С.Крючков «Разбор полета». Это специальный выпуск. Проведут его Андрей Ежов и Станислав Крючков. И наша гостья сегодня – чемпионка мира 95-го в тройном прыжке в закрытых помещениях Иоланда Чен, телеведущая. Здравствуйте!

И.Чен Здравствуйте, ребята!

А.Ежов Я напомню, во-первых, вам расскажу, ну и многие из наших слушателей наверняка еще не в курсе, что «Разбор полета» — здесь мы, прежде всего, говорим о людях и решениях, которые они принимают в своей жизни, мотивах, которыми они руководствуются.

И предлагаю начать с традиционного вопроса: Какое решение в вашей жизни вы можете называть самым непростым, выстраданном, долго рождавшемся, если оглядываться сейчас назад? Вообще, вам свойственно долго раздумывать перед принятием каких-то важных шагов, принятием каких-то серьезных решений?

И.Чен Вообще, знаете, я человек очень странный. Мои родители, мои знакомые очень удивляются, как во мне уживаются два абсолютно противоположных чувства. Это эмоциональность сумасшедшая, темперамент и эта громкость и напор, и, с другой стороны, я очень расчетливый в этом плане человек, я рассудительный человек. Я никогда не делаю скоропалительных выводов. Я могу кричать, возмущаться, очень энергично выражать свои мысли и эмоции, но при этом очень серьезно и очень холодно думаю головой. Поэтому все решения моей жизни и все решения, которые я пытаюсь с кем-то обсуждать, я тоже так и провожу.

И.Чен: Холодный расчет надо всегда в момент, когда хочется что-то сделать непреднамеренное, обязательно включить

У меня был момент в моей спортивной карьере, который я могу привести в качестве такого примера. У меня была очень сложная ситуация. У меня очень сильно болела спина, и я на чемпионате России по легкой атлетике, где решался вопрос, кто поедет на чемпионат мира, потому что национальные чемпионаты всегда являются отборочными турнирами, всегда очень важными для нас, естественно, в плане дальнейшего развития спортивной карьеры.

И у меня был такой момент. Я не очень хорошо себя чувствовала из-за этой спины, но она давала мне прыгать. Я сделала пять попыток. Они были категорически неудачными. Я к тому моменту занимала достаточно далекое место в финале. И было еще три заступа, по-моему. И у меня оставалась одни единственная попытка. И меня тренер подстегивал, стимулировал очень серьезно на трибунах. И я начала в таком порыве эмоциональном делать наклоны. И очень резко наклонилась, спровоцировала, конечно, свою травму. И у меня был прострел радикулита очень сильный. И я поняла, что я двигаться не могу. А у меня оставалась последняя попытка. И я поняла, что всё.

И я в порыве вроде бы этих эмоций пошла к судье-информатору отказаться от этой попытки, понимая, что я прыгать не смогу. И вот, пока я шла, вдруг эта расчетливость, такая холодность во мне воспрянула, и я иду и думаю: «А зачем я иду отказываться? Отказаться никогда не поздно. Я сейчас спокойно подготовлюсь. Меня вызовут на попытку. Я встану на разбег. Побегу. Если я не смогу бежать и прыгать, я остановлюсь и уйду. Зачем я так разволновалась?

Я все сделала ровно так. Я начала разбег, побежала, прыгнула 14-98. Установила мировой рекорд. Везде попала, всё как положено. Вот этот момент. Понимаете, а можно было всё…

И самое интересное продолжение этой истории было через два дня, когда я пришла через два дня прыгать в длину: меня попросили поддержать команду уже в другом виде. И моя очень хорошая подруга по сборной Таня Решетникова выступала в барьерном беге, и ее муж, знаменитейший наш прыгун с шестом Родион Гатауллин, помогая ей подготовится… я иду на разминку, смотрю: он бежит, глаза квадратные, красный весь… Я говорю: «Что случилось?» Он говорит: «У Тани очень сильно болит ахилл. Наверное, надо отказываться. Она, наверное, не может бежать в финале. И я вспоминаю свою позавчерашнюю историю, я говорю: «Подожди. Не надо отказываться. Спокойно. Расслабься. Встань рядом. Поддержи жену. Пусть она стартует, побежит, и когда у нее заболит нога так, что она не сможет преодолевать первый барьер, она просто сойдет и всё». Ну, сойти с дистанции никогда не поздно. Зачем заранее себя уже обрекать на проигрыш. Он говорит: «Да, ты так думаешь?» Я говорю: «Да, я так думаю».

И чем это кончилось? Вы уже подозреваете, судя по вашим улыбкам. Она побежала и выиграла чемпионат России, стала чемпионкой России. Вот удивительно, но факт, но этот холодный расчет надо всегда в какой-то момент, когда хочется кого-то убить, дать по голове или что-то еще сделать непреднамеренное, надо обязательно включить. Вот такие вещи бывают.

И вот сейчас я именно к этому всех призываю. Я пытаюсь свой богатейший спортивный опыт людям объяснить и обосновать, что воспользуйтесь этим опытом. Почему так произошло в нашей стране, что профессионалы перестали где-либо быть нужны. Такая, знаете, страна дилетантов во всем абсолютно. Вы прямо сидите, слушаете меня… Извините, что я так инициативу перехватила. Но это реально так. Я в этом вопросе пытаюсь объяснить людям, что воспользуйтесь нашим опытом. Мне есть, что рассказать. Я все об этом знаю. Я была в этой ситуации. Я общалась с людьми, которые были в этой ситуации.

Но вот удивительно, но факт: я за время хождения сейчас недели по разным радиостанциям, телевизионным шоу и так далее, я еще раз убедилась в том, что профессионалы стали не нужны, профессионалов стало очень мало в разных сферах, даже в смысле моей второй профессии – журналистики. Вещи происходят немыслимые.

Вот мы сидим в эфире «Первого канала», на знаменитом нашем прекрасном шоу «Время покажет». Ключевое слово «шоу», я прошу наших радиослушателей тоже принять, что телевизионное — это очень хорошо, но все-таки, ключевое слово «шоу». Не надо к этому относиться так, что там будут какие-то серьезные… Да, ставятся вопросы. Их надо пообсуждать. Вброс идет. Но, тем не менее, это федеральный канал.

Мы смотрим прямое включение из Лозанны, где такое важное заседание, такой важный вопрос решается для нашей страны и для наших граждан. И корреспондент, который там находится, внутри событий, в Лозанне, вдруг говорит фразу в прямом эфире – в прямой эфир сюда, в нашу страну, в Москву – что нашим представителям – Смирнову, Жукову и Медведеву – не дали слова. Их никто не выслушал, им не дали слова, не дали ничего сказать, не дали привести никакие аргументы.

Через пять минут выходят они уже давать интервью и выходить в прямой эфир с «Первым каналом» и говорят: «Вы извините, нас выслушали. Мы каждый по полчаса выступали». Как так может произойти, чтобы журналист, находящийся на месте событий такой вещи не знал? Где он был в это время, как он пропустил выступление своих представителей, если он говорит, что их не выслушали?

Вот этот непрофессионализм, он меня просто убивает, я просто перехожу на другой канал. Там сидят люди, которые ничего не знают о спорте, они не в курсе сегодняшних наших результатов спортсменов. И спрашивают меня: «А у нас есть, вообще, люди, которые могут хорошо выступать в Корее?» Я говорю: «Как же так? Это новости, вы посмотрите просто новости». Денис Юсков бежит – мировые рекорды устанавливает. Девочки выигрывают финал гран-при. Как же так? Вы ничего не знаете. Зачем вы обсуждаете эту тему, если она вам неинтересна, вы ничего про нее не знаете? Это удивительное дело.

Так же в радиоэфире «Комсомольской правды». Я сижу. Один кричит: «Зачем мы поедем? Нас засудят, нас обидят, у нас все отнимут». Сидит тоже странный человек, который курит электронные сигареты и говорит: «А зачем нам спорт, в принципе, нужен? А зачем вам, в принципе, это всё? Мне настолько спорт неинтересен, я вообще не в этой теме… Зачем нам это нужно? Там одна химия». Я на него смотрю: Зачем ты сюда пришел? Зачем ты это обсуждаешь? Ты куришь электронные сигареты. О какой химии ты можешь вообще рассуждать? Что ты про это знаешь. Как можно такие вещи делать?

Они сидят, кричат на меня. Я даже растерялась. Я обалдела несколько от непрофессионализма. Ну, не надо обсуждать эту тему, если вы ничего про нее не знаете. А если уж вы решили, извините меня, ребята, обсуждать, давайте вы выучите урок хотя бы. Вы не обязаны быть профессионалами в данном моменте, но каждый телеведущий или радиоведущий, готовя какую-то тему, должен также готовиться к занятиям, как все нормальные люди. Если вы что-то не знаете, значит, вы должны что-то проштудировать, с кем-то поговорить, поднять какую-то информацию и задавать нормальные, адекватные вопросы. Но вот так, конечно, это происходить не может. Я, на самом деле, шоке от всего того, что я за неделю насмотрелась и наслушалась.

А.Ежов А вот это засилье дилетантизма вы с чем связываете? Может быть, просто такой уровень сложился достаточно давно? Зрителей и радиослушателей это устраивает, и в общем, никто не стремится самосовершенствоваться. Я говорю о журналистах пока, условно.

И.Чен: Я, на самом деле, шоке от всего того, что я за неделю насмотрелась и наслушалась

И.Чен Знаете. Это такой интересный вопрос. Так как нас всех со спортивного канала – у нас нет теперь «НТВ Плюс» — уволили в тот страшный день, когда доллар был 80 с чем-то и, судя по всему, национальное спортивное телевидение посчитало, что нет денег. Нас всех уволили, нас перевели на ГПХ на гонорарной основе.

Но так как поначалу все было неплохо и были трансляции, которые были куплены еще «НТВ Плюс» и «Россией-1» и они были, и у нас была работа. И я с удовольствием комментировала. И мне даже это было очень удобно. Но потом деньги кончились, судя по всему, и права на трансляции кончились. И сейчас практически работы нет. Я сижу практически без работы, потому что очень мало соревнований. И нам очень сильно еще уполовинили, обрезали и гонорарные тоже отчисления.

И поэтому надо выживать, надо что-то делать. И я со своими друзьями еще два года назад, когда перед поездкой в Рио начинались эти проблемы – у меня друзья очень активные люди, айтишники – мы начали делать такую большую спортивную платформу, где весь спорт на телевидении, радио, может быть, какие-то тоже тренинги какие-то, как сейчас бизнес вот есть – это все в интернете как бы бурная такая деятельность. Мы решили похожую платформу сделать в интернете. Мы даже как-то ее уже сделали и как-то потом забыли, потому что мы параллельно строили космический корабль. Сейчас эта тема квестов очень интересна.

Я так окунулась. Ребята молодые. Мне с ними ужасно интересно. Своими руками просто строим космический корабль. Потрясающая вещь. Он скоро уже будет готов. Я вас всех с удовольствием приглашу. И вот так получается, что я спортсмен, заслуженный мастер спорта, я много знаю о спорте, журналист с большим уже стажем, потому что с 97-го года этим занимаюсь на «НТВ Плюс» — я не нужна. Я строю космический корабль.

Другие люди, которые, наверное, как раз должны были заниматься этой деятельностью, возглавляют спортивные каналы. Мы, в связи с этой деятельностью столкнулись с большим количеством вопросов. Мы делаем такой технологичный квест, очень интересное интерактивное пространство. И нам были нужны интересные вещи в плане электроники. И мы нашли человека, причем просто в интернете, который готов бы задачу, которую никто не мог решить, нам помочь сделать. Мы к нему приехали. Он живет в Беляево. Разговорились с ним. Он начал нам паять эти наши телевизоры. Выяснилось, что он работал в закрытом научном институте в Советском Союзе, собирал «Бураны».

Я смотрю и думаю: Как же так – как такой человек, который собирал «Бураны» сегодня сидит и паяет телевизоры за 700, за тысячу, за 3 тысячи, за 5 тысяч рублей? Как так случилось в нашей стране, что такие люди не нужны, что они занимаются… Вот мы строим квест, собирающий «Бураны» паяет телевизор и так далее и тому подобное.

И вот когда я хожу и все это вижу, я не могу понять, как только мы допустили такое? Это, на самом деле, очень и очень неприятно. Непрофессионалов очень много во всех сферах. Это могут сказать у нас, как говорят, самые важные – и среди врачей и среди учителей, кто только с этим не сталкивался. Профессиональных людей очень мало, и к ним просто толпы выстраиваются, чтобы хоть как-то с ними пообщаться.

А.Ежов О современности еще поговорим. Я напомню, что в программе «Разбор полета» сегодня у нас в гостях – Иоланда Чен, заслуженный мастер спорта, чемпионка мира по легкой атлетике, телеведущая. Давайте все-таки к разбору полета перейдем, что называется, хронологически. Детство. Вы родились в Москве. Столица того времени. Первое ощущение. О детстве, вообще, часто вспоминаете?

И.Чен О детстве я больше вспоминаю опять же касательно спорта, потому что я рано начала заниматься.

А.Ежов Во сколько лет?

И.Чен Я начала где-то с 5-6 лет бегать с девчонками. Слово «спорт» вообще из нашей семьи, естественно… потому что у меня и папа спортсмен и мама спортсменка, правда, на более низком уровне, но, тем не менее – и у нас в доме всегда были великие спортсмены, просто звезды мировой легкой атлетики. Фаина Григорьевна Мельник, Валерий Филиппович Борзов, к нам ходили Людмила Турищева, Татьяна Анатольевна приходила. То есть у меня, конечно, отец общался со всей этой братией, с тренерами известнейшими. Ким Иванович Буханцев, ближайший друг нашей семьи все время тоже был у нас. Мы все время как бы в этой каше варились.

И спорт, вообще, для детей в наше время — это было нечто. Мы с девчонками по дому бегали во все секции. Где мы только не были. Я в спортклубе «Строитель» фигурным катанием занималась. Мы с Татьяной Анатольевной потом смеялись по этому поводу все время. Они говорила: «Как же ты до меня не дошла? Я бы сделала из тебя чемпионку. Мы в «Динамо» бегали, там занимались плаваньем, гимнастикой. Где мы только не были. Я провела все детство во всех этих секциях. Когда мне исполнилось 12 лет, отец мне сказал: «Так, на стадион «Динамо» Лидия Михайловна Степура тебя примет, и ты будешь заниматься легкой атлетикой». И как бы жизнь в этом плане наладилась и пошла в определенной колее.

У меня все воспоминания детства только о спорте. О том, как мы ездили на сборы, как там все было весело, интересно. И это огромное воспоминание о 84-м годе, когда мы были в Сочи на сборе, готовились. Мы были потрясающе подготовлены. Кстати говоря, был момент, когда особенно почему-то мы к Лос-Анджелесу готовились, потому что противостояние СССР и США очень остро было. Мы же должны вспомнить. И вам советую посмотреть эти кадры. Это потрясающие кадры — вы поблагодарите меня за это — матч СССР – США по легкой атлетике в те холодные годы, когда мы бились с США на всех политических и спортивных аренах. Это была, знаете такая мини-война.

Посмотрите матч Филадельфия, 59-й год в Америке, когда бежали Хуберт Пярнакиви и Александр Десятчиков. Есть такое выражение, называется case of Sot, когда американец чуть не умер на дорожке. B Хуберт Пярнакиви бежал на грани жизни и смерти, потому что счет матча перед этим забегом был 73-75. Десятчиков выиграл, пробежав лишний круг, сравнял счет в матче. И все от Хуберта Пярнакиви зависело, выиграем мы этот матч или нет. Он чуть не умер, когда добежал. Посмотрите, это есть в интернете. Это потрясающие кадры. Еще Гердт их озвучивает своим потрясающим голосом. Это вот было такое время.

И я помню, что когда мы все готовились, это был особенный момент. На нас работал весь Сочи. Мы приходила на какие-то эти радоновые ванны, жемчужные ванны. Все женщины, которые работали в этом санаторном обслуживании, они нас любили, обожали: «Ой, опять ребята, наши любимые спортсмены пришли. Ложитесь. У кого что болит. Сейчас мы помассируем». Тут водой… гидромассаж. Чего только они с нами не делали. То есть мы готовились во всеоружии.

И вдруг такая ситуация: сегодня такое внеочередное собрание, приедет Марат Грамов, председатель спорткомитета. Мы так все напряглись, потому что мы все довольно взрослые были, хотя не всегда правильно ведущие себя. Мы как-то затихли. Вот они выступили, сказали: «Мы не поедем. Ситуация политическая ужасная. Вот они не приехали к нам в 80-м году. Сейчас в целях вашей безопасности команду в Лос-Анджелес послать не можем».

С.Крючков А как это воспринималось?

И.Чен Такая, знаете, была пауза. Мы вообще не могли понять, мы все переглядывались. Как? Мы столько всего сделали. Как же так? Столько людей на нас работало. Я думаю, что эту информацию эти же женщины и санаторного обслуживания, они точно также воспринимали, их доля вклада в победу огромна. Мы просто за спортсменами, за их спиной не видим этого огромного вклада людей, которые работают со спортом вместе. После всех этих трансляций на «Первом канале» я ощутила на себе волну как и подбадривания и хороших слов, так и огромный пласт негатива. Как меня только не обзывали за то, что я говорю. И люди говорили: «Вот эти спортсмены-дармоеды – а как же врачи? А как же учителя?» Я пытаюсь этих людей спросить: «А что, тренер не учитель? Или спортивный врач, он какой-то другой врач или врач второго сорта? Это же ваши же соотечественники. Это же ваши, такие же люди, вашей профессии, просто они работают в зоне спорта».

И.Чен: Профессиональных людей очень мало, и к ним просто толпы выстраиваются, чтобы хоть как-то с ними пообщаться

И таких людей огромное количество – люди, который работают на спортивных объектах, на спортивных базах. Они обожают спорт, и их вклад в победы наших олимпийцев или чемпионов мира, Европы и так далее огромен, не меньше, чем у тренера, массажиста или у врача. Поэтому нельзя так к этому относиться.

И мы, я думаю, как раз в тот момент были совершенно в прострации. Конечно, все вечером напились – тут уж нечего скрывать. Чем русский человек может снять такой кошмарный стресс? Это напиться и не понять, вообще, что происходит.

Но о чем я хочу сказать. Прошел этот эфир на «Первом канале». Я не спала до 5 утра. Я вот только что Алексею Венедиктову это рассказывала. Мне звонили… кто только ни звонил, кто только не писал. Тренеры из гимнастики, плаванья, люди, которых я даже не знаю. Благодарили. Мне позвонила вся почти команда моя 84-го года, кто еще жив, кто на ногах, кто в состоянии разговаривать по телефону в нашем возрасте. И все абсолютно говорили одну и ту же фразу, кроме того, что это был какой-то единственный нормальный голос: «Лана, ты помнишь, как к нам приехал Марат Грамов?» Я, честно говоря, настолько обалдела. Я никогда не думала, что у этих людей так остро и так живо это еще в душе. 30 лет прошло с тех пор. У них семьи, дети, они пожилые люди, занимаются совершенно другой деятельностью. Но как только вот… Знаете, вот сейчас говорю – вся в мурашках. Всколыхнуло людей. Они помнят, как будто это было вчера.

И я хочу этим опытом поделиться. Я людям говорю: послушайте меня про флаг, прослушайте меня про гимн. Я под ним стояла и гимн играл. Я была в этой ситуации. Послушайте, я расскажу. У меня есть этот опыт. Возьмите его, я бесплатно пытаюсь вам его подарить. Никому не надо. Что же это такое-то?

А.Ежов А после 84-го года – ну, понятно, времена изменились, — но вы могли предположить, что мы вновь вернемся к таким отношениям с США, вновь вступим на поле конфронтации и фактически зеркально ситуация повторится? Ну, понятно, там был взаимный бойкот. Здесь Международный олимпийский комитет выступил. Такое предполагали?

И.Чен Ну, конечно, вся наша жизнь, она идет… Сначала делаются модными какие-то вещи, потом они выходят из моды. Мода приходит другая. Потом вдруг 70-е, 80-е опять входят в моду. Поэтому вся наша жизнь циклична, и, конечно, все этими витками проходит и приходит. В какое-то время мы жили спокойно, всё более-менее нормально развивалось, в плане спорта все было спокойно.

Потом пришел этот момент, когда, наверное, кому-то стало выгодно опять вот так обострить ситуацию. Знаете, это как для нашего иммунитета мы должны иногда даже в своем организме, как мне сказал врач гастроэнтеролог, иногда съесть какую-нибудь гадость, чтобы взбодрить свой иммунитет, чтобы он не дремал, не спал. Вот так происходит, к сожалению, в нашей жизни. Ничего не поделаешь. Мы и это должны пережить.

Но мы бойцы, мы всегда готовы к любым ситуациям. Опять же это в ответ на крики тех, кто боится, что нас там засудят, обидят или еще что-то случится. Я всегда напоминаю, это, наверное, самый яркий случай в истории советского, российского спорта… Нас ведь всегда в спорте не любили. Мы когда ехали на какие-нибудь соревнования, нам на собраниях еще в Советском Союзе говорили: «Имейте в виду, против вас всегда могут быть какие-то провокации». Это в те годы, когда все было спокойно вроде бы, именно на спортивных аренах. Политики всегда там… пух и перья летели во все стороны. Но здесь как-то внешне хотя бы планомерность, правильность и белость, и пушистость подразумевалась. Но нам все время говорили: «Не расслабляйтесь. Всякое может быть. Дело такое».

И вот мы помним яркий случай, когда у Ирины Константиновны Родниной музыка вдруг перестала играть в момент произвольного катания на Олимпийских играх, и все прекрасно знают, что это было не просто так. Но она докатала. Мы так были готовы, что ей и в голову не могло прийти сделать квадратные глаза, остановиться и сказать: «Как же так? Что же нас так обидели?» Какой обидели! Докататься и выиграть! Только так. И они так воспитывают наших чемпионов. Ведь Ирина Константиновна работает. Татьяна Анатольевна. Все именно в этом духе наших спортсменов…

Как раз мы-то к этому ко всему готовы. А вот те, то должны были быть к этому готовы – наши государственные деятели, — оказались не готовы. Они почему-то трусливо сложили уши и сказали: «Нет, ну что вы! Куда? Нас же там обидят. Надо бойкотировать». Или, может быть, они что-то знают, чего мы не знаем. Тогда расскажите нам, нам тоже интересно.

А.Ежов А вообще, вся эта история, которая сейчас развивается, она еще не закончилась, как впоследствии отразиться? Ну, понятно, решение уже принято, что вроде как спортсмены, которые хотят, могут ехать под нейтральным флагом, могут ехать, но в целом как эта история, в принципе, может отразиться на месте России в олимпийском движении? На нас теперь всегда будут косо смотреть, или это такая история, которая проходит?

И.Чен Давайте сразу… Вы как журналист делаете опять одну и ту же ошибку. Вы слушаете то, что говорится вокруг в информационном пространстве и перенимаете эти штампы, абсолютно не имеющие отношения к делу. Нет нейтрального флага, давайте с вами договоримся. Просто такого флага не существует в природе, вот и всё. Есть олимпийский флаг – флаг Международного олимпийского комитета, флаг МОК, олимпийский флаг – его можно так называть. И для каждого олимпийца флаг немаловажный. Потому что мы все олимпийцы… И для каждого человека, работающего в какой-то… Вот для вас аббревиатура «Эхо Москвы», она тоже что-то значит, раз вы тут работаете. А для кого-то… он может сказать: «Это чего там какие-то круглые переплетающиеся… нехорошо».

Для олимпийцев олимпийский флаг важен, поэтому давайте называть так, как он называется. Это вот первое.

С.Крючков Собственно, этот опыт мы имеем. Так было в Альбервиле и в Барселоне.

И.Чен Да, да.

С.Крючков Кстати, Барселону вам тоже пришлось пропустить, но уже по иным причинам.

И.Чен По иным причинам. Там просто была травма. Но, кстати говоря, то, что сегодня сделал МОК… Вот я тоже общалась с юристами, которые занимаются и знают хорошо эти проблемы, они говорят, что это незаконно абсолютно. И мы параллельно… нам надо ехать на Олимпиаду, я настаиваю на этом, обязательно, и как бы спортсмены делают свое дело, а параллельно как раз все наши государственные чиновники, которые так волнуются и кричат про бойкот, должны параллельно заняться своими прямыми обязанностями: заниматься юридической проблемой этого дела, потому что она очень нечиста.

Потому что такие решения… То есть эти условия, которые нашей стране поставили, они неправомерны в том правовом поле, которое существует в спорте. Во-первых, такие решения могут принять, как вы только что правильно сказали, только при условии, если страна потеряла совой суверенитет, как было в 92-м году. Не было страны: одна развалилась, другая еще не была построена. Срочно надо было принимать решение, как всех этих людей пристроить и отправить на Олимпиаду.

И.Чен: Нам надо ехать на Олимпиаду, я настаиваю на этом, обязательно

И про военные действия там еще есть пункт. Ни того, ни другого в нашем случае нет. У нас с суверенитетом всё в порядке, военных действий нет и так далее. И такое решение должно приниматься на сессии МОК, которой не было. Поэтому этим вопросом надо серьезно заняться. А в 92-м году, о котором вы говорили, эта сессия как раз ради этого специально проводилась, по-моему, даже внеочередная.

А.Ежов В эфире «Эхо Москвы», программа «Разбор полета». Это Иоланда Чен. Мы вернемся в студию после кратких новостей.

НОВОСТИ

А.Ежов Это, действительно, программа «Разбор полета», программа о людях, решениях, которые они принимают и мотивах, которыми они руководствуются. У нас в гостях сегодня Иоланда Чен, заслуженный мастер спорта, чемпионка мира по легкой атлетике, телеведущая.

С.Крючков Иоланда, а кто должен в итоге понести ответственность за то, что Россия хоть и под флагом олимпийского движения, но не под триколором поедет на Олимпиаду и не будет представлена так, как могла бы быть представлена?

И.Чен Как должны быть представлена.

А.Ежов Это классический набор фамилий – Мутко… — вот всё, что звучит в последнюю неделю?

И.Чен Мне интересно… Про Виталия Леонтьевича я бы сказала такую фразу. Помните все фильм наш знаменитый «Кавказская пленница»: «А часовню тоже я развалил?» Помните? «… на развалинах часовни…» — «А часовню тоже я развалил?» Я честно хочу сказать, при всем моем уважении к Мутко, он один не потянул бы такое серьезное дело, как развалить весь российский спорт. В одиночку это реально, ребята, сделать невозможно. Конечно, он виноват – виноват во многом. И, насколько я понимаю, он адекватный человек, он свою долю вины не снимает с себя. Он много раз об этом говорил. Просто его спрашивают все время про увольнение, но он сам себя уволить не может, хотя, наверное, заявление, действительно, мог бы написать. Но он как бы предоставляет… как знаете, на то есть вышестоящие инстанции, которые должны этим заниматься. Это правда, это не наше с вами даже дело.

Мы знаем, что его вина, конечно, есть. Но опять же у нас есть, кроме Министерства спорта и огромного количества людей, которые там работают, есть Олимпийский комитет России, есть куча федераций, есть очень много спортивных функционеров, которые, в том числе, тоже виноваты в том, что получилось. Плюс и государственные деятели, которые, может, прямого отношения к спорту не имеют.

И наши уважаемые депутаты, которые в думах заседают, но тоже там иногда чем-то другим, судя по всему, занимаются и никак не могут эти проблему решить. То есть к ним есть тоже огромные претензии. Этим делом надо серьезно заниматься так же, как надо серьезно заниматься спортом, если ты хочешь ехать на Олимпиаду. Левой ногой не получится точно. Надо много трудиться. И поэтому, конечно, ко всем ним есть серьезные претензии, и уже надо, действительно, разбираться по факту просто, кто, когда и как допустил эту ситуацию, что мы попали в это положение.

Но я опять же скажу: мы орали об этом перед Рио. Ведь два года прошло, а воз и ныне там. И все хуже и хуже. Перед Рио мы ехали под флагом и с гимном, но без легкой атлетики. Потом на чемпионате мира по легкой атлетике мы были уже нейтральным спортсменами с флагом ИААФ.

И сегодня вообще катастрофа, потому что вся команда непонятным образом куда-то, понимаете, должна в тартарары лететь. Это что случилось? Это что мы делали-то? Ведь я кричала… мы разговаривали с Кучереной. Я его спрашиваю: «Анатолий, а к вам кто-то, вообще, обращался по поводу того, чтобы начать какие-то телодвижения поэтому поводу?» Мы еще в Рио тогда не поехали, когда мы на «Первом канале» об этом орали. Он говорит: «Нет, никто не спрашивал».

Как же так? Меня, правда, начинают терзать смутные сомнения: «А что случилось? Почему мы два года просидели, ничего не делая?» Мы же вот, когда нам санкции объявляют — мы помидоры отменили, мы еще чего-то сделали. Мы куда-то сразу… да. Пытались возмутиться. Хотя, между прочим, бойкот-то никто не объявлял. А почему мы бойкот тогда не объявили? Надо было выслать всех… Поругаться с Меркель, поругаться с Макроном, поругаться с Трампом, не принимать Тиллерсона, ни с кем не разговаривать, объявить всем бойкот, выслать всех дипломатов отсюда… А почему мы только сейчас вдруг решили бойкотировать, когда дело спорта коснулось? Что такое, вообще? Два года ничего для спорта не делали. И теперь пытаются вот так вот впрямую…

Я вчера от Франца Адамовича, вообще, даже не ожидала… Сидят наши молодые ребята – и он орет на них как на каких-то нашкодивших детей. Умудренный опытом серьезный человек, заслуженный, уважаемый орет на них, их предателями обзывает, кричит, что ему за них стыдно. За что? Что они тебе сделали? Кому они чего должны? Это наша лучшая пара, наши фигуристы. Они-то как раз готовы драться и сражаться сейчас и всех порвать. А вы? А вы прижали уши и не готовы никого на своей-то политической арене…

Мы должны работать параллельно: спортсмены – на спортивной арене, политики – на политической арене всех порвать. Но, получается, такое однобокое, перекошенное… Эти готовы – Илья Ковальчук бежать, выигрывать, делать что-то невероятное… А эти будут бойкот объявлять и думать о вечности.

А.Ежов Странно. Я думал, что риторика должна измениться после принятого решения.

И.Чен Конечно, как же так? Это вообще непонятное происходит.

А.Ежов Петр Толстой должен был подстроиться, мне кажется…

И.Чен Это их какие-то там внутренние, кто под кого должен подстраиваться, но у нас точно вечности нет. Может быть, они вечность себе уже обеспечили, у них, наверное, там хорошо. У нас точно ее нет, нам здесь и сейчас, сегодня надо показывать результаты, выручать, вообще, нашу страну из этого положения. Кто теперь, как не мы?

А я вот вас хочу спросить. Ну, хорошо. Давайте мы согласимся с депутатами. Объявляем бойкот. Смотрим наши действия дальше. Вот сейчас нам сказали: «Вы делаете это, это и это – и на церемонию закрытия вы идете под своим флагом, и это означает – мы закрыли эту историю, и на Олимпиаде в Токио через два года мы идем уже на церемонии открытия под своим флагом, и уже наши спортсмены – с гимном.

А.Ежов Если не вскроются какие-то новые обстоятельства.

И.Чен Ну, так вот мы как бы понимаем риторику МОК. Если мы не едем, то есть это будет продолжаться вечно. А сколько это будет продолжаться? А когда мы тогда со своим флагом и гимном поедем на Олимпийские игры и поедем ли туда вообще? То есть, знаете, мы не можем, как говорится в известной фразе, ждать милостей от природы и от этих негодяев – решат они что-то или не решат. Если у нас есть возможность сделать это самим здесь и сейчас, мы должны это сделать. А кто это будет делать за нас.

И вот, что касается наказания, мы должны параллельно: спортсмены едут, доказывают и пытаются решить все проблемы на месте событий, в Корее, попытаться все-таки все исполнить и пройти под своим флагом; а вот политики, юристы и все остальные параллельно процессу, — а до Олимпиады, между прочим, еще два месяца, большой срок, многое можно сделать – должны начинать разбираться уже с юридической и правовой деятельностью всех этих странных организаций, которые так хулиганят.

Вот вам карты в руки – действуйте, делайте. Вот здесь объявляйте им бойкот. Почему с другой стороны-то? Ваше дело – вот это: разберитесь, кто виноват, как допустили, почему мы в этих организациях сегодня не участвуем, мы все разбазарили? Значит, внедряйте туда своих людей. Занимайтесь этой дипломатией на политическом уровне, в спортивной сфере, в том числе. Накажите. Мы так устроены. Мы русские люди. У нас должен быть кто-то наказан. Накажите.

И.Чен: Условия, которые нашей стране поставили, они неправомерны в том правовом поле, которое существует в спорте

Но опять же давайте говорить о том же самом Виталии Леонтьевиче Мутко. Конечно, да, требует наказания. Наверное, его надо снять. Но я вам опять же скажу, вот я президента в этой ситуации – его многие осуждали, когда он назначил Мутко вице-премьером; как бы это повышение после того, что произошло с Рио. Все кричали, что распять. И мы тогда орали. Но я понимаю опять же холодной головой, что человек виноват. Но когда господин Макларен – черт с горы какой-то, кто это? – президенту Российской Федерации рекомендует кого-то увольнять или кого-то куда-то ставить, я хочу сказать: Ты кто такой? Президент Российской Федерации без тебя… без сопливых разберутся, кого увольнять, кого назначать. И я бы на его месте поступила бы также, даже если бы трижды был виноват Мутко. Просто назло. Это что такое, вообще, за рекомендации такие? Ты маме своей рекомендуй и дочке, куда ходить в туалет, а куда нет. Именно поэтому…

Но, тем не менее, мы все равно требуем наказания того же Виталия Леонтьевича. И виноватых… может быть, и Александр Дмитриевич виноват, он за это приносил извинения, кстати говоря. Разберитесь.

Но опыт-то огромный накоплен у человека, его же обучали. Он же этот опыт накопил в рамках этой работы. Очень хороший сейчас во всех корпорациях есть момент: консультации. Пусть он будет консультантом. Пусть он не будет занимать какой-то высокий пост… Знаете, так надо сделать, чтобы были волки сыты и овцы целы. Пусть он консультирует, у него огромный опыт. У нас чемпионат мира по футболу впереди. В этой сфере у него, правда, огромный опыт.

Здесь нельзя выбрасывать всё. Я не хочу ни в коем случае обидеть никого, я просто пример приведу. Мы, русские люди так устроены: мы даже вещи какие-то уже старые, мы их не выбрасываем, их всегда можно использовать. Я не хочу с отработанным Виталия Леонтьевича сравнивать, но его опыт надо использовать. Никого выбрасывать никуда не надо. Надо назначать на эти должности и пытаться разговаривать с профессионалами. Во всех должностях должны работать профессионалы. Тогда мы не попадем в такую ужасную историю, в какую мы попали сейчас. Я уверена, что мы, благодаря дилетантизму именно наших руководящих спортивных функционеров попали в эту ситуацию. Не всё знали, не все продумали, не всё изучили. Где-то плавали на поверхности, а надо туда нырять, поглубже – там, где черная сторона айсберга. И спортсмены в этом плане, и журналисты спортивные – люди, обладающие таким опытом, большое подспорье. Я готова разговаривать и делиться своим опытом бесплатно со всеми, но никому это не надо. Меня это дико удивляет. Я не могу понять.

С.Крючков И то, что Олимпийское собрание и сами спортсмены приняли то решение накануне, которое они приняли, это значит, что готовность рассуждать и действовать с холодной головой, с расчетом на дальнейшее – этот позитив намечен?

И.Чен А вот поставь себя на место спортсменов. Вот, казалось бы, такая ситуация. Они ко всему готовы. Знаете, мы всегда готовы действовать, нас так учат, нас так тренируют – уметь действовать в цейтноте – это шахматное выражение потрясающее, когда надо сейчас быстро принимать решение и дай бог, чтобы оно оказалось правильно, и мы почти всегда его принимаем. В соревнованиях очень разные бывают моменты, когда здесь и сейчас надо что-то решать, что-то делать. Как у меня, когда остается последняя попытка, надо и не заступить и прыгнуть далеко. То есть мы это все умеем делать. Наши спортсмены всегда к этому готовы. Это реально так.

Но вот представляешь себе ситуацию… Сейчас легче, может быть, было сказать: Господи боже мой, да правда, надо бойкотировать, не поехать. Представляешь, в каком положении они сейчас едут? Если они проиграют там, вот кто-то проиграет, сколько будет негатива, визга по поводу того «А-а! Вы поехали, все… проперли… ничего не выиграли. Мы опозорились, нас унизили», еще что-то. Если они выиграют, я уверена, найдется много из тех, кто сейчас визжит, своей пятой точкой присовокупится к этому успеху: «Мы же тоже говорили про флаг… Ай-яй-яй, как хорошо!» Обязательно все это будет.

Но, представляешь, перед каким выбором стоят спортсмены. Легче, может быть, было бы не поехать, и вообще бы тихо… Но они едут. И проиграть они, в том числе, могут. И понимают, что будет после этого проигрыша. И, тем не менее, едут, потому что они могут и хотят биться. Это же высочайший вообще уровень профессионализма…

И.Чен: При всем моем уважении к Мутко, он один не потянул бы такое серьезное дело, как развалить весь российский спорт

Я еще увидела такую странную вещь: все, кто говорят, что надо ехать, очень четко аргументируют, почему. Аргументация разная и причины приводят разные, почему надо ехать – у всех свои. А вот те, кто кричат про бойкот – вот кроме трех слов я за всю эту неделю ничего не услышала: «флаг», «гимн» и «унижение», — они даже аргументировать, почему не надо ехать, тоже не могут. И это я бы на месте этих людей взяла пример с наших спортсменов. Они четко, грамотно, профессионально, аргументировано и очень ответственно отнеслись к этой проблеме. Они решили ехать, и они будут там, на месте событий делать все возможное, чтобы победить, не опозориться и чтобы вернуть нашей стране честь и достоинство, и главное – вернуть нашей стране флаг и гимн на следующие Олимпиады. То есть они будут работать за себя и за тех, кто дальше поедет в Токио через два года.

С.Крючков Иоланда, это ведь история по большому счету частная, конкретно спортсмена, который решает свою задачу и подспудно решает еще задачу своей страны. Но это еще и история взаимодействия с коллегами по спорту из других стран, которые смотрят и думают: «Но ведь нет же дыма без огня. Есть политика. И тут, может быть, грязными методами все решается». Вот канадцы сегодня по биатлону. Не сильная команда по биатлону, но, тем не менее, говорят: «Мы проигнорируем этап кубка мира в Тюмени. Вот все это осадок оставляет, как те ложечки, которые сперли. Что с этим делать?

И.Чен Хорошо, что ты меня сейчас об этом спросил, потому что я бы сама забыла сказать. Я чуть-чуть издалека начну, вы уж извините ради бога. Вот мы говорили о функционерах. Интересное дело, вот смотрите, в сентябре я комментировала соревнования чемпионат мира по стендовой стрельбе. У нас в Подмосковье в «Лисьей норе» замечательный президент Российского стрелкового союза Владимир Сергеевич Лисин учредил великолепный чемпионат мира, чемпионат планеты. Туда приехали — я там неделю провела, я комментировала этот турнир – такие звезды! Ну, лучшие стрелки и 153 стран. Хотя всегда рекомендации… вы знаете, что уже два года есть рекомендации от всех международных федераций всех видов спорта не проводить соревнования на территории Российской Федерации и по возможности не ездить. Приехали все.

Я неделю там была. Турнир был высочайшего уровня. Народу было!.. Место красивое. Я всех туда приглашала .Ни одного спортивного функционера я там не увидела. Чемпионат мира. А именно там надо было тусоваться, дипломатию разводить, договариваться. Там было очень много политических фигур спортивных функционеров из других стран. Там было с кем и о чем поговорить. Ни одного не было.

Сейчас в Нижнем Тагиле буквально неделю назад проходит этап кубка мира по прыжкам с трамплина на лыжах. Этого этапа в прошлом году не было. В этом году Международная федерация лыжного двоеборья и прыжков с трамплина учредила эти соревнования на территории Российской Федерации. Поддержали наших спортсменов, нашу федерацию. Из 73 стран. Все звезды прыжкового спорта приехали. Не было только двоих из-за того, что у них были травмы. Но рвались и хотели. Выступали все 70 человек в квалификации. Такого даже в Германии не бывает. Там и то по 56, по 60 человек выступает в квалификации. 70 человек – я обалдела!

Турнир великолепный, проведен на высочайшем уровне. Наши ребята выступили хорошо. Результаты великолепные. Рекорд трамплина был установлен иностранцами. Ни одного функционера нет. Я хотела спросить, а где вы, собственно? Что вы делаете? Где вы присутствуете? Вы сидите в кабинетах? Что вы там высиживаете? Яйца, что ли, я не могу понять? Где все эти… почему они не занимаются своими прямыми обязанностями.

С.Крючков Выводы будут сделаны в итоге?

И.Чен И вот, что касается, кстати говоря… напомни вопрос, я просто начала издалека.

С.Крючков То, как воспринимается это иностранцами?

И.Чен И нас международные федерации поддерживают, иностранные атлеты поддерживают, приезжают сюда. Сейчас у нас получается… как перековались: Фуркад, с которым был скандал в прошлом году зимой, который орал…, сейчас уже говорит: «Что-то не могу понять, чего так наезжают на них? Что-то не чисто, наверное, все-таки не так всё просто, не такие они плохие». Бьорндален поддерживает. Спортсмены поддерживают наших легкоатлетов. Усэйн Болт поддерживал, орал летом перед чемпионатом мира: «Отстаньте от них. Дайте уже спокойно людям выступать». И наши отлеты туда поехали, выступили, кстати, классно. Маша Ласицкене стояла на пьедестале. Все люди ее поддерживали, не российские болельщики, а иностранцы там, чуть ли, не говорим пели. Мы о людях думаем порой хуже, чем они есть на самом деле.

Вот проходит сейчас в Солт-Лейк-Сити. Мы говорим: уж можно сказать, в самом логове конькобежцы соревнуются – в Солт-Лейк-Сити. Три медали, мировой рекорд. Девочки в Японии две первые у нас – Загитова и Сотскова. Две японки в Японии занимают 5-е, 6-е место.

И.Чен: Мы орали об этом перед Рио. Ведь два года прошло, а воз и ныне там. И все хуже и хуже

Кто нас засуживает? Вот реально нет пророка в своем отечестве. Так как мы сами себе вот этими разговорами и загонянием самих себя в угол можем навредить, так нам никто не сможет навредить. Мы сами подчас делаем какие-то совершенно идиотские заявления, идиотские шаги и идиотские поступки. Давайте мы как-то с более открытой душой, более открытым забралом… Не все нам желают этих вот унижений и проигрышей. Очень много людей, которые за нас. И надо на них опираться, надо с ними дружить.

А.Ежов О спорте и о жизни в программе «Разбор полета», напомню, говорим сегодня с заслуженным мастером спорта по легкой атлетике, телеведущей и спортивной комментатором Иоландой Чен. Я немножко в биографическую сторону сейчас уйду. 20 лет вы спортивный журналист. Как вы принимали решение, собственно, уйти на телевидение, или это кто-то за вас принимал? Я читал, что вас позвали. Вы долго раздумывали?

И.Чен Вы знаете, всегда приятно иметь такой момент, когда ты стоишь на перепутье, вдруг – раз! – и совершенно случайно могут подвинуть тебя к этой ситуации. После рекорда мира приезжала ко мне делать очень известную передачу «Такова спортивная жизнь» Алла Владимировна Дмитриева. Мы с ней поговорили, очень друг другу понравились. Она мне потом уже, несколько лет спустя мне говорила, что она со мной договаривалась, но я этого не помню. Я была в такой эйфории, я так была счастлива установить рекорд, выиграть чемпионат, что я этого, честно говоря, не помню.

И просто так случилось, я уже собиралась заканчивать, и у меня было несколько соревнований просто по контракту со своей фирмой, я должна был еще вот там, там… выступить. И вдруг мне позвонил Василий Кикнадзе и сказал: «Мы тут СТС открываем. Там спортивная передача будет. Хочешь поучаствовать? Я за тобой слежу. Мне нравится». Я говорю: «Так я вроде выступаю еще, не закончила». Он говорит: «Там проблем не будет. Там хорошая команда. Мы тебя приглашаем, ты будешь только озвучивать в студии и сюжеты. Мы сами все сделаем. А там уже, когда закончишь, подтянешься – по полной программе». И я с огромные удовольствием согласилась.

После чего звонит мне Алла Владимировна Дмитриева и говорит мне: «А я чего-то не поняла. Мы вроде с тобой договорились, а почему?..». Я говорю: «А я не помню…». Мне так неудобно было, ужас! Просто так получилось. Мы очень хорошую делали передачу. Мы называли ее «Спорт на грани». Правда была классная кампания. Я помню, мы с Лешей Касатоновым спортивную кухню там вели. Это были запоминающиеся, конечно, моменты.

Но там то ли с финансированием были какие-то неполадки. Я с Василием встретилась. Я говорю: «Вот там мне Алла Владимировна…». Он говорит: «Я бы на твоем месте пошел, потому что у нас неизвестно что будет и будет ли вообще. А Анна Владимировна и «НТВ Плюс», конечно, серьезное дело. Я бы на твоем месте согласился. Я не обижусь». Я с ним об этом разговаривала. И так я оказалась на «НТВ Плюс». И 20 лет там уже работаю.

А.Ежов А я правильно понимаю, что до этого момент о технологии телепроизводства, о журналистике… в общем, вы были далеки?

И.Чен Я знала только по папиному, он комментатором был, телевизионным, но все-таки комментаторство и телеведущество, так скажем – немножко другое. Но я скажу, что в комментариях спортивных трансляций… это, конечно, был кошмар. Я когда села первый раз к микрофону, у меня было столько знаний о легкой атлетике и мне так хотелось ими со всеми поделиться, рассказать всем то, что я не могла долгие годы рассказать, что я захлебывалась. Я начинала говорить — захлебывалась, замолкала… И вот знаете, когда много воды льется в узкую дырочку – всё, она останавливается.

И мне Алла Владимировна после первого эфира вызывала меня и говорит: «Лана, у нас еще будет много трансляций. Мы купили эту бриллиантовую лигу, у нас будет очень соревнований, и еще у тебя впереди будем много. Дозируй информацию. Не надо в первом репортаже рассказывать все, что ты знаешь про легкую атлетику. Это невозможно, потому что ты знаешь слишком много». И она меня потихоньку учила, как правильно комментировать, как правильно держатся в кадре.

Кстати, как правильно держаться в кадре и как правильно говорить, сидя в студии, меня учила Вера Александровна Шебека, великий наш диктор, великолепная женщина. Кстати, вот удивительное дело. Опять же вспоминаю, она работала консультантом на «НТВ Плюс». Вот таких людей разве можно?.. Их надо использовать. Опыт колоссальный работы, ведения, поведения… голос, как все правильно делать… Она столько нам всем, кто работал на «НТВ Плюс» дала – это колоссальный опыт. Я ей так благодарна.

Я помню, ее попросили олимпийский фильм озвучивать. Я помню, мы сидим дома. И Сергей Кравчук с ней вместе по очереди озвучивали какой-то фильм. Говорили текст. И вдруг у меня папа встревожился и говорит: «Кто это так правильно, хорошо и поставлено говорит? Кто это у вас так комментирует?» Я говорю: «Это Шебеко». Он говорит: «А, ну тогда понятно». Мгновенно среагировал на это что-то явно по-другому, профессионально звучащее. Вот, что такое профессионализм.

Вот она обучала. Вот так как-то постепенно я в эту компанию втянулась. У нас там такая была классная компания. С Владимиром Никитовичем Маслаченко мы вели спортивную футбольную программу. Я в футбол окунулась. Даже меня в этой сфере стали уважать, потому что мы с ним обсуждали, мы все футбольные болельщики серьезные. Там и критиковали и серьезно обсуждали. Такое удовольствие получала. Мне так жалко, что его сегодня нет, прямо реально его не хватает.

А.Ежов Но при этом вы посчитали для себя невозможным оставаться на НТВ под новым руководством. Это 2001 год. Дело НТВ. Я думаю, что многие слушатели «Эха Москвы» прекрасно помнят эту ситуацию. А почему вы посчитали невозможным для себя там оставаться и ушли вслед, собственно, за все практически командой? Спортивная тематика все-таки не настолько политизирована, тем более, тогда была. Почему было такое решение принято?

И.Чен: Очень много людей, которые за нас. И надо на них опираться, надо с ними дружить

И.Чен Конечно, мы в определенной степени очень доверяли нашим руководителям — Анне Владимировне, Алексею Ивановичу Буркову, которые тоже очень тоже тесно общались с руководством самого и федерального НТВ и гораздо больше знали. Алексей Иванович дружил с Гусинским и очень много в этой сфере с ним обсуждал и, в том числе, с руководством НТВ. И мы доверяли им в этом. То есть раз уж мы пришли и доверились этим людям в плане профессиональной какой-то своей деятельности, то мы им, конечно, доверяли.

Потому что, вообще, на таком канале как «НТВ Плюс» работать людям с полярно разными точками зрениями на все в этой жизни очень-очень трудно. Даже политической. Это правда. Люди все-таки должны быть единомышленниками и на этой платформе тоже. Поэтому мы им доверяли. Мы, конечно, кое-что сами понимали, и нам не нравился этот какой-то странный подход к телевидению.

Я помню, тогда всех журналистов НТВ осуждали, что «вот там какие-то особенные», еще что-то. Но, тем не менее, весь этот холдинг, мы как-то все коллегиально приняли это решение, что мы пойдем на ТВ-6 и какое-то время поработаем там. Потом как-то все вернулось на круги своя. Я так понимаю, это было потому, что были не очень правильные, не очень обоснованные, не очень профессиональные решения предложены коллективу и того и другого канала в плане работы и в плане освещения различных проблем. Были мы не согласны с этим. Тогда как-то всё устаканилось, всё вернулось на круги своя.

С.Крючков Всё больше о спорте и мало было разбора-то полетов.

А.Ежов Максимально нелинейным получился разбор полета с Иоландой Чен, заслуженным мастером спорта по легкой атлетике, телеведущей и спортивным комментатором. Но мы вас ждем еще, и, я думаю, что это далеко не последняя наша встреча.

И.Чен С удовольствием.

А.Ежов Спасибо, что были с нами. Это была программа «Разбор полета». Провели ее, как всегда, Станислав Крючков и Андрей Ежов. До встречи в понедельник.

Комментарии

10

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

(комментарий скрыт)

zamorysh 16 декабря 2017 | 00:23

Но когда господин Сечин – черт с горы какой-то, кто это? – президенту Российской Федерации рекомендует кого-то (Улюкаева) увольнять или кого-то куда-то ставить, я хочу сказать: Ты кто такой? Президент Российской Федерации без тебя… без сопливых разберутся,


boda 15 декабря 2017 | 01:23

Для Мутко она приберегла самые лестные комплименты: "Но опыт-то огромный накоплен у человека, его же обучали. Он же этот опыт накопил в рамках этой работы."
В чем Мутко специалист, так это в организации мочезамещения, "Пусть он консультирует, у него огромный опыт. У нас чемпионат мира по футболу впереди. В этой сфере у него, правда, огромный опыт". В сам деле, чего такому "добру пропадать", надо же еще похерить ЧМ 2018.

"Мы, русские люди так устроены: мы даже вещи какие-то уже старые, мы их не выбрасываем, их всегда можно использовать. " Это она так выразилась о выдвижении Окурка на следующую ходку?


slawa1940 15 декабря 2017 | 11:11

Жаль,что не прислушиваетесь. Спортсменам, стране только хуже и хуже... Важно ЧТО говорится а не КТО, как недавно заметил ВВП ! Тоже не согласны?


belynu46 15 декабря 2017 | 13:00

Спасибо, Иоланда, за Вашу позицию. Вы абсолютно правы: мы- страна дилетантов, причем самоуверенных, наглых, бессовестных и коррумпированных. При всех провалах у них враги виноваты, и только они умеют Родину любить. Вам сил и здоровья!


s_gitin 15 декабря 2017 | 13:28

Анна Владимировна? Дмитриева? Или Анна Константиновна?


s_gitin 15 декабря 2017 | 13:35

Извините, ошибся. С Владимиром Молчановым - сводные сестра и брат.
Все же вопрос: А был ли мальчик? Т.е. "дюшес"? И если был, то кто виноват? И кто должен нести ответственность? И кому решать, кто должен нести ответственность?
И по поводу НТВ: "Все вернулось на круги своя". Но все же не для всех, как я понимаю. Или это такая фигура умолчания?
А в остальном - вроде правильно.


bystander_33 15 декабря 2017 | 14:22

За нас! Против нас!
Что за эгоцентризм. Чай не пупы земли. Просто совсем уже обнаглели и начали массово жрать допинг. А спортивное начальство было организатором. Все все знают и многих западных спортсменов это страшно бесило. На олимпиаде Русада сработало очень подозрительно. А потом и Родченков подоспел. МОК и компания и хотели бы все спустить на тормозах, но не получается.
Только за нами следят! Нам вредят!
Даже если кто-то и хотел бы избирательно вам навредить, на западе централизованно организовать это, в хоть сколько-то значительных масштабах, просто невозможно. Отцы наций, дуче и другие фюреры тут повывелись. Теперь у каждого есть свое мнение, так что многие рядовые исполнители просто послали бы таких организаторов и еще заложили бы журалистам.
А Мутко, российским федерациям и вашим журналистам не до спортсменов. Они выполняют государственную задачу - создают атмосферу: "Кругом враги!"
P.S. По крайней мере, что касается допинг скандалов, не верьте российским журналюгам. Половину утаивают а остальное перевирают чтобы обвинения выглядели обидно бездоказательно и глупо. Читайте на других языках. Гугол транслэйт в помощь.


alex_klim 15 декабря 2017 | 14:42

Воистину правда, говорят, если бог наградил в чём-то, то другого недодал. Всегда у нас так - слаб здоровьем, зато книжки читаешь, умный, а если на секции с детства ходишь - не до учёбы, не до книжек ваших, надо честь флага отстаивать от проклятых пендосов, родину защищать от растленной гейропы, скрепы сохранять от жидобандеров... С Родниной пример берут, твари двуличные лживые, здесь за плешивую моль топят, а детей и на пенсию с баблом за бугор, подальше от духовности и величия...


dyme179 15 декабря 2017 | 15:22

Свое мнение об этой комментаторше я составил после репортажа с олимпиады в Рио, который она вела вместе с какой-то такой-же спортивной дурой. Боже, какую пургу они там вместе несли!!! Типа: не переживайте, девочки (это про то, что команда без флага!!), приедете домой, мы вам дадим флаги и бегайте с ними, сколько захотите. Ну и все такое в этом же духе.
После ее выступления перед депутатами, где она этого главного путриота резко посадила на задницу, я был приятно удивлен. Но это интервью резко поставило все на место. Ну, не получится никогда из совка штыковая лопата!!
Все разговоры только: ехать - не ехать, защищать - не защищать, виноват Мутко - не виноват Мутко, личная ответственность - коллективная ответственность. Все дружно забыли и игнорируют первооснову - наглый, вызывающий, беспардонный допинг под демонстративным прикрытием и поощрением (а, может, и принуждением) государства!!
Единственное оправдание - мы, спорсмены, сдали анализы и не знаем, кто там поцарапал пробирки. Значит, мы ни при чем и не надо нас наказывать!
А кто заранее, за несколько месяцев, сдавал чистую мочу совсем не в лабораторных условиях?? Они что, не знали, для каких целей она понадобится?? Или кто-то специально вскрывал те пробирки, где подмена не требовалась??
А ребята, там в ночи, работали обычные, не обремененные образованием и не представляющие себе, как проводятся те анализы. Им сказали посолить при замене, они и присолили, как помидорчик для закусочки. Откуда им знать, что мужская моча отличается от женской. Не хватило где-то до нормы, они и плеснули из соседней баночки. Обыкновенный непрофессионализм, как везде сегодня. Тут я с Иолантой полностью солидарен.
Вот, что надо обсуждать и осуждать сегодня, а не гонять пургу по пустырю.


15 декабря 2017 | 18:01

Эх, Иоланда...
Но хорошо сказала, что не мог один Мутко весь спорт развалить. А продолжить эту тему? А рассказать о допинге - слабо? Не может человек из этой системы не знать об этом. Журналисты - и где вопросы про допинг? И зачем спускаете ей хамское высказывание по Макларену? Да она-то - кто такая? Пусть о своем говорит! А если не хочет - так зачем дифирамбы ей петь и обещать еще приглашать на эфир?
Ау, журналисты! Развела вас говорливая Иоланда, мастерски развела и заболтала тему.


(комментарий скрыт)

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире