'Вопросы к интервью




И.РОЖДЕСТВЕНСКИЙ – Сергей Плуготаренко директор Российской ассоциации электронных коммуникаций у нас на проводе. Сергей, доброе утро!

С.ПЛУГОТАРЕНКО – Доброе утро!

С.ШАРГУНОВ – Здравствуйте!

И.РОЖДЕСТВЕНСКИЙ – Я так понимаю, что ваша ассоциация представила своего рода отзыв на этот законопроект. Не могли бы вы поподробнее нам рассказать?

С.ПЛУГОТАРЕНКО – Вы знаете, этой темой мы занимаемся давно, мы потратили, наверное, часть 12-го и весь 2013-й год для того, чтобы совместно с рабочей группой, которая была создана при сенаторе Гаттарове и руководителе, председателе Совета Федерации Валентины Ивановны Матвиенко, которая занималась разработкой законодательства о персональных данных. И была достаточно серьезная площадка, как я уже сказал, полтора года работала, и все мы смогли насколько это возможно гармонизировать наши подходы и представили осенью 13-го года свой пакет предложений по модификации законодательства о персональных данных. Этот пакет был нашей отраслью, интернетом рассмотрен как достаточно позитивный и очень правильный с реальной точки зрения, то есть там не было никаких перекосов ни экономического, ни технического плана. И эти предложения, когда провели парламентские слушания, мы их представили, согласовали внутри отрасли, и дальше это было внесено в Думу, насколько я понимаю, в январе и процесс каким-то образом замер.

И.РОЖДЕСТВЕНСКИЙ – То есть ваши предложения – их не учли?

С.ПЛУГОТАРЕНКО – Да, вы знаете, совсем недавно появилась новая инициатива депутатов, которая нельзя сказать, что идет в разрез, потому что по итогам консультаций мы поняли, что наверно возникла какая-то НЕРАЗБ. была проделана работа одной госструктурой и, наверное, ее не совсем ушли, когда вторая госструктура подключилась. И я вижу сейчас функцию в том, чтобы открыть глаза на то, что был проделан достаточно НЕРАЗБ и были придуманы какие-то концептуальные истории, связанные с тем, как должны обрабатываться, защищаться и храниться данные, персональные данные, в том числе, граждан России. И, наверное, нужно учесть, по крайней мере, то, что мы сделали на той площадке. Это наша основная позиция.

А дальше мы стали декомпозировать те идеи, которые заложены в новый законопроект и нашли там ряд негативных моментов. В первую очередь слово «обработка». То есть предполагается, что ладно бы информацию, если заставляли хранить на территории Российской Федерации – здесь еще идет речь об обработке. При этом, как мы понимаем, существующая конструкция законопроекта лишает права гражданина России выбирать, где он хочет, чтобы его персональные данные хранились и обрабатывались, то есть государство считает, что оно лучше знает. Это, наверное, принципиальный момент. Мы будем настаивать на том, чтобы была некая возможность выбора, осознанного выбора того места, где гражданин хочет или разрешает обрабатывать и хранить свои персональные данные.

С.ШАРГУНОВ – Но вы как считаете, это должно касаться всех граждан без исключения, вне зависимости от того, где они работают, например, в силовых структурах, чиновничество? Полная свобода перемещения личных данных?

С.ПЛУГОТАРЕНКО – Как раз-таки наоборот, мы считаем, что те данные, которые имеют отношение к государству, к госзаказу или к структурам, которые обслуживают этот госзаказ, он, конечно, должны храниться и обрабатываться на территории Российской Федерации. И это наша тоже принципиальная позиция. Точнее, как – и, наверное, уступка НЕРАЗБ. того, что ровно такой объект, как государственные и связанные с государством данные, они, действительно, должны быть максимально защищены НЕРАЗБ обработчиками персональных данных, обрабатываться и храниться на территории России. А вот, если гражданин хочет воспользоваться коммерческим сервисом…

И.РОЖДЕСТВЕНСКИЙ – Вот, кстати, хотели спросить про коммерческие сервисы. Вчера поздно вечером, по-моему, появилась эта новость на различных сайтах, СМИ и информагентствах, что этот закон как-то ограничит возможность для граждан бронировать билеты, бронировать отели. Как это связано?

С.ПЛУГОТАРЕНКО – Если читать дословно то, что прописано сейчас в законопроекте, совершенно верно – он ограничит не только это, он ограничит очень большое количество сервисов, которые к 16-му год не захотят перенести свои центры размещения обработки данных на территорию Российской Федерации. А мы знаем сегодня, есть аналитика, показывающая, что сегодня эта информация уже генерится в таких объемах, что очень дорого ее держать. Это, действительно, по сравнению с минус 5 лет – это копейки, а очень дорого информацию обрабатывать. Очень дорого строить умные те самые машины с умной математикой, которые бы позволяли все это дело обрабатывать. И речь идет в том числе, о таком направлении, как НЕРАЗБ. То есть все знают, что это некое будущее, но для того, чтобы это будущее наступило, нужно к нему относиться очень осторожно и не нужно вставлять какие-то дополнительные препоны, которые не позволят это будущее приблизить.

Так вот обработка данных – это некий краеугольный камень, который сегодня рассматривает и отрасль. И мы надеемся, мы смогли это донести тем депутатам, тем инициаторам, которые выступили инициаторами этого законопроекта, что достаточно аккуратно нужно относиться именно к этому. Хранение, наверное — О’кей, можно согласиться, а вот обработка, передача и последующее, может быть, хранение каких-то уже обработанных данных –это не должно регулироваться никоим образом.

И.РОЖДЕСТВЕНСКИЙ – Сергей, правильно ли я понимаю, что какой-нибудь, например, сайт известный нам всем booking.com откажется следовать условиям этого закона, и в результате мы лишимся доступа к нему?

С.ПЛУГОТАРЕНКО – К сожалению, я боюсь, что не только booking.com, поскольку это, понятно, западный ресурс, который предоставляет услуги, у которого серверы размещены на Западе, вся обработка на западе, а гораздо более интересными является НЕРАЗБ. российских аналогов. Российский сервис, отправляя данные российского гражданина на площадку, предположим, на сайт отеля, он фактически согласно текущему законопроекту будет нарушителем.

С.ШАРГУНОВ – Как раз по этому поводу вопрос. Потому что есть разночтения в понимании у слушателей. Все же пытаются толковать, что же стоит за этим магическим словом «данные». Каков объем данных, которые ограничиваются, о каких конкретно данных идет речь? Прямо моих паспортных данных или о чем-то большем?

С.ПЛУГОТАРЕНКО – Те данные, которые предполагают, что могут идентифицировать пользователя, это связка, предположим его почты, его паспортные данные, его данные о прописке, о месте и дате рождения, а также те данные, которые он раскрывает для определенного сервиса: координаты, географические привязки и так далее.

С.ШАРГУНОВ – Просто я слышал комментарии с профильного комитета, я задавал им этот вопрос, потому что у меня тоже глаза на лоб полезли. Я говорю: «Что, я теперь не могу забронировать отель или заказать билет?» Они мне сказали: «Да успокойся, с этим все нормально, проблем нет».

С.ПЛУГОТАРЕНКО – Это правда, такой ответ они дают и нам. Они обещают максимально НЕРАЗБ. отнестись к тому, что мы предлагаем. Они честно признаются, что это может быть сделано на данном этапе, а может быть сделано позже, но мы посмотрим. То есть надо строить любой вариант, потому что в случае – я не знаю – если брать за аналог «антипиратский закон» или закон о блогерах и блогах – там сроки вступления закона после его принятия были другими. Здесь все-таки дается отсрочка до 1 сентября 2016 года.

И.РОЖДЕСТВЕНСКИЙ – Но все равно они говорят, что сегодня они проголосуют за этот законопроект, а уже потом они будут разрабатывать акты какие-то дополнительно.

С.ПЛУГОТАРЕНКО – Абсолютно верно. Я очень надеюсь, что так оно и произойдет. Нас устроят по большому счету оба варианта.

И.РОЖДЕСТВЕНСКИЙ – Скажите, а было ли опасение, что в результате будет заблокирован – я не знаю – Гугл, или Фейсбук? Это имеет как-то право на существование – такие опасения?

С.ПЛУГОТАРЕНКО – Вы знаете, гипотетически может быть, что угодно, и мы видели, как стремительно меняется обстановка, в том числе, международная, и отношение, в том числе, и к России, и тяжело сказать, что может быть через год. Кто мог предположить, что в таком объеме санкции против Российской Федерации будут вводиться, как сейчас еще хотя бы полгода тому назад? Никто не мог этого предположить. Поэтому гипотетически может быть все, что угодно. На сегодняшний момент, конечно, таких опасений быть не может. Мы видим, как разумно и рачительно относится наше государство, в том числе, надзорные органы, в том числе, к крупным игрокам западным, как они не допускают непредумышленных, глупых или даже предусмотренных законом блокировок, как они делают все в ручном режиме для того, чтобы таких резонансных случаев не происходило, это правда. И, наверное, здесь мы на одной стороне, и все вместе: и отрасль и государство понимаем…

С.ШАРГУНОВ – Ну, да, потому что люди очень бояться. Уже спрашивают, как им визы получать. Всех надо успокоить, и ничего такого пока не происходит.

И.РОЖДЕСТВЕНСКИЙ – Спасибо большое! И это Сергей Плуготаренко директор Российской ассоциации электронных коммуникаций был у нас в эфире.









Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире