'Вопросы к интервью

А.Нарышкин – 935. Наша рубрика «Живой гвоздь». Павел Фельгенгауэр, военный обозреватель у нас в студии. Доброе утро!

П.Фельгенгауэр Доброе утро!

А.Нарышкин Ольга Бычкова и Алексей Нарышкин здесь. Вы можете к нам присоединиться, написав СМС на номер: +7 985 970 45 45. И не забывайте, сейчас идет трансляция в YouTube, там чат, тоже можете туда свои какие-то замечания прислать.

О.Бычкова Добрый день, Павел! Мы обязательно спросим у вас про то, что происходит в Сирии и, прежде всего, что происходит в Сирии с российскими гражданами, не знаю, можно ли их называть военнослужащими.

П.Фельгенгауэр Можно. Военнослужащие. Они и есть военнослужащие.

О.Бычкова Наверное, да, они и есть военнослужащие. Но вначале новость, которая пришла сегодня из Варшавы. Это некое сетевое издание Onet, которое ссылается на документы Министерства обороны Польши, что Варшава готова заплатить до 2 миллиардов долларов за создание на Польской территории постоянной военной базы США. А чего это они вдруг так?

П.Фельгенгауэр Ну, они хотят потратить, не столько заплатить, сколько потратить на инфраструктуру. И они хотят, чтобы в Польше была развернута американская бронетанковая дивизия целая. Американская бронетанковая дивизия – это очень много, это до 20 тысяч военнослужащих. И это очень мощное соединение, это примерно равно 2-3 нашим дивизиям. Она, конечно, распадается на бригады, обычно используется по бригадам. Там есть, конечно, и дивизионные тоже силы.

Вот несколько таких дивизий составляли основной бронированный кулак во время «холодной войны», который стоял в так называемом Fulda Gap, в проходе Фульде, через который должны были из Саксонии наступать наши бронетанковые силы к Рейну и дальше, к Ла-Маншу. И они должны были их останавливать. Там были две американских бронетанковых дивизии, которые из Европы ушли тогда, в 90-м году, когда Ирак напал на Кувейт. Их перебросили туда для «Бури в пустыне». И в Европу они уже больше никогда не вернулись. Их отвели потом на территорию США. Кого-то расформировали в связи с окончанием «холодной войны». В Америке остались эти соединения, но в Европе не осталось больше ни одной американской бронетанковой дивизии. Есть одна бригада на постоянной основе. Сейчас на временной основе есть вторая, которая приходит. А дивизии нету, они все там.

Поляки хотят, чтобы у них, наверное, ближе к Калининградской области… Потому что раньше говорили: Fulda Gap, а теперь говорят: Suwalki Gap, то есть проход Сувалки. Это разрыв где-то на 70 километров между Калининградской областью и Белоруссией, там, где польская и литовская граница сходится. Там вот будет основное сражение типа, если будет сражение на западном направлении, где, Россия будет прорываться в Калининград или пытаться перекрыть сухопутный переход в Прибалтику перекрыть от Польши.

Там сейчас есть американцы, там есть одна бригада, она перебрасывает свои роты в разные места, но постоянно и целой дивизии нет. Поляки готовы заплатить. Они знают, что Трамп это любит, когда кто-нибудь предлагает денег заплатить.

О.Бычкова Это понятный ему разговор.

П.Фельгенгауэр Да, это ему понятный разговор. Вот недавно американский миллиардер, еврей, который предложил заплатить несколько сотен миллионов долларов за новое посольство США в Иерусалиме, и это приняла администрация Трампа, что это очень здорово и даже хвастались…

П.Фельгенгауэр: Поляки готовы заплатить. Они знают, что Трамп это любит, когда кто-нибудь предлагает денег заплатить

А.Нарышкин Давайте зафиксируем. Значит, поляки, действительно, боятся конфликта вооруженного с Россией? В представлении Качиньского и те, кто в руководстве страны, — хотя у Качиньского сейчас нет должности официальной, — Россия нападет на страну НАТО и только присутствие там именно большого количества американских солдат поможет восстановить это вторжение?

П.Фельгенгауэр Речь идет о сдерживании. Сейчас в НАТО разрабатывают серьезные программы сдерживания. Раньше они говорили о так называемом просто присутствии, поддержке, что там должны быть небольшие силы, которые как бы… Россия будет думать: одно дело по полякам стрелять, другое – по американцам. А сейчас разрабатываться реальные планы сдерживания, то есть переброска в случае обострения в Польшу и Прибалтику где-то 50-60 тысяч натовских войск из разных стран, в том числе, из Америки. Но из Америки везти долго, везти поморю. Это же танки. Потом везти по Европе, где то выгрузиться, по железным дорогам как-то вот… А поляки хотят, чтобы было как во времена «холодной войны», чтобы на месте были.

О.Бычкова А еще же существуют европейские планы такого же рода как раз, которые касаются этой же части Европы и Польши. Они там тоже собираются что-то размещать, и есть такие долгосрочные планы.

П.Фельгенгауэр Есть, конечно. Сейчас через месяц с небольшим, в июле будет саммит НАТО в Брюсселе. И там окончательно зафиксируют планы сдерживания и переброски этих сил. Но в Европе просто мало осталось сухопутных войск. Там у Франции, Англии и Германии по 300-250 танков на каждого. То есть там, как говорится, на одну дивизию с трудом набираются. Они расформировали сухопутные части в основном, считая, что воевать будут если — там с какими-то ребятами на джипах, и танков столько не нужно. Хотя немецкие танки сейчас воюют в Афганистане и очень успешно – Леопарды-7. Но, в принципе, у них мало осталось.

А полякам, конечно, нужны не французы, не англичане. Им нужным американцы. Они считают, что американцы – это надежно. К тому же идеологически нынешнее польское правительство гораздо ближе к администрации Трампа, чем к Германии или Франции.

А.Нарышкин Владимир Путин, Шойгу и глава Генштаба Герасимов сегодня проснулись, наверняка эту новость прочитали в газетах и расстроились. Как Россия может ответить на планы поляков?

П.Фельгенгауэр Я не думаю, что российский Генштаб расстроился. Скорее, обрадовался, потому что «вот мы же вам говорили, — докладывали руководству, — что они готовят вторжение». Как говорить о вторжении, если там пара бригад каких-то? Куда вторгаться, если у нас преимущество в 20 рез? Если так вот по силам, которые в ближайшую неделю могут прийти… Ну, или в 10 рез. А теперь вот целая американская дивизия, которая равно целому нашему корпусу. Так что, думаю, да, под это можно объяснять и Грефу с Силуановым и прочим Кудриным…

О.Бычкова Дайте нам тоже миллиард, раз они хотят тратить миллиард.

А.Нарышкин А какая-нибудь там перегруппировка войска, туда больше в Калининград направлять?

П.Фельгенгауэр Можно и перегруппировку. Но в Калининград уже достаточно нагнали. Я думаю, что там достаточно сил. Слишком много туда загонять не имеет смысла.

А.Нарышкин Сейчас мы для Владимира Путина идеи разработаем, что можно сделать.

П.Фельгенгауэр Там отрабатывают у нас системы переброски, потому что вооруженные силы сейчас в постоянной у нас боевой готовности, но их не так много как в советское время. Идея мобильности. И, кстати, она неплохо отработана – логистика мобильности и быстрой переброски, в том числе, и на Западный фронт. Но могут они быть и на Южном, и на Юго-Западном и даже на Восточном.

О.Бычкова Давайте в южную сторону теперь обратимся. «Новая газета» пишет о подробностях гибели в Сирии еще нескольких россиян. Говорили раньше, что 4 человека погибло. «Новая газета» утверждает, что 6 человек, из которых 4 военнослужащих, а двое так называемых наемников. И этот бой произошел в провинции Дейр-эз-Зор в ночь на 23 мая. Говорится опять о бойцах частной военной компании Вагнера. 2 человека доставлены в госпиталь в Москву плюс к этим 6. И всё это опять вокруг охраны асадовских нефтяных вышек. А чем они там занимаются на самом деле вот эти, например, вагнеровцы?

П.Фельгенгауэр Вагнеровцы воюют в разных местах, как, в общем, их исходно стали использовать, когда стало понятно, что сирийские правительственные силы как бы не готовы идти никуда, даже когда серьезно позиции обработаны артиллерией и авиацией, они неохотно идут штурмовать. И эта ситуация была в 15-м, 16-м годах и это очень расстраивало российское военное руководство.

И один из методов решения – это чтобы наших привлечь, которые лучше чем эти арапы, готовы идти вперед после обработки и брать штурмом позиции, что они, собственно, и делали. То есть называют их контрактниками как бы такими как американские частные компании, но те занимаются в основном обучением, охраной, а эти – Вагнера – они используются как ударная штурмовая пехота, но и, в принципе, артиллерия и броня у них тоже есть. Конечно, они занимаются также и охраной и обучением.

А.Нарышкин А вы сказали, обработка – что это?

П.Фельгенгауэр В смысле артиллерийская и авиационная обработка.

О.Бычкова То есть они вначале накрывают там… Ведут огневую и авиационную обработку. А потом надо, чтобы пехота с танками выдвинулась и заняла позицию. Для этого нужно штурмовые действия проводить. И они занимались. Они брали Пальмиру, тот же Дейр-эз-Зор брали. Так что в этом нет никакой большой новости. Несли при этом существенные потери. Поскольку там разного уровня подготовки люди нанимаются. Некоторые хорошо готовы, некоторые не настолько. В принципе, неплохо, но по-разному было.

А.Нарышкин Я встретил такую цифру в сетях: 91 человек официальные потери наших военных в Сирии. Насколько это правдоподобно?

П.Фельгенгауэр Это признанные официальные потери. То есть они точно есть. А есть как бы сообщения, что есть еще какие-то, которые официально не признавали.

О.Бычкова А почему одни признавали, а другие не признавали?

П.Фельгенгауэр Слишком большие потери, признавать их – это не очень хорошо…

О.Бычкова Но мы верим тому, что цифра такая, или она может быть существенно другой?

П.Фельгенгауэр: Зная практику советскую, про нее мы знаем со всех сторон, обычно, как с Афганистаном, занижают потери

П.Фельгенгауэр Думаю, что не очень существенно. Но, в принципе, зная практику советскую, а про нее мы знаем уже со всех сторон, обычно, как и с Афганистаном, занижают потери. Вообще, это принято в советских, российских Вооруженных силах. Поэтому, наверное, занижено. Несколько, я не скажу. Да, конечно, при этом не учитывают всяких вагнеровцев. Их не учитывают в официальной статистике вовсе.

О.Бычкова Что странно, кстати говоря. Давайте прервемся на пару минут. Это Павел Фельгенгауэр, военный обозреватель. Мы продолжим разговор.

РЕКЛАМА

О.Бычкова Мы тут продолжаем уже в перерыве наш разговор с Павлом Фельгенгауэром, военным обозревателем. Мы, собственно, говорим о том, кто сейчас из российских граждан, в каком качестве и в каком виде действует на территории Сирии. Перечислите категории. Значит, это российские военные, это вагнеровцы, но они тоже как-то между собой подразделяются, да?

П.Фельгенгауэр Там есть военная полиция. Там есть мотострелки или морская пехота, которые как бы охраняют базу Хмеймим. Есть официально, что в Хмеймиме ВКС — они бомбят. Есть те, кто обслуживает эту авиабазу. Есть, конечно, морские ребята в Тартусе. Есть спецназ. Признают, что он тоже воюют. Теперь были сообщения, что там и артиллеристы наши воюют. Теперь есть прямое доказательство, потому что это были артиллеристы из 200-й бригады, и туда их просто послали. Их называют советниками, но это не имеет смысла. Там погиб один старший лейтенант 32 лет и несколько сержантов лет по 25.

А.Нарышкин Почему они не могут быть советниками?

П.Фельгенгауэр Советник – это тот, кто помогает командиру батальона. Советники бывают до уровня батальона, до штаба батальона. Генеральный штаб, штаб корпуса, армии, дивизии – это обычно высокопоставленные офицеры – генералы, полковники, майоры, — которые помогают организовывать боевые действия, кому они советуют.

А.Нарышкин То есть у 30-летних, в принципе, не может быть такого опыта, чтобы называться советниками.

П.Фельгенгауэр Во всяком случае, у сержанта – точно. Он не занимается советами, он стреляет. То есть это были болевые артиллерийские расчеты, то есть они просто вели там болевые действия вместе с сирийцами или вместо сирийцев.

А.Нарышкин Хотя официально мы не ведем.

П.Фельгенгауэр В общем, ведем, но то, что ведем вместо сирийцев… А это проблема, потому что сирийцев не хватает, поэтому там и вагнеровцы используются. У сирийского правительства не хватает живой силы, людей, готовы за него воевать, настолько оно непопулярно в собственном сирийском народе. И это большая проблема. И поэтому туда Россия втягивается. Конечно, там воюют иранцы, там их много, до 80 тысяч иранцев и всяких ополченцев из всяких стран – из Афгана, из Ирака, из Ливана – шиитские ополчения. Их гораздо больше, но они впрямую не подчиняются нашему командованию.

А.Нарышкин А иранцев будем меньше в связи с таким ультиматумом от Трампа. Ну, он же на той неделе – Белый дом, Госдпеп – они говорили о том, что если хотите новую сделку, давайте, сделайте то-то, и, в частности, по-моему, выводите своих солдат из Сирии.

П.Фельгенгауэр Но пока не похоже, чтобы они это сделали. Но там есть более серьезные аргументы. Израиль уже наносил удары и сказал, что он не допустит иранского военного присутствия в Сирии. Так что там по Ирану могут… не просто с ним разговаривать, а, в том числе, и действовать. Это серьезная проблема. Но даже тактически на поле боя они нам не подчиняются. Они союзники, с ними договариваются. А в данном случае наши, они подчиняются приказам… Да, кстати, появилось сообщение. Наши теперь говорят, что это, может быть, не «Исламское государство», а это, может быть, американцы нанесли этот удар, что это американские боевики, которых подготовили американцы и, наверное, сами и направили. Для наших военных это очень важно – привлечь к этому американцев хотя бы неофициально.

О.Бычкова Привлечь, в смысле втянуть в конфликт?

П.Фельгенгауэр Для наших военных, Генштаба американцы – лучший враг всегда.

А.Нарышкин Американцы лучше, чем игиловцы в смысле врагов, да? Это вот о чем «Коммерсант» сегодня писал. Две версии рассматривают: либо игиловцы либо свободная сирийская армия.

П.Фельгенгауэр А по сути, это американцы, потому что там есть эта база на юге, куда они никого не пускают, которую охраняют американцы – что оттуда они действуют. Для наших военных очень важно – иметь американцев в качестве противника. Это как на этом фронте, так и в Польше.

О.Бычкова Но это рискованно, конечно…

П.Фельгенгауэр Причем это с обоих сторон: им выгодны русские как враги, русским выгодны американцы. Это гораздо лучше, чем какие-то ребята на джипах.

О.Бычкова Непонятные, да. Но рискованные такие…

П.Фельгенгауэр Это обычная такая вещь. Это очень простая логика «холодной войны» и ясная: враг, вероятный противник. И с той и с другой стороны на высшем руководстве США и нашем есть люди, которые это всё хорошо очень помнят, которые служить-то начали в 70-е, 80-е для которых это нормально.

А.Нарышкин Про американцев давайте еще успеем. Турция, возможно, будет покупать российские истребители 5-го поколения СУ-57 вместо американских аналогов, потому что США обещает всякие санкции за покупку у России комплексов С-400. Для России это хорошо? И как эта вся история для Турции, как ее можно рассматривать?

П.Фельгенгауэр Турки должны получать уже в этом году буквально в следующем месяце первые F-35 Lightning, то есть уже пилоты проходят обучение в Америке. Самолеты уже готовы. И они должны эту поставку получить. И теперь есть опасение у Турции, что не получат. Эта публикация, которая появилась в Турции, это скорее шантаж американцев, чтобы они все-таки эти самолеты дали. Потому что российские самолеты – это облако. И вообще даже еще серийно не производят, а вести с Россией переговоры, это переговоры пойдет не один год, и что там в конце получится. А эти самолеты – вот уже готовы.

Но в Америке, в конгрессе сейчас сильно мнение, что Турции надо дать окорот, что эту поставку могут прямо сейчас приостановить. И в ответ Турция говорит, что она предпримет какие-то меры против США…

П.Фельгенгауэр: Турки должны получать буквально в следующем месяце F-35 Lightning, пилоты проходят обучение в Америке

А.Нарышкин То есть это такой вброс.

П.Фельгенгауэр Да. «И мы, может, купим у русских кроме зенитных ракет еще и истребители». Для России, в принципе, стратегически это очень выгодно. И дело не в том, что что-то купим – у нас турки купят, сколько в том, что, вообще, Турция – это ключевая для России страна на всем Ближнем Востоке, потому что вся российская стратегия, даже Сирия – это всё крутится вокруг черноморских проливов Дарданеллы и Босфор, за которые Россия воюет, не знаю, со времен князя Олега. Поэтому оторвать Турцию от НАТО и от Америки – это было бы самой большой мечтой.

А.Нарышкин Павел Фельгенгауэр, военный обозреватель в рубрике «Живой гвоздь». Через пару минут – о погоде.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире