'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 07 октября 2019, 22:05

С. Крючков Добрый вечер, здравствуйте! Это «Разбор полёта» — программа о людях и решениях, которые они принимают в своей жизни. Проведут её сегодня (как, впрочем, и всегда по понедельникам) Марина Максимова и Стас Крючков. Наш гость сегодня — журналист Игорь Свинаренко. Игорь, здравствуйте!

М. Максимова Добрый вечер!

И. Свинаренко Привет, привет.

С. Крючков Идёт трансляция на Ютюбе. И другие наши эфирные координаты к вашим услугам. Это SMS-приёмник +7-985-970-45-45, Twitter, Viber, WhatsApp, Telegram. Всё это работает. И мы всегда начинаем с вопроса о том, какое решение у нашего героя было определяющим в жизни, коренным образом изменило её ход, повлияло на дальнейшую судьбу. Наверняка ведь есть о чём сказать.

И. Свинаренко Я решил посвятить свою жизнь человечеству. Принести ему какую-то пользу. Это было основное решение моей жизни.

М. Максимова Это сколько вам лет было?

И. Свинаренко С самого раннего возраста я думал: что бы такое сделать? Кого-нибудь победить… Или мне хотелось что-нибудь изобрести. Для начала я изобрёл револьвер — такой, чтобы одним нажатием и крутилось, и взводилось. Потом я посмотрел чертежи револьвера Наган — оказалось, что всё…

С. Крючков Придумано до нас.

И. Свинаренко Да, и придумано, и украдено всё до нас. И мне хотелось изменить мир к лучшему. Когда я был маленький — да, мне хотелось этого.

С. Крючков В какой-то момент перестало хотеться или это желание продолжает длиться?

И. Свинаренко Мне хотелось. Я думал отдать жизнь за какую-то красивую…

М. Максимова Светлую идею.

И. Свинаренко Да, красивую, светлую идею. Я когда смотрел на картину «Свобода на баррикадах» Делакруа (там дама с обнажённой грудью, со знаменем), я думал, что высшее счастье — это умереть на баррикадах. Сражаясь за справедливость, за красоту и счастье всего человечества.

М. Максимова Потом мы взрослели.

И. Свинаренко Потом я немножко повзрослел, взвесил свои силы и подумал, что сильно-то я мир изменить не смогу. И вообще вряд ли смогу принести какую-то пользу людям.

М. Максимова Ой! Прямо вот так вот?

И. Свинаренко Честно, мне хотелось. Хотелось куда-то — не знаю, в тайгу, какие-то открытия совершать, находить какие-то залежи. Я думал: вот, надо в геологи, искать там золото, алмазы, что-нибудь такое. Мне не хотелось открыть свой ларек, купить яхту — вот этого нет.
Да, вот чтобы не забыть сказать. Нас слушают разные люди. В том числе, мне сегодня звонил Вадим Иванович Туманов, великий человек, который со своими артелями, считая и свою бригаду на Колыме, в местах не столь отдалённых, за многие годы добыл для страны 500 тонны золота. 500!

С. Крючков Здорово! Слушайте, вот я читал вашу книжку «Записки одессита». Там много таких приключенческих вещей. Зейская ГЭС…

И.Свинаренко: Я решил посвятить свою жизнь человечеству. Принести какую-то пользу. Это было основное решение моей жизни

И. Свинаренко Это не про меня, вы поняли?

С. Крючков Я понял. Но там есть сугубо биографическое, близкое к тому, чем вы жили?

И. Свинаренко Нет, это жизнь совершенно другого человека — Зейская ГЭС и всё такое. Я там вообще никак не присутствую. Это я писал чужую интересную, яркую жизнь. Второй человек, который тоже мне позвонил, сказал, что будет слушать — это Александр Кабаков. Наш Александр Абрамович, автор бессмертной книги «Невозвращенец». Вот он тоже слушает, я его спрошу, что и как. Чтобы мы понимали, с кем мы разговариваем. Не просто со случайными людьми, которые попали и думают: что они там несут?
Ещё одно у меня было важное решение. Я его принял — сколько же мне было? — уже 20 с чем-то. Я решил стать мудрым. Достичь мудрости.

М. Максимова И как?

И. Свинаренко Ну как? Судя по тому, что я сижу не где-то в горах, в лесу, размышляя о вечном, а в центре Москвы на радио — из этого всегда можно сделать вывод, что до мудрости мне ещё очень далеко. Если вообще я до неё доберусь.

М. Максимова Обе мечты, к сожалению, не реализованы.

И. Свинаренко Видите — суета, Москва, СМИ. Мы тут сидим, делаем вид, что мы сильно умные.

С. Крючков А вообще Москва возникла у вас в жизни в 1975 году?

И. Свинаренко В 1974 я первый раз приехал поступать. А вообще первый раз я приехал в Москву — это был 1964 год. Мы приехали так, вообще, культур-мультур, а заодно мать привезла меня купить красивый портфель — такой, настоящий. Пенал такой яркий, пластмассовый, анилиновый. Не как были, деревянные.

С. Крючков Не задвижной, на защёлке.

И. Свинаренко Ещё мне купили книжку «Урфин Джюс и его деревянные солдаты». Я зачитывался этой книжкой. Потом я, собственно, поехал поступать на журфак. Взвесив свои силы и поняв, что я неспособен ни к наукам, ни к систематическому труду, ни к какой-то ответственности, к самодисциплине, к порядку, к тому, чтобы каждый день приходить на работу вовремя и уходить.

М. Максимова Самая раздолбайская работа.

И. Свинаренко Я подумал, что надо же людям приносить какую-то пользу. И я выбрал такое ремесло — ну, вы сами понимаете не хуже меня, даже, может быть, и лучше — которое не требует ни талантов, ни способностей, ни ума, ни знаний, ни образования. Так, где-то мотаешься туда-сюда. Уехал в командировку — никто тебя не хватится.

С. Крючков Причём за свой счёт.

И. Свинаренко Конечно! Там где-то выпил, где-то с кем-то познакомился. Вот. И я нашёл этот способ — как всё-таки служить людям. Видите? Наверное, у вас так…

М. Максимова Ну, получилось.

С. Крючков А вот с самодисциплиной прямо так дело и обстоит? То есть в журналистике что ли действительно не нужна самодисциплина?

И. Свинаренко Она, конечно, нужна, но мало у кого есть. В принципе, я развил самодисциплину. Например, я управляю потреблением алкоголя.

М. Максимова Вы от него полностью отказались?

И. Свинаренко Нет, не полностью. Но вот я выпиваю 150, а дальше говорю: «Собственно, вот на сегодня и всё». А внутренний голос зовет: «Давай ещё!». Нет, всё.

С. Крючков А вообще у этого стимулирующая функция или расслабляющая?

И. Свинаренко У кого?

С. Крючков У этих 150 грамм.

И. Свинаренко Ну, это просто какая-то инерция, традиция. Это отголоски тех времен, когда алкоголизм и разврат были единственно возможными проявлениями свободы, какого-то выбора.

М. Максимова Советские годы.

И. Свинаренко Да, советские. А я вот возьму сейчас и напьюсь. Я, кстати, и у вас тут поступал пьяный, на «Эхе Москвы».

С. Крючков А в какой исторический момент в России перестало быть так? Алкоголь перестал быть фактором расслабления и дополнительной свободы.

И. Свинаренко Не знаю. Я гнал самогонку ещё — в каком? — 1990 году или 1989. Но стало больше всяких возможностей. Можно смотреть любое кино, читать любые книги. Можно даже сходить в какое-то кафе. Легко можно купить бутылку водки. Раньше она стоила 10 рублей, и на зарплату можно было купить 15 бутылок. То есть нищенская жизнь, как вы понимаете. Нельзя было никуда съездить. Джинсы, в общем-то, тоже были предметом роскоши. То есть сейчас можно заниматься чем-то ещё.
Вот мы говорили о мудрости. Сам я мудрым не стал, но я собирал по крупицам какие-то её элементы, разговаривая с разными людьми. Вот тот же Туманов, о котором мы сегодня уже говорили. Это очень важный человек в моей жизни, потому что он такой какой-то открытый. Простодушный такой, честный. Он страшно переживает, что богатства страны, которые могли бы быть потрачены на что-нибудь полезное — на строительство дорог, домов — непонятно, что с ними происходит. По его расчётам, за эти годы, когда уже он начал добывать полезные ископаемые, можно было построить две таких страны с нуля. Причём страшно современных — со всеми делами, с заводами, эстакадами. И он переживает, что этого не случилось. В какой-то момент его артель закрыли. ЦK партии сказал: «Нет, артелями мы не построим коммунизм». Всё разгромили и сказали: «Вот ты, гад, получаешь 5 тысяч». В 80 каком-то году.

М. Максимова Когда у всех было 200 или 150.

И. Свинаренко Министр получил 500! Что это такое? Секретарь обкома — ну, не считая ещё каких-то там надбавок…

С. Крючков Это вы так ловко ушли.

И.Свинаренко: Донбасская идентичность — это человек, собственно, и не русский, и не украинец. По крови он неважно кто

И. Свинаренко Сейчас я всё скажу. Он им объяснил: «Ребята, у нас в уставе максимальный коэффициент 2. То есть если я получаю 5, значит, самый последний бульдозерист — молодой, неопытный — получает 2.500». Ребята, ну мыслимо ли сейчас? Это для меня пример человека, который пытается наилучшим образом сделать своё дело. Причём честно, не стремясь к роскоши. Эрнст Неизвестный…

С. Крючков Подождите, вы разделяете эти опасения Туманова?

И. Свинаренко Какие?

С. Крючков По поводу страны и того, что столько нереализованных возможностей было упущено?

И. Свинаренко Упущено. Конечно, было упущено. И действительно, непонятно, куда всё сейчас девается. Куда это всё, что с этим происходит?

М. Максимова Нам понятно. Периодически нам показывают.

И. Свинаренко Да, показывают. Вы, видимо, говорите о коррупции? Как говорила покойная Новодворская, с которой мы часто вели беседы (правда, она была непьющая и вообще она была образцом моральных принципов и нравственных заповедей): «Коррупция — это очень важная для России вещь. Она спасёт страну. Чем больше денег украдут, тем лучше».

С. Крючков Поясните.

И. Свинаренко Я говорил: «Да ты чего вообще?!». Ну, я думал… Она же принудительно лечилась в психбольницах за справедливость. Её то посадят в дурку, то… Карательная медицина. И она говорила: «Чем больше украдут денег, тем меньше их останется на всякую ерунду типа каких-то войн, нового оружия, захвата новых земель». Конечно, это звучит странно. Но, может быть, действительно, в этом спасение страны. Вот вы помните, в 1989... нет, 1979. В 1989 уже вышли, а в 1979 вошли в Афганистан. Почему, вы помните? На основе чего?

С. Крючков Интернациональный долг.

И. Свинаренко Какой, к чёртовой матери, интернациональный долг?!

С. Крючков Во всяком случае, был такой идеологический концепт.

И. Свинаренко Это была такая туфта пропагандистская. Они шли туда строить коммунизм. Там стояли памятники Ленину, обкомы партии, обкомы комсомола — что-то такое. В то время, как в Узбекистане, который уже 100 лет как был советским, оставался феодализм: дети бесплатно убирали хлопок, всё это продавали, приписки — и деньги закапывали бочками где-то у себя в огородах. И вот пошли строить туда. У себя постройте, козлы! — Нет. И это всё произошло — я сейчас просто сведу всё это воедино — на почве того, что пошёл Самотлор, большой газ, большая нефть — какая-то новая на тот момент. И тогда появились немереные «бабки».

С. Крючков То есть любая война — от «бабок»? Или за «бабки».

И. Свинаренко Ну, я не могу сказать, что любая. У Наполеона, может быть, было по-другому, а вот это всё, вот эта война была на почве дурных денег. Смотрите, сколько у нас — давайте мы что-то такое сделаем.

М. Максимова А сейчас?

И. Свинаренко А что сейчас?

С. Крючков Вот вы родом из Донбасса.

И. Свинаренко Да.

С. Крючков Что там происходит с 2014 года?

И. Свинаренко С 2014 года происходит… Да чёрт знает, что там происходит. Вы помните, с чего началось?

М. Максимова С Крыма сначала началось.

С. Крючков С попытки так называемой «федерализации». А перед этим был Майдан.

И. Свинаренко Нет, ну если мы говорим чисто про Донбасс…

С. Крючков Если определить донбасскую идентичность, она какая — украинская, или русская, или околорусская?

И. Свинаренко Я вам скажу. Сейчас мы напомним почтенной публике…

М. Максимова Слушателям. А там — зрители.

И. Свинаренко И зрителям. Раз, раз, раз, проверка, как слышите? Перехожу на приём. Вы не помните, вы забыли. Началось в Славянске. Кто туда вошёл, в СлАвянск? Ну, русские говорят «СлавЯнск». Ударение — только «СлАвянск». Кто вошёл туда? Полковник ФСБ Гиркин-Стрелков со своими людьми. Захватил оружейку, ОВД, этот — как его там? — обком. Здравствуйте, приехал полковник ФСБ! Говорит: «Сейчас все пойдут за меня воевать и мы установим здесь новую власть». А потом, если вы помните, он оттуда ушёл и в своих выступлениях проклял местное население: «Почему же эти твари не идут добровольцами умирать за меня, за идеи Донбасса?». Ну и дальше пошло-поехало. Захар наш Прилепин, замполит, поехал туда. Но всё это имеет очень слабое отношение к волеизъявлению жителей Донбасса.

С. Крючков А вы же тогда, в мае 2014 года, по-моему, брали у Прилепина интервью для газеты. Тогда что-то уже предвещало, что Захар поедет и будет наводить там свои порядки?

И. Свинаренко У него ещё до войны пошёл некоторый крен в сторону того, что никакой Украины нет, мы её заберём себе, хохлы кругом неправы. Вот как-то у него пошло ещё до этого. Я ему: «Что тебе сделали плохого-то?». И началось… Собственно, сначала Хемингуэй начал ездить на войны, чтобы выглядеть героем и писать о том, как он воевал. Потом ему, раненому, давали красавицы в госпитале — ну, «Прощай, оружие». Потом у нас поехал Кольцов. Потом Лимонов поехал отвоёвывать Северный Казахстан.

С. Крючков До этого у Лимонова ещё была Югославия.

И. Свинаренко Да, была. Где он стрелял по Сараево, насколько я помню, делал спуск орудия. И, собственно, вслед за ним поехал и Евгений Николаевич наш Прилепин. Как уехал, так и приехал. Я, кстати, всё думал: как это? Представьте в 1943 году: человек — замполит батальона на фронте. И потом он: «Что-то мне надоело, скучно. Поеду-ка я в Москву, буду служить в театре». Ему бы сказали: «Минуточку, расстреляйте этого дезертира». Как это так? Повоевал-повоевал, а потом: «Что-то скучновато. Что это — война, какие-то вши».

С. Крючков А если всё-таки вот так сводить воедино: тем не менее, какова она, эта донбасская идентичность?

И.Свинаренко: Я не принадлежу ни к какой нации. Все беды в основном от людей, которые на 100% по крови куда-то относятся

И. Свинаренко Понимаете, донбасская идентичность — это человек, собственно, и не русский, и не украинец. По крови он там даже и неважно кто. Если он живёт там достаточно долго, то он приобретает вот эту чисто донецкую, донбасскую идентичность.

М. Максимова Это получается как — половина на половину?

С. Крючков На чём этот замес? Это такой ментальный замес, языковой замес?

И. Свинаренко Это территория, где шахты. Туда слетались и съезжались люди с самых разных концов Союза, по самым разным мотивам. Какие-то раскулаченные там прятались, кто был в розыске, криминальный элемент, какие-то беженцы, кто-то там прятался — какие-то попы. То есть получился такой melting pot. Там были представлены самые разные национальности.

С. Крючков А вы несёте это с собой или это перевёрнутая страница? То есть часть детства, часть жизни — всё, я расстался с этим, я москвич с 1974 года.

И. Свинаренко Да какой, к чёрту, из меня москвич?

С. Крючков Респектабельный москвич.

М. Максимова Сколько ж лет, получается, вы уже в Москве. Всё уже, обмосквились.

И. Свинаренко Ну, в чём-то, может быть, да. Во-первых, у меня такой жёсткий донецкий космополитизм. Я не принадлежу ни к какой нации. И вообще все беды в основном от людей, которые на 100% по крови куда-то относятся. У которых одна кровь, одна мысль… Один фюрер. Я считаю, что это хорошо и правильно — то, что я космополит.

М. Максимова Хорошо. На этой позитивной (пока) ноте мы прервёмся на краткие новости и рекламу и вернёмся в студию.

НОВОСТИ.
РЕКЛАМА.

С. Крючков Мы продолжаем. С нами сегодня Игорь Свинаренко. Вот вы в 1975 приезжаете, поступаете на журфак МГУ, а спустя 30 лет в одном из интервью говорите: «Журналист что пляжный фотограф. Это мёртвая профессия».

И. Свинаренко Да, журналистика уже… Потому что вы сами видите — ну, мы не говорим про присутствующих.

С. Крючков Конечно.

И. Свинаренко Но лучших людей поувольняли из журналистики. Я здесь говорю даже не столько про себя, сколько, например, про Парфёнова.

М. Максимова Но он продолжает заниматься журналистикой. На YouTube. Все ушли туда.

И. Свинаренко Да. Но, понимаете, писатель тоже может сказать: «Я же пишу на заборе — значит, я писатель».

С. Крючков То есть вы не верите в YouTube, в эти современные средства трансляции?

М. Максимова А как же Юрий Дудь?

И. Свинаренко Я говорю про настоящие такие СМИ, традиционные. Вы же не сидите у себя на кухне, не вещаете. Вы на работе.

М. Максимова Мы, кстати, в том же YouTube.

И. Свинаренко Вы получаете зарплату (я надеюсь).

С. Крючков Безусловно. Но вот это средство, YouTube — разве оно не переросло рамки традиционного СМИ или, как минимум, не стало чем-то, эквивалентным ему? Взять просмотры, которые имеет тот же самый Дудь.

И. Свинаренко Дудь — классный парень, я считаю. Не то что подающий надежды, а уже в первых рядах.

С. Крючков Оправдавший.

И. Свинаренко Да.

М. Максимова Его аудитория сопоставима с телеканалами — 15 миллионов.

И. Свинаренко Журналистика ли это? Может быть, нет. Может быть, это что-то выше и лучше журналистики.

М. Максимова Это как?

И. Свинаренко Ну так. Вот он сидит, делает что хочет, никому ничего не должен. Ему скажут: «А вот здесь почему не уделили достаточно внимания? Вот тут надо тщательнее». А он может сказать: «Идите вы куда-нибудь, друзья». Возможно, это уже какое-то такое амплуа пророка, знаете. Человек выходит и вещает, а остальные, открыв рот, слушают. Или наоборот, попрекают его. Про журналистику — та кончилась. Сначала кончилась советская. Потом пошла перестроечная. Потом пошла новая коммерческая. А теперь уже идёт ещё какая-то. Это разные журналистики, как мне представляется.

С. Крючков А у вас есть какое-то представление о том, какой должна быть «правильная журналистика»? Я понимаю, я беру это в кавычки, но тем не менее. Журналистика имени Игоря Свинаренко. Какую журналистику делали вы и почему вы считаете, что сегодня эта профессия убитая? Кстати, убитая. Сегодня 13 лет со дня гибели Анны Политковской, с которой вы учились, насколько я понимаю.

И. Свинаренко На одном курсе, да. Ну, мы так плотно не общались. Просто я как-то смотрел на неё, примечал, думал: «Вот!». Но она просто быстро вышла замуж, начала рожать и, собственно, как-то… То есть это мудро — на первых курсах нарожать детей, а дальше уже жить, работать и учиться. Была ли она журналисткой? Может быть, это больше была политическая деятельность или — тогда ещё это не было так распространено — правозащитная. Журналистика — это другое.
Но она, конечно, было очень крута. Когда я спрашивал у Рамзана Ахматовича нашего Кадырова: «Да что же это такое? Вот, Аня…», он говорит: «Да я, когда она приезжала, сразу её вёз, показывал: Чего тебе надо, с кем ты хочешь встретиться? Я, говорит, просто как родной с ней». А чем кончилось? Он говорит: «Да я вообще здесь ни при чём. Мне это даже и не выгодно. А меня теперь все тут шпыняют». Понимаете, я относился к ней очень уважительно. Она где-то там меня чехвостила, но я…

С. Крючков Вот вы говорите: журналистика — это другое. Хорошо, а какое в вашем понимании? У человека, сделавшего десятки — под сотню — интервью с такими людями.

И. Свинаренко Да, но теперь это всё ушло. Видите, теперь интервью должно быть на видео, вести это должен молодой модный парень. Дудь! Наверное, это и правильно. То, что было раньше — ну что ж. Журналистика всё-таки предполагает какую-то дисциплину и самодисциплину. Должна быть какая-то повестка дня, какой-то план, соответствие чему-то. Кто-то должен задавать тон — или секретарь обкома или ЦK, или администратор, куратор из АПшки, или редколлегия. Или — я не знаю кто — хозяин.

С. Крючков То есть когда куратор из АПшки задаёт тон журналистике, она остаётся самой собой?

И.Свинаренко: Та журналистика кончилась. Сначала кончилась советская. Потом перестроечная. Потом новая коммерческая

И. Свинаренко Ну, вы посмотрите федеральные каналы. Всё-таки кто-то… Хозяин, например. Какие у вас тут были разборки, когда сверху говорили: «А что это они здесь? Давайте его уволим».

С. Крючков Никого не уволили. Был казус с Плющевым, но Алексей Алексеевич стоит на страже.

И. Свинаренко Я говорю о том, что та журналистика — старая, традиционная, где хозяин начинает предъявлять права. А новая… Вот как я сравнил Дудя, пардон, с пророком — вот это, может быть, и есть. Он говорит: «А я делаю что хочу и никому не даю ответа. Буквально как Пушкин. И никто мне ничего не укажет. Вот меня смотрят, слушают — значит, хорошо. Нет — значит, плохо. А вы идите и не мешайте мне работать». Кто-то там писал, что Дудь неправ… Мудозвон — как его там? — наезжал на Дудя. Но это жалкие потуги. Да, новое, наверное, вот в этой абсолютной свободе. Им всё по барабану.

С. Крючков А вот люди, которые миллионами смотрят и ищут эту свободу — чего они ждут в этих пророчествах? На ваш взгляд.

И. Свинаренко Не знаю, чего. Они хотят узнать чистую, настоящую правду.

М. Максимова Но многие же говорят, что он никаких тайн-то и не открыл. Тот же фильм про Колыму или ещё что-то. Он как раз говорил, цитируя некоторых, банальщину, которую все уже давным-давно знают. Никакого расследования нет.

И. Свинаренко Ну а Пушкин что сказал? Всё то же самое. «Я встретил вас, я помню чудное мгновенье…». Здрасьте. Вот мы тоже помним всякие чудные мгновенья. Главное — это всё-таки интонация. Как в кино: главное — актёры. Не сценарий. Есть звёзды — всё, люди идут и смотрят. Неважно что. Ладно, меня выгнали из этих новых СМИ и я занялся какими-то другими делами. Вот вы вспомнили книжку «Записки одессита». Деньги на неё, кстати, я собрал современным способом, который мне нравится. Это справедливость, здравый смысл и НРЗБ счёт. Собрал на Планета.ру — знаете, есть такое. Люди: «Мы хотим эту книжку» — и присылают деньги.

С. Крючков Да, внушительный такой перечень фигур, которые оказывали содействие.

И. Свинаренко Да, то есть нужна книжка — дали денег. Тираж уже обозначен, и дальше им рассылается. Мельников, который придумал и ведёт этот проект. А сейчас, оставшись в стороне от журналистики, я дособираю деньги на книжку под названием «Выпимши». Я много лет назад придумал это название для книги, потом годами собирал туда какие-то истории. И книжка вот-вот выйдет. Сейчас ещё похолодает — и выйдет. Хорошее название?

М. Максимова А почему у вас так много книг как раз с названиями вокруг алкоголя?

И. Свинаренко Видимо, оттого, что наш брат алкоголик волнуется о том, что ему пить.

М. Максимова Про «Ящик водки» спрашивают, написанную с Кохом.

И. Свинаренко Да, «Ящик водки» у нас выдержал сколько-то изданий. Мы там охватили период в 20 лет — со смерти Брежнева и по бомбардировку Нью-Йорка. А середина — это 1991 год, когда ваш брат вещал с Белого дома, а я сидел в редакции и слушал. Казалось: сейчас будут ракетные удары. И я с кислой мордой ехал туда, на Белый дом, думал: ну, надо заметку писать…

С. Крючков Вы тогда были, по-моему, собкором «Столицы»?

И. Свинаренко Собкором я был позже — 1996-1997. А в 1991 я работал в отделе преступности «Коммерсанта». И это отнесли к преступности. Нарушение общественного порядка? Давай вот, езжай и пиши. Не посылать же нам отдел политики. Какая политика? Политика — это где-то там в кулуарах.
Эта книжка, собственно, рассказывает о самых важных годах концовки Союза и начала этой новой капиталистической жизни. Мне потом один олигарх говорит: «Ой, какая у вас книжка хорошая! Но вы как-то слишком рано остановились. Там было ещё столько интересного с 2001, столько событий». Я говорю: «Ты уверен?». — «Конечно! Надо писать!». Я говорю: «Давай мы с тобой и напишем». Он говорит: «Нет-нет, я не хочу». Я говорю: «Тогда сиди и не учи меня жить».
Что касается мудрости. Я видел мудрых людей. Одного из них я встретил в горах, в Гималаях. Местный житель. Он рассказал мне, как нужно жить. Он говорит: «Нужно жить в горах. Чистый воздух. Чтобы рядом журчал чистейший ручей». Я говорю: «Ты уверен, что так?». — «Да». — «А чего же ты у нас переводчиком?». Он говорит: «Да так, немножко и подзаработать, и посмотреть на людей. А то я сижу здесь в горах один». Вот это мудрость, как мне представляется. Но пока что она нам неподвластна — не по зубам, не по карману. И ещё познаваемость мира — вас волнует этот вопрос? Познаваем ли мир?

С. Крючков Он волнует человечество, о котором вы озаботились ещё в юности. И очень издавна.

И. Свинаренко Смысл здесь в том, что люди говорят: «Мы знаем, как устроен мир. Бога нет, всё создалось само собой, случайно — молекулы смешались. А мы все произошли от амёб».

С. Крючков Вот такая сентенция по поводу Бога. В одном из интервью вы говорите: «Человек сам придумывает Бога, когда не удаётся найти другого ответа на сложные проблемы в жизни, когда понимает, что не может объяснить собственную смерть. Бог появляется от непонимания».

И. Свинаренко Нет, может, это человек, который брал интервью, мне рассказывает?

М. Максимова Мне кажется, с древних времён люди, когда не могли объяснить…

И.Свинаренко: Журналистика предполагает какую-то дисциплину и самодисциплину. Должна быть какая-то повестка дня, план

И. Свинаренко Да, вот про Бога как раз я здесь сейчас всё и скажу. Бога нет, всё само и так далее. Я говорю: «То есть ты думаешь, что можешь всё объяснить». Он говорит: «Конечно!». — «То есть ты думаешь, что ты умнее всех, а выше тебя уже никого не может быть. Представь себе собаку. У тебя есть собака?». Он говорит: «Есть». — «Вот собака понимает что-то в твоей жизни? Она понимает, что ты её кормишь, что надо идти гулять. А дальше когда ты, дурак, куда-то на целый день уматываешь, она думает: «Вот дебил! Вместо того, чтобы сидеть играть со мной или ходить гулять, он куда-то…» Может ли собака понять, как ты засовываешь карточку и вынимаешь деньги из банкомата? Нет. А ты вот думаешь, что ты понимаешь Солнечную систему и Галактику».
Почему в журналистике в основном молодые люди? А старики уже… Как мне рассказал Кабаков, писатель (не художник, а писатель): «Знаешь ли ты, что самое главное для того, чтобы сесть и написать книгу — и чего у меня уже нет?». — «Не знаю». Он говорит: «Энергия заблуждения». И тут я понял его. Смысл в том, что человек может впасть в заблуждение — молодой…

С. Крючков И пытаться его разрешить?

И. Свинаренко Нет! Заблуждение, что это кому-то нужно, что он сейчас напишет что-то умное, новое, что это нужно людям — вот это всё. А уже выйдя на пенсию (как я обманул государство — вышел на пенсию в 60 лет), уже думаешь: «Господи, да что мы скажем нового? Да кому это, к чёрту?».

С. Крючков Вот вы сейчас занимаетесь писательством. Какой мотив вами движет?

И. Свинаренко Я тоже спрашивал Кабакова. Он говорит: «В том, что мы пишем, нет никакого смысла. Но надо это делать по инерции, потому что мы не умеем больше ничего».

М. Максимова То есть это к чему — что журналистика не нужна вообще?

И. Свинаренко Собственно, он всю жизнь был не столько журналистом, сколько писателем. Ну, мы здесь говорим о мудрости. Через 20 или 30 лет вы задумаетесь над этим. А я вам сейчас только намекаю на это. Да, я недавно узнал очень важную для себя вещь. Мне на день рождения подарили сертификат на какой-то тест — кровь, где определяют, откуда ты, кто ты.

С. Крючков Результат?

И. Свинаренко Я стал волноваться, думал: а если выяснится, что я, например…

М. Максимова Инопланетянин.

И. Свинаренко Еврей. Как я дальше буду с этим жить? Мне придётся всё пересматривать.

С. Крючков Вы же космополит. Почитал и перестроился.

И. Свинаренко Ну, я думал, что мне надо будет как-то разбираться с этим. Оказалось, что есть еврейская кровь!

С. Крючков Слава тебе, Господи!

И. Свинаренко 2%. Ашкенази. А дальше приблизительно по 30% Восточная Европа, что неудивительно, а также Прибалтика и Балканы.

М. Максимова Так, и что? Когда вы увидели эти результаты, что вы подумали, почувствовали?

И. Свинаренко Я подумал, что всё-таки это настоящий тест, правдивый. Потому что приехавши в Литву много лет назад, я обратил внимание, что у всех уши как у меня — без мочек. Я был удивлён: что такое? В частности, самый знаменитый — Бунимович — несколько раз говорил мне: «Ты похож на НРЗБ».

С. Крючков Игорь, а какую роль, собственно, кровь играет в творчестве? Вот реально.

И. Свинаренко Кровь? Ну, я думал, что если у меня много еврейской крови, можно получить израильский паспорт. Ну так, знаете, фантазировал. Я опасался, что если во мне найдётся много еврейской крови, выяснится, что я упустил множество шансов — добиться большего, тра-та-та. Потому что евреи всё-таки предприимчивый, деловой народ, такой бизнесовый. Я в этом смысле всегда им завидовал. Я даже не хотел играть на скрипке и заниматься теоретической…

М. Максимова Ну так если у вас нет этого внутри, у вас процент…

И. Свинаренко А значит, получается, что я ничего не пропустил, а даже получил больше, чем заслужил. С этим мне дальше спокойнее жить.

С. Крючков Серьёзно, без дураков?

И. Свинаренко Да, без дураков. Притом, что я космополит и вообще…

С. Крючков А если чуток вернуться к разговору об энергии заблуждений и таком творческом факторе. Опять же, возвращаясь к одному из ваших недавних интервью — относительно недавних.

И. Свинаренко Я давал или брал?

С. Крючков Давали, отвечали на вопрос журналистов. Отвечая на вопрос «Какое качество присуще творческим людям?», вы сказали, что это свойство уметь ссать против ветра. Что вы имели в виду?

И. Свинаренко Ну, я мог это сказать, да.

С. Крючков То есть это не энергия заблуждения. Это явно какая-то такая целенаправленная штука, исходящая из понимания стоящей перед тобой цели.

И. Свинаренко Ну, это не то чтобы прямо необходимость, но, возможно, я имел в виду, что если ты не готов ссать против ветра, то тогда вообще надо чем-то другим заниматься. Понимаете? Я, наверное, говорил об этом. Видите, я сейчас сижу, пишу книжки. И вот ещё чем я занимаюсь — я такой этнопсихолог-любитель. Я листал какие-то учебники — есть такая наука. И я думаю про русский характер. Я думаю, что вообще происходит в стране, как это всё выстраивается. Мне кажется, что какие-то гармонические отношения — садо-мазо. То есть подавляющее большинство населения, как мне представляется, мазохисты. Они любят страдать. С похмелья — ай, как мне НРЗБ, я сейчас умру. Вот эти все бои, драки. Та же водка — она же неприятная на вкус. Нужно пить что-нибудь сладенькое — винцо какое-нибудь. А человек махнул — и быстрее закусить, занюхать, запить.

М. Максимова Получается, и вам это свойственно. Хотя вы только что говорили, что вы донбассец. Что вы не русский и не украинец.

И. Свинаренко Да, но, понимаете, мне на самом деле водка-то нравится. Я её смакую, пью.

С. Крючков Есть подавляющее большинство мазохистов. А садистские наклонности — они кому присущи?

И.Свинаренко: Подавляющее большинство населения страны, как мне представляется, мазохисты. Они любят страдать

И. Свинаренко Понимаете, в пределах популяции есть свой процент садо и мазо.

С. Крючков То есть не власть и подвластные, а просто так народ устроен?

И. Свинаренко Просто человек говорит: «А я возьму и ограблю этих своих, несчастных». Они: «Вот, я последняя тварь, как мне неприятно и больно». А на самом деле им приятно. Я много раз встречал такие садомазо-отношения на уровне отдельных людей. Ну и, собственно, весь этнос. Я часто захожу в секс-шопы. Когда я вижу эти плётки какие-то, наручники, которые продаются за хорошие деньги — люди платят! Они платят, чтобы их хлестали, били. Они: «Можно я буду лизать вам сапоги?». Те: «Да хрен с тобой. Лишних 100 долларов — и лижи что хочешь». И здесь получаются какие-то такие гармонические отношения.
И отсюда мы выходим на этот русский характер, на «русский мир». Говорят: «Вот, нет национальной идеи». А никто не обращает внимания, что в тюрьме, в армии — служившие люди всегда рассказывают — молодому как дашь в морду: «Ну-ка иди стирай мне портянки». Люди хвастаются этим. Им говорят: «Как же ты, сволочь, так с живым человеком поступаешь?». Он говорит: «Минуточку — я тоже стирал портянки. Я тоже чистил зубной щёткой унитазы. А теперь пусть он». А что в тюрьмах происходит? Я, как автор книги «Русские сидят», могу много про это рассказывать. Все эти издевательства, пытки — а начальство, как в армии, так и в тюрьме, перепоручает наведение порядка какой-то разной сволочи. Вместо того, чтобы прийти и сказать: «Я сержант. Что у вас тут происходит?».
Я помню, как в Чечне в Ханкале была база федералов. Как раз была война. Я заночевал там в казарме. Ночью слышу какой-то шум. Встаю, смотрю — старослужащие повели какого-то несчастного молодого в сортир бить. Я: «Идиоты, что вы творите? Идёт война! И вы не придумали ничего лучше, как своего же, русского, фактически брата… Ну вы чистые идиоты!». Вот это то, что происходит: когда русские предоставлены сами себе, они устраивают эту схему.

С. Крючков Сводя это всё воедино, в чём мудрость этого понимания? Что из этого понимания следует в конечном счёте?

И. Свинаренко Ну, я вот сейчас ехал на таксисте. Он говорит: «Вот, начальство плохое». Я говорю: «Это же не оккупационные силы. Не германский оккупационный корпус, не нацисты. Это свои же». Он говорит: «Нет, власть плохая, я хороший, мы все хорошие». Я говорю: «Ну куда вы лезете? Власть — это такие же русские люди». Он говорит: «Да, но мы-то хоть…». — «Ну а чего, идите и скажите». Он: «Нам страшно». Вот, собственно, и приплыли. То есть на самом деле у нас свобода и каждый делает что хочет. Один получает свой кнут по спине, другой…

М. Максимова То есть это было у нас в России всегда и есть сейчас?

И. Свинаренко Ну, я не жил всегда.

М. Максимова Но историю же изучали.

И. Свинаренко Да я её уже всю забыл. У нас была история КПСС.

С. Крючков Журналист в поисках мудрости, автор книг — многих книг.

И. Свинаренко: 22х.

С. Крючков Я надеюсь, ещё и будущих. Вот скоро выйдет книга «Выпимши».

И. Свинаренко «Выпимши» — 23-я.

С. Крючков Игорь Свинаренко сегодня был гостем программы «Разбор полёта» на «Эхе Москвы». Провели её Марина Максимова и Станислав Крючков. Игорь, спасибо вам большое!

М. Максимова Спасибо, до свидания!

И. Свинаренко Да вам спасибо, что позвали.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире