И.Баблоян: 1035. Максим Курников, Ирина Баблоян. Утренний «Разворот», радиостанция «Эхо Москвы». Подключайтесь. Трансляция на основном канале «Эхо Москвы» в YouTube, а также Яндекс.Эфире. Увидите Дмитрия Гудкова, политика. Дмитрий, Здравствуйте!

Д.Гудков Приветствую! Не могу сказать, доброе утро, но это утро в любом случае лучше, чем утро среды и четверга. Так что здравствуйте!

И.Баблоян Дмитрий, мы за вас, во-первых, переживали очень. Какой форум подряд у вас уже происходят подобные события экономический — второй.

Д.Гудков Второй как минимум.

И.Баблоян Мы за вас очень переживали. Как же так, буквально вы перед нами с Максимом сидели в этой студии.

М.Курников Полторы недели назад мы были в этой студии.

И.Баблоян И вот вас тут нет.

М.Курников Расскажите, как вы те два дня провели, когда вас задержали? О чем с вами говорили? Вы там получили какой-то сигнал, что надо уезжать или уже после?

Д.Гудков Во-первых, давайте начнем с того, что я снова с вами.

М.Курников Это прекрасно.

Д.Гудков Где я нахожусь физически и душой и голосом я с вами и со слушателями «Эхо Москвы». НРЗБ

М.Курников НРЗБ с лягушками, насколько мы слышим.

Д.Гудков Да, я здесь в гостях сейчас нахожусь у Ильи Понамарева. Ильи нету. Он сказал: «Приезжай, тебе откроют». Я тут приехал, а интернет не работает. Я вышел туда, где работает связь в моем телефоне. Поэтому я подключил свой компьютер к телефону, и вот так к вам выхожу.

Как я провел время. В принципе, я рассказывал. Ничего особенно, просто все намного жестче, чем в спецприемнике. Это дырка в полу, это две кровати. Кровати 1.80. С моим ростом метр 96 спать там очень тяжело. Ты там не спишь практически, ворочаешься. Тебя все время водят — везде наручники. Единственное, что неплохо кормили. А так ты просто сидишь в этой камере 3 на 2 метра без информации. Ты не знаешь, сколько времени. Часы даже тебе не передают. Мне тапки отказались передавать. Слава богу, разрешили сходить в душ и то потому, что мой сокамерник уступил мне свою очередь, а так надо неделю ждать. Но это не так важно.

Д.Гудков: Им было важно выдавить меня из страны на какое-то время. Они боялись последствий выборов

Отвечая на ваш вопрос. Очевидно, что если бы они не хотели пустить меня на выборы, они могли бы применить этот новый закон не об экстремизме, а которые запрещает любого человека, поддержавшего в какой-то степени экстремистскую организацию, а у нас теперь ФБК* попадает под действие этого закона, ты не можешь участвовать потом в выборах в течение трех лет. То есть они могли меня так снять. Им было важно выдавить меня из страны на какое-то время. Потому что они боялись не самих выборов, куда никого не допустили, они боялись последствий выборов. То есть Беларусь перед глазами. Лукашенко тоже думал когда-то, что этих можно посадить, не пустить, выборы выиграть, никаких проблем.

Но проблемы все равно возникаю, потому что выборы всегда являются катализатором, триггером разных процессов выхода людей на улицах. Им было важно, чтобы, наверное, лидеров не оказалось в этот момент, когда эти протесты возникнут.

Собственно, все, что произошло. !2… 13 уже обысков. Арест моей тети 60-летней, которую арестовали в день рождения ее внука Максима, моего племянника 6-летнего. Это первое. Даже не намек, это конкретно сказали. Я умею считывать сигналы. Второе: конечно, звонили разные люди пока я сидел. Кто-то звонил Лере, кто меня знает, кто вхож в разные кабинеты, скажем так. Звонили Геннадию Гудкову. В принципе, сказали, что выпустили только для того, чтобы дать время уехать. Времени мало. Дальше все будет продолжено с еще большей силой. Даже когда я находился на свободе, там проходили, оказывается, еще обыски, вызывали в следственное управление моего друга детства, с кем мы играли за сборную Москвы, занимались баскетболом. Только потому, что его отец когда-то, уже покойный, он дружил с моими родителями, он у нас делал сигнализацию у родителей. Даже сына его вызывали на допрос.

Поэтому четко сказали: тетя, брат, и они пойдут дальше, не остановятся. Дана санкция решить вопрос Гудкова любой ценой.

И.Баблоян Дмитрий, на момент, когда вас выпускали, вы уже знали, что это условие такое?

Д.Гудков Нет, конечно, не знал. Я, честно говоря, думал, что меня закроют уже. У меня не было иллюзий. Единственно, появилось надежда, это в 5 вечера, когда я понял, что меня в суд уже не везут. То есть за мной приходят — я думаю: суд сейчас поедем. Обычно говорят: «С вещами на выход». Здесь не с вещами: «Идемте». Я понял, либо следователи, либо адвокаты пришли. В итоге были и те и другие. С меня пытались взять эти биологические типа…

М.Курников Да, с маской эта история.

Д.Гудков: Четко сказали: они пойдут дальше, не остановятся. Дана санкция решить вопрос Гудкова любой ценой

Д.Гудков И мне адвокаты говорят: «Тетя в суде». Я говорю: «Как? Почему меня не повезли?». Говорят: тете предъявили обвинение и требуют просто ограничения, даже не посадки. Я за нее переживал, думал, ее могут посадить. Меня тоже, соответственно, просто если я политик, понятно, что меня за политику, а ее-то за что — просто так, за то, что она моя тетя? «Если у вас нету тети» — песня теперь звучит для меня с другим смыслом.

Соответственно, я понимаю, что в суд не еду. И вот мы сидим, думаем: либо меня на выходе снова задерживают на двое суток, предъявляют что-то новое. Что новое — даже идей не было никаких. Либо адвокат возьмет подписку о невыезд, и дальше они будут чего-то копать там. Тем более, у них дело про оружие. Взяли они с меня ДНК, маску, в которую я подышал. Маской патроны можно протереть — и будет мое ДНК на патронах или еще где-нибудь. Преступление какое-нибудь совершено — нашли ДНК Дмитрия Гудкова. Понятно, как это делается. Если уж они идут на таки меры, значит, они готовы фабриковать что угодно и как угодно.

И вот у меня надежда появилась. И даже когда меня уже освободили, приехал следователь. Я немножко напрягся: значит, куда-то повезут. «Да, говорит, едем на Новослободскую». Я говорю: «Все ясно». Опять у меня надежды растаяли. Потом едем, говорит: «Мы вас высаживаем у Макдональдса». То есть я ни о чем не думал, не догадывался, что я выйду. Но когда я вышел, у меня было время подумать, и я понял, да плюс я поговорил с Геннадием Гудковым, С Лерой поговорил. Они мне рассказали.

М.Курников То есть вас выпустили с телефоном. Это важно.

Д.Гудков Нет, какой телефон?

М.Курников А, потом уже поговорили.

Д.Гудков Конечно, да. Меня выпустили с матрасом, без паспорта. Я такой помятый с матрасом, с пакетом «Ошан». У Макдональдса, где куча людей. Кто-то меня узнал, а кто-то смотрел как на полубомжа. Ну, то есть…

А когда они пришли, я поговорил с Геннадием, я поговорил с Лерой, они мне рассказали, кто им звонил, кто им писал, какие были разговоры. С учетом того, что я давно в политике, я думаю, что я правильно все эти сигналы понял, все эта разговоры. Скажу честно, что один человек — не буду называть, — Геннадию Гудкову сказал, что «арест не самое худшее, что может произойти с Дмитрием. Что это значит, — вот дословная цитата, — решайте сами».

И.Баблоян То есть это один человек из звонивших, предупреждавших.

Д.Гудков Да.

М.Курников Как вы принимали решение, когда, куда?

Д.Гудков: Готов ли я пожертвовать своей семьей ради власти гипотетической будущей? Я не на все готов ради власти

Д.Гудков Я задал себе два вопроса. Первый вопрос. Ну, хорошо, я остался. Они посадили тетю, посадили меня. Это как-то приближает перемены? Это как-то поможет обществу, всем нам сменить режим Путина на какой-то более демократический? Ответ, к сожалению, отрицательный.

Второй вопрос я себе задал: готов ли я? Допустим, я сел, через какое-то время власть сменилась, понятно, что сидельцы часто бывают бенефициарами, — только не как Ротенберг, а в хорошем смысле этого слов — ситуации, потом попадают во власть. Второй вопрос был очень простой: вот ради власти — вот на что я готов ради власти? На все? Готов я пожертвовать жизнью? — это в случае с тетей, понятно, что если закрывают 60-летнею женщину, психологически не готовую — по сути, речь идет об угрозе жизнью, — готов ли я рискнуть жизнью, здоровьем тети, мама, Леры, которая, понятно, держится очень хорошо, она, конечно, сильная женщина, — вот готов ли я просто пожертвовать своей семьей, своими близкими, родными ради власти гипотетической будущей? И я тоже на этот вопрос ответил отрицательно. Я не на все готов ради власти.

И был еще такой разговор внутри. Вот сейчас время, к сожалению, разрушать этот режим для того, чтобы он сменился на какой-то другой. Я просто по своему характеру не разрушитель, я созидатель. Вот строить я готов, реформы — я готов, как написать те или иные законы — я готов; как провести судебную реформу я знаю; как сделать нормальные выборы в стране, я понимаю, что сделать с пенсионной реформой… Вот как законодатель, как человек, который изучал всю жизнь опыт разных стран вплоть до того, где деноминация успешно была проведена, где не успешно, опыт Казахстана, Беларуси.

То есть вот когда будет возможность строить, я смогу, я способен, я умею это делать. Но я не понимаю, как этот режим можно расшатать. Я, конечно, выходил на все эти протесты. Я поддерживаю, я выходил на Болотную, я выходил на проспект Сахарова, я во всем этом принимал участие, даже пытался организовывать. Но это не мой конек, понимаете? Это не мой конек. Притом, что я понимаю, что это правильное движение и этих людей, которые умеют организовывать протесты, которые умеют, как Алексей Навальный, проводить блестящие расследования. Конечно, я их всегда поддерживаю. Но я все-таки в большей степени законодатель, который готов что-то строить. И, мне кажется, что моя была бы польза готовить плацдарм на то, чтобы Россия после Путина была страной правовой, демократической, чтобы были к этому моменту подготовлены все реформы от судебной и так далее.

И знаете, я еще в 19-м году, когда сидел в спецприемнике — это сейчас тоже только что рассказывал журналистам, — в Электростали, прочитал книгу Иноземцева. Иноземцев — один из умнейших людей нашей страны.

М.Курников Уехавший из России.

Д.Гудков Недавно был, кстати, в Москве, мы с ним встречались, обсуждали, в том числе, эту книгу «Несовременная Россия». Очень рекомендую прочитать эту книгу. Она была написана года три или четыре назад, точно не помню. Я ее настолько внимательно прочитал, потому что там были просто удивительные цифры. Например, цифра, которая меня поразила. И он называет, там есть профессиональные русские — это вот «Русский мир» в исполнении российского режима, глупы и агрессивный. А есть мир русский профессионалов. Это люди, которые либо уехали, либо вынуждены были эмигрировать. Это наиболее продвинутые в интеллектуальном смысле люди, которые на круг — вдумайтесь — зарабатывают больше, чем ВВП России.

То есть, грубо говоря, россияне или русскоязычные — как ходите — за рубежом созидают капитал, формируют ВВП больше, чем Российская Федерация. И эти люди сегодня разобщены. Эти люди сегодня, к сожалению, не влияют так, как разные диаспоры, в том числе, украинская диаспора в мире. Но при этом это самая многочисленная группа из всех эмигрантов в постсоветском пространстве.

Д.Гудков: Я могу объединять людей, я могу заниматься просвещением. Это можно делать, не находясь в России

И, мне кажется, что русские профессионалы могли бы при определенных условиях стать очень влиятельной в политическом, экономическом смысле, интеллектуальном, культурном силой, которая могла бы сделать очень много для России, которая могла бы, действительно, добиться гораздо больше, чем те люди, которые сейчас, к сожалению, вынуждены отбывать наказание.

И.Баблоян Дмитрий, вернувшись, буквально на 2 минуты назад, когда вы говорили, что вы созидатель, что вы для того, чтобы строить новую Россию. Но я правильно понимаю, что все, что вы говорили, этим отчасти занимаются депутаты в Государственной думе и Мосгордуме, а я спрашиваю с ужасом в голосе: а о вашем участии в выборах уже точно можно забыть, да?

Д.Гудков Вы что? Я же под уголовным делом. И, более того, в понедельник, 7-го… сегодня 7-е у нас — да сегодня — проходит суд, он прямо в этом время в 10 утра, идет суд по моему участию в акции поддержки Навального 23 января. Соответственно, будет первый протокол, который, по сути, делаем меня участником организованной акции по версии следствия экстремистами. Всё, это уже является прямым ограничением на участие в выборах. Был принят специально по этому поводу закон.

Я честно могу сказать, даже Алексей Венедиктов недавно в эфире «Эха Москвы» рассказал недавно о нашем разговоре где-то 10 дней назад состоялся, что Дмитрий Гудков уже тогда решил на выборы не ходить. Тогда я ему, действительно, сказал: «Алексей Алексеевич, я решил, что подписи для своего участия в выборах я собирать точно не буду, потому что я это проходил уже в 19-м году. Это 15 тысяч подписей, в три раза больше, чем в Мосгордуму. Я, понимаете, смогу, моя команда способна все это собрать. Но если они тетю в заложницы берут, очевидно, что они подписи не зарегистрируют, поэтому заниматься бессмысленным делом я тоже не хочу. Это огромные ресурсы финансовые, организационные и так далее. С «Яблоком» у нас переговоры на тот момент никаким результатом не увенчались. Они сказали, что решат этот вопрос на съезде.

Но я тоже знаю, что на них оказывается очень серьезное влияние, вплоть угрожают снятием списка. И я понимаю, что их тоже поставили в ситуацию нехорошего выбора, что Гудкова вроде бы нельзя не выдвинуть, он наш соратник — и у нас, действительно, со многими людьми в «Яблоке» — со Львом Шлосбергом, Борисом Вишневским — очень хорошие отношения, даже товарищеские отношения. И нее выдвинуть вроде нельзя, да и выдвинуть вроде бы нельзя, потому что тогда вообще весь список рухнет, тогда вообще никто не сможет выдвинуться от «Яблока». Чего «Яблоко» ставить перед таким выбором, зачем это делать?

Если есть возможность кому-то поучаствовать, пусть участвуют. Я ни на кого ни в обиде, я понимаю, в каких условиях всем приходится работать. Поэтому я не хочу вопрос выдвижения делать поводом для очередного конфликта в оппозиции. Я считаю, что с учетом того, что мы живем в XXI веке, пока я под Киевом, я принимаю участие в эфире, я могу написать пост, я могу делать YouTube-канал. Я могу объединять людей, я могу заниматься просвещением. Это можно делать, не находясь в России.

М.Курников Вот смотрите, Дмитрий, у меня в вашей «представлялке» написано: «Дмитрий Гудков, политик», — она правильная? Вы остаетесь политиком или нет?

Д.Гудков Я могу себя считать, кем угодно, но если мы говорим про классическое определение оппозиции в Европе — политика, оппозиция, — то это когда ты имеешь возможность заниматься, организовывать людей, влиять, быть представленным, иметь трибуну. Конечно, в этом смысле мы ближе к диссидентам. Я могу себя назвать политиком, просто в России, к сожалению, политика закончилась, давайте называть вещи своими именами.

Поэтому я просто гражданин нашей страны, который хочет перемен, который все что можно для этого делал и будет стараться делать. Но у меня нет доступа к парламентской трибуне, нет доступа к организации какого-то коллективного действия внутри страны. У меня нет возможности делать масштабные политические проекты внутри страны. Не потом, что я не способен. Вы, наверное, помните нашу компанию 17-го года в месс, когда мы выбрали 267 независимых депутатов. Это был мощный, крутой проект, я им горжусь, честно могу сказать. Даже сам тогда не избирался, но помогал. Но это было что-то феерическое на тот момент, когда уже никто не верил. Сейчас такое делать никто не даст. Юлия Галямина хотела земский съезд в Новгороде провести, земский съезд. Там было 25 человек. Ну, вы же знаете, чем это закончилось.

Д.Гудков: В России, к сожалению, политика закончилась, давайте называть вещи своими именами

Недавно еще новые правые организовывали конференцию, куда меня приглашали, я не смог приехать. Ну, и что? Там сотрудники полиции встречали. То есть сейчас просто тебе не дадут заниматься. политикой.

М.Курников Дмитрий, как вы пересекали границу, несколько это произошло спокойно, или были какие-то совещания на границе и так далее.

Д.Гудков НРЗБ

М.Курников К сожалению, что-то со связью, Дмитрий.

Д.Гудков Помойки всякие пишут — телеграм-помойки, — что Гудков куда-то сбежал…

М.Курников Жаль. На самом интересном месте у нас прервалась связь с Дмитрием Гудковым. И времени больше нет ждать, чтобы она восстановилась.

Спасибо огромное Дмитрию Гудкову за то, что он в этот момент, находясь как раз у Ильи Понамарева за городом (лягушек вы могли слышать) дело происходит, не в Киеве, а за городом. Спасибо Дмитрию Гудкову, что он вышел на связь, ответил на вопросы.

* — власти считают иноагентом



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире