Е.Ляховская 10 часов 35 минут, утренний «Разворот» на «Эхе», здесь Александр Плющев, Лена Ляховская и Алексей Венедиктов присоединяется к нам, главный редактор «Эха Москвы», и ему есть, что сказать в эту минуту.

А.Венедиктов Да, здравствуйте. Ну, у Татьяны без изменений, сегодня будет еще один консилиум и тогда врачи, которые определились со стратегией лечения вчера на консилиуме, они будут, как бы, корректировать свою стратегию и тактику, самое главное, тактику лечения. Нам остается только ждать. Набраться терпения.

Я просто слышал то, что вы говорили про охрану. Просто есть некоторые детали, которых, может быть, вы не знаете. Да, я ночью вынужден был выложить этот кусок служебной съемки для того, чтобы было понятно, что случилось. Значит, этот человек пешком добежал до 3-го этажа. За ним бросилась остальная охрана, но он успел вскочить в лифт и было не понятно, на какой этаж он едет.

А.Плющев Ну, то есть ему повезло, что лифт стоял.

А.Венедиктов: Это, безусловно, акт террора, уж точно акт запугивания, с моей точки зрения
А.Венедиктов Да, ему повезло. Ему вообще много чего повезло, потому что он зашел на станцию ровно через минуту после того, как Татьяна вышла из моего кабинета и пошла в ту комнату. Потому что у нас совещание закончилось не за час как обычно, а за 25 минут, потому что ей нужно было уезжать. То есть, грубо говоря, оно закончилось в 12:35, Татьяна вышла в 12:37, а человек на этаже, получается, появился в 12:38. То есть приедь он на 5 минут раньше, он бы ее не застал. Приедь он на 5 минут позже, он тоже бы ее не застал. Поэтому… Я просто вношу некое понимание.

Значит, охранника, которому брызнули в лицо, вчера ночью снова увезла скорая. Сейчас я с ним говорил буквально минут назад. У него ожог роговицы и повреждение зрачка. То есть это серьезная была такая вещь. Но дали кучу лекарств. В общем, человек на больничном.

Действительно, у него был план рукописный. Я его видел (мне его показали).

А.Плющев Он соответствует тому, что?..

А.Венедиктов Ты знаешь, мне было не до того, потому что в этот момент как раз, как бы, Татьяну начинали оперировать. Но он был нарисован от руки синей ручкой на такой смятой бумажке с двух сторон. Самое главное, там было указание, как бы сказать, к каждой комнате было написано ее функциональное назначение по-английски. Там станция, то есть в данном случае радиостанция – вот это здесь, приемная – вот это там. Так что человек готовился. Там, псих-псих, но готовился.

А.Плющев Безусловно.

А.Венедиктов Не, просто готовился. Надо понять, что это совершенно не случайная история для него.

А.Плющев Это не проходил мимо.

А.Венедиктов Не проходил мимо, да. Ну и я знаю, что сейчас дело передано в Управление СК по особо важным делам именно потому, что мы задаем много вопросов, на которые сначала, казалось, были ответы, а теперь выясняется, что они какие-то неточные. Ну, например всюду было сказано о том, что он гражданин Израиля. Да, но у него и российское гражданство тоже. То есть с точки зрения российских законов он – российский гражданин.

А.Венедиктов: Два главных слова в моем телефоне: «Держитесь» и «Как Татьяна?»
Ну, про урода не очень сильно хочется. Хочется дождаться скорее, вот, Таниного выздоровления.

Е.Ляховская Алексей Алексеевич, слушатели интересовались по поводу камер, которые у нас на этаже установлены. От них удалось получить какую-то информацию полезную?

А.Венедиктов Да, от них удалось получить информацию. То есть был зафиксирован его вход, время входа, как он вошел, как он зашел. Ну, в гостевой комнате у нас камер нет (там, где случилось преступление), но видно было, как буквально через полторы секунды после того, как он вошел, наш охранник вошел вслед за ним. И, в общем, он его догнал, когда тот собирался наносить второй удар. И схватил его за руку и повалил. То есть сразу, как бы, там. Там время высчитано, там, полторы секунды, две секунды. Вот. Там есть, всё передано следствию, все снятия камер переданы следствию. Мы находимся в контакте со следствием и в контакте с врачами.

Е.Ляховская По поводу людей, которых зафиксировала камера на первом этаже, что-то известно?

А.Венедиктов Там был совершенно пустой холл, абсолютно пустой.

А.Плющев Два человека в кадре.

Е.Ляховская На видео, которое вы выложили, мы видели как минимум там двух человек.

А.Венедиктов Ну, это 2 человека, которые из каких-то там структур. У нас тут 24 этажа, и порядка, там я не знаю, 100 структур. Что это были за люди? Гости это были?

Е.Ляховская То есть в здание, судя по всему, человек пришел один?

А.Венедиктов Не, в здание человек точно пришел один.

А.Плющев Вот эти видео (я вернусь к)...

А.Венедиктов К какому из них?

А.Плющев Которое у нас здесь, которое наше, да? Их забрала полиция, естественно?

А.Венедиктов Ну, скопировала. Они у меня есть, они у меня в телефоне есть.

А.Плющев Видимо, являются вещественными доказательствами, скорее всего?

А.Венедиктов Безусловно-безусловно.

А.Венедиктов: Человек готовился. Псих-псих, но готовился. Это совершенно не случайная история для него
А.Плющев Ну, просто слушатели спрашивали об этом, где они, что, в работе ли они.

А.Венедиктов Да, они в работе. Это первое, что было сделано. Ну, первое, что было сделано, это нами было скопировано на всякий случай. Но они все до сих пор в нашем компьютере и в моем телефоне.

А.Плющев Ну, слушатели спрашивают, почему не обнародуют? Наверное, это прерогатива следствия, да?

А.Венедиктов Теперь это точно прерогатива. Просто много говорилось о том, что второй человек. Там всё понятно, там как человек зашел, как он  прошел, как за ним зашел охранник. Там всё есть.

А.Плющев Будете ли вы?... Раз уж пришли, извините, будет вопрос. Будете ли вы как главный редактор ставить перед дирекцией, перед Газпром-Медиа (я не знаю там, какие у вас там субординации) вопрос об усилении охраны?

А.Венедиктов Ну, я 3 раза в этом году уже ставил, как мне помнится, да? И вчера приехал руководитель безопасности холдинга Газпром-Медиа. Он тут всё посмотрел. Ну, это будут как рамки с…

А.Плющев То есть усиление, но бессмысленное?

А.Венедиктов Нет, оно не бессмысленное. Оно будет. В этом смысле мне очень помогли несколько полицейских, с которыми я стоял, они в частном порядке. Я говорил: «Ну, чего тут можно сделать? Вот, скажите мне. При потоке слушателей, которые приходят, при потоке гостей». Каждый день на «Эхо Москвы» приходят, внимание, десятки людей – кто в эфир, кто слушатели за призами, кто с цветами, тортами, да? И грубо говоря, как вот этот поток разделить и сделать, этим должны заниматься специалисты, а не журналисты. Специалисты по безопасности.

Значит, мне дали несколько полезных советов полицейские. Не полицейские, но люди, которые занимаются безопасностью – я имею в виду, из ГУВД. Они сказали, что можно сделать так, можно сделать так, можно сделать так, можно сделать так. Это не вопрос количества людей и уж точно не переноса охранного пункта на этаже, потому что я напомню, что когда пункт стоял у дверей, люди проходили, а потом заходили во все служебные помещения, заходили в эту студию, потому что за спиной охранник. Они вошли в коридор и всё, да? Они даже не доходили до этого.

Поэтому это вопрос, скорее всего, будет как в банке. Если Газпром-Медиа выделят деньги, то это тамбур стеклянный, документы. Чего-то такое.

А.Венедиктов: Я 3 раза в этом году уже ставил вопрос об усилении охраны
Но вы правильно говорили, что за 20 лет это первый серьезный прецедент, да? За 20 лет, пока мы здесь. За 25.

А.Плющев За 25, да.

Е.Ляховская То есть, получается, впервые за 20 лет будет введен какой-то досмотр, да?

А.Венедиктов Ну, вы знаете, нам же вводили тут досмотр, когда Плющев был отстранен от эфира и пропускной режим.

А.Плющев Моя фраза, конечно.

А.Венедиктов Закрыли. А я у тебя и взял. Закрыли вход вообще в этот дом там и так далее. Но это невозможно: здесь огромное число организаций, люди идут в театр, люди продлевают билеты в театр. Они могут подняться на третий этаж и уехать.

А.Плющев Мне кажется, задача была легче: защищаться от журналиста несколько легче, чем защитить журналиста.

А.Венедиктов Это правда. Но здесь есть эфирные зоны. Грубо говоря, я, как бы, нахожусь в процессе обсуждения этого с холдингом, но… Мы живем в мире, где терроризм (а это, безусловно, акт террора, уж точно акт запугивания, с моей точки зрения), который потребует дополнительного инвестирования в безопасность и людей.

Но еще раз хочу сказать, Александр, что ты абсолютно прав. Думаю, что он ждал ее на выходе, и тогда бы никакие двери бы не помогли. Люди выходят через этот выход, все выходят. И сейчас входил через этот выход. Ко мне подходил какой-то человек, чего-то хотел, да?

А.Плющев Да. Но я думаю, что к вам через день кто-нибудь подходит, наверняка.

А.Венедиктов Ну, это же, вот… Ну, вот… То есть это для успокоения можно сделать, да? И для какой-то эффективности (затруднение входа на станцию).

А.Плющев Слушайте, понятно, что мы все стараемся не говорить про уродов и стараемся их меньше всё замечать. Сейчас самое главное – Татьяна.

А.Венедиктов Мне не до того абсолютно.

А.Плющев Здесь совершенно согласен…

А.Венедиктов Я, кстати, хотел сказать, что такое количество людей, которое написало и позвонило…

А.Плющев Слова поддержки, вы имеете в виду?

А.Венедиктов Да. Ну, вот, сейчас там, грубо говоря, от меня ждет звонка Федя Бондарчук. Ну, где Федя Бондарчук и где я, да? Он говорит «Я хочу поговорить, надо ли чего-то» и так далее.

И люди, которых вы с Татьяной очень сильно обижали в эфире, чуть ли не первые мне писали, чего можно сделать. Там, 2 главных слова в моем телефоне – это «Держитесь» и «Как Татьяна?» Просто забит. Я не успевал вчера. Я хочу извиниться перед всеми и слушателями тоже. Просто не успевал вчера отвечать на вот эти «Держитесь». Держимся. Держим пальцы за Татьяну.

А.Плющев Я хотел спросить. Вот, многие говорят «Почему вы говорите или, там, кто-то говорит об атмосфере ненависти?» Сюжеты были про нас с Татьяной, там, туда-сюда. Вы как-то связываете эти вещи или нет?

А.Венедиктов: Два главных слова в моем телефоне: «Держитесь» и «Как Татьяна?»
А.Венедиктов Ну, ведь, сумасшествие не возникает, даже если представить, что этот человек чисто псих, там, чисто химический псих, который там через 2 моря приехал ткнуть Татьяну в горло ножом (то, что ему там снилось, телепатический контакт, как он говорил). Всё равно люди не живут в безвоздушном пространстве, да? И я считаю, что, скажем, Бориса Немцова убил не только тот негодяй, который стрелял, а та атмосфера ненависти и натравливания, что, вот, негодяев можно убивать. Негодяев надо наказывать, негодяев надо проучить. И в этом смысле абсолютно…

А.Плющев Можно убивать за слова.

А.Венедиктов Ну, это да, да. И в этом смысле…

А.Плющев За базар надо отвечать.

А.Венедиктов Да-да-да. И безусловно, в этом смысле та атмосфера ненависти, в том числе по отношению к журналистам, натравливания, науськивания. Как там было сказано? «Кто их заткнет?» — про вас с Таней.

А.Плющев Рты. «Кто заткнет их поганые рты?»

А.Венедиктов «Кто заткнет их поганые рты?» Промахнулись, попали в горло, а не в рот. Промахнулись. Ну, это что такое? И я думаю, что следствию правильно было бы допросить этих людей, которые это говорили.

А.Плющев Спасибо большое. Алексей Венедиктов. Мы сейчас прервемся, вернемся, стихи ваши почитаем в поддержку Татьяны.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире