'Вопросы к интервью
12 августа 2008
Z Разворот (утренний) Все выпуски

Репортаж из Цхинвали


Время выхода в эфир: 12 августа 2008, 10:05

А.ПЛЮЩЕВ: Сейчас у нас на связи есть Цхинвали и Илья Азар. Илья, доброе утро.

И.АЗАР: Алло?

А.ПЛЮЩЕВ: Да, Илья. Доброе утро.

И.АЗАР: Доброе утро.

А.ПЛЮЩЕВ: Вы в прямом эфире Эха Москвы. Ну что же, как прошла ночь в Цхинвали прежде всего?

И.АЗАР: Ну, ночь прошла достаточно спокойная. Насколько я слышал из Москвы, в частности первая спокойная ночь, но в принципе опровергнуть это нельзя. Но вот лично я ночевал в квартире одного старика – там выбиты стекла, а так, в принципе, дом сохранился. И всю ночь по дороге шла техника. Иногда стреляли наши войска на юг, но сам Цхинвали не обстреливался.

А.ПЛЮЩЕВ: Но сам Цхинвал не обстреливался. Скажите, много говорят о том, что грузинские формирования остались – может быть отрезанные, может быть блокированные в лесах и так далее. Есть ли об этом какие-то сведения? Действительно ли они устраивают вылазки или, может быть, за ними наоборот идет охота? Что о тех грузинах, которые остались в Южной Осетии, есть ли они?

И.АЗАР: В самом Цхинвали точно нет. Я вчера был на самом юге Цхинвали, то есть в том месте, откуда заходили грузинские войска в самом начале конфликта. Там много сожженной российской техники, несколько БМП миротворцев. И в принципе грузин там уже никаких нет. И говорят, что довольно спокойно. Хотя вчера ждали атаку, потому что проходили слухи, что со стороны Гори движутся 80 танков. Но вот они не подтвердились судя по всему. Да и вообще, насколько мы здесь слышим, Гори-то уже обстреливают и чуть ли не собираются скоро брать наши войска.

А.САМСОНОВА: Ты говоришь, что провел ночь в доме у мирного жителя. А сколько всего мирных жителей осталось по твоим подсчетам в Цхинвали, сколько там сейчас человек?

И.АЗАР: Ну посчитать это естественно невозможно. Но в принципе, большие дома тут разрушены все, многие сожжены дотла, и внутри, то есть остались только стены. Во всех домах разбиты стекла. Ну то есть жители, которые жили в домах, которые сожжены, они уезжают дальше на север, в основном к родственникам во Владикавказ. А здесь остались только те, у кого дома сохранились в той или иной степени.

А.ПЛЮЩЕВ: А много ли сохранившихся домов? Потому что сообщалось, что город стерт, отутюжен и так далее.

И.АЗАР: Ну вот этого сказать нельзя. То есть как бы домов довольно много. Ну, сохранившиеся дома в той или иной степени опять же. Где-то только стекла, куда-то попал танк и зияет дыра. Но в принципе жить есть где, какие-то дома сохранились. Просто говорят о том, что жить тяжело, потому что нет ни света, ни электричества, ни воды, ни газа. И невозможно купить еды. Где-то раздают хлеб, но то, чтобы купить еды, это невозможно.

А.САМСОНОВА: Насколько много гуманитарной помощи поступило? Насколько ее хватает для тех жителей, которые все-таки остались в Цхинвали?

И.АЗАР: Насколько я понимаю, хватает только хлеба. И раздают еще воду, в бутылках. Никаких излишеств нету. Лично я не могу найти сигареты второй день.

А.ПЛЮЩЕВ: Скажите пожалуйста, Илья, что касается убитых и раненых. Находят ли их до сих пор и каковы данные по количеству? Потому что до сих пор есть очень различные данные. Кто-то называл 1200, кто-то 1400, кто-то две тысячи. Причем эти данные поступали не в хронологическом порядке, знаете, когда увеличивается число жертв? А часто путались друг с другом. Есть ли какие-то данные на сегодняшний момент о числе жертв с одной стороны, и находят ли новых убитых и раненых с другой?

И.АЗАР: Ну насколько я понимаю, точных данных до сих пор нет. Вчера в больнице Цхинвали мне показывали записи, не знаю как называется книга, в которой ведется учет, там было 217 человек раненых, из которых 22 погибло. Но вот дежурный врач мне сказал, что многих не привозили в больницу. На улицах еще встречаются трупы грузинских солдат, их никто не убирает – как вчера мне сказали миротворцы, пусть ими занимается Красный Крест, мы их убирать не будем. Рассказывают, что кто-то сжигает их.

А.ПЛЮЩЕВ: Рассказывают – то есть сами вы не видели?

И.АЗАР: Сожженных не видел. Сам лично только грузин видел на улице. Около пяти, на одной улице, потому что танк сгорел и неподалеку трупов пять. А осетин и русских подбирают МЧС, миротворцы, их уже в общем нету.

А.САМСОНОВА: Правильно ли я поняла, что в Цхинвали есть больница, в которой все еще есть раненые.

И.АЗАР: Нет, я был в больнице вчера. Там раненые были до вчерашнего дня. Когда я был уже вечером, где-то во второй половине дня, последних раненых увезли во Владикавказ.

А.САМСОНОВА: Всех ли похоронили из осетинских жителей и российских миротворцев?

И.АЗАР: Насколько я понял, хоронить их пока негде, потому что их пока хоронят в режиме, не знаю, просто где бы похоронить, а потом собираются перезахоранивать на кладбище. Я просто понял, там нет места сейчас.

А.ПЛЮЩЕВ: Спасибо большое. Илья Азар, корреспондент газеты.ру из Цхинвали был у нас на прямой связи. Вот каким-то образом мы можем картинку того, что там происходит, и как люди пытаются оправиться от гуманитарной катастрофы, действительно, как это пишет канал Вести, предваряя свои сюжеты из Цхинвали. Мы пытались это осознать. Хотя, мне кажется, здесь осознать это крайне невозможно и трудно. Однако…



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире