'Вопросы к интервью
М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Еще раз доброе утро, 10 часов, 7 минут. Переходим ко второй части нашей программы. У нас в гостях президент Финляндии Саули Ниинистё. Здравствуйте, господин президент!

С.НИИНИСТЁ – Доброе утро!

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Помогает нам Тарья. Здравствуйте, Тарья!

ТАРЬЯ – Доброе утро!

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Она будет переводить – синхронный перевод. Господин президент не зря сказал по-русски «доброе утро», потому что, может быть ритуально, а может быть, по-настоящему он раз в неделю берет урок русского языка. И он сказал, что он начинал столько раз изучать русский язык, сколько раз бросал курить. Так, может быть, вы бросите курить и выучите русский язык?

С.НИИНИСТЁ – Извините меня. Надо бы говорить по-русски, но очень трудный русский язык.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Будем говорить по-фински. Мы очень рады вас видеть. И, конечно, наш эфир будет состоять из вопросов, которые есть у нас, как у ведущих Татьяны Фельгенгауэр и у меня – Матвея Ганапольского. Плюс те вопросы, которые пришли по интернету. Кроме этого, присылайте, пожалуйста, ваши вопросы на наш эфирный пейджер, номер которого вы знаете. Давайте начнем.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Одна из главных тем, которая возникает, когда мы говорим о взаимоотношениях России и Финляндии – это тема детей. Очень много скандалов, очень много непонятных ситуаций, и дляначала я бы хотела попросить вас объяснить логику закона, который из-за одного шлепка разлучает детей с их родителями.

С.НИИНИСТЁ -Это немножко упрощенная версия. У нас очень четкое законодательство по отношению к тому, что дети должны охраняться. И, бывают некоторые случаи – немного – когда органы власти видят, что родители не несут свою ответственность должным образом; что онибьют ребенка. Это, может быть один повод к тому, что власти реагируют. Но, у родителей есть множество мер для защиты своих прав. Они могут эти вопросы перенести на рассмотрение в финской судебной системе, в европейской судебной системе.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – А, скажите, может быть, у вас есть какая-нибудь статистика, если вы говорите о том, что это редкий случай. Статистика по финским семьям и по смешанным семьям, потому что, естественно, и российские граждане оказываться в такой ситуации, потому что они под финской юрисдикцией, когда в Финляндии.

С.НИИНИСТЁ – В этих вопросах у нас ребенок защищен так сильно, что мы не распространяем информацию, которая касается ребенка и его семьи. Я, тем не менее, попросил информацию, статистику и получилтакую информацию: дети, у которых родители или один из родителей — русские, они не чаще изымаются у родителей, чем финские дети из финских семей. То есть, одно и то же законодательство распространяется на всех в Финляндии.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Тем не менее, господин президент, именно истории с изъятыми из семей российскими детьми чаще всего фигурируют на страницах российской прессы и обсуждаются. И, вообще, я хочу сказать вам честно и откровенно правду: в плане изъятия русский детей у русских семей в Финляндии, Финляндия имеет чудовищный такой авторитет, чудовищный след у россиян. Спросите любого россиянина на улице, где наиболее жестоко поступают с русскими детьми в русский семьях – все однозначно скажут, в Финляндии. Что-то здесь не то.

С.НИИНИСТЁ – Да. Я согласен, что здесь, действительно, что-то не то. Мы увидели большое количество дезинформации. Например, что касается последнего случая, который почти перерос в скандал. Факт заключается в том, что оба родители русского происхождения— у них между собой большой спор о детях. К сожалению, это бывает, когда взаимоотношения между супругами нехорошие; и эта история тоже пошла от того, что критиковали финские органы власти до тех пор, пока МИД России не исправило эту информацию. И, мы считаем, что это очень хорошо. И правильная информация прошла.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Я прошу прощения, просто уточнить. Вы говорите об истории с Анастасии Завгородней, у которой четверо детей?

С.НИИНИСТЁ – Нет. Это вторая история, которая тоже получила широкую огласку, а я имею в виду последнюю. Правда, последний случай утих, благодаря российскому МИД, которое распространило правильную информацию. Но, конечно, мы этим озабочены и, поэтому мы постоянно строим такую систему, чтобы максимально быстро предоставить правильную информацию об этих случаях, чтобы эта правильная информация доходила до слушателей. Но, проблема постоянно заключается в том, что защита детей в Финляндии означает, что мы не говоримпублике, как их зовут, мы не даем какие-то такиефакты об этой семье, чтобы все знали, что это за семья.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Господин президент, понятно, что у каждой страны свои законы, исамое главное свои традиции. В России – возможно, вы знаете – ну, скажу откровенно: легко побить ребенка – ну, не побить – ударить по попе, поставить в угол – это обычная практика. Это российская традиция. В Финляндии все жестче. Но, люди едут в Финляндию. Может быть вашим миграционным органам с теми, кто собирается жить в Финляндии, проводить специальную информационную работу. Ударишь ребенка по попе – заберем ребенка. Потому что у меня ощущение, что и дальше будут такие ментальные расхождения.

С.НИИНИСТЁ – Да, всегда, конечно, информация – она помогает. Это хорошая идея, чтобы финские власти больше рассказывали о содержании нашего законодательства. Но дело, конечно, не так, что мы ребенка забираем у родителей, если его шлепнули по попе – нет. Забирают детей, ребенка – это в таких случаях, что уже подвергается угрозе базовая безопасностьребенка, или подвергнута угрозе эта безопасность. Так что бессмысленно даже думать так, что мы сознательно забирали детей для общества. Потому что, если думать об этом механизме государственном – это же был бы огромный труд.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Вы согласитесь все же с тем, что расхождение между финским обществом и российским обществом, именно, в разном понимании, что есть неправильное поведение с ребенком. Я ведь, просто пытаюсь понять, видя перед собой президента Финляндии, как устранить эти случаи на будущее.

С.НИИНИСТЁ –Конечно, я уверен, что есть такие различия в традициях. Я лично, например, стоял не раз в углу, когда был маленьким мальчиком. И, теперь вот, по российской инициативе в Европе назначил рабочую группу, которая именно в рамках Европы будет рассматривать подобные ситуации в случае… ну, во всей Европе. И, может быть, таким образом, мы сможем получить общую картину о том, какие различия есть в отношениях, традициях, какие есть различные меры, приемы. По моему понятию, все таки, финские традиции не отличаются культуры северных стран или от культуры в континентальной Европе. Особо не отличаются.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – У нас президент ФинляндииСаули Ниинистё. Мы продолжаем.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Давайте немного про внешнюю политику, тем более, про вас пишут, как про президента, который очень активен именно в этих вопросах. Я бы хотела поговорить про взаимоотношения Финляндии и НАТО. В последнее время как-то тема на повестке дня. Можем вспомнить и шведские выступления по поводу того, что необходимо срочно вступать в НАТО, и семинар по вопросам оборонной политики и политики безопасности, когда министр иностранных дел Эстонии заявил, что надеется, что Финляндия вступит в НАТО. Как вы считаете, насколько сейчас остро стоит этот вопрос, что Финляндии нужно вступать в НАТО, и какова позиция ваша по этому вопросу?

С.НИИНИСТЁ – Вы тут повторили мнения о Финляндии, мнения посторонних о Финляндии: шведов, эстонцев. В Финляндии этот вопрос не обсуждается, как-то иным образом, чем этот вопрос обсуждался в последнее десятилетие. И, теперь у нас в парламенте обсуждается стратегия обороны Финляндии, стратегия безопасности Финляндии, программа. И там четко указываются наши основные принципы. Мы хотим сотрудничать особенно с соседними странами. Также очень заинтересованы в сотрудничестве в области обороны в рамках Евросоюза. Мы совершаем свое партнерство с НАТО. Так что, я тут не вижу ничего особенного. Что касается нашего партнерства с НАТО. У России тоже же есть партнерство с НАТО. И нам порой кажется, что ваше партнерство с НАТО глубже, чем наше партнерство.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – То есть, для вас, как для президента Финляндии во время вашейработы на этом посту, вопроса о вступлении Финляндии в НАТО – нет?

С.НИИНИСТЁ – Есть лишь вопрос партнерства какого-то.Никто даже не выступал с таким предложением. У нас правительственная программа, где указано, что правительство этот вопрос не готовит. И мнение правительства повторяется в этой стратегической программе. Но, что у нас вызывает обсуждение – в связи с нехваткой финансирования нам приходится сокращать наши оборонные силы. И многие финны озабочены этим, что у нас оборонные силы сокращаются. И вот, что мы хотим компенсировать за счет этих партнерств различных.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – А, у нас, знаете, что говорят аналитики по этому поводу? Вот, Финляндия — маленькая страна, она не хочет неприятностей, у нее очень тесные контакты с Россией. Если они вступят в НАТО, Путин – Медведев – кто угодно будет недоволен, запретят ввозить сыр Валио, будут мстить. «Вот, Финляндия, сиди и никуда не вступай! Никаких НАТО». Это — правда, есть такая точка зрения.

С.НИИНИСТЁ – Да, мы знаем, что у вас есть такая точка зрения. Мы идем, шагая вперед, по своему усмотрению, как считаем лучше для Финляндии. И так считаю – у меня такая информация, — что подавляющее большинство финнов поддерживает такой подход, что мы хотим устанавливать контакты, партнерство, но будем оставаться нейтральными.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – В чем преимущество такого подхода? Дело в том, что у нас подобная история с Грузией, как вы знаете. Грузия может вступить в НАТО – они хотели; а, с другой стороны, Грузия может иметь более тесные контакты с Россией. Вот, какая логика в данном случае в Финляндии?

С.НИИНИСТЁ –Я думаю, что у финнов есть разные обоснования. Некоторые финны считают, так же, как и шведы – традиционно считают,— что маленькой стране лучше не вмешиваться в конфликты крупных стран. В Финляндии очень много место занимает такой подход. В Финляндии тоже есть четкая группа людей, которая так думает. У нас есть еще такие, которые смотрят в историю, которые особо подчеркивают добрососедские отношения. Так что, то мнение финнов – это, как будто такой комплекс разных мнений, совокупность наших мнений – общее мнение наше.

Но, есть группа – может, одна четвертая часть финнов – которая выступает за вступление в НАТО. Ну, у них есть свое обоснование, конечно.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – В этой логике в финском обществе и у вас, как у президента, существует полное убеждение в вашей безопасности?

С.НИИНИСТЁ – Мы все финны очень хотим и ценим безопасность. И то, о чем я вам говорил, что вывод, что некоторые финны на других обоснованиях останавливаются и приходят к этому же выводы; другие имею другие выводы, обоснования. Но, мы живем в демократии, мы живем в соответствии с желанием большинства людей.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Понятно.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Президент Финляндии – я напомню -в студии «Эхо Москвы». Программу ведут: Татьяна Фельгенгауэр и Матвей Ганапольский, Тарья помогает нам с переводом. Давайте к блоку вопросов таких, бытовых, потребительских. Очень много тем предлагают наши слушатели, которые так или иначе, взаимодействуютс финскими властями, когда ездят в вашу страну. Например, Дмитрий спрашивает: «Стоим на границе по 3-5 часов. Почему?»

С.НИИНИСТЁ –Потому что столько желающих пересекать границу, поэтому стоят. К сожалению, мы не нашли ответа или выхода, потому что ежегодно повышается количество людей, которые желают пересечь границу на 20%. Я сам посетил границу, пункт пропуска, и меня обрадовало, что пограничники финские и российские очень хорошо сотрудничают; но, проблема в том, что нет инфраструктуры достаточной. Мы здесь как раз говорили об этом и с президентом России Владимиром Путиным и с премьер-министром Дмитрием Медведевым о том, что мы должны принимать меры, для того, чтобы пересечение границы проходило более гибко, оперативно. Мы должны вместе работать. Недостаточно, если только на одной стороне убирают эти узкие места. Надо, чтобы это было сделано с двух сторон. Теперь этот вопрос будетобсуждаться на комиссии по экономическому сотрудничеству.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Идет ли речь о строительстве каких-то новых терминалов?

С.НИИНИСТЁ – Да. Расширения будутс тем, чтобы увеличить пропускную способность.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Вы знаете, наверное, господин президент, что идея безвизового общения с Европой – это один из, если можно так сказать, «пунктиков» президента Путина. В связи с этим, наш слушатель Марков спрашивает, рассматривается ли вопрос о безвизовом режиме между нашими странами в пределах обоих стран?

С.НИИНИСТЁ – Обсуждается. И даже очень детально обсуждается. Безвизовый режим – это решает не Финляндия, а в соответствии с соглашением о территории Шенген, мы обязаны поступать в соответствии с решением Евросоюза, но Финляндия максимально использует все возможные пути, чтобы поступать максимально гибко. Теперь президент Путин обратил внимание на то, что для некоторых русских поездка в Финляндию означает две поездки. Во-первых, надо приехать в Москву, чтобы подать заявление на получение визы, потом поехать в саму Финляндию. И, мы стараемся здесь помочь, чтобы были местные пункты, где могли подаваться эти заявки на получение визы, чтобы не ехать далеко. Но, в конечном итоге, что касается безвизового режима, за который Финляндия выступает по отношению к Евросоюзу — это, конечно, откроет выходы.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Ну, и особо, конечно, я думаю, отношение к тем, кто живет рядом с границей.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Ленинградская область. Там будет какой-то особый статус – много вопросов по этому поводу.

С.НИИНИСТЁ – Нет. Такого особого статуса не будет. Я знаю, что в Норвегии есть такая система. Но на севере Норвегии пересечений не очень много.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – То есть никаких поблажек Ленинградской области?

С.НИИНИСТЁ – Мы поступаем очень гибко, мы в основном или очень большое количество выдаем многократные визы на несколько лет. И я хочу еще напомнить, что мы ждем всех россиян в Финляндию.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Мы сейчас сделаем перерыв на пять минут, но не для того, чтобы убежать в консульство за визами, потому что нас ждут в Финляндии, а потому, что нам нужно послушать самые последние известия, после чего вернемся.

НОВОСТИ.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Дорогие друзья, мы продолжаем утренний «Разворот», и в его рамках у нас президент Финляндии. И, это совершенно, замечательно. Сейчас водичку поставят свежую.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Никакого все-таки…. Я смотрю…, я таких демократичных президентов давно не видела, потому что уже второй раз сотрудники пресс-службы президента Финляндии приносят ему воду в пластиковом стакане – это что-то, совершенно…. Гдеуважение к президенту страны? Попробовали бы вы Путину принести…?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Я возражаю. Я считаю, что это подтверждение того, что Финляндия заботится об экологии.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – В пластиковых стаканах? Очень странная логика.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Мы идем дальше и следующая группа вопросов…

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Она логично, в общем-то, продолжает историю с визами и с россиянами, которые, так или иначе, бывают в Финляндии. И вот, из Твиттера пришло сообщение от Натальи. Она пишет: «Господин президент, заберите нас обратно! Жители Карельского перешейка».

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – И, в связи с этим, продолжение этого вопроса. Его можно было бы воспринимать, как шутку, если бы не одно обстоятельство. Мы знаем, что в финском обществе существует мнение – в России их, естественно, называют реваншистами – по поводу несправедливого в территориальном смысле окончания Второй мировой войны. Финляндия не собирается поднимать вопрос о возвращении некоторых территорий?

С.НИИНИСТЁ –Как вы говорите, конечно, в Финляндии могут быть и такие мнения, потому что, если нас 5 снебольшим миллионов человек — конечно, там есть разные мнения и мысли. Но, я хочу сказать раз и навсегда: я являюсь членом парламента Финляндии с 87-го года – ни разу там не слышал ни одного предложения в этом духе. Ни одного.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Тогда у меня вопрос к вам по поводу заявления нашего президента. Не знаю, слышали ли вы или нет, но в своем послании ежегодном Владимир Путин сказал, что нужно бы сделать ускоренный порядок получения российского гражданства нашим соотечественникам, носителям русской языка и русской культуры – прямым потомкам тех, кто родился в Российской империи или в Советском Союзе. Вы как-то обеспокоены возможным оттоком населения из Финляндии? Насколько серьезно вы относитесь к этим словам?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – И массовым принятием гражданами Финляндии российского гражданства.

С.НИИНИСТЁ –Процесс получения российского гражданства – это сугубо прерогатива Российской Федерации. Я тут не хочу об этом рассуждать. Но, что касается Финляндии, мы облегчили довольно существенно предпосылки для получения финляндского гражданства, потому что мы решили здесь исходить из благополучия людей – чтобы им было проще и легче. Мы здесь, в общем-то, считаем, что это не наше дело – обсуждать, как российское гражданство можно получить. Даже, если финские граждане хотят получить российское гражданство – это вопрос, который решается между финскими гражданами и российскими властями.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Ну, как же? Вы можете встретиться с Владимиром Путиным и сказать: «Коллега, что же вы переманиваете моих граждан к себе?»

С.НИИНИСТЁ – Нет, я так не буду ему говорить, потому что это его дело – решить.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Вот, вы встретились с президентом Путиным, видели его рядом, беседовали с ним. Вы знаете, у нас здесь Владимир Путин появляется только на телеэкране. В общем, мы видим его достаточно редко. Какое впечатление он на вас произвел?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Какой у нас президент?

С.НИИНИСТЁ – Он великолепный центральный нападающий в хоккейной команде.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Я таки знала, что вы что-нибудь скажете про хоккей! Человек с таким политическим опытом не мог ответить по-другому.

С.НИИНИСТЁ –Мы несколько раз встречались с президентом Путиным. Это были очень приятные встречи.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Вы ощущаете, что у президента Российской Федерации особое отношение к Финляндии?

С.НИИНИСТЁ –Вот, как я ощущаю: я ощущаю, что Финляндия имеет значение для России. Это для нас, конечно, очень хорошо. Но, тут, конечно, экономика играет большую роль. Что касается вчерашней нашей беседы, касательно вопросов бизнеса: когда у нас была встреча, где присутствовали руководители нашей промышленности – 6 человек – редко, кто имеет возможность контактировать напрямую, лицом к лицу, с главой крупного государства.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – А вот,если вы, например, захотите позвонить Путину, когда находитесь в Финляндии, — это сложная процедура? Вы звоните его помощникам или вы звоните в МИД. Вот, как? Вы с ним срочно хотите поговорить…

С.НИИНИСТЁ – Мы несколько раз переговаривали по телефону. Это было несложно. Я должен сказать, что я не знаю, как технически это все происходит, но, по крайней мере, у меня такого ощущение – никаких проблем.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Между зарождением желания поговорить и самим разговором?Неделя?

С.НИИНИСТЁ – Ну, эти контакты возникали по мере необходимости. Конечно, мы должны договориться в какой-то час определенный, когда этот звонок состоится с тем, чтобы там обеспечить перевод и так далее. И, у менятакого ощущение, что если возникнет вопрос, то я могу связаться, и я считаю, что такое ощущение очень важно – что оно есть.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Еще один вопрос от нашего слушателя. Он спрашивает, следят ли в Финляндии за политическими событиями в России и как воспринимают умаление свобод оппозиции, секс-меньшинств? Я от себя только добавлю: не говорите, что это внутреннее дело России, потому что мы все-таки не в вакууме.

С.НИИНИСТЁ — Финляндия даже очень внимательно следит за политической дискуссией в России. Если позволите, я немножко вернусь к детям. В Финляндии, конечно, были ошеломлены теми заявлениями, которые здесь появляются в прессе. Что касается дискуссии о гомосексуалистах, у нас, я бы сказал, что наши подходы более либеральные. Но, конечно, это дело не в вакууме, если я говорю, что каждая страна и парламент данной страны решает в своем законодательстве. То есть, у вас это Государственная дума решает.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Ну, смотрите. Если, например, мы говорим о «антисиротском законе», который запрещает усыновление американцам российских детей, закон, который вызвал реакцию по всему миру, тут нельзя опять же говорить, что это дело только Государственной Думы. Потому что, вы видите, что, например, не только в Америке, но сейчас и в Европе говорят про так называемый «акт Магнитского». И, тут возникает же вопрос: Финляндия раздумывает о присоединении, рассмотрении этого, так называемого «акта Магнитского», возможны ли какие-то санкции в отношении российских чиновников – или нет?

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Или вы здесь нейтральны?

С.НИИНИСТЁ – В этом вопросе, я считаю, надо поступать так, как это лучше для детей. Но, я не обнаружил по отношению к этому «антимагнитскому акту» каких-то стремлений в Финляндии или в Европе присоединиться к этому, чтобы мы каким-то образом отвечали на запрет об усыновлении.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – А, если говорить про санкции в отношении российских чиновников, которые причастны к нарушениям прав человека?

С.НИИНИСТЁ -Нет, у нас это, вообще, не обсуждается. По крайней мере, у меня нет такой информации.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ -Но, все-таки, эту тему надо продолжить вот, в каком смысле. Многие говорят том, что России достаточно коррупционная страна и, если какие-то антикоррупционные шаги будут приняты объединенной Европой, то почему бы не направить коррупционные деньги в Финляндию? Покупать прекрасные дома на побережье, покупать землю, вкладывать отмытые коррупционные деньги в финскую экономику. Ведь Финляндия нуждается в инвестициях? Финляндия, вообще, отслеживает, какие деньги туда приходят?

С.НИИНИСТЁ – Да, мы обязаны соблюдать международные договоры, у нас есть свое законодательство, гдеиспользование, прием таких денег, происхождение которых неясно – это криминализировано. То есть, наши банки не принимают таких денег, происхождение которых они не могут прослеживать. Я помню, какую-то сделку земельную несколько лет тому назад. Там продавец принял наличными эту сумму сделки, и он потом не смог их разместить в банке, потому что следы покупателя были непонятными.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – То есть, — еще раз хочу вас спросить – можете ли вы подтвердить, что внимание к коррупционным деньгам, которые, естественно, все больше и больше будут идти на территорию Финляндии – мы понимаем, почему – что у вас, вашей страны, и вас, как президента, к таким деньгам и таким процессам высокое внимание?

С.НИИНИСТЁ – Коррупция – понятие чужое, явление чуждое в нашей культуре. Мы даже по международным рейтингам относительно чисты в этом отношении. Так, что уже здесь у нас имеется такое отрицательное отношение. И, что касается технического контроля, законодательного контроля – это, именно, заключается в том, чтобы выяснить происхождение особенно крупных сумм денег – откуда они пришли.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Ну, теперь коснемся разных вопросов…

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Про здоровый образ жизни.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Про здоровый образ жизни, да. Смотрите, у нас тут сейчас приняли ужасно жесткое законодательство против курения. Огромные штрафы, нигде нельзя курить. Сегодня я слушал утром эфир одной бизнес-радиостанции, где в эфир выходили предприниматели, бизнесмены, владельцы ресторанов, кафе, которые говорили: «Все, нам конец, мы не сможем работать. Мы не можем организовать специальные места для «курева»». А наш слушатель напоминает, что законы против курения появились в Финляндии в 76-м году. Как вы решили этот вопрос?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Если, конечно, вам удалось его решить!

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Если вам удалось его решить.

С.НИИНИСТЁ -Мы этот вопрос решили после такого же обсуждения, после таких же мнений, заявлений, которые у вас прозвучали только что. Я в то время очень сильно курил. Сперва запретили курить в задней части автобуса. Я, конечно, былозабочен: как же я доеду до работы? Но, всегда доезжал. Потом запретили курить в самолете. Я тоже был очень озабочен: ну, как же я буду летать за границу. Но все долетал. Потом запретили в ресторанах, и я, конечно, в то время охотно сидел в ресторанах, в кафе. Я подумал: ну,вот – все! Нет. Все еще продолжал охотно сидеть в ресторанах, кафе.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Это ударило по бизнесу?

С.НИИНИСТЁ –Ну, рестораторы говорили, что да – ударило. Я думаю, что сегодня у нас больше ресторанов, например, В Хельсинки в каждом квартале, чем когда-либо.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Это для русских.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Там же курить все равно нельзя.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – А, кстати, вы бросили курить?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Вы в итоге-то бросили?

С.НИИНИСТЁ – Бизнес процветает. Да, бросил. Но, иногда все-таки могу закурить.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Где?

С.НИИНИСТЁ – За границей!

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Ужас какой! Слушайте, вы для этого стали президентом, чтобы ездить в другие страны и там курить!

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Кроме того, вот как президент Финляндии унижает Россию – приезжает сюда и курит здесь.

С.НИИНИСТЁ – Нет-нет, я про Россию не говорил вообще ничего.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Один из наших слушателей пишет, что в интернете нашел фотографию, снятую на мобильный телефон, где вы – то ли с ребенком, то ли где – в самолете, в обычном рейсовом самолете. Вы передвигаетесь на президентском самолете? У вас есть президентский самолет или на обычном?

С.НИИНИСТЁ – У нас у государства, то есть у органов власти, нет своих самолетов. Иногда мы берем напрокат частные самолеты. Ну, министры или президенты. И мы летим на частном самолете только в случае, если рейсовые самолеты, если рейсы не совпадают никак.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – А вот, в Москву вы прилетели — на каком?

С.НИИНИСТЁ – У нас прекрасное сообщение – на рейсовом. На «Финэйр».

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – А вы сидели в бизнес-классе?

С.НИИНИСТЁ – Да, в бизнес-классе.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – А вот, граждане Финляндии как к этому относятся? Они не считают, что это унижение президента, или это вопрос экономии?

С.НИИНИСТЁ – Я думаю, что это, вообще, не вызывает особых эмоций. Может, иногда некоторые газеты считают, сколько потрачено на прокат частных самолетов. Но, я думаю, что это людей не очень волнует.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – То есть, такого пристального интереса к президенту: куда пошел, во что он одет, сколько денег он потратил на дорогу и в каких отелях он останавливается, такое же внимание к его семье— дляФинляндии это несвойственно?

С.НИИНИСТЁ – Иногда следят более тщательно — иногда нет.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Не мешают, в общем, работать.

С.НИИНИСТЁ – Нет, не мешают.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Хорошие избиратели.

С.НИИНИСТЁ – Ну, конечно, я должен следить и смотреть, чтобы не просто так налево и направо тратить деньги, потому что, конечно, будет реакция – безусловно.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Сейчас у нас компания – мы боремся против коррупции. Что, мы уже заканчиваем?

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Минута у нас.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Две еще, да. Если вы вдруг узнаете, правоохранительные органы Финляндии докладывают вам, что кто-то из членов вашего кабинета замешан в коррупционном скандале, как вы поступаете?

С.НИИНИСТЁ – Я полагаю, что такой член правительства или кабинета… — моментально его уволят. И, потом будет возбуждено уголовное дело. И, если его служебное положение…, если он злоупотреблял – особенно это касается министров – там будет очень жесткое наказание.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Вот, у нас огромная аудитория, которая сейчас вас слушает. Нам нужно заканчивать наш эфир.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Не хочется на серьезной ноте его заканчивать.

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Да. Должно бать обращение президента к российским гражданам.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Обращение президента.

С.НИИНИСТЁ – Дамы и господа! В Финляндии количество россиян на новогодние каникулы и многие, судя по нашим семьям – им это очень понравилось. И они везде говорили, что такие хорошие гости приехали из России. Так, что ждем вас – приезжайте!

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Вот, сейчас наш эфир заканчивается, и пользуясь служебным положением мы буем выклянчивать у президента Финляндии вечную визу.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – И первым же самолетом…. Я бы еще раз слетала в Рованиеми— мне там очень понравилось!

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Да, красивая страна, и я хочу напомнить, что в этот Новый года, который был, беспрецедентное количество граждан посетило Финляндию. Ребята, посетило — 400 тысяч человек! Это комплимент вам и вашей стране. Российские граждане умеют экономить деньги, но, когда они хотят их потратить – они делают вот, такой выбор. Поэтому, спасибо вам за это!

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Спасибо вам больше!

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Наш гость был президент Финляндии Саули Ниинистё.

Т.ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Тарья, спасибо за перевод! Татьяна Фельгенгауэр и Матвей Ганапольскийпрощаются с вами. До завтра!

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – Спасибо, и ждем вас в следующий раз в нашей студии!

С.НИИНИСТЁ – Спасибо!

М.ГАНАПОЛЬСКИЙ – До свидания!

Комментарии

53

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

patriotofrussia 13 февраля 2013 | 23:00

А еще, если бы наши отцы и деды не погнали бы Гитлера, то автобаны бы были сейчас по всей России, а вид из автобуса радовал бы глаз.


believeme9 13 февраля 2013 | 23:19

надо было Наполеону сдаваться.жили бы все в большой Франции от Ла-Манша до Беринга. не пришлось бы Евросоюз городить и евро придумывать. был бы рубль как при царе


believeme9 13 февраля 2013 | 23:03

а если я до 18-го года бывший соотечественник, мне длинную визу должны на дом доставить


yoshkarolinec 14 февраля 2013 | 13:10

Прикольно смотрелось, как журламеры изо всех сило старались выдавить из финна хоть чего-нибудь антироссийское. Но, как ни старались найти в нём единомышленника по русофобии - полный облом.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире