В.Варфоломеев На прямой линии связи с нами известный российский художник Андрей Бильжо. Андрей, здравствуйте!

А.Бильжо Доброе утро, Володя! Доброе утро, Аня!

В.Варфоломеев Как вам эти карикатуры, Андрей? Вот как мы их описали. Не знаю, видели ли вы сами изображение.

А.Бильжо Я видел, Володя, эти карикатуры. Я их посмотрел. И думал, честно говоря, стоит ли мне комментировать. Но я решился на это, поскольку получаю все время от комментаторов комментариями по голове…

В.Варфоломеев Кстати, сразу скажу, может быть, Андрей, что кое-кто из ваших коллег отказался сегодня говорить на эту тему.

А.Бильжо Понимаете, Володя, я не раз говорил и комментировал всю эту историю с «Шарли Эбдо», и говорил все время, что рисовать можно про все, только важно, кто рисует, где рисует, зачем рисует и так далее. Эта история меня, честно говоря… я в тупике, потому что мне это не нравится. Не могу ничего сказать, не могу пойти против своих чувств. Не нравится. Потому что, когда используется образ, персонаж, рисованный так, абстрактный… А это не абстрактный образ. Это конкретный образ…

В.Варфоломеев Человека, у которого есть имя Айлан Курди.

А.БИЛЬЖО: Используется ход погибшего мальчика в этой карикатуре – это не дозволено для меня

А.Бильжо …маленького мальчика, который погиб. Это, конечно, уже за чертой дозволенного, как мне кажется. Но, понимаете, я представил себя в роли художника или в роли редактора, сидящего в этой комнате, в этой редакции, в которой меньше года назад расстреляли моих друзей, и тоже была тема мусульман. И я подумал, что в голове этого человека, в голове этого редактора стоят образы его друзей, с которыми он не раз выпивал вино, ходил на дни рождения, и в эту комнату вошли люди и расстреляли его друзей. И вот я подумал, как он считает, что он думал, когда он рисовал. Не мстит ли он это, не считает ли он каким-то это для себя важным поступком…

А.Трефилова Послушай, есть же какие-то грани, Андрей, все-таки. Мне кажется, ты сейчас просто пытаешься оправдать этого человека.

А.Бильжо Не пытаюсь я оправдать, Аня, дорогая моя. Я сказал, что это не дозволено. Я бы, будучи редактором или художником… художником — и не взялся рисовать, редактором бы – сказал, не надо этого делать, потому что это уже за пределами добра и зла. Ну, просто… А как, Аня? Я занимался психологией и психиатрией. Я должен войти в роль этого человека. Я не могу этого не сделать. Я не оправдываю, я говорю, что это подло, гадко и этого делать нельзя. Можно обсуждать тему беженцев и принимать разные позиции. И это очень сложно сегодня об этом говорить.

В.Варфоломеев Секунду, Андрей, простите. Вы сказали: подло, гадко. Вы считаете, что эта карикатура: а) на мальчика погибшего и б) оскорбляет его?

А.Бильжо Я считаю, что это карикатура, в которой использован образ мальчика.

В.Варфоломеев Используют образ, да.

А.Бильжо Делать этого нельзя.

В.Варфоломеев Ну, подождите, вот я смотрю, например, карикатуру с Иисусом, который идет по воде и говорит: «Христианские дети не тонут, а мусульманские дети не тонут». Мне кажется, что эта карикатура на лицемерных христиан Европы, которые забывают о том, что… они думают, что все могут ходить по воде, что они благополучны, что у них все в порядке – и они забывают о тех, кто, как этот мальчик, тонут. Это сигнал им. Это на них карикатура.

А.Бильжо Я согласен, Володя. Это образ мальчика, который утонул и погиб совсем недавно. Можно было найти много разных ходов, чтобы говорить на эту тему, и придумать много разных вариантов. Но используется ход погибшего мальчика, его используют в этой карикатуре – вот это не дозволено для меня. Если бы я работал в редакции, мне сказали: «Так, Бильжо, рисуй карикатуру на тему беженцев в Европе». И я нахожусь в Европе, например. Я бы придумал другой ход. Я не использовал бы смерть мальчика, я не стал бы рисовать, не использовал бы в этой картинке. Я придумывал бы разные другие ходы, их можно придумать, на это и существует голова художника, но не использовал бы образ погибшего мальчика.

В.Варфоломеев Когда миллионы людей зимой выходили за право «Шарли Эбдо», в том числе, на выражение, на свободу мысли, свободу прессы, люди говорили, что эта свобода – она одно из святых прав.

А.Бильжо Да, безусловно.

В.Варфоломеев …Которое, между прочим, европейская демократия завоевала дорогой ценой, добилась этого. А свобода слова, она может быть на 90 процентов, а не на 100 процентов.

А.Бильжо За картинки, любые картинки, самые гадкие, переходящие черту дозволенности, тонкую черту, убивать нельзя. На это можно отвечать картинками. Я же говорю не про это. Я говорю про то, что внутри художника должна проходить эта тонкая линия, за которую заходить нельзя. Здесь зашли – использовали образ погибшего мальчика, мертвого мальчика.

В.Варфоломеев То есть тут вопрос, нарисовали бы мы сами подобное или на это бы не пошли, вот и все.

А.Бильжо Нет, не пошел бы никогда. Но убивать за это, наказывать за это… На это можно ответить картинкой, можно не подавать руки, можно бороться с этим словами, какими-то текстами. Но убивать за это, конечно же, нельзя. Если бы за эту картинку, ней дай бог, по причине этой картинки кто-нибудь погиб, я бы отстаивал право рисовать все что угодно.

А.БИЛЬЖО: За картинки, самые гадкие, переходящие черту дозволенности, тонкую черту, убивать нельзя

В.Варфоломеев Я готов, если, не дай бог, что-то такое случиться – надеюсь, мы не на каркаем – снова выйти в футболке «Je suis Charlie».

А.Бильжо Мы фантазируем, представляем. Ну да.

В.Варфоломеев Спасибо большое! Художник Андрей Бильжо бы с нами сейчас в прямом эфире.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире