'Вопросы к интервью

С. Крючков 22 часа и почти 6 минут в российской столице. Это «Разбор полета» — программа о людях и решениях, которые они принимают в своей жизни. Проведут ее сегодня Марина Максимова и Стас Крючков. И сегодня у нас в гостях российский спортивный комментатор и телеведущий Георгий Черданцев. Георгий, приветствуем вас!

Г. Черданцев Добрый вечер!

М. Максимова Здравствуйте!

С. Крючков Добрый вечер! Наши эфирные координаты всё те же. Я говорю об этом для слушателей. Работает чат основного канала «Эха» в YouTube, telegram, viber, WhatsApp. Пишите нам свои сообщения по номеру +7-985-970-45-45.
Георгий, мы по обыкновению понедельничный вечер в 22 часа начинаем с вопроса в адрес нашего гостя о самом сложном жизненном решении, которое ему доводилось принимать. Наверняка такое было и у вас. Признайтесь нам сейчас как на духу!

Г. Черданцев Слушайте, знаете, были какие-то поворотные моменты. Их много. Я вообще верю в то, что не то чтобы судьба как бы предначертана, но в любом случае есть начало и есть конец, а дальше только повороты, и так или иначе всё равно приходишь к финишу. Но то, что ты переживешь или пройдешь во время этого пути, собственно, наверное, и есть жизнь.

Поэтому то, что я сейчас с вами разговариваю в качестве спортивного комментатора, мне по-прежнему представляется какой-то сказкой. Когда я смотрю на себя со стороны, мне кажется, что всё это придумано, это на самом деле не я. А я, Георгий Черданцев — никакой не Георгий, у меня короткое имя Юра. Меня до сих пор очень часто спрашивают, почему Юра, а не Георгий. Мне приходится долго объяснять. Мне всё кажется, что (я сейчас вовсе не пытаюсь как-то там жеманничать или что-то в этом роде) действительно есть два человека. Вот есть я в телевизоре или где-то там голосом, и есть я, который на самого себя смотрю с некоторым удивлением, что всё так получилось.

На самом деле в жизни были всякие моменты. Я прожил 90-е годы — к счастью, не занимаясь бизнесом, но я видел всё, что только можно было увидеть в те годы. И там, конечно, были моменты, через которые нужно было спокойно пройти и не споткнуться. Потому что, к сожалению, люди моего поколения, москвичи, которые попали во всю эту передрягу, связанную с бизнесом и со всеми прочими делами — к сожалению, из моих ровесников и друзей детства не все дошли до этого времени. Скажем так, не в силу объективных обстоятельств. Поэтому мне, к счастью, в этом смысле повезло, и в тех сложных выборах, которые нужно было делать, всё в конечном счете как-то складывалось в мою пользу.

Г.Черданцев: Где-то в начале 90-х годов мне предлагали торговать оружием

Например, где-то в начале 90-х годов (еще было далеко до телевидения, до всего прочего — это была даже не мечта, а просто из параллельной реальности) мне предлагали торговать оружием. В такой более-менее легальной компании. Но вы понимаете, что такое в 90-е годы пойти и устроиться в компанию, которая торгует оружием. Поэтому, скорее всего, мы бы сейчас с вами не разговаривали ни в каком виде, ни в каком качестве. Но это было решение, которое нужно было принимать.

Я был совершенно юн, неопытен. Я пришел к маме — а к кому еще приходить? Мама у меня старший научный сотрудник Московского государственного университета. Самым тяжелым оружием, которое она держала в руках, наверное, был скальпель, которым биологи делают всяческие опыты. Но мы держали семейный совет, и, в общем, пришли к выводу, что, наверное, лучше с этим не связываться. Хотя там поначалу сулили какие-то совершено немыслимые по тем временам деньги, но я решил, что лучше обойтись без этого.

Но это то, что приходит в голову сходу. Потому что это такие краеугольные вещи, о которых можно рассказать публично, потому что не о всяком выборе расскажешь вслух. А вот такая история действительно была, и нужно было сделать свой выбор. Я его сделал.

С. Крючков Когда вы говорите, что есть Юра с одной стороны — человек домашний, человек имени себя, а с другой стороны — Георгий, человек, в жизни которого много… не знаю, назовем это театральностью. Я понимаю, что это такая довольно условная штука. Всегда удается переключать регистры между собой таким или это происходит как-то автоматически? Вы фиксируете для себя: вот сейчас я начинаю маленький театр имени Георгия Черданцева, а сейчас позволяю себе такую человеческую нотку? Хотя и в театре, безусловно, много человеческого.

Г. Черданцев Вы знаете, я бы не стал преувеличивать какую-то свою популярность, известность и так далее. К большому сожалению (здесь я могу об этом прямо сказать), в нашей стране спорт и люди, связанные со спортом, конечно, абсолютно не того статуса, скажем так, как в развитых спортивных державах, где спортивная индустрия является мощнейшим двигателем прогресса, привлекает огромные рекламные средства, и люди, которые работают в этой индустрии, миллионеры и чувствуют себя вообще отлично.
У нас, конечно, всё совершенно не так. И поэтому с актерами кино или с моими уважаемыми друзьями и товарищами, которые, скажем, работают на нашем дружеском канале ТНТ, сравниваться в плане популярности смешно. Поэтому мне не приходится становиться перед такими выборами, честно вам скажу.

С. Крючков Вы знаете, я говорю даже не столько об актерстве и популярности, сколько о такой экзистенциальной составляющей. Когда ты для себя говоришь: «Вот здесь я могу позволить себе нотку остроты в адрес, условно, поклонника другой команды. А здесь я по-человечески его понимаю и, конечно, этого себе никогда не позволю».

Г. Черданцев Вы знаете, я думаю, что если бы я не соблюдал эту грань, не чувствовал ее, я бы не смог на протяжении уже сколько? — наверное, получается, с 2008 года — 12 лет вести обзорную программу о чемпионате России по футболу. Потому что это минное поле, по которому не каждому, в общем-то, можно легко пройти без увечий и потерь. Естественно, в переносном смысле.

Поэтому, конечно, ощущение того, что в публичном пространстве я в первую очередь ведущий программы, комментатор, а не я сам — это совершенно очевидно. И поэтому то, что я могу позволить себе в очень узком кругу друзей, конечно, никогда не позволю себе публично. Я не могу сказать, что я от этого сильно страдаю, но это часть общественного договора, я бы так сказал. В моем случае уж точно.

М. Максимова Вообще, если честно, прямо больно слушать, когда мы от нашего знаменитого российского футбольного комментатора… Причем именно футбольного, потому что это самый — не знаю, как сравнить по популярности футбол и хоккей, кто из них круче, но это явно один из самых популярных видов спорта в России.

Г.Черданцев: То, что я могу позволить себе в очень узком кругу друзей, конечно, никогда не позволю себе публично

Г. Черданцев Очень легко.

С. Крючков Мы еще вернемся к этому.

М. Максимова Когда вы говорите, что спорт в России далеко не на том уровне, прямо, честно, резануло. Прямо больно становится.

Г. Черданцев Нет, это правда. А что, вы посмотрите среднюю посещаемость спорта вообще в России. Вы посмотрите цитируемость спорта. Зайдите в какие-нибудь топ-новости. Сколько раз в топ-новости… Даже у вас, например, хотя вы и не спортивная радиостанция и это как бы не ваш профиль, хотя есть спортивные программы… Но всё равно какой процент, какую нишу вообще занимает спорт в наших медиа? Сколько спортсменов являются у нас рекламными лицами каких-то компаний? Правда же? И сравните то же самое в Америке или в Великобритании. Это два разных мира.

М. Максимова Кстати, у вас есть какое-то объяснение, почему спорт непопулярен в России? Или стал непопулярнен, кстати. Стал или есть?

Г. Черданцев Нет, понимаете, давайте разделять профессиональный спорт и физкультуру. Я, например, очень рад, что у нас люди стали заниматься своим здоровьем, следить за питанием, за тем, как они выглядят. Это очень здорово. Но это такая индивидуальная история. Назовем ее «здоровый образ жизни» — без всяких каких-то иронических кавычек и так далее. ЗОЖ — это на самом деле отлично, если не впадать в какой-то уже крайний идиотизм. Это нормально.

Таких традиций у нас не было. На самом деле, знаете, я, рассуждая сам с собой об этом, как-то пришел к выводу, что в Советском Союзе ... А я успел пожить довольно долго. Ну, как долго? — учился в школе, успел походить в университет. Мне кажется, советские занятия физкультурой отбивали всяческое желание заниматься физкультурой. Потому что, если вы, может быть, помните, девочки не хотели лезть на канат, хотя их заставляли. Это, в принципе, неправильно. Потому что не всякая девочка полезет на канат — может быть неловко, стыдно или, не знаю, еще какие-то комплексы мешают. Или мальчикам прыгать через коня или козла.

То есть, понимаете, в обязательном порядке — это немножко не то, что прививает любовь к ежедневному занятию спортом в широком смысле этого слова. Я просто не люблю всякую иностранщину — «фитнес». Есть хорошие русские слова, поэтому нужно всё-таки стараться находить русский эквивалент.

Поэтому то, что я сейчас наблюдаю — сколько людей катаются на велосипедах, на скейтбордах, на роликах, просто бегают по улицам, по набережным и так далее (я говорю про Москву, но и в других городах тоже) — это очень здорово. Но профессиональный спорт — это вообще другое. Для профессионального спорта у нас просто нет ни традиций, ни корней. Потому что советский профессиональный спорт, как вы сами прекрасно понимаете, к истинному профессиональному спорту не имел вообще никакого отношения. И слишком мало времени прошло для того, чтобы мы успели построить основу для настоящего профессионального спорта.

С. Крючков Смотрите, традиций и корней нет. Но деньги в большом спорте на сегодня появились. Это станет поводом для того, что эти брошенные зерна дадут свои всходы? Кстати, по вашим оценкам, в каком обозримом будущем? Сегодня это поле уже немножко колосится, на ваш взгляд?

Г. Черданцев Колосится. Вот мы видели 17-летний «Ростов», который в силу обстоятельств вышел играть против «Сочи». Здесь было много негатива. Я, например, считаю, что в таких ситуациях надо искать и позитивные моменты тоже, искать что-то хорошее.

На самом деле футбол, если мы сейчас говорим о нем, безумно популярен. Попробуйте пройтись по Москве сейчас, когда все площадки открылись, и до коронавируса. В Москве, поверьте мне на слово, если вы захотите поиграть с друзьями в футбол и не являетесь арендатором какой-то площадки, вы можете на спор взять и попробовать завтра арендовать поле для команды «Эхо Москвы». Даже с вашим именем вы не найдете поля в удобное для вас время, которое вам удобно прямо сейчас.

В Москве все поля (притом, что у нас их не так много — я имею в виду, футбольные — искусственные, коробки и так далее) все расписаны настолько плотно, что найти окно для того, чтобы с компанией коллег пойти поиграть в футбол, невозможно. Потому что у нас все играют в футбол. У нас — вы не поверите — 10 тысяч любительских клубов.

И в этом огромная разница, возвращаясь к вашему вопросу про деньги и про истинную любовь к футболу в России. У нас, я считаю, любят футбол вопреки всему. Потому что большая часть страны живет в северном климате. Во многих городах 9 месяцев в году снег и вообще как бы не до футбола. И тем не менее, играют в футбол везде. В самых снежных, в самых холодных местах. Но играют любители. Понимаете, в чем фокус? Любители. A между любителями и профессионалами настолько огромная разница, что даже сложно нащупать эту грань. Это две разных жизни. Поэтому деньги, по большому счету, ничего не решают.

Г.Черданцев: ЗОЖ — это на самом деле отлично, если не впадать в какой-то уже крайний идиотизм

Хотя, возвращаясь к 17-летним детям, всё-таки академии развиваются, школы открываются. В России сейчас очень много частных школ. Вы знаете, меня поразило — я пару лет назад был в Томске. Город Томск. Казалось бы, не очень футбольный город, хотя там есть профессиональная команда. Там 2 частных футбольных школы. Частных! Представьте себе, в городе Томске! Хотя займитесь чем-нибудь более подходящим для этого региона. Потому что родители хотят, чтобы дети играли. Тренеры хотят тренировать. Есть энтузиасты, которые берутся всё это организовывать. Но всё это происходит, знаете, исключительно на энтузиазме. Только на нем.

М. Максимова А чего тогда не хватает российскому профессионального футболу?

Г. Черданцев Так в двух словах не скажешь. Вы знаете, мне кажется, вообще недаром (это не я придумал) кто-то сказал: если вы хотите понять, что происходит в стране, посмотрите на футбол этой страны. Потому что это действительно маленькая модель государства. Потому что то, что происходит в государственном масштабе, тем более в такой огромной стране, как Россия — это очень сложно. A футбол — это маленькая модель, где все те же законы, все те же взаимосвязи, по большому счету, взаимодействуют все те же люди.

Это публичное мероприятие, где всё, что происходит, вы видите. Мы, конечно, не видим закулисья. Но всё равно на футбольное поле выходят люди. Они между собой соревнуются и показывают какой-то результат. На это есть какая-то определенная реакция. Если всё это посмотреть и проанализировать, картина становится более-менее понятной.

Если вы посмотрите на наш профессиональный футбол и на хоккей, вы, к своему ужасу, обнаружите, что, в отличие от Италии или Испании, у нас невозможно себе представить, чтобы маленький средний бизнесмен — тот самый мидл-класс, средний класс — чтобы в нашей стране этот человек имел финансовые возможности, желание, и чтобы это было в ДНК — быть хозяином спортивной команды. Например, футбольной команды.

Сергей Галицкий, владелец «Краснодара» — это особый случай. Он именно поэтому и является правилом, потому что вместе одно исключение. А так у нас нет частного профессионального спорта. И на мой взгляд, это самая большая проблема, из-за которой и допинги, и все прочие вещи. Потому что если бы частный человек был спонсором какого-то вида спорта, я думаю, что он был бы гораздо чище, чем это происходит сейчас. Поэтому эта проблема на самом деле очень любопытна, если проанализировать ее с экономической точки зрения.

М. Максимова Задам еще один вопрос, раз уж вы сами коснулись этой, можно сказать, скандальной истории «Ростов»-«Сочи». Вообще если взять ситуацию… И потом было несколько матчей с этими заболевшими. Вот эта ситуация какое имеет объяснение? Есть ли вообще какой-то выход?

Г. Черданцев Очень простое. Вообще я не считаю, что это требует большого времени для того, чтобы его потратить. Всё просто. Беспрецедентный случай, когда нужно дождаться прецедента и посмотреть, что происходит.

К сожалению, нельзя было предусмотреть всё. И не только в нашей стране. В Австрии один клуб оштрафовали на 6 очков за то, что они начали тренироваться в общей группе раньше, чем было положено по регламенту. В Германии «Динамо»-Дрезден пропустило 2 стартовых игры чемпионата, потому что у них заболело коронавирусом полкоманды. Но им было куда переносить матч.

Мы с самого начала понимали, что в силу, так сказать, специфики обстоятельств и действительно сложнейшей ситуации в России (вы сами прекрасно знаете, что мы, к сожалению, были в тройке лидеров по количеству инфицированных), это огромная работа и сложнейшее решение людей, которые его принимали, чтобы всё-таки вернуть футбол и доиграть чемпионат.

Все понимали, что риски велики. Но не все понимали, как это будет выглядеть и насколько серьезно отнесутся в первую очередь сами футболисты (они же как дети малые) к тем жестким требованиям, которые предъявляются: сиди дома, не ходи в ресторан, не встречайся с родственниками, не встречайся со своей девушкой. В буквальном смысле слова, озвучены какие-то прописные истины. Но какое-то такое всеобщее легкомыслие (оно касается не руководителей, но и конкретно спортсменов) привело к тому, что кто-то куда-то пошел, кто-то с кем-то встретился, и вся эта ситуация поставила проведение чемпионата под большой вопрос.

Но я считаю, что, в принципе, самый сложный момент пройден. И в дальнейшем я надеюсь, что таких недоразумений, как с приездом 17-летний команды на матч и отменой матча, не будет. Просто нужно понимать, что невозможно было всё предусмотреть в ситуации, которая не описана ни в каких справочниках, ни в каких методических материалах.

Г.Черданцев: Для профессионального спорта у нас просто нет ни традиций, ни корней

С. Крючков А если брать не санитарную, не дисциплинарную составляющую этого конкретного матча «Ростов»-«Сочи», а этическую, что ли? Мне бы хотелось узнать ваше мнение. Вот вышел — играй как в последний раз. Взрослые игроки премьер-лиги. С другой стороны — фактически ученики юниорской школы. Со стороны «Сочи» (понятно, что мы сейчас будем давать какие-то оценки) не правильно было бы пустить против них второй состав, третий, десятый?

Г. Черданцев Я здесь, совершенно не стесняясь, высказал свое мнение и его повторяю. Я считаю, что в «Сочи» могли и гораздо красивее выйти из этой ситуации. Мне понятна их мотивация, и все тоже должны их понять. У них был определенный график подготовки к конкретному матчу после 3-месячного перерыва. Команда стояла в зоне вылета. Весной одержала 3 победы после зимних каникул. Потом они, как и все, ушли на длительный перерыв, и они ничего не нарушали. То есть они готовились к матчу. У них всё хорошо.

У соперника возникают какие-то проблемы. В общем, здесь можно понять и ту сторону тоже. Почему они должны менять скакие-то свои тактические, тренерские, стратегические планы? Другой вопрос, что когда уже окончательно выяснилось, что на поле выходит 17-летняя не тренировавшаяся, что очень важно, детская команда, мне кажется, и я на этом настаиваю, здесь уже решение главного тренера «Сочи» Федотова.

Он мог бы поступить как-то элегантно. Я думаю, при 5-ти заменах, которые разрешены по нынешнему регламенту, вполне можно было бы в перерыве, после того, как счет стал 4:1, поменять 5 футболистов и выпустить 5 каких-то юниоров и как-то красиво выйти из этой ситуации. «Сочи» только получил бы плюсы с точки зрения пиара, а свои 3 очка они бы и так завоевали.

Поэтому все видели, что никто там не уничтожал эту бедную ростовскую команду. Эти ростовчане получили шикарную прессу. Про вратаря Попова написали в Англии. Черчесов вчера был у меня был в эфире, и я его спросил про Попова. Кто бы когда-нибудь назвал эту фамилию в присутствии главного тренера сборной России? Поэтому с этой точки зрения для «Ростова», для ростовских мальчишек это шикарный жизненный опыт.

Поэтому я считаю, что во всех этих ситуациях надо всё-таки искать какой-то позитив и стараться ставить себя на сторону тех, кто принимал решения. Например, в том же «Сочи». Задать самому себе вопрос: как бы ты поступил на их месте? У меня только один-единственный ответ на этот вопрос: я бы, наверное, сделал 5 замен в перерыве и выпустил 5 молодых футболистов после того, как игра была фактически сделана с 3 очками и наступила ясность.

С. Крючков Полагаете, у нас все умеют играть? Не все умеют, все любят играть в футбол.

Г. Черданцев Еще как!

С. Крючков Все играют в футбол и более того, у нас все разбираются в футболе.

Г. Черданцев Вот это точно.

С. Крючков И в политике.

Г. Черданцев В политике и в футболе.

С. Крючков Смотрите, какая штука. Очевидно же, что в вашем комментаторском мире всегда существуют (я так для себя делю) те, кто берет эмоцией, и те, кто берет аналитикой. Для меня голос Черданцева — это голос, который дает дикую эмоцию. С другой стороны, в этой эмоции всегда присутствует какая-то оценка происходящего на поле. Мне интересно, из чего это рождалось? Каковы здесь истоки? Наверняка в детстве был, может быть, какой-то комментатор, которая громче, ярче, искреннее и душевнее других прокричал. Из чего, как это?

Г. Черданцев Нет. Очень удачное сочетание того, что я в детско-юношеском возрасте играл в футбол. Конечно, не на профессиональном уровне, но всё-таки на уровне чемпионата Москвы я играл и даже становился чемпионом Москвы. А в советское время чемпионат Москвы на детско-юношеском уровне был очень сильным, очень серьезным соревнованием и просто так добиться там какого-то успеха, даже в моей лиге… Мы играли, грубо говоря, в первой лиге, потому что были так называемые школы олимпийского резерва — прямые последователи профессиональных клубов в советское время, и были все остальные. Вот среди остальных уровень был очень высокий. Некоторые футболисты дошли до профессионалов, будучи выходцами из такого клубного московского футбола.

Г.Черданцев: Советский профессиональный спорт к истинному профессиональному спорту не имел вообще никакого отношения

Поэтому мне, конечно, помогло то, что я всё-таки кое-как поиграл на детско-юношеском уровне. Соответственно, более-менее представляю: сложно принять такой мяч, сложно отдать такую передачу, сложно нанести такой удар по воротам или несложно.

А эмоциональность — это от моего безумного увлечения музыкой. В первую очередь рок-музыкой. В детстве и юношестве, в университетские годы я пытался играть в группе. Гитару я не освоил. Вот сейчас я весь коронавирус старался научиться брать какие-то аккорды. Поэтому я думаю, что это сочетание детско-юношеского увлечения и непосредственного занятия футболом с совершенно бешеным увлечением рок-музыкой и выдало в итоге то, что у меня получается в комментировании.

С. Крючков То есть с гитарой не срослось, но с микрофоном прямо срослось.

Г. Черданцев Да.

М. Максимова Тогда, раз уж начали про футбол, как вообще появился футбол в вашей жизни?

Г. Черданцев У меня папа — заядлый болельщик. У меня папа профессор МГУ, биолог. Но он биолог в теоретической сфере. И поэтому у меня папа всю свою жизнь, сколько я его в детстве помню, проводил с неким таким скворечником в голове — ну, как любой ученый, который занимается теоретической наукой, которую сложно объяснить. Наверное, сложно объяснить в нескольких словах, что такое морфогенез.

М. Максимова Что-то из растений.

Г. Черданцев Поэтому для папы выходом во внешний мир был футбол. Он был и остается совершенно страшным болельщикам, несмотря на то, что он доктор наук и профессор. И поэтому он этим футболом заразил и меня, когда мне было 6 лет. Оттуда всё и пошло.

С. Крючков А боление за ту или иную команду передается по наследству?

Г. Черданцев А как же! Они или за или категорически против. То есть если папа за «Спартак», я или за «Спартак», или назло за ЦСКА. Третьего не дано.

М. Максимова У вас, соответственно, за «Спартак», насколько я понимаю. Сейчас мы прервемся на краткие новости и саморекламу. Я напомню, что в эфире «Разбор полета». Здесь Марина Максимова и Станислав Крючков. У нас в гостях Георгий Черданцев, российский спортивный комментатор, телеведущий. И после новостей и саморекламы мы, соответственно, продолжим.

НОВОСТИ.
РЕКЛАМА.

С. Крючков Стас Крючков, Марина Максимова и Георгий Черданцев — сегодня гость нашего эфира. Мы заговорили о наследовании боления за ту или иную команду. Но здесь, мне кажется, сердцу не прикажешь. Вот для меня всегда был чрезвычайно интересен вопрос, откуда и из чего возникает нелюбовь одних фанатских объединений к другим, поклонников одних клубов к другим. Приезжаю в Воронеж — вижу там на стене надпись болельщиков «Факела» в адрес команды, за которую я болел в детстве. И тут как-то сразу мой пыл, моя радость от столицы русского Черноземья немножко снижается. Вы можете объяснить эту психологию?

Г. Черданцев Она уже давно описана в научных работах. Типичная сублимация войны — вот и всё. Потому что все, особенно молодежь, особенно болельщики — это же в хорошем смысле слова маргинальная часть общества. То есть это люди, которые громче выражают свои эмоции. Они смелее, они шумнее, чем их сверстники, например. А махать друг на друга палками и кулаками — это как-то по закону не совсем принято во многих современных обществах. A футбол — сражение. Это же английский спорт. Какой английский спорт? В первую очередь бокс. Любое соперничество: кто сильнее кого. Соответственно, болельщики сопереживают, тоже включаются в эту игру: кто кого сильнее. Вот и всё.

Мне кажется, здесь в этом смысле как раз всё очень просто. И лозунг о том, что футбол объединяет, не выглядят нелепо на фоне того, какой антагонизм, мягко говоря, испытывают друг к другу болельщики явно противоположных клубов. Например, «Celtic» и «Glasgow Rangers», где уже не первое столетие антагонизм такой, что, к сожалению, заканчивается всё порой совсем неприятными историями. Но в целом, мне кажется, объяснение в этом.

С. Крючков А с чего вот эта явная противоположность? Вот для меня она неочевидна. Почему некоторые команды исторически противостоят другим? Это просто такая формальная рубрикация, а дальше по цепочке повелось, что они не любят друг друга?

Г. Черданцев Но тогда мы с вами должны рассматривать какие-то конкретные примеры.

С. Крючков: ЦСКА — «Спартак», условно.

Г. Черданцев:ЦСКА — «Спартак» — понятно. Потому что «Спартак» — это профсоюзы, ЦСКА — это армия. Если мы вернемся в Советский Союз, откуда «Спартак» — народная команда? Потому что «Спартак» не был связан ни с каким министерством. Как бы условно считалось, что это не совсем советская команда. Хотя профсоюзы — это, как Ленин говорил… Помните цитату? Кто сдавал историю КПСС? Я сдавал, но забыл. Профсоюзы там играли какую-то большую роль во всей этой истории.

Но в принципе для нормального человека казалось, что общество «Спартак» и плюс еще братья Старостины (потому что там были репрессии и так далее) — это некий антагонист советской власти. А армейский клуб, армия и, соответственно, «Динамо», силовые структуры — это другая сторона этой истории. Поэтому в этом случае здесь такой антагонизм.

«Celtic» и «Rangers» мы разбирали — это религиозный антагонизм. Католики-юнионисты с одной стороны, протестанты, борцы за независимость, кельты — с другой стороны. В одном городе, где какие-то свои исторические предпосылки, как в Милане, где есть две большие, грандиозные команды, которые выигрывают титулы. Поэтому в каждой истории есть своя подоплека. На самом деле об этом можно написать книжку, потому что здесь нет какого-то единого правила, по которым люди разделяются, кто за синих, кто за зеленых.

Г.Черданцев: В России очень много школ, где развивается футбол среди девчонок

М. Максимова Знаете, тут получился такой короткий диалог от наших зрителей в YouTube. Вот один, Robert Chemic, спрашивает: «А у женских футбольных клубов болельщики спокойные?». Ему там через ответ пишут: «Там нет болельщиков». Как вы можете прокомментировать?

Г. Черданцев Знаете, вы напрасно ерничаете по этому поводу. Я в 2015 году был в Нью-Йорке в день финала чемпионата мира по женскому футболу. В США женский футбол безумно популярен.
Кстати, обратите внимание: если вы посмотрите американское кино последнего десятилетия, и сравните с фильмами, например, 90-х годов — если американскому режиссеру нужно показать какую-то семейную идиллию… Папа встретился с сыном. Что они делают? Они играют в бейсбол. Какой-нибудь Курт Рассел бросает мяч, и его юный сын в ловушку ловит этот мяч. Сейчас, обратите внимание, они все играют в футбол. У любого американского дома стоят ворота, футбольный мяч, и они играют уже не в соккер, а в футбол. Соккером они его уже никогда не называют. Игра называется футбол.

Девочки в Америке в школах играют в футбол очень и очень активно. Я вас могу, может быть, удивить: в России очень много школ (по крайней мере, в Москве достаточно много), где развивается футбол среди девчонок. Они играют наравне с мальчишками. Это пользуется все большей и большей популярностью.

Поэтому не за горами те времена, когда и у женских команд, в том числе в России, будут поклонники. Конечно, с мужским спортом это пока сложно сравнивать просто потому, что времени прошло очень мало. Но я думаю, что лет через 100, если мы с вами встретимся, мы будем наблюдать очень любопытную картину.

Есть страны, где женский футбол имеет очень серьезные… Вот чемпионат мира во Франции — если краем глаза видели, мы показывали на «Матч-ТВ»: полные трибуны, по 90 тысяч, сидят смотрят. Может быть, это не так зрелищно, как мужской футбол. Но поклонники есть, и с каждым годом всё больше и больше участников этого действия.

М. Максимова Подводя такую черту с темой футбольных болельщиков. Не знаю, на взгляд неспециалиста… Просто есть фильмы, которые уже стали знаменитыми, есть книги по поводу футбольных болельщиков. Считается (или представляется), что самые, не знаю, жестокие, может быть, футбольные болельщики — это как раз английские. Это какой-то литературный вымысел или нет?

Г. Черданцев Это стереотип, просто связанный с тем, что английский «хулиганизм» имеет определенные истоки и корни. Но в той же Голландии… Просто Голландия меньше и на голландском языке вообще меньше разговаривают. Я в университете на 1-м курсе учил голландский язык. Бросил через месяц, потому что это вообще невозможно произнести никак, никогда и ни при каких условиях.

Но английский футбол популярен во всем мире. Поэтому, естественно, все медиа еще в доинтернет-эпоху во всех странах, конечно, писали в первую очередь про английский футбол. Поэтому медийность у английских болельщиков просто была гораздо больше, чем у каких бы то ни было других. И они, к огромному сожалению для себя, завоевали репутацию таких жестких хулиганов, с которыми всё мировое и европейское сообщество жестко боролось.

В 1985 году после трагедии в Брюсселе на финале Кубка чемпионов, когда погибло 39 человек из-за давки на трибунах, английские клубы отстранили на 5 лет. Поэтому здесь просто плохая пресса, я бы сказал так. Английским болельщикам в этом смысле не повезло, что у них в стране просто было больше газет, чем, например, в какой-нибудь Голландии на тот момент.

Хотя голландские хулиганы ничем не лучше и ничем не хуже, чем английские. И знаменитая драка 1993 года, когда Англия играла с Нидерландами отбор на Чемпионат мира в 1993 году — это вообще одно из самых жутких зрелищ, которые кому бы то ни было доводилось видеть. Поэтому это вопрос просто исключительно медийности футбола данной страны. И соответственно, болельщиков футбола этой страны.

М. Максимова А так, в принципе, болельщики не отличаются? Вы же много путешествовали, много видели. Вообще есть разница между, не знаю, американскими, английскими, французскими, российскими болельщиками?

Г. Черданцев Знаете, все фанаты — они везде фанаты. Фанаты — это такая очень особая субкультура. С ними лучше либо ничего не иметь, либо иметь хорошие взаимоотношения. Потому что, на каком бы языке они ни разговаривали, это ребята вообще абсолютно без всяких границ. Я вот был в Швейцарии на матче клуба «Базель». Казалось бы, Швейцария, европейское благополучие, клуб «Базель» — ну что там вообще может быть плохого? Но я случайно прошелся вдоль фанатской трибуны «Базеля», посмотрел в эти добрые глаза и понял, что не хотелось бы иметь с ними никаких конфликтных ситуаций. Поэтому фанаты — они фанаты везде.

С. Крючков Георгий, наверняка просмотрено тысячи матчей, да и те же тысячи прокомментированы. Тем не менее, наверняка у каждого есть самый главный матч в жизни. Для каждого он, собственно, свой. Я всегда вспоминаю «Евро-2000», отборочный турнир Франция-Россия. 3:2, гол Панова. Или открытый чемпионат Австралии, который выиграет в 1999 Кафельников. Для вас есть что-то такое?

Г.Черданцев: Фанаты — очень особая субкультура. С ними лучше либо ничего не иметь, либо иметь хорошие взаимоотношения

Г. Черданцев Это матч, с которого для меня начался большой футбол. В смысле, два матча. Один, который я видел вживую в 1981 году — финал Кубка СССР на стадионе Лужники: «СКА»-Ростов-на-Дону выиграл у «Спартака» 1:0 в финале Кубка СССР. 85 тысяч зрителей на трибунах. Это был мой первый поход на футбол, и я это запомнил.

Самое удивительное, что в «Спартаке» не забил пенальти защитник Мирзоян. Он сейчас в Российском футбольном союзе руководит ветеранами и так далее. Мы не так давно летели в самолете. И вот про то кино, о котором я говорил в начале нашего эфира. Вот я сижу реально с Мирзояном. Вот мы сидим с ним, разговариваем, вспоминаем этот матч. Я — тогда маленький мальчик, который сидел смотрел этот футбол, и вот этот Александр Багратович, который тогда попал в штангу, сейчас сидит рядом со мной. Мы это всё обсуждаем, и у меня такое впечатление, что на самом деле сейчас ведутся съемки кино, потому что поверить в это нельзя. Это невозможно, так не бывает на самом деле.

Поэтому, конечно, тот матч я запомнил, потому что он был первый. А большой футбол, как у многих людей моего поколения, начался с 1982 года — ФРГ-Франция, великий полуфинал Чемпионата мира с дополнительным временем и серией пенальти.

И вот как раз к вопросу о болении — вы спрашивали. У меня папа болел за Францию — как сейчас помню. А я был еще маленький, ходил мимо, не очень понимая, что происходит. И вдруг я понял, что мне почему-то надо болеть за ФРГ. Потому что папа так переживал за Францию, и я думаю: «Наверное, сейчас должно быть какое-то равенство в квартире. Давайте-ка я буду болеть за сборную ФРГ». Я эту историю запомнил. И это матч, который, наверное, как бы приблизил ко мне футбол в очень большой степени.

М. Максимова А из зарубежных клубов за кого болеете?

Г. Черданцев Вы знаете, вопрос боления давным-давно отпал сам собой, потому что работая в моей профессии много лет, невозможно болеть. В какой-то момент ты должен сделать для себя выбор: или ты болельщик, или ты комментатор. Потому что и тем и другим быть невозможно. Ты просто должен для себя определиться.

М. Максимова Невозможно быть объективным?

Г. Черданцев Ты не можешь быть объективным даже с самим собой, не то что со зрителями. В этом вся проблема. Поэтому либо ты занимаешься работой, либо ты работаешь кем-то другим и являешься болельщиком. И то, и другое — прекрасно, кстати говоря. Даже трудно сказать, что лучше.

М. Максимова Кстати, у вас получается? И вообще, смотрите, для вас футбол, получается, стал работой. А вы ходите на футбол, на какие-то матчи просто так? Получается? И как вы себя чувствуете?

Г. Черданцев Марина, вы знаете, мне просто на самом деле грех жаловаться. Я один из тех немногих людей, которым совершенно фантастически повезло, потому что детское увлечение, хобби стало профессией. Это вообще сложно с чем-то сравнить. Тем более в профессии штучной. Это не то, как ты там хотел стать художником — и стал художником. Или хотел стать музыкантом — и стал музыкантом. Тут ты действительно вдруг попадаешь в какой-то такой узкий круг людей, совершенно туда не стремясь.

Я уже в зрелом возрасте ни о каком комментаторстве, всерьез разговаривая об этом… Меня спрашивали: «Кем бы ты хотел быть?». Это когда я уже после университета работал себе благополучно переводчиком с итальянского языка. Меня спрашивали: «А вот если бы…?». А мне было скучно, неинтересно. «А кем бы ты хотел? Вот ты любишь футбол. Может, журналистом пойдешь?». Я говорил: «Ну, ребята, где я и где, условно, газета «Спорт-экспресс»? Не смешите. Я даже адреса не знаю. Как я туда приду, в качестве кого?». Этот вопрос даже не обсуждался.

М. Максимова Это была ваша мечта — стать спортивным журналистом? Кем хотели быть в детстве?

Г. Черданцев Нельзя мечтать о том, что… Можно читать о полете на Луну, уже зная, что, в принципе, космические корабли летают и даже, в общем-то, до Луны долетели. Но нельзя мечтать о том, что сложно пощупать руками. Для меня та профессия, в которой я сейчас оказался — это было просто по ту сторону экрана.

Был Владимир Никитович Маслаченко, Перетурин, Майоров, Махарадзе и все другие голоса, которые я слушал в детстве. Это действительно была магия телевизора — вот эти люди в этом волшебном ящике. Я здесь, они там. Это даже не космос, это гораздо дальше. На самом деле космос как-то можно осязать, а это нет. Это было в совершенно другой, параллельной реальности. И то, что эти реальности пересеклись, для меня до сих пор, честно говоря, удивительно.

С. Крючков Георгий, вот эта магия голосов рождается, в том числе, из фраз. Знаменитые фразы, которые подчас становятся крылатыми. Вот у меня сосед по даче вечером включает ФИФА и я слышу ваш голос. Скажите, у вас же есть блокнотик, куда вы с пылу с жару всё это записываете? «Буффонище» и прочее.

Г. Черданцев Нет. Когда я начинал комментировать, у нас же было соревнование. Потому что мы из одной команды с вашим коллегой Васей Уткиным. Мы же вместе работали много лет в одной программе и так далее. Он как-то заложил некий такой тренд, меняя русский репортаж — что, в общем, можно комментировать на русском языке, а не на каком-то казенном непонятном наречии. И у нас там было такое своего рода соревнование, кто изящнее придумает еще какой-то синоним к слову «мяч». Потому что невозможно же всё время говорить «мяч, мяч, мяч».

И я помню, когда я начинал комментировать, я делал какие-то домашние заготовки. Выписывал себе на листочке какие-то фразы, какие-то цитаты, какие-то, как мне казалось, смешные штуки, которые можно использовать в репортаже. А потом я понял, что это на самом деле очень сильно отвлекает. Это же всё в режиме реального времени. Сидишь комментируешь матч, а ты тут заготовил, как ты думаешь, великую шутку, и тебе очень хочется ее использовать. И ты, вместо того, чтобы комментировать футбол, всё время ждешь: «Ага, так, сейчас я скажу… Нет, сейчас не буду. Так, дальше, сейчас, секунду». А потом уже время уходит, и ты начинаешь думать только о том, чтобы использовать вот эту свою домашнюю заготовку. Это вредит качеству работы.

Поэтому сейчас я, конечно, перестал делать такие вещи и больше сосредоточился именно на комментировании футбола. Потому что в наше время, когда такое количество футбола, такое количество трансляций, такое количество комментаторов (даже я их всех не узнаю по голосам), выделываться какими-то словесными выкрутасами, мне кажется, уже совершенно не нужно. Есть игра, есть футболисты. Они что-то делают на поле. Ты просто сопереживаешь этому, комментируешь. Так, мне кажется, и проще, и правильнее.

М. Максимова Наши слушатели просили спросить. Стас как раз по касательной задел этот вопрос про компьютерные игры. Расскажите, как вообще появилась эта история в вашей жизни. Я просто не представляю, как можно комментировать матч, которого нет.

Г. Черданцев Марина, как вы думаете, это происходит в реальном времени? Потому что многие люди думают, что я действительно появляюсь у них в игре как некая дополненная реальность и комментирую вживую то, что происходит.

М. Максимова Как Гарри Поттер — волшебная палочка…

С. Крючков Как выглядит процесс записи голоса для игры ? Это же нужно произнести тысячи фраз, очевидно…

Г. Черданцев Я вам даже могу сказать, сколько точно — больше 50 тысяч фраз мы записали с Костей Геничем. Причем это были мои 50 тысяч. У него там было сколько-то своих, примерно столько же. Это было 3 месяца. Эта первая переозвучка заняла 3 месяца ежедневной работы по 4 часа в бункере, где происходит, собственно, процесс озвучк. Где ты наговариваешь все фразы, которые более-менее описывают те ситуации, которые могут возникнуть на футбольном поле.

Но футбол настолько многообразен, что даже если над написанием этих фраз будет работать огромный штат редакторов, всё равно вы не сможете описать все ситуации, которые могут возникнуть на футбольном поле. Хотя кажется, что игра, в общем-то, имеет какие-то свои определенные законы, определенный сценарий и сюжет,. Большинство из них можно более или менее предсказать и под это наговорить фразы, которые компьютер потом вам подставляет. Многие очень удивляются, почему не всегда игровой момент не совпадает с фразой. Но это вопрос исключительно программирования.

Г.Черданцев: В какой-то момент ты должен сделать для себя выбор: или ты болельщик, или ты комментатор

А так первоначально это была совершенно дикая работа с точки зрения нагрузки. Представляете себе: 3 месяца каждый день по 4 часа. И самое сложное там, что нужно одно и то же повторять с разной интонацией. То есть исполнять роль дятла в закрытом пространстве на 3 квадратных метрах. Одну и ту же фамилию произносить с разными вариантами. То есть, допустим, не знаю, назовите мне любую фамилию, какая вам больше нравится.

С. Крючков Филимонов.

Г. Черданцев Филимонов. Филимонов… Филимонов! И так далее. А потом «Гол!» — надо же тоже на разные манеры. Можно «Гол», можно «Гол…», или надо закричать. И так далее.

С. Крючков Но история с блокнотиком в конечном счете… То есть эмоцию тяжело культивировать таким образом, но вы в какой-то момент почувствовали, что она родилась. Что вам удалось отчасти воспроизвести этот мир.

Г. Черданцев Вы знаете, что меня немножко расстраивает? Вот Буффон сейчас издевается надо мной — вчера продлил контракт. Джанлуиджи Буффон. Ему 42 года. Он вчера продлил контракт еще на год. То есть вот эта история с «Буффонищем» продолжает продолжаться. Я в этом не виноват. Я довольно часто попадаю на матчи «Ювентуса», когда играет Буффон. Вот что мне делать? Вот вы мне посоветуйте.

С. Крючков Апдейт, перезаписывать.

Г. Черданцев Нет, секунду. Что мне делать, если все ждут, скажу я сегодня «Буффонище» или не скажу. Если я его скажу, мне начинают писать: «Ну ты надоел уже, придумай что-нибудь еще». А если я не скажу, мне пишут: «Ну как же так? Мы все ждали, а ты мне сказал».

М. Максимова На всех не угодишь.

Г. Черданцев Я понимаю, что всем не угодишь, но что делать, если он продолжает играть в футбол? Если действительно этот суффикс родился как-то совершенно спонтанно, естественно, я его не придумывал. Просто была такая игра. Не знаю, что там у меня в голове щелкнуло. Я это выкрикнул, и это как-то стало каким-то мемом. А он продолжает играть. Я продолжаю попадать на матч с его участием. Ну что делать?

М. Максимова Кстати, я просто не знаю, будет ли продолжение, но наверняка же будет продолжение игры. Вы готовы еще раз пройти всю эту процедуру озвучки, если будет необходимо?

Г. Черданцев Марина, раскрою маленький секрет. Эта игра переозвучивается каждый год. И каждый год мы с Костей Геничем приходим в студию и доозвучиваем. Конечно, не в таком огромном объеме, в чуть меньшем. Футболисты же переходят из команды в команду. Появляются новые игроки. Появляются какие-то новые режимы игры. И все их нужно глобально доозвучить. Всё, что было озвучено в 2015 году, остается как фундамент. Но на него ежегодно договариваются какие-то реплики. И это тоже достаточно большой объем текста.
Это нормальный живой процесс, потому что футбол развивается, клубы меняются, регламенты меняются, правила игры меняются, и режимы игры тоже меняются. Они, естественно, тоже требует доозвучки. Поэтому этот процесс непрекращающийся — пока что, пока не поменяют комментаторов. Но это не от меня зависит, естественно.

С. Крючков Хочу вернуться к хоккею. Потому что мы тут заговорили о сравнении этих двух видов спорта. Всё-таки у нас люди больны футболом больше, чем хоккеем, или нет?

Г. Черданцев Больше.

С. Крючков А почему? Потому что ведь в хоккее есть большие победы, а в футболе…

Г. Черданцев И в Канаде тоже скоро будут играть в футбол больше, чем хоккей.

М. Максимова Так, это что за такой захват власти?

С. Крючков Глобальное потепление придет.

Г. Черданцев Вон Дэвис в «Баварии» уже сейчас суперканадский игрок. Всему свое время. На самом деле в футбол же вообще у нас всегда играли. Играли с удовольствием. А про популярность хоккея… В хоккей сложнее играть, и условия для проведения хоккейного матча нужно соблюсти гораздо больше, чем в футболе. Футбол — мы с вами можем втроем выйти, сыграть мышкой от вашего компьютера и получить удовольствие. А в хоккей не получится. В хоккее нужен как минимум каток.

С. Крючков Помню, в детстве был настольный хоккей.

Г. Черданцев Просто на самом деле хоккей — очень дорогой вид спорта. Поэтому сделать его массовым и популярным можно в Финляндии, где ты вышел на любой замерзший лед — ну, озеро — взял клюшку и коньки, которые там кругом лежат бесплатно, и играй себе, пожалуйста, в хоккей. В наших условиях это всё гораздо сложнее.

М. Максимова Кстати, сейчас, во время пандемии коронавируса, весь спорт был остановлен. Во всяком случае, некоторые виды перешли на такой электронный вид спорта — не знаю, компьютерный. То есть, не знаю, были такие автомобильные гонки. Как вообще вы смотрите на такой вид спорта, компьютерный?

Г. Черданцев С ужасом. Я не хочу стать роботом. Я хочу проводить время с людями, а с роботами не хочу. Конечно, нельзя перечеркнуть технологии и сказать, что вот мы против прогресса. Он нас настигает, он нас накрывает. Но я против того, чтобы полностью заменить свою реальную жизнь виртуальной.

Вот я веду ежедневную борьбу со своим сыном, которому 11,5 лет и который не вылезает, как и все другие дети, из своих этих бесконечных игр. Это ежедневная борьба с переменным успехом. Но это человек XXI века. Я не могу заставить его жить в ХХ веке, и не буду этого делать. Против XXI века ты ничего сделать не можешь.

Г.Черданцев: Чем меньше люди будут общаться вживую, тем хуже для человечества

Другой вопрос, что полное погружение в виртуальную спортивную реальность всё равно не заменит живого общения, живого взаимодействия с людьми. Вот я сейчас смотрю — знаете, это очень удивительный опыт. Я думаю, что все родители, и я тоже — это беспрецедентная история — мы сейчас видим, как наши дети общаются в режиме онлайн. То есть они играют онлайн не потому, что они не хотят общаться, а потому что было нельзя.

Вот мы 3 месяца сидели на даче, и у меня сын общался со своими друзьями исключительно посредством игр. Но они как-то коммуницировали. Они там выстраивали какие-то стратегии, общались, дружили, ссорились и так далее. И в какой-то степени, я вам честно могу сказать, я это даже как-то одобрял, понимая, что детям же нужно общаться. А как иначе, если это невозможно сделать физически?

Но к счастью, сейчас, когда все эти карантинные меры снимаются, я абсолютно убежден, что живое общение никогда никакое виртуальное сообщение не заменит. Поэтому чем меньше люди будут общаться вживую, тем хуже для человечества. То же самое касается и спорта. Чем больше мы будем заменять реальное взаимодействие людей на футбольном поле или, не знаю, на теннисной площадке, где угодно…

Я согласен с вами, любой спорт можно сыграть симулятором. Сейчас и гольфы электронные — ты как будто в полном погружении. Вообще можно прыгнуть с парашютом и всё сделать. Но это немножко не то. Мне кажется, человечество сейчас переживает сложный момент.

М. Максимова Но тоже был сложный момент — даже были шутки по поводу чемпионата Белоруссии, когда комментировать было больше ничего. Как вообще прошла жизнь комментатора, когда не было футбола?

Г. Черданцев Знаете, спокойно. Мы же люди привыкшие. У нас же зимой и так 3 месяца пауза. Поэтому нам не привыкать. Просто получилось так, что получилась еще одна пауза. Я вообще не вижу в этом абсолютно никакой проблемы. Я наконец нашел время почитать какие-то книжки, потому что так, в обычной жизни на это не остается совершенно никакого времени. Это абсолютно не проблема. Поэтому мы наименее пострадавшая часть населения, поверьте мне. Поэтому даже не стоит переживать по этому поводу.

С. Крючков Почитать книжки, может быть, написать очередную книжку. Георгий Черданцев, российский спортивный комментатор и телеведущий, сегодня был гостем программы «Разбор полета». Но футбольная тема на «Эхе» не заканчивается. После новостей — «Футбольный клуб» с Максимом Курниковым и Василием Уткиным. После полуночи — «Битловский час» Владимир Ильинского. А с часу до 3 часов пополуночи — «Хранитель снов» для любителей тяжелой музыки. Марина Максимова и Станислав Крючков провели эту программу для вас. Всего вам доброго, спасибо!

М. Максимова Спасибо, до свидания!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире