721507

И.Воробьева А у нас гости! Да, доброе утро!

А.Орехъ Да не просто гости, а два.

И.Воробьева У нас в студию вошли Алексей Венедиктов и Дмитрий Потапенко, наш новый коллега.

А.Орехъ Ну, садитесь.

И.Воробьева Да, Дмитрий, садитесь, присаживайтесь.

А.Орехъ Не стесняйтесь.

Д.Потапенко С корабля на бал?

И.Воробьева Да, конечно.

А.Орехъ Ну, и с корабля. Не знаю, похоже ли это на балл, похоже ли это на корабль…

Д.Потапенко На то и другое похоже.

А.Орехъ Так, ну что, давайте знакомиться – это называется.

И.Воробьева Смотрите, сначала Дмитрий нам всё расскажет, а потом мы его всё расскажем.

А.Орехъ Знаете, как это называется? Зачем вы пришли сюда?

И.Воробьева А давайте мы сейчас попросим нашего звукорежиссера объяснить нашим слушателям, почему Дмитрий Потапенко в нашей студии. Поехали!

А.Орехъ Что тут происходит, да.

Д.Потапенко Шел мимо.

И.Воробьева Итак, наш новый коллега Дмитрий Потапенко будет вести эфир на радиостанции «Эхо Москвы» после «Кейса» после моего, поэтому мы с вами, Дмитрий НРЗБ. Ирина Воробьева, здравствуйте!

А.Орехъ После «Кейса», вообще, перед ночью… Меня зовут Антон Орех, доброе утро!

Д.Потапенко Доброе утро!

И.Воробьева Вы расскажите сначала нам, как так вышло, что теперь вы на «Эхе» будете вести программу, о чем она будет, каков у вас план?

Д.Потапенко Даже сложно сказать… Прямо так: с корабля на бал, действительно. Ну, как я оказался? Это жизнь, это достаточно просто и сложно, с одной стороны. Алексей Алексеевич подобрал меня, как котенка, брошенного в коробке, что называется. Вон он глядел, смотрел – тот мяукал. Он говорит: «Ну ладно, пошли тогда со мной». Но если по-взрослому, то уже, наверное, лет пять в общей сложности я где-то в аудиоэфире, по крайней мере, на различных радиостанциях: это был «Финам», это было «Сити-FM», это был, в том числе, телевизионный формат на ОТР. По-моему, всех я…, никого… А! еще «Комсомольская правда», безусловно.

Я вел программы, которые были посвящены предпринимательству. Они по-разному назывались в зависимости от пожелания, в том числе, редакторской какой-то службы, в том числе, желаний наших слушателей. Поэтому идеология была такая: я всегда говорил об экономике эти четыре-пять лет в общей сложности. Форматы были такие: я приглашал к себе предпринимателей и мы обсуждали реальные проблемы в реальном режиме времени, связанные или несвязанные с новостями.

Подкастов достаточно много, в общем, висит в интернете. В общем, вроде неплохо.

И.Воробьева То есть вроде для вас это не новая история…

Д.Потапенко Ну да, только надо бы для себя четко понимать, что я, конечно, не журналист ( от слова «совсем»), я не филолог (я косноязычен ужасно и «четыре» мне ставили по русскому только, я думаю, из большой…

А.Орехъ То есть я вам скажу, Дмитрий, сразу, что вы пришли по адресу.

Д.Потапенко А! То есть все нормально…

А.Орехъ Здесь журналистов… ну это уже такой старый дурацкий мем. Я как такой брюзга, я говорю, если тут выгнать всех, кто работает не по диплому, то останусь я и буду вести эфиры все. Ну, еще пару человек со мной. А Цицеронов в стране вообще мало.

Д.Потапенко Суть такова, что, поскольку мы решили с Алексеем Алексеевичем историю эту продолжить, соответственно, название придумали. Вот по четвергам, в 23-00 я буду делать то же самое, что делал и ранее. Это будут эфиры с предпринимателями, с экономистами… Большей частью я буду стараться все-таки предпринимателей вытаскивать, потому что экономистов у нас очень много, а вот, что делать в реальной экономике сегодня и сейчас, в том числе, отвечать. Это будет абсолютный интерактив, подчеркну. Это всегда был абсолютный интерактив. То есть мы общались с радиослушателями, с коллегами, и заранее вопросы набрасывали и заранее темы поднимали, причем темы поднимали не только, которые волнуют – если это московская радиостанция, — но я старался подтягивать именно регионы. Я очень часто подлаживал свои программы под приезд предпринимателей, потому что ряд предпринимателей, особенно региональных, которые в Москве, что называется, проездом – я писал какую-нибудь запись обязательно и выставлял это в эфир. Потому что мне очень важно и важно для регионов, чтобы они видели своих людей в прямом эфире федеральных каналов. Вот то, что я буду делать.

И.Воробьева Хорошо. Смотрите, что касается интерактива, мы тут вам все сейчас покажем.

Д.Потапенко Давайте, давайте.

И.Воробьева Я буду вам показывать на своем кюре – так будет проще намного. Мы прямо в прямом эфире все будет делать.

А.Орехъ Потом можете где-нибудь посередочке сесть…

Д.Потапенко И кнопки понажимать.

И.Воробьева Да, прямо кнопочки сможете понажимать.

А.Орехъ У нас было голосование, кстати, между прочим.

И.Воробьева Да, я как раз его открыла. Давайте таким образом. У нас есть несколько интерактивов. Это эсэмэски, звонки и голосования. Эсэмэски называются «центр сообщений», они выглядят вот таким образом…

А.Орехъ Заодно для публики, кстати, интересно, чем мы занимаемся.

И.Воробьева Да, и мы сейчас все будем рассказывать.

А.Орехъ Сетевизор работает.

Д.Потапенко Все нас видят.

А.Орехъ Да, записывайте…

И.Воробьева Вот смотрите: вот «центр сообщений» — sms. Иконку потом покажем на рабочем столе. Сюда приходят сообщения, которые присылают эсэмэсками на номер телефон для sms: +7 (985) 970 45 45.

А.Орехъ Вот, если что – на стене написан.

И.Воробьева Да, он крупно написан на стене. Просто для тех, кто забывает. Там же написан эфирный телефон и аккаунт vyzvon в Твиттере – если пишут люди из Твиттера. Соответственно, приходят эсэмэски с телефонов, из Твиттера, и из интернета, если кто-то пишет нам из интернета. Здесь можно посмотреть, откуда человек пишет. Чаще всего определяется его географическая принадлежность.

А.Орехъ То есть тыкаете в сообщение и видите все про него: когда, откуда, кем, что, собственно, пишет.

И.Воробьева Уже про вас пишет!

А.Орехъ Но требовать с них обязательно, чтобы подписывались – мы же вежливые люди.

Д.Потапенко Вежливые, однозначно.

И.Воробьева Поэтому обращаться ко всем по имени.

А.Орехъ Потому что, если вы говорите, что вы Дмитрий, то, как минимум надо сказать, что человек там Иван…

Д.Потапенко Иван Иванов. НРЗБ, но все-таки.

А.Орехъ Ну как-то, да. Можно подписываться… какой-нибудь Калабердын, но все равно…

И.Воробьева Да. Значит, здесь есть три вкладки: «Общая», «Игра» и «Черный список». «Игру» я вообще никогда не открывала, мне кажется.

Д.Потапенко Там еще и покер?

И.Воробьева Блэк-джек, я надеюсь.

Д.Потапенко А, Блэк-джек, хорошо.

А.Орехъ «Черный список» — это самое интересное.

И.Воробьева Да, тут есть «Черный список»…

Д.Потапенко Куда нас заносят.

И.Воробьева Куда мы заносим.

А.Орехъ Это которые пишут, чтобы «сдохли, жиды поганые» — мы сразу отправляем туда, а потом читаем скрупулезно.

Д.Потапенко Это хорошо.

И.Воробьева Вы можете тоже это делать. У вас есть такая функция.

Д.Потапенко Читать в смысле.

И.Воробьева Нет. В смысле отправлять. Тут у нас есть такая функция. Вы потом разберетесь. Можете сначала не отправлять.

Вот это эсэмэски, сообщения, которые идут в эфир. Они здесь все в одном месте. Здесь ничего не нужно больше трогать. Есть еще, соответственно, такая история, как голосования. Вот это наше голосовательное приложение. Вот как раз сейчас результаты объявим.

А.Орехъ В голосовании мы спрашивали… У нас был первый вопрос сегодня, который мы успели: Работали ли вы в выходные? Конкретно вы. Из тех, кто нас слушал, 60 процентов с копейками – работали. Ну, у нас все время зависть, а народ там ест оливье. Ну, как это? Поэтому мы все время эту классовую ненависть разжигаем…

И.Воробьева По голосам слышно людей.

Д.Потапенко НРЗБ монетизируем, я надеюсь?

А.Орехъ Ну, конечно, мы все абсолютно…

И.Воробьева Мы, правда, еще не придумали – как…

А.Орехъ Но мы сделаем. С вашей помощью.

Д.Потапенко Те, кто, собственно говоря, 58 – пусть по рублю хотя бы…

А.Орехъ Ну да. А сейчас вот эти, который сейчас у нас на экране – это мы спрашивали тех, кто отдыхал, и спрашивали: Не надоело ли уже вам это делать? Вот те, кому надоело – их 41,5% из отдыхавших. То есть из тех 40% — 58,5% — вот им до сих пор не надоело. Они бы отдыхали и дальше. Хочется, конечно, спросить, предпочли бы вообще никогда не ходить на работу?

Д.Потапенко Вопрос, за чей счет отдыхать – то в целом можно отдыхать…

А.Орехъ Вот слушайте, раз вы к нам пришли с освоением всяких гаджетов, мы, конечно, можем рассказывать об устройстве эфире еще часа два легко.

Д.Потапенко Это да. Можно множество кнопок понажимать. Я вам тут коллапс могу устроить.

А.Орехъ Как предприниматель, как человек, занятый в реальном сектора экономике, скажите мне, пожалуйста, для страны 10 дней выходных?.. Я понимаю, что вопрос, мягко говоря, новый, свежий…

Д.Потапенко Очень свежий, да.

А.Орехъ Но все равно мы вам, как говорится, еще не задавали в прямом эфире. Вот 10 дней отдыха.

Д.Потапенко Проблема же не в десяти днях отдыха, а проблема существенно глубже. Она заключается в том, что, если объективно посчитать… у нас был один из годов, когда суммарно мы отдыхали 118, по-моему, дней, короче с выходными, включая все праздники…

И.Воробьева Как много!

Д.Потапенко Подождите, много, не много. Ведь основная проблема существенно глубже. Понятно, что получается, что по формальным признакам это два месяца отдыха, потому что отпуск физический плюс 10 дней новогодних и 10 дней майских, которые суммарно объединяются. Если сейчас поднять вопрос, готовы ли мы?.. Вот у нас любят периодически всякие джентльмены отсылать к опыту Иосифа Виссарионовича Сталина, — поскольку волею судеб мои дедушка с бабушкой поднимали всю страну – напомню, что тогда была шестидневная рабочая неделя, поэтому те, кто, как говорится, портретик-то вешают, то, собственно говоря, они должны быть готовы, что и рабочая неделя была шесть дней и работали по 10 часов. И это была так норма.

Из здесь же сразу возникает второй вопрос, к которому я, собственно говоря, и подвожу – это вопрос о справедливости этого труда. Потому что основная проблематика в том, что на сегодняшний день работать никому не хочется, помимо того, что мы, действительно, не сильно хорошо работаем, так уж, объективности ради. У нас нет такой потребности. У нас, в общем, удовлетворены основные базовые потребности, мы не голодаем. Основное – что есть четкое понимание несправедливости труда. Даже я, как предприниматель, понимаю, что любой государственный муж, который работает существенно меньше, чем я, может иметь активов больше, чем я. И это понимает каждый гражданин. И ему объяснять, что «давай, Васенька, поработай!»…

А.Орехъ Он это понимает на подсознательном уровне.

Д.Потапенко Он на подсознательном — не на подсознательном, он может смотреть какие-нибудь там разоблачительные фильмы – не смотреть разоблачительные, но пару раз, условно говоря, осознав, что едет некий джентльмен, который работает с плохими дядями, но он едет в сопровождении машины ДПС, сама машина ДПС стоит в районе трех миллионов; у него машина тоже с мигалочками такими, с «ведерками» сверху, со всякими проблесковыми маячками и тоже стоит в районе трех миллионов, и домик у него где-то там в Рублевке тоже стоит три миллиона далеко не рублей, — он осознает, что пусть даже в трижды завышенная премия депутатов по 450 тысяч, которые они вроде бы как должны были себе поднять, все равно не окупает всей вот этой приблуды. Естественно, работать не хочется – от слова «совсем».

И поэтому, когда мы говорим об интенсивности труда, то хотим мы или не хотим… вернее, хотели бы, чтобы государственные мужи работали, по крайней мере, вместе с народом. А пока есть две страны — пока есть, в общем-то, страна боярская, и страна холопская – то, конечно, любой холоп, включая, конечно, и меня особо, конечно, напрягаться не хочет. Естественно, этот оброк, который поступает наверх – ему хочется, чтобы этого оброка было поменьше – это нормально. Поэтому, когда мы приводим все эти циферки по… «хотите ли вы, устали или не устали работать» — безусловно, то бишь, если брать победу «сферического коня в вакууме», конечно, не должно быть двух таких длинных праздников, когда люди, по сути дела, получают второй отпуск, бесплатный, по крайней мере. Потому что все равно это оплачивают они же, когда приходят в магазины, парикмахерские, в сферу услуг – они все равно это все оплачивают.

Но первично, с чего нужно начинать, это нужно начинать с того, что, собственно грубо говоря, те джентльмены, о которых мы только что сказали, которые работают с плохими дядями или не работают, как в некоторых фильмах говорят, они тоже должны начать работать. И тоже исключить из их графика те самые два как минимум…

А.Орехъ Две штуки каникул.

Д.Потапенко Да, две штуки каникул. Я все слово подбирал, какое… Две штуки каникул, которые существуют.

И.Воробьева Смотрите, у нас здесь эфирные часы все время. В любом случае вы их увидите. Сейчас 9-29. Это значит, что через минуту в эту дверь зайдет новостник, даже раньше. Сядет вот в это кресло и будет читать новости.

Д.Потапенко Он нас (убьет)?

И.Воробьева Нет.

А.Орехъ Нет, это значит, что при его появлении нам, так или иначе, придется НРЗБ…

И.Воробьева Потому что в середине часа, ровно в 9-30 стартуют новости.

Д.Потапенко То есть мы читать их не будем.

И.Воробьева Мы читать их не будем, мы будем в этот момент молчать и, соответственно…

А.Орехъ Внимать.

И.Воробьева Да, внимать. Мы показали вам эсэмэски, сообщения и голосования. Это можно будет посмотреть потом, как это запускается. Для того, чтобы как-то еще исполнить свою функцию сегодняшнюю, скажу, что есть еще телефонные звонки, и их может принимать звукорежиссер, которого вы видите во время эфира здесь, в этой студии — можете с ним общаться.

А.Орехъ Это очень удобно.

И.Воробьева Это очень удобно да, в отличие от нашей второй студии. И это может делать и звукорежиссер и вы. Как работает и почему… вот сейчас, звонок, который поступил, он окрашен красным – мы расскажем потом. Дмитрий Потапенко здесь у нас, в эфире утреннего «Разворота», и совсем скоро к нам еще придет Алексей Дурново. Продолжим



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире