'Вопросы к интервью

А.Плющев Главный редактор сетевого издания «Морской бюллетень» Михаил Войтенко у нас на прямой связи по телефону. Михаил, доброе утро!

М. Войтенко Здравствуйте!

А.Плющев Михаил, вы наверняка в курсе того, что там происходит, читали новости. Как вы, вообще, характеризуете обстановку с точки зрения морского права, с точки зрения принципов судоходства: кто провоцировал, кто прав, кто виноват?

М. Войтенко На мой взгляд, тут не может быть никаких толкований иных, кроме одного. Согласно этой самой конвенции или договора 2003 года корабли, суда России и Украины — стран, которые совместно делят пролив и Азовское море, — не имеют никаких ограничений и имеют право свободного плавания, свободного прохода. То есть это было чистейшей воды нарушение Россией этой самой конвенции и этого договора. Другого толкования быть не может.

А.Плющев Михаил, но ФСБ России говорит, что до того, как подойти к проливу, украинские корабли нарушили границу, территориальные воды России. Что по этому поводу можно сказать?

М. Войтенко То же самое я могу сказать. Если они и нарушили, так нарушили территориальные воды, то это были территориальные воды Крыма. А, как известно, это всё очень спорно – чей Крым и чьи там территориальные воды. То есть, понимаете, сейчас начинаются придирки вот к тому, к этому… Не надо никаких придирок. Вот пропустили же военные корабли – когда там, летом, что ли? – украинские.

А.Плющев В сентябре.

М. Войтенко Да, в сентябре. Пошумели и успокоились – пропустили. Понимаете, в чем дело, есть такое выражения: Только бизнес, ничего личного. Можно было как-то договориться. Или если уж никак нельзя договориться, ну никак хоть ты тресни, то тогда, в таком случае ФСБ, морские погранцы и ЧФ (Черноморский флот) должны были иметь планы — каким образом можно нейтрализовать украинские военные корабли и не дать им пройти в Керченским проливом без разрешения, без согласования и так далее. Было это сделано? Не было этого сделано. И поэтому то, что мы вчера наблюдали, это было какое-то… я не знаю, как это называть – это бардак был такой, идеальный бардак. Есть идеальный шторм, а это идеальный бардак.

Вот смотрите, до чего они додумались. Хорошо, украинские корабли зашли в пролив. И они, видимо — не знаю, местное командование само боялось, Кремль не знал, что там сделать или московское командование тоже не знало, чего делать – и они додумались до того, что взяли откуда-то танкер гражданский чей-то (я не думаю, что владелец танкера счастлив, что у него взяли этот танкер) и поставили его поперек фарватера под мостом.

А.Плющев Прошу прощения. Это мне напоминает, как гаишники любили на МКАДе перекрывать.

М. Войтенко Да. И тут само главное-то что? Понимаете, в чем дело – это, так сказать, маневр отчаяния, вот последний маневр, когда ничего другого не остается. То есть вот превосходящие силы врага наступают — всё, сил нет, все гранаты израсходовали, и вот, значит, выставили танкер, чтобы супостат не прошел. Это же анекдот!

Т.Фельгенгауэр Михаил, а вот этот анекдот, он же идеальный бардак, он насколько вписывается в морское право? Я имею в виду перспективы разбирательства в суде.

М. Войтенко Ну, перспективы разбирательства в суде – в этом не сомневайтесь – какой угодно международный суд, он, естественно, признает Украину правой. Ну, естественно. Тут никакого другого… Только вот этот суд, который недавно назначил олимпийским чемпионом кого-то там – это суд да, признает право России. Все остальные суды – нет.

А.Плющев Михаил Войтенко, лавный редактор сетевого издания «Морской бюллетень» у нас на прямой связи. Я еще хотел попросить вас прокомментировать. Наверняка вы видели видео тарана, когда российское военное пограничное судно таранит этот буксир.

М. Войтенко Ну да, видел.

А.Плющев Что скажете?

Т.Фельгенгауэр Оно вас расстроило как-то? С таким вздохом?..

М. Войтенко Ну, оно, естественно, меня расстроило. А какого нормального человека вот это может повеселить-то – вот это… я не знаю, как его называть? Еще раз говорю, что если бы они имели какую-то четко отработанную схему, и уж так им приспичило останавливать украинские корабли – отработанная схема, отработанные маневрирования – ну, остановили бы. Нет, вот надо было это всё устроить, потом догнать корабли уже в международных водах и открыть по ним огонь. Слов нет, у меня нет слов. Я прекращаю интервью давать, потому что у меня только кроме матерных выражений ничего не осталось.

А.Плющев То есть мы вовремя успели. Спасибо большое! Михаил Войтенко, лавный редактор сетевого издания «Морской бюллетень» у нас был на прямой связи.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире