'Вопросы к интервью
13 января 2020
Z Разворот (утренний) Все выпуски

СК назвал ограбление главной версией убийства российских журналистов в ЦАР


Время выхода в эфир: 13 января 2020, 10:20

Т.Фельгенгауэр Насколько подобная версия, утверждение вызывает доверие или вызывает какие-то вопросы. Узнаем сейчас у Ирины Гордиенко, специального корреспондента «Новой газеты». Ирина, здравствуйте!

И.Гордиенко Здравствуйте!

Т.Фельгенгауэр Вы прочитали, несомненно, интервью Игоря Краснова. Какие вопросы к Следственному комитету? Что это за версия такая с ограблением, при котором все ценности остались на месте?

И.Гордиенко Вы знаете, у меня вопросов масса к Игорю Краснову просто потому, что к моему большому, великому сожалению прошло полтора года после убийства и за эти полтора года «расследования» целый генерал-лейтенант, замглавы Следственного комитета, который должен говорить не просто слова, а предоставлять нам доказательства, рассказывает об этом резонансном убийстве только общими фразами.

А.Плющев Я прошу прощения, вообще, ужасно похоже на пресс-релиз, которыми нас кормили в течение этих полутора лет, он просто пересказал пресс-релиз.

И.Гордиенко Он просто пересказал пресс-релиз, а это значит только одно — что у Следственного комитета Российской Федерации никаких новых сведений просто нет и больше ничего. Потому что те пару абзацев, что он рассуждал про это убийство, он не применул упомянуть о том, как незамедлительно тела были доставлены в Москву. И, судя по всему, это единственный успех Следственного комитета за эти полтора года. Притом, что в доставке тела участвовал не только Следственный комитет, точнее, далеко не он, а МИД России и так далее. И спасибо им за это больше. Действительно, тела были доставлены.

Но с тех пор никаких новых сведений у Следственного комитета просто нет. И мне очень жаль, что целый замглавы Следственного комитета может рассуждать об этом только в общих фразах и больше ничего. По любому нюансу этого убийства, даже если разбирать версию Игоря Краснова, есть масса и масса вопросов, на которые ответа у Следственного комитета нет.

А меня лично как потерпевшую по делу главный следователь по фамилии Шараев вообще уже отказывается принимать. Он мне говорит: «Пишите официальные запросы». Я написала официальный запрос на встречу еще в ноябре. Никаких ответов нет, потому что сказать ему нечего абсолютно.

Т.Фельгенгауэр Ирина, я бы хотела отметить, чтобы мы проговорили, потому что не все, возможно, в курсе. Если принимать на веру версию с ограблением, исчезли ли какие-то ценные вещи? То есть мы же понимаем, что ограбление совершают с целью наживы.

И.Гордиенко С вещами здесь своя история, потому что личные вещи доставлялись — я повторюсь, личные вещи — это то, что было при них, потому что в деле об убийстве очень важна одежда, которая была на погибших, — так вот этой одежды нет до сих пор в природе. И совершенно случайно мы, родственники погибших узнали из переписки с посольством РФ в ЦАРе, эти вещи были сожжены. Они заявили нам буквально пару месяцев назад, что вещи были сожжены, а без них провести полноценную баллистическую экспертизу, которая критически важна при расстреле людей, просто невозможно. И даже это официально Следственный комитет не заявляет.

В Москву буквально полгода назад, спустя год после убийства, были доставлены их вещи — рюкзаки и так далее, что было при них, — но родственникам их еще не предъявляли. Следственный комитет отмалчивается по этому поводу. Только Мария Захарова пресс-секретарь МИДа заявляет, что вещи доставлены, они переданы в Следственный комитет. И всё ,и никаких результатов, что они сделали за эти полтора года просто нет.

И я тесно общаюсь с нашими иностранными коллегами журналистами, которые тоже занимаются, интересуются этим убийством, и они говорят, что все смеются над нашим Следственным комитетом либо из-за их некомпетентности, либо сознательным сокрытием того, что произошло, потому что убийство с целою ограбления — это просто версия, которая не выдерживает никакой критики, потому что это неправда.

А.Плющев Как вы полагаете, что может сподвигнуть российские следственные органы на то, чтобы каким-то образом изменить политику здесь? Насколько я понимаю, сейчас политика такая. Они отправились на свой страх и риск туда — я просто перевожу пресс-релиз на русский язык, — по туристическим визам. Им там отказало Минобороны, они все равно не успокоили. Их ограбили и убили. Всё. Точка. Что может сподвигнуть Следственный комитет отказаться от этой версии? Расследование других журналистов или что-то еще?

И.Гордиенко Только политическая воля, больше ничего. Потому что все возможности расследовать этой дело у Следственного комитета есть. А если он даже не допрашивает и не проясняет роль Кирилла Романовского — это журналист РИО ФАН, который сыграл очень важную роль в этом деле. И они просто уходят в несознанку и ничего не говорят о нем, а он — вот, пожалуйста, гражданин Российской Федерации, он в Москве бывает часто. Проясните его роль. Они отказывают делать даже это. Что говорить о чем-то еще? Значит, за весь период расследования я общалась с несколькими следователями, и по ним было видно, что они бы рады, они бы сделали, но вышестоящее начальство не дает добро. Поэтому у нас есть только версия ограбления.

А.Плющев У нас-то есть разные версии, в смысле это у Следственного комитета только есть одна версия, а у нас есть разные, и, в том числе, есть версия «МБХ медиа», которое проводило свое собственное расследование. Как вы относитесь к тому, что пришли они?

И.Гордиенко Вы знаете, у «МБХ медиа» и вообще, у Центра «Досье», который провел собственное расследование, есть одна важная вещь — у них есть железные доказательства, в частности, биллинги. Пожалуйста, берите биллинги, перепроверяйте их и скажите, что это неправда. По этим биллингам видно и можно проследить цепочку, начиная от водителя и от офицеров полиции ЦАР, которые следили за ребятами ровно с той секунды, как они приземлились в ЦАРе, и эта цепочка ведет к нашим офицерам, к Бойцам Вагнера, к советнику президента ЦАР по безопасности Захарову и к людям Пригожина.

Пожалуйста, перепроверьте эти биллинги и скажите, что это не так. Но Следственный комитет предпочитает этого не замечать. Поэтому я доверяю больше той версии, где есть конкретные и железные доказательства, то есть документы и конкретные вещи. У Следственного комитета ничего этого нет.

А.Плющев Спасибо большое!

Т.Фельгенгауэр Ирина Гордиенко, специальный корреспондент «Новой газеты», она супруга Органа Джемаля, поэтому она проходит как потерпевшая сторона по этому делу.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире