании?

З.ЭЛЬКИН: Любая компания заинтересована увеличить свои доходы, поэтому мы можем считать, что мы сейчас с вами породили здесь прямо в эфире некоторую бизнес-рекомендацию для израильских компаний, производящих лекарства. Может быть, какая-нибудь из них и воспользуется этим, мы тогда можем попросить свои проценты.

А.ОСИН: Меня даже это удивило, потому что я вспоминаю инструкции и ко всяким разнообразным телевизорам, я не знаю, видеомагнитофонам – там буквально на 10 языках на разнообразных, даже весьма экзотических. Ну, если возвращаться к более глобальным вещам. Как вы полагаете, появление в последнее время на публике, скажем так, Усамы бин Ладена, эскалация напряжения на Северном Кавказе – это связанные вещи? И как это завязано на Израиль и, может быть, на Россию?

Л.ГУЛЬКО: Вообще, кстати, Аль Каида взяла на себя ответственность за последний удар по Израилю, насколько я понимаю, да?

З.ЭЛЬКИН: Есть отделение Аль Каиды, которое функционирует в Секторе Газа, и поэтому часть ответственности за ракеты, которые летят в сторону израильских городов на юге страны, несет и это местное отделение Аль Каиды, хотя и не только. Часть ракет выпускает само движение ХАМАС, которое контролируют ситуацию в секторе. Вы знаете, я думаю, что связь есть, потому что опыт показывает, что вообще радикальный фундаменталистский исламский террор – он связан. И то, что происходит в Египте, отзывается потом в Чечне или в других местах на Северном Кавказе. А то, что происходит в Израиле, может отозваться потом в Мадриде или в Нью-Йорке – это неоднократно было доказано.

И это, кстати, объясняет ту большую озабоченность Израиля тем, что сегодня происходит вокруг Ирана и иранской ядерной программы. Это не только вопрос потенциального наличия у Ирана ядерной бомбы, это новая гонка ядерного вооружения уже на Ближнем Востоке, которая так или иначе, рано или поздно приведет к появлению того, что называется «грязным террором», то есть использованию радиоактивных элементов в террористических акциях. И то, что может просочиться в руки фундаменталистских мусульманских организаций на Ближнем Востоке, рано или поздно появится и на российской территории – технология, методы работы и даже часто персоналии достаточно свободно кочуют из одного региона в другой. Достаточно посмотреть на имена боевиков, которые были уничтожены или захвачены в Чечне – это хорошо известно. И поэтому проблема, в общем-то, ядерного оружия на Ближнем Востоке и возможных последствий – она проблема не только израильская, а проблема практически всей европейской цивилизации от России до США.

А.ОСИН: Прежде чем спросить вас, каким вы видите решение этой проблемы, я задам еще один вопрос. Еще добавил бы сюда Афганистан. С чем связано вот это увеличение активности организованных террористических группировок, глобальных, я бы даже сказал?

З.ЭЛЬКИН: Я думаю, что мы в каком-то смысле находимся сегодня в ситуации некой цивилизационной войны, я бы даже так ее назвал. Это борьба. Радикальный ислам борется за свое место под солнцем. Он видит в европейской цивилизации – в этом смысле для него практически нет разницы между Россией, Испанией, Англией, США или Израилем. Видит в нем смертельного врага, который мешает ему укрепить свои позиции сегодня в мире. Есть территориальные претензии – они есть тоже практически к очень многим странам. Они есть к России на Северном Кавказе и в других мусульманских регионах России. Они есть на Кавказе. Ислам еще не потерял надежды вернуть себе контроль над Грузией и Арменией – когда-то и они входили в состав Халифата. Они есть к Испании – ислам не потерял надежды вернуть в свои руки Андалусию, они есть, естественно, в Ливане, они есть и по отношению к Израилю. И опять мы все здесь в одной лодке.

И в тот момент, когда радикальный террор чувствует слабину, он всегда усиливает давление – это правило работало неоднократно. И поэтому в очередной раз мировое сообщество проходит здесь экзамен, способность реально, а не только на словах противостоять этой волне террора.

А.ОСИН: Я уточню просто вопрос. Ведь, было некоторое затишье. Вот сейчас эскалация на том же Северном Кавказе – это дело, ну, последнего полугода-года, предположим, да? Приблизительно. Почему именно сейчас снова пошла эта волна? То есть после некоторого затишья. Это в чем причина, как вы думаете?

З.ЭЛЬКИН: Причины могут быть разными. Иногда затишье бывает тактическим, когда руководство террористических организаций предпочитает перенести основную тяжесть удара и своих усилий на другой фронт. А иногда это вызвано некоторым ощущением, что реакция жесткая, которую проявляло, например, западное сообщество и вообще европейский мир в последние годы, возможно, как-то ослабла. Тема немножко сошла с повестки дня, вот та атмосфера, которая была после – мы только недавно отмечали «9/11» и все, что произошло в США. Мы все уже немножко подзабыли. И, может быть, как-то в этом смысле международные радикальные исламские организации чувствуют, что появилась слабина, можно опять усилить давление.

Л.ГУЛЬКО: Ваши оппоненты говорят, и их достаточно много, и к нам сейчас SMS-сообщения присылаются о том, что как можно Ирану запретить ядерное какое-то развитие, когда, там, у Израиля есть атомная бомба, у Пакистана есть ядерная бомба. Что ж Ирану-то запрещать, говорят ваши оппоненты.

З.ЭЛЬКИН: Вы знаете, ситуация с Ираном – она ситуация уникальная. Иранский лидер неоднократно высказывался, например, о том, что одну из своих задач он видит как уничтожение Израиля. В общем-то, ни лидеры Пакистана и ни лидеры других стран, обладающих атомным оружием, не позволяют себе подобных высказываний в отношении стран, входящих в мировое сообщество. Иран в открытую финансирует и поддерживает в том числе и оружием, а не только деньгами, многие крупные террористические организации, например, такие как Хезболла и на сегодняшний момент такие как ХАМАС.

Поэтому вопрос о скорости перетекания радиоактивных технологий от Ирана к террористическим организациям будет только вопросом времени. Кроме этого, Ираном-то не ограничится. Ядерный Иран – это автоматически практически сразу же ядерная Саудовская Аравия, ядерный Египет, возможно, ядерная Сирия, а дальше уже остановить этот процесс будет невозможно. И последствия этого процесса мы встретим не только на улицах Иерусалима и Тель-Авива, а, я боюсь, и на улицах Москвы, Лондона и Мадрида.

Л.ГУЛЬКО: Скажите, Зеэв, возможен ли превентивный удар по Ирану? Об этом говорят многие, не скрывают.

З.ЭЛЬКИН: Конечно, возможен. Правильный путь решения иранской проблемы были бы достаточно жесткие санкции со стороны международного сообщества, которое покажет Ирану, что мир объединился для того, чтобы не допустить такого сползания постепенного в пропасть. В том числе экономические санкции. Но они должны быть четкими и жесткими. Пока, в общем-то, нет общей реакции достаточно жесткой Совета безопасности, мирового сообщества. Пока идут внутренние споры между нами, как именно реагировать, время идет и вопрос, в общем-то, расстояния до той точки. Сначала, который вопрос иметь ядерную бомбу или нет для Ирана – это будет внутреннее решение иранского правительства, а не воздействие каких-то внешних технологических факторов. Счет, возможно, уже идет на месяцы, а не на годы. И в этом смысле если этот путь ни к чему не приведет, то, конечно же, Израиль как страна, которую угрожают уничтожить, оставляет за собой право использовать все пути для того, чтобы защитить себя и не допустить ядерного Ирана.

А.ОСИН: Россия во взаимоотношениях, в частности, ну, не Израиля с Ираном, а, вот, может быть, мирового сообщества с Ираном, занимает такую позицию буфера – как многие считают. Согласны ли вы с этим? И если согласны, то как вы к этому относитесь? Вообще, о позиции России по отношению к Ирану.

З.ЭЛЬКИН: Я думаю, что, действительно, позиция России по отношению к Ирану двойственная. Из того, что я слышал от своих российских коллег, и Россия хорошо понимает и озабочена тем, что ядерный военный Иран представляет угрозу и российским интересам как внутри страны, так и за ее пределами. Но, тем не менее, мне кажется, Россия еще не до конца осознала, что время идет и идет очень быстро, и мы приближаемся к точке, после которой даже если мы все объединимся, может уже оказаться поздно. Поэтому то, чего хотелось бы ожидать от России, – более четкой и даже, может быть, более жесткой позиции в этот момент. Это отвечает, на мой взгляд… Кстати, на взгляд неофициальный многих и российских коллег, российским интересам ничуть не меньше, чем интересам израильским, немецким или английским.

Л.ГУЛЬКО: Спасибо огромное. К сожалению, наше время походит к концу. Маленький вопрос и маленький ответ, буквально. Что по переговорам об освобождении Гилада Шалита? Как продвигаются дела?

З.ЭЛЬКИН: Переговоры идут. К сожалению, мы имеем дело с очень жесткой террористической организацией, которая только поднимает цену. Видимо, реальная цель – это не вернуть Гилада Шалита, а держать в своих руках некоторое орудие, заставляющее и нас, и все европейские страны разговаривать с ХАМАСом. Это только лишний пример того, с какой террористической организацией мы все имеем дело, и не стоит об этом забывать.

Л.ГУЛЬКО: Зеэв Элькин, председатель парламентской правящей коалиции, председатель фракции «Ликуд», депутат израильского парламента был у нас в гостях. Мы встречаемся с вами накануне Нового года. Поэтому я поздравляю вас с наступающим Новым годом и желаю удачи.

З.ЭЛЬКИН: Спасибо большое. И спасибо всем радиослушателям.

Л.ГУЛЬКО: Спасибо.

А.ОСИН: Всего доброго.

Комментарии

1

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

marketolog 16 сентября 2009 | 09:04

Визит парламентария
В феврале-марте я впервые побывал в Израиле волонтёром по программе Са-рель, работал на танковой базе вместе с добровольцами из СНГ, Венгрии, США. Имею две благодарности от руководства базы, встречался с родоначальником программы Давиди ( изучившим русский язык в 75 лет!). Потом навещал родственников, одноклассников, друзей в Беер-Шеве, Хайфе, Тель-Авиве, Иерусалиме, Эйлате... Для меня стало откровением, что среди сарелевских волонтёров много неэтнических евреев. И здесь по моему глубокому убеждению большой резерв по дальнейшему развитию и укреплению дружеских связей между Израилем и его друзьями во всём мире. К сожалению, по ряду причин внимание к программе Са-рель в Израиле ослабело и это огорчает. Участники программы по её окончании выдвинули ряд предложений по её улучшению. Надеюсь, так и произойдёт. И зесь весьма бы пригодилась помощь парламенской фракции , в первую очередь русскоязычной.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире