'Вопросы к интервью

А.Нарышкин: 935. «Разворот» на «Эхе» продолжается. Маша Майерс и Алексей Нарышкин здесь. К нам присоединяется Араз Агаларов, президент Crocus Group. Доброе утро вам!

А.Агаларов Доброе утро!

М.Майерс Доброе утро!

А.Нарышкин Расскажите нам сразу про госпитали, действительно, ли вы их начали разбирать? И не считаете ли вы, что вам в какой-то ближайшей перспективе придется собирать?

А.Агаларов Мы уже привыкли всё, что нужно разбирать, собирать, потом снова разбирать. На самом деле там было первое задание: у нас был госпиталь на 18 тысяч квадратных метров, 1100 человек. Мы его собрали. Потом его оказалось мало. Мы строили по заданию еще один госпиталь.

А.Нарышкин Мы говорим о том, что у вас в «Крокусе» было и в «Патриоте» потом второй?

А.Агаларов Нет, к «Патриоту» я не имею никакого отношения. Я говорю т л про «Крокус». Там мы организовали второй зал еще на 1100 человек. У нас госпиталь стал емкостью 2200 человек. Честно говоря, я сам не ожидал, что там будет такое большое количество людей. Там прошло более 1000 человек. И слава богу, там летальных исходов… я, во всяком случае не слышал. То есть более-менее все выздоравливали. И странная была история, что мне звонили достаточно известные люди и говорили, что какие-то их родственники там находятся, не могу ли я помочь и так далее.

А.Агаларов: У нас был госпиталь на 18 тысяч квадратных метров, 1100 человек. Потом его оказалось мало

То есть госпиталь к моему удивлению — я думал, что это будет просто резервное помещение — оказался очень востребован. И вместо положенных… мы планировали, что он будет месяц, но сейчас нам всё это продлили до августа. Теперь в связи с тем, что в августе я не могу себе позволить держать там госпиталь, потому что у нас начинается выставочная программа, я договорился с больницей с Московской областью.

У нас есть два варианта решения вопроса. Первый павильон мы пока временно разбираем и собираем в другом помещении «Крокуса», который будет свободен на этот период, и собираем его в режиме такого полусобранного, полускладского состояния, то есть чтобы можно было его развернуть в любой момент. А второй госпиталь мы будем разбирать уже в конце июля, в начале августа, потому что 7 августа у нас уже планируется выставка, надо делать дезинфекцию, обрабатывать, большую работу проводить.

А.Нарышкин Загруженность этих пространств на пике какая была именно заболевшими?

А.Агаларов Вы знаете, где-то порядка 50%.

А.Нарышкин Не совсем понял, для вас эти госпитали — 2, получается, в совокупности — это история коммерческая, вы заработали что-нибудь на этом?

А.Агаларов Мы еще не знаем, потому что нам пока на сегодняшний день оплатили только порядка, если не ошибаюсь, 70% стоимости и пока задания как бы, поручения продолжаются.

М.Майерс Да, вы несколько раз сказали слово «задание». Хотела уточнить, какая процедура, с кем вы взаимодействуете, кто вам эти задания ставит. Действительно, это коммерческая или социальная ответственность бизнеса или как это всё преподносится? Это тендеры, это госконтракты — как это организовано?

А.Агаларов Нет, тендера быть никакого в данном случае не может, потому что нам звонят 25 апреля и говорят, что через 10 дней мы должны построить госпиталь. Вот такая история. Мало того, когда звонили и давали это поручение, это делал лично губернатор.

М.Майерс Московской области?

А.Агаларов Московской области. В тот момент даже денег, ни контракта, ничего не было.

А.Нарышкин То есть вы сначала на свои деньги начали строить, потом вам постепенно…

М.Майерс Вам это должны компенсировать, да?

А.Агаларов Да, должны.

А.Нарышкин Слушайте, а у вас же с Сергеем Пархоменко нашим как раз по этому поводу была такая забавная перепалка как раз из-за процедуры, что вы это, собственно, получили как-то без конкурса, и какие-то там странные вам насчитали суммы. Можете напомнить, на чьей стороне в тогда была правда? И вы ему дольно смешно ответили, мне кажется, хотя это ему могло так не показаться.

А.Агаларов Он вцепился в сумму 1 миллиард 100 миллионов, что «за один госпиталь ему дали 1 миллиард 100 миллионов — это очень много. Как это так? Можно было сделать за 50 миллионов» и так далее. Потом нам дали поручение строить второй госпиталь. ! миллиард 100 миллионов — это лимит бюджетных ассигнований. Это не то, что мне дали. И когда нам поручили второй госпиталь якобы тоже по цене 1 миллиард 100 миллионов, я тогда к нему обратился, что если он такой большой специалист в строительстве госпиталей, пусть придет и за этот миллиарда за 5 дней построит второй госпиталь. Ну, он что-то мне пытался ответить. Не знаю.

И на сегодняшний день, если говорить о деньгах, нам на все эти процедуры, на аренды, на перестройки, переносы, складирование — потому что у нас, вы понимаете, практически два огромных зала были в 6-месячной аренде — с учетом все этих денег мы пока получили, по-моему, если мы не ошибаюсь, 1 миллиард 200 тысяч.

А.Нарышкин Значит, 1 миллиард 200 тысяч вы получили — это 70% от общей стоимости. То есть, сколько всего вложили?

А.Агаларов Не-не-не. Это 70% от лимита бюджетных ассигнований. Это говорит о том, что мы сейчас должны пойти в экспертизу… Почему мы не идем — потому что нет конца истории. И в экспертизе мы должны подтвердить наши затраты. То есть экспертиза смотрит на фактические зарплаты, сколько людей работало, что мы купили, какие у нас перегородки, какие санузлы, как мы провели воздух, какой там стоит МРТ, что стоит в реанимационном секторе — там 120 койко-мест. И после этого экспертиза устанавливает цену. Она может быть больше этой суммы, она может быть меньше этой суммы. То есть экспертиза, она как бы достаточно жестко определяет стоимость.

А.Агаларов: Госпиталь к моему удивлению оказался очень востребован

А.Нарышкин А вы сейчас сколько своих вложили, на данный момент?

А.Агаларов На данный момент мы ничего своего не вкладывали. Потому что у нас 6 павильонов, которые находились в аренде. Вы же понимаете, что здание, госпиталь размером 36 тысяч квадратных метров, его надо отапливать, его надо охлаждать, его надо вентилировать, его надо обеззараживать, надо обслуживать в санитарном отношении, его надо охранять. Там есть противопожарная безопасность и так далее. Это все тоже стоит денег. Поэтому часть денег уйдет на аренду. Аренду мы установили практически по госцене, хотя у нас наша аренда, она в 4 раза больше, чем та, которая нам НРЗБ.

А.Нарышкин Вы прибыль итоговую, в какую сумму оцениваете? Мы победим коронавирус, окончательно разберете госпиталь, все поправятся, все будут обниматься. А потом вы придете к бухгалтеру, начнете считать — и там что увидите?

А.Агаларов Есть понятие расчетной прибыли порядка 10–15%. Это в любых проектах мы обязаны…

А.Нарышкин В рублях скажите, пожалуйста.

А.Агаларов В рублях это, допустим, 150 миллионов рублей, с которых мы должны заплатить, естественно, НРЗБ, налог на прибыль и так далее.

А.Нарышкин А вы не боитесь, что когда только это всё закончится, в ваш адрес будут звучать упреки: «Вот какого черта Агаларов наживался во время пандемии на заболевших? Мог бы и бесплатно, наверное, всё это построить за свои деньги. Наверняка не бедный человек».

А.Агаларов Вы знаете, бедный.

А.Нарышкин Бедный?

А.Агаларов Да.

М.Майерс Поясните.

А.Агаларов Поясняю. У меня работает 15 тысяч человек с заработной платой 900 миллионов рублей в месяц.

М.Майерс Так.

А.Агаларов У меня налоговая нагрузка — 8,5 миллиардов рублей в год. У меня кредитная нагрузка 6,5 миллиардов рублей в год — это только проценты по кредиту без компенсации тела. И после этого. как меня закрыли за 3 месяца, вы понимаете, что я людям должен был продолжать платить зарплату. С банком, слава богу, я договорился, мне этот квартал перенесли. Не подарили, а просто перенесли на будущие периоды. А налоговую нагрузку мне никто не отменял.

А.Нарышкин Вы сейчас так подвели к тому, что мы должны вас все вместе пожалеть со слушателями, нашими зрителями.

А.Агаларов А меня жалеть не надо. Я в таком состоянии нахожусь много лет и это выдерживаю. И я вам это не подвел, я рассказал факты. Это не то что размышления чьи-то. Это реальный факты.

А.Нарышкин Так у вас положение, если охарактеризовать одним словом, оно бедственное?

А.Агаларов Оно не бедственное, оно нормальное, потому что мы вышли из карантина, начинаем работать. Мы можем сами себя содержать, платить налоги, платить зарплату, платить проценты.

М.Майерс Вы имеете в виду открытие торговых центров и возобновление выставочного цикла, выставочной деятельности или что-то еще?

А.Агаларов: Налоговую нагрузку мне никто не отменял

А.Агаларов Нет, я имею в виду именно это. Во-вторых, в условиях, когда у меня было все закрыто, и я не понимал, как заплатить людям зарплату — вы же понимаете, какой бюджет, это почти миллиард в месяц — то есть в течение 3 месяцев мне надо было людям платить зарплату. И в этот момент вы еще предлагаете на свои деньги… Там меня бы мой коллектив просто пришел бы и плюнул в лицо и сказал: «Ты нам не платишь зарплату, а строишь какой-то госпиталь для кого-то». понятно, что это не какой-то и не для кого-то — это нужная вещь. Но на него у нас в тот момент денег не было.

А.Нарышкин У нас в эфире — Араз Агаларов, президент Crocus Group. К госпиталю, если можно, еще раз вернемся. Вот вы сказали, что Воробьев вам позвонил или от Воробьева и сказали, что надо строить — правильно?

А.Агаларов А вы не можете на какую-нибудь другую тему начать говорить…

А.Нарышкин Не-не-не. Можем, можем. У нас еще время есть. просто уточняющий вопрос: правильно ли я услышал вас?

А.Агаларов Да-да.

А.Нарышкин А вот эта процедура, о которой, по-моему, Пархоменко тоже писал, он не предусмотрена? Не знаю. Мы же привыкли говорить, что в России есть телефонное право, и это, наверное, не очень хорошо. Здесь тоже какие-то телефонные заказы.

А.Агаларов Ваши версии конкурса расскажите мне, пожалуйста.

А.Нарышкин Ну как. Есть госзакупки условные, про которым нам рассказывают. Правительство Московское области. Ты пишешь: «Нам нужен госпиталь. Собираем идеи. Вот у нас такие-то критерии». Я же не бизнесмен, слушайте. Мы поэтому с вами по разные стороны, не баррикад, но просто по разные стороны.

А.Агаларов Но вы же должны понимать, что когда что-то надо сделать немедленно… конкурс — это процедура. Вы знаете, сколько готовится конкурс?

А.Нарышкин Нет.

А.Агаларов Минимум месяца три. Подготовка идет конкурса.

А.Нарышкин Ну, просто в экстренных условиях это нормально, когда губернатор звонит бизнесмену и говорит: «Давай».

А.Агаларов Допустим, представьте себе, что наводнение, пожар. Вы будете что, проводить между пожарными командами, кто поедет на пожар?

А.Нарышкин Да нет, по итогам я понимаю, что всё правильно. Но когда уже всё отстоялось чуть-чуть, я начинаю думать: Черт! А в друг кто-то из них коррупционер, и вдруг они большие друзья и, наверное, в каком-то приличном обществе это по-другому должно быть организовано.

А.Агаларов Как, расскажите?

А.Нарышкин Ну, я не знаю, как. Вот гложет что-то меня, понимаете?

А.Агаларов Понимаете, если кто-то что-то критикует…

А.Нарышкин Предлагай.

А.Агаларов Он всегда знает, как должно быть. Вот вы говорите, что так неправильно, должен быть конкурс, как это так — телефонное право…

А.Нарышкин Хорошо. По-другому. Мы сейчас с темы госпиталей перейдем обязательно на другие. Вы с Воробьевым в каких отношениях, вы с ним друзья?

А.Агаларов Нет.

А.Нарышкин Не друзья. Вот. По крайней мере, вы не друзья. Потому что могло показаться, что Воробьев в кризисной ситуции звонит ближайшему своему другу, который, оказывается. занимается еще недвижимостью и…

А.Агаларов: Экономика страны съежилась практически в расчетных единицах в два раза

А.Агаларов Я, честно говоря, не совсем сейчас понимаю вашу логику, потому что, а кому он мог позвонить?

А.Нарышкин А вы единственный в столичном регионе человек, которой мог это построить?

А.Агаларов Конечно.

А.Нарышкин Точно?

А.Агаларов Абсолютно. А где у вас еще есть площади по 40, по 50 тысяч квадратных метров?

А.Нарышкин Я не знаю. Слушайте, это же вы разбираетесь в рынке. Я абсолютно новичок. Может быть, я только заходить буду.

А.Агаларов Зачем вы спрашиваете? Он же звонит не на склад картошки. Он звонит в самый большой выставочный центр.

М.Майерс Потому что нужны были площади, я правильно вас понимаю? Просто физические стены, потолок и пол нужны были в первую очередь.

А.Агаларов …Госпиталь организовать. Госпиталь можно организовать… сегодня в мире была практика: во всех выставочных центрах мира были организованы госпитали. Сейчас даже показали, по-моему, в Индии на 10 тысяч мест организовали госпиталь. Поставили кровати и тумбочки просто и назвали это госпиталем.

У нас, слава богу, была немного другая история. У нас стояли и кровати, и тумбочки, и в каждой палате были санузел — и душ и туалет, и раковина, — и кнопка вызова и кислород. То есть это был настоящий полноценный госпиталь, в котором вылечилась тысяча с лишним человек. Можете обзвонить, кстати, этих людей, послушать мнение о том, как они лечили, были ли они довольны или нет.

М.Майерс Араз Агаларов, президент Crocus Group. Давайте про бизнес поговорим. Я периодически читаю, что говорят наши чиновники, я имею в виду монетарные власти, финансовые власти. Они говорят, что в России всё более-менее в порядке, и мы преодолели, в общем, этот тяжелый период. На ваш взгляд, насколько вам близки такие оптимистичные оценки? Как страна, российский бизнес прошел через этот период или самое страшное, может быть, еще впереди?

А.Агаларов Да нет. у нас самое страшное у нас всё время, оно и впереди и сзади.

М.Майерс Оптимистично, да.

А.Агаларов Дело заключается в том — я сразу скажу о той проблеме, которая меня беспокоит — есть понятие «международная резервная валюта» — это доллар. Я начинаю с конца. И все, любой бизнес, любая экономическая деятельность исчисляется, в конечном счете в долларах. Это, знаете, как расстояние мерить в километрах или в метрах. То есть если вы работаете в национальной валюте и в вашей национальной валюте вы растете, но с учетом того, что ваша национальная валюта слабеет по отношению к доллару и, в конечном счете, ваш ВВП в долларах получается меньше, чем в прошлом году, значит, у вас экономика уменьшается. Это прописная истина, которую понимает любой экономист.

Так вот, понимаете как, у нас был валовый продукт, когда доллар был 30, потом он вдруг стал 60. Вы понимаете, что экономика страны съежилась практически в расчетных единицах в два раза. Все думают: Да нет, это не может быть, это вот рубли, у нас внутренний рынок, у нас всё производится внутри. Это не так, потому что все равно курс национальной валюты показывает, грубо говоря, экономическую мощность относительно другой страны, если вы ее берете в каком-то измерении. Допустим, для понимания масштабов цифр: США со всеми их долгами, у них ВВП — 20 триллионов; Китай — там разные цифры, они скрывают свою производительность…

М.Майерс Ну, много. У нас, по-моему, 2. Мы десятикратно от них отстаем?

А.Агаларов 1,5 примерно. И сейчас с увеличением на 15% полтора превращается в 1.35. И при такой экономической политике, когда у нас так называемый плавающий курс рубля, мы никогда не сможем выйти из того кризиса, в котором мы находимся. То есть рубль должен быть стабильным для того, чтобы пришли в нашу страну деньги, пришли предприниматели, что они вошли в страну с курсом 60 и через 3, 5… 10 лет вышли, продав свою собственность или что-то заработав с тем же курсом. Если они заходят с курсом 60, а выходят с курсом 120, они понимают, что здесь ничего заработать нельзя и сюда серьезные компании с большими инвестициями просто не придут никогда.

А.Нарышкин Вы с Трампом давно общались?

А.Агаларов Я с Трампом общался до его избрания президентом США.

А.Нарышкин А потом?

А.Агаларов А потом я его просто поздравил, на этом общение закончилось.

А.Нарышкин А вы его как поздравили — эсэмэской?

А.Агаларов Нет, письмом.

А.Нарышкин А он ответил вам?

А.Агаларов Ответил.

А.Нарышкин А что сказал?

А.Агаларов У него манера отвечать на твоем же письме. Вот так он размашисто пишет фломастером на твоем же письме: «Наилучшие пожелания! Большое спасибо! НРЗБ».

А.Нарышкин Вы же за новостями смотрите не только в России, я думаю, но и в мире. Как вам кажется, Трамп Америку великой сделал?

А.Агаларов Нет.

А.Нарышкин А что не так с ним?

А.Агаларов Я думаю. Не с ним, я думаю, с ними со всеми.

М.Майерс А после этого хочется спросить: А Путин Россию великой сделал?

А.Нарышкин Нет, это другое. Подожди.

М.Майерс Я просто пытаюсь уловить твою логику. Это я к коллеге обращаюсь.

А.Нарышкин Но Трамп, его бизнес-гений вы признаете? Вообще, потенциал был.

М.Майерс Нет, он бизнес-гений в своем локальном строительстве — строительстве своих гостиниц, казино и так далее. Но в масштабах страны для того, чтобы понимать, что нужно сделать для страны, надо понимать общую мировую геополитическую систему и понимать, как движется экономика мира и вообще, от чего она зависит.

Например, у Америки было огромное преимущество за счет того, что у них были минимальные ввозные пошлины. И как бы это считалось плохо, потому что Америка много импортировала, меньше экспортировала. Но это позволяло американским предпринимателям скупать со всего мира огромное количество товаров очень дешево и всему миру их продавать. То есть вы, наверное, часто встречали в американских магазинах не Made in USA, а Printed in USA, Design USA. То есть они покупали китайские товары, условно говоря, навалом, на вес, распечатывали, разупаковывали, и это продавали как свое. И зарабатывали огромные деньги.

Но сегодня с учетом того, что Трамп, условно, поднял пошлины для каких-то товаров, это, наверное, станет невозможно. Это большой удар. Все-таки перетащить производство в Америку в кратчайшие сроки — то, что он хотел — у него вряд ли получилось. Но экономический удар он по своей стране в определенном смысле нанес.

А.Нарышкин К вам иск подавали — к вам и вашему сыну США — по-моему, комитет Демпарти. Чем эта история закончилась, или она в процессе? По поводу сговора. Вот это громкое дело, что русские договорились с Трампом выиграть на выборах в 16-м году.

А.Агаларов Это дело кончилось нашей полной победой без права повторной переподачи в суд. То есть Демпартии запретили повторной с этой проблемой обращаться, потому что у них не было никакой доказательной базы.

А.Агаларов: Если бы не было Путина, то в стране было бы хуже

А.Нарышкин То есть вы в сговоре не участвовали?

А.Агаларов К счастью, нет.

А.Нарышкин Мы сейчас перерыв небольшой сделаем. Пожалуйста, подождите. У нас еще 2 минуты. Это реклама. Это Араз Агаларов, президент Crocus Group в эфире «Эхо Москвы».

РЕКЛАМА

А.Нарышкин Араз Агаларов, президент Crocus Group у нас в эфире. Владимир Путин-то сделал Россию великой? У него времени побольше было, чем у Трампа с Америкой.

А.Агаларов У него времени было побольше, но он получил более разрушенную страну, чем Америка. И, в принципе, если мы говорим о Путине, я могу сказать следующее. Мое твердое убеждение, что, может быть, каких-то экономических высот мы не достигли, но, во всяком случае, если бы не было Путина, то в стране было бы хуже.

Это мое твердое искреннее убеждение, потому что в стране у нас происходили разные события, разные регионы, разные территории. Я строил на острове Русском, допустим, университет в недалеком прошлом. И вообще, было ощущение, что Приморский край может отвалиться, уйти в Японии. То есть есть процессы, которые мы отсюда не видим. Но когда ездишь немножко по стране, понимаешь, что не всё в порядке. И то, что страна сохранила свое единство на сегодняшний день — это одно из крупнейших достижений сегодняшнего…

М.Майерс Простите ради бога, что перебиваю. Все-таки у нас Путин может еще потенциально, в теории до 36-го года сидеть. Что сделано, понятно. А что надо сделать в экономике? Вот прямо по верхам, точечно. Вот если тот же Путин еще 16 лет, условно?

А.Агаларов Понимаете, вы хотите, чтобы за одну минуту я дал программу развития…

А.Нарышкин За полминуты, если можно.

М.Майерс Нет, ну, например, вы мне сказали, что надо победить тэковую зависимость.

А.Агаларов Надо, да. Это понятно, что надо уходить от нефтяной зависимости. Самое главное — надо стабилизировать курс рубля и убрать с валютной биржи валютных спекулянтов.

М.Майерс Спасибо большое! Араз Агаларов, президент Crocus Group был в нашем эфире. Наш «гвоздь». Это утренний «Разворот».



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире