'Вопросы к интервью

Т.Фельгенгауэр У нас по телефону на прямой линии связи сейчас Елизавета Осетинская, основатель The Bell. Лиза, здравствуйте.

Е.Осетинскская Здравствуйте.

А.Плющев Доброе утро. Я вчера наблюдал за тем, что произошло. И я понимаю, почему под этим обращением, которое все обсуждают, фамилия Муратов, почему там фамилия, естественно, Тимченко и Колпаков. Откуда там взялась фамилия Елизаветы Осетинской?

Е.Осетинская А вы знаете, это очень просто объясняется. Просто впопыхах ни у кого нет времени объяснить. Я член «борда» в «Медузе». И просто, естественно, в той ситуации, когда меня Галя попросила, я, естественно, полностью время свое посвятила всему. Но и без этой просьбы, честно говоря…

А.Плющев Член совета директоров — «борда» (Board…), поясним просто.

Е.Осетинская Да, член совета директоров или наблюдательного совета. И просто это не объявлено. И нужно спросить у Тимченко — это правильно. Потому что просто было не до того это объявлять, вот и всё.

А.Плющев А вы принимали участие в переговорах, о которых рассказывает Муратов?

Е.Осетинская Нет.

А.Плющев Что-нибудь вам известно про них? Ну, например, было ли вот это заявление условием?

Е.Осетинская Мне неизвестно о том, что были какие-то бы ни было условия. Слушайте, если вы хотите позицию понять, во-первых, вы меня сейчас не спрашиваете как следователь: «Ты подписывала?» Нет, я ничего не подписывала.

Т.Фельгенгауэр Нет, у нас просто не очень много эфирного времени, поэтому коротко формулируем. Но мы можем делать более распространенные предложения.

Е.Осетинская: В тот момент, когда как бы произошло освобождение, призывать куда бы то ни было медиа не имеет права

Е.Осетинская Мне кажется, что это та тема, на которую стоит потратить время. Смотрите, в чем, в частности, моя позиция. Вообще, медиа не может призывать к каким-то политическим акциям неповиновения и повиновения, и, вообще, медиа — non possible по определению. Все медиа как бы в Америке там обвиняют в том, что они отошли от принципа non possible и стали possible. И в этом основная претензия. Медиа не может… Например, «Эхо Москвы» не может объявить призыв: «Все идем на митинг», если только личная как бы принципиальная, человеческая позиция справедливости, защиты и так далее не превалируют в тот момент над функцией медиа, то есть не происходит что-то фундаментально сотрясшее основы.

А.Плющев Но мы не слышали, чтобы «Медуза» призывала.

Е.Осетинская Секундочку. И «Медуза» нарушила как бы этот принцип non possible в тот момент, когда основы были сотрясены. И я бы нарушила тоже этот принцип, и это правильно. Но в тот момент, когда как бы произошло освобождение, мне кажется, что призывать куда бы то ни было медиа не имеет права.

А.Плющев Давайте разберемся. Чем же «Медуза» нарушила?

Е.Осетинская Я не говорю, что она нарушила.

А.Плющев Вы говорили, что она нарушила.

Е.Осетинская Нет, подождите. Вы меня услышьте правильно.

А.Плющев Давайте.

Е.Осетинская Медуза призвала как бы людей всячески поддерживать Ивана. Она отошла немного от принципа медиа и стала больше в тот момент, чем медиа. Но вы не ждите, что «Медуза» навсегда останется больше, чем медиа. «Медуза» не имеет права быть больше…

А.Плющев Безусловно. Но нет, вы как раз поступили больше, чем медиа, Елизавета, не вы лично в смысле, а «Медуза», членом «борда» которого вы являетесь, потому что вы призывали не ходить. Ходить или не ходить — это в любом случае призыв. И вы призывали не ходить, поэтому вы как раз поступили не как партизан, а как одна из сторон.

Е.Осетинская Подождите, стоп! Вы мне дадите сказать? Я очень четко знаю, что я делала, чего я не делала. Был митинг в поддержку Ивана Голунова. Иван Голунов освобожден. Мы не можем призывать куда бы то ни было пойти в поддержку Ивана Голунова после освобождения. Иван Голунов освобожден.

А.Плющев Так никто от вас и не требовал. Вы призвали не ходить. Вы подменяете понятия сейчас в прямом эфире.

Е.Осетинская Совершенно я не подменяю ничего. Я абсолютно ничего не подменяю.

А.Плющев Вы призывали не ходить.

Е.Осетинская Еще раз: была акция в поддержку Ивана Голунова. Следующая акция — мы просто не обсуждаем в ключе ходить или не ходить. Мы не можем призывать. Понимаете, я как медиа The Bell не могу призывать идти на акцию или не идти на акцию.

А.Плющев Так никто этого не требовал.

Е.Осетинская Ну, и хорошо. А в чем претензия?

А.Плющев Что вы призывали не ходить.

Е.Осетинская Послушайте, мы не призывали ходить или не ходить.

А.Плющев Именно выпить сегодня?

Е.Осетинская Вы мой пост прочитайте. Мы выпили вчера.

А.Плющев Рад за вас — есть время выпить. Хорошо. Спасибо большое. Елизавета Осетинская, основатель The Bell.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире