'Вопросы к интервью

В.Уткин:

Т.Фельгенгауэр Здравствуйте! Это программа «Разбор полета», программа о людях, которые принимают решения, о том, как они эти решения принимают. Ирина Воробьева, Татьяна Фельгенгауэр, как всегда, в этой студии. Добрый вечер!

И.Воробьева Добрый вечер! У нас сегодня замечательный гость спортивный журналист Василий Уткин. Василий, здравствуйте!

В.Уткин Добрый вечер!

И.Воробьева У нас есть традиционный вопрос, с которого мы начинаем…

В.Уткин Знаю-знаю.

И.Воробьева Да, ну понятно.

Т.Фельгенгауэр Отвечайте!

И.Воробьева Да нет, я, конечно, его задам. Вдруг кто-нибудь слушает программу «Разбор полета» первый раз. И вопрос этот о самом тяжелом решение, которое вам приходилось принимать.

В.Уткин Я баловень судьбы: мне практически не приходилось принимать решений каких-то таких, о которых имеет смысл рассказывать, над которыми приходилось ломать голову. Мне кажется, что самые главные решения мои были связаны с тем, чтобы чего-то не делать.

И.Воробьева Например.

В.Уткин Я дважды или даже трижды имел все предпосылки для того, чтобы покинуть свою почти родную телекомпанию «НТВ-Плюс», и все три раза я оставался на месте. Четвертый раз оказался роковым.

В.Уткин: Я баловень судьбы

И.Воробьева То есть куда-то звали просто на более лучшие условия?

В.Уткин Это все совпадало всегда с какими-то поворотными моментами в судьбе спортивного телевидения. Собственно, два раза это были, когда заново воскресал спортивный канал ВГТРК, и это всегда совпадало с тем, что на «Плюсе» начинались какие-то тяжелые времена. И звали, да, звали – я много раз над этим раздумывал. Ну а третий раз было довольно памятный – вот, в августе прошлого года, когда у нас на канале резко все поменялось. Жалею, что не ушел тогда. Но…

И.Воробьева Но четвертый оказался роковым.

В.Уткин Я человек отходчивый, терпеливый.

И.Воробьева А вот четвертый раз все-таки решение такое, почему принято было?

В.Уткин Ну… я понял, что пора, что здесь уже для меня ничего не будет.

И.Воробьева Непростое решение в любом случае.

В.Уткин Ну, конечно. Я пришел на «НТВ-Плюс» в 94-м году.

И.Воробьева – Оо! Сколько лет…

В.Уткин На НТВ, тогда еще «Плюса» не было.

И.Воробьева Тогда еще не было «Плюса», да. Ну и, соответственно, с 10-го года – главный редактор спортивных каналов.

В.Уткин Да, да.

И.Воробьева Мы об этом еще поговорим поподробнее.

В.Уткин Я по этому поводу не особенно грущу. У меня сейчас проблемы совершенно иного рода передо мной стоят.

И.Воробьева Так.

В.Уткин Я довольно времени проводил на работе, и я сейчас испытываю колоссальный дефицит общения. Я совершенно не понимаю, чем себя занять.

Т.Фельгенгауэр Внезапно выяснилось, что жизнь не может состоять из одной работы.

В.Уткин Она не состояла из одной работы. Просто у нас очень тесный круг общения. Мы много общались друг с другом, обсуждали с коллегами – и они сейчас обсуждают, в основном отдельно от меня – разные и премьеры, и все что угодно, и книжки. Мы обменивались, как школьники иногда, с ребятами. А сейчас как-то надо что-то предпринимать, чтобы все восстановить.

И.Воробьева Новый круг общения нужен с новыми какими-нибудь людьми.

В.Уткин Нет, самая большая катастрофа заключается в том, что теперь, как правило, для того, чтобы встретиться с кем-нибудь из друзей, нужно с ними обедать или ужинать. Это очень пагубно влияет на здоровье. Потому что, соответственно, в этой ситуации выясняется, что вы не виделись уже довольно давно, и это необходимо отметить каким-то образом.

И.Воробьева Надо выпить.

В.Уткин Да, я усилием воли вот сейчас разрываю этот порочный круг и буду искать какие-то иные способы.

Т.Фельгенгауэр Вы просто заведите себе каких-нибудь друзей непьющих… и не едящих!

В.Уткин Я теперь сам уже почти не едящий. Но вы знаете, к сожалению, в общении со мной практически все довольно быстро…

Т.Фельгенгауэр Напиваются!

В.Уткин Прекращают быть непьющими.

И.Воробьева Так. Давайте вернемся по времени в какое-нибудь начало.

Т.Фельгенгауэр В какое-нибудь…

И.Воробьева В какое-нибудь. Ну, давайте с института начнем. Почему поступили в педагогический? Потому что дедушка?..

В.Уткин Опять-таки я не принимал такого решения как-то радикально. Просто стало понятно, что попытки папы моего – физика – увлечь меня наукой, они абсолютно обречены были на провал. И в соответствии с тем, что я всегда любил читать, много читал и хорошо учился по гуманитарным дисциплинам, я выбирал между стезей: какой-то исторический факультет или филологический. В МГУ — не рискнул. Даже дело не в этом – не то что не рискнул. Когда-то — я, наверное, учился в классе 7-м — была эпоха, когда очень много интересного печаталось в так называемых толстых литературных журналах. И я там набрел на одну очень занятную повесть впоследствии, как выяснилось, довольного одиозного писателя Владимира Крупина, который рассказывал о своем НРЗБ детстве. И, поскольку, там речь шла об областном пединституте, мне сначала захотелось поехать туда. И я туда съездил.

И.Воробьева Московской области в смысле, да?

В.Уткин Областной, да. Но тоже в Москве, на Бауманской тогда находился. Но как-то выглядел он довольно обшарпано, надо сказать.

И.Воробьева То ли дело пед имени Ленина, конечно.

В.Уткин Тогда было по-другому. И потом, это здание нашего филологического факультета, оно же снималось в весьма и весьма знаменитой картине в роли института.

Т.Фельгенгауэр Да ваш факультет же – на Спортивной.

В.Уткин Нет, не на Спортивной, на Фрунзенской. Но она сейчас закрыта, поэтому добираются через Спортивную там.

Т.Фельгенгауэр Да, на Фрунзенской, да.

В.Уткин В фильме «Карнавал» — вот где с Ириной Муравьевой все это происходит. Вот она экзамен сдает у нас в институте.

И.Воробьева – Аа… я не знала.

В.Уткин Понятно, что никто не знает. Мы-то знали.

И.Воробьева Родные стены-то – конечно. Хорошо, но стать дипломированным специалистом не получилось…

Т.Фельгенгауэр Не суждено было.

И.Воробьева Да, не суждено. Почему?

В.Уткин В моем случае это почти формальность, потому что я честно отучился все пять курсов и просто не пошел на последнюю сессию по разным обстоятельствам. Я решил взять академический отпуск.

И.Воробьева Это госэкзамены и диплом, собственно – последнее.

В.Уткин Да. Безусловно, я бы сдал госэкзамены, никаких бы проблем здесь не возникло, я спокойно бы справился с госэкзаменами. Тем более, что я учился-то по-честному. Я ходил, слушал. Но мне пришлось взять академический отпуск по ряду причин. А потом я столкнулся с удивительным обстоятельством: я стал жертвой меняющейся жизни…

И.Воробьева Это какой год был?

В.Уткин Я поступил в 88-м году, соответственно, это был 92-й.

Т.Фельгенгауэр Ой да, это прямо разгар, да.

В.Уткин Я, на самом деле, совершенно в прикладном смысле говорю. У тебя же год, которым датирован твой выпуск, должны быть все предметы, которые за предыдущие пять лет были. Послушайте, я на 1-м курсе еще историю КПСС сдавал. Так изменилась программа, что мне нужно было сдавать штук 12 лишних экзаменов…

И.Воробьева Которые никак уже не могли пригодится в новой России, условно говоря.

В.Уткин Может быть, и могли. Я не знаю, как они пригодились следующему курсу. Может быть и могли. Но мне уже было, честно говоря, лень, тем более, что я уже работал в программе «Взгляд», и мне было понятно, чем я намерен заниматься, по крайней мере в обозримом будущем.

И.Воробьева Как вы попали в программу «Взгляд».

Т.Фельгенгауэр Сейчас, прежде чем мы про телевидение начнем — а в течение жизни ни разу не возвращались к мысли о том, что все-таки какой-нибудь дипломчик, все-таки где-нибудь поучиться.

В.Уткин Как же я мог не возвращаться, если мне бабушка об этом все время говорила, мама мне об этом перестала напоминать только года три назад.

Т.Фельгенгауэр Вот, это же решение тоже – сказать: «Я не буду. Я уже всё, без диплома. Отстаньте от меня».

В.Уткин Но это «отстаньте!» — это не решение, это называется «отстаньте».

Т.Фельгенгауэр Нет, это решение.

В.Уткин Это лень.

Т.Фельгенгауэр Ах лень? Я думала, упрямство.

В.Уткин С тех пор, как я работаю на спортивном телевидении и мое хобби стало моей основной работой, у меня осталось только одно занятие, которое я могу называть хобби – я очень люблю лениться.

В.Уткин: Я очень люблю лениться

Т.Фельгенгауэр Это не хобби, это образ жизни.

И.Воробьева Образ жизни, впрочем многих людей.

Т.Фельгенгауэр Я тоже люблю.

В.Уткин Для этого придумано модное слово «прокрастинация».

Т.Фельгенгауэр Да-да. Мне не нравится слово «прокрастинация».

И.Воробьева Это какое-то стариковское слово.

Т.Фельгенгауэр Мне нравится слово «лень».

И.Воробьева Хорошо. Как вы попали не телевидение?

В.Уткин Что называется, ничего не делал – только вошел. У меня была близкая подруга – у нас родители дружили – Настя Соловьева. Мы были одногодками, и она поступили на журфак – у нее сразу была такая мечта. Мы с ней в Москве периодически пересекались. И вот я буквально зашел – мы собирались встретиться и выпить кофе где-то в центре города – а у нее там затягивалось. И я забрел в офис «Взгляда» в самом начале Ильинки и просто сидел на диване и ждал. В какой-то момент говорят: «А ты чего не идешь?» Я пошел – там было собеседование.

Там в этом время распускали… тогда был такой молодежный проект, во «Взгляде» они пытались сделать, назывался «13-31», то есть типа по возрастным каким-то параметрам. Но он не состоялся, а набрали большое количество молодежи, и в конце концов, их распихали по разным проектам. Там, кстати, режиссер 1-го канала Андрей Болтенко был тогда в этой программе.

Т.Фельгенгауэр Слушайте, это нормально: «Подошел человек, говорит: «А ты чего не идешь?» — я встал и пошел» — это, вообще-то, как?

В.Уткин Нет, я немножко этих ребят знал, потому что, так или иначе, я был вовлечен в этот круг общения, не близко. Я пару раз приходил на ток-шоу взглядовские, которые тогда происходили. Но вот я говорю, ничего не делал – только вошел. Оказался приписанным к программе Политковского потом «Политбюро». Ну а дальше – стандартная телевизионная карьера, начиная с разбора писем, ответов на звонки. В этом смысле я прошел тем же путем, что и Алексей Алексеевич Венедиктов. Он же тоже сначала на звонки отвечал, он любит об этом говорить. Правда, я для этого не сидел под столом.

И.Воробьева Это известная история про Венедиктова под столом с телефонной трубкой.

А вот, когда была стадия разбора писем и ответов на звонки, там же не чувствовалось никакого телевидения.

В.Уткин Почему? Наоборот. Это очень важная работа, для «Взгляда» тем более. Это же было время, когда никто даже не знал слова интернет. И письма очень часто становились поводом для того, чтобы сделать материал, не говоря уже о том, что это было страшно увлекательное занятие.

И.Воробьева Читать то, что люди пишут…

В.Уткин В стихах были письма.

Т.Фельгенгауэр В стихах нам тоже иногда пишут.

В.Уткин Я рассказывал много раз эту историю… не однажды рассказывал, что тогда было две программы во «Взгляде»: это программа Политковского «Политбюро» и программа Любимова «Красный квадрат», которая выходила по субботам. Пришло письмо от какой-то женщины, очень доброжелательные стихи, в том числе, о «Взгляде», программе Александра Любимова «Красный квадрат». И оно начиналось с четверостишья – я его никогда, видимо, уже на забуду: «Я приехала с дачи, телевизор включила, и конец передачи твоей получила». Столько всего интересного можно было сохранить.

И.Воробьева Хорошо. А когда первый раз была работа в кадре? Это что было?

В.Уткин Было сложно с этим. Я сейчас расскажу. Дело в том, что в программе «Политбюро» выходил только один большой сюжет. И это должно быть уже серьезное расследование. То есть я оказался в ситуации, когда у меня нет никакого перехода, мне не на чем себя попробовать. И моей первой работой, можно сказать, эфирной тогда была такая рубрика в «Политбюро» — новости мультипликационные. Ее делала бригада мультипликаторов, и я периодически приглашался вместе с ныне народным артистом Дмитрием Назаровым. Вот мы с тех пор знакомы.

Т.Фельгенгауэр Хорошая компания.

В.Уткин Хорошая компания. Он говорил на разные голоса. Я иногда чего-то подвякивал, но это не всякий раз бывало.

В.Уткин: Песню однажды пели хором – там хором нужно было спеть

И.Воробьева То есть это первый раз голосом вышел в эфир программы.

В.Уткин Да, но я, честно говоря, не помню, первый или не первый. Я еще однажды озвучивал ролик предвыборный— господи, как это называлось? – партия Вольского была… Что-то там связано с «гражданским» чего-то было. Как-то вот партии, в которых есть слово «гражданский» не выживают, я заметил.

И.Воробьева Их что-то много, да.

В.Уткин Меня просто озвучить. С дикцией особенно проблем не было никогда.

И.Воробьева То есть фактически радио-Уткин начался тогда уже, голосом в первую очередь.

Т.Фельгенгауэр Аудио-Уткин. Сначала был аудио-Уткин, потом был теле-Уткин, потом стал радио-Уткин.

В.Уткин Ну да.

И.Воробьева Первый прямой эфир.

В.Уткин Собственно говоря, это был «Футбольный клуб». 22 года назад. Это не сразу стало прямым. Там для этого возникли причины в первую очередь технологического свойства. Там проблема-то в чем была – студий было мало, и спортивные программы выходили из той же студии, что и информационные. И «Футбольный клуб» заканчивался в 7 вечера, и после этого сразу начинала говорить Миткова или Осокин – новости. Ну нельзя же за две минуты поменяться местами. Тем более, что это же новости – это самое главное, что могло быть. Там все нужно было сделать заранее.

Но мы придумали способ: мы просто в конец стали ставить большой сюжет. Я прощался – потом еще шел материал. И тогда мэтры успевали. И потом уже закончил, выходишь и так, с несколько превосходящим взглядом проходишь мимо аппаратной – а там уже люди носятся, орут друг на друга, падают кассеты, кричит режиссер… Вы знаете, есть целая серия анекдотов разных про то, как с какой-то сферой деятельности человек умирает и попадает между раем и адом, его провозят… Есть такой анекдот про Леонида Парфенова. Я потом расскажу про Юрия Аксюту — он мой любимый.

Вот умирает, допустим, Леонид Прафенов…

Т.Фельгенгауэр Не дай бог!

В.Уткин Ну это анекдот, поэтому этим гордиться надо. И, значит, его ведут по коридорам: «Это помещение для работников телевидения. Здесь аппаратная». Три минуты до выпуска новостей. И происходит весь этот тарарам: все бегают, что-то не вставляется, не отматывается и прочее. Он говорит: «Это что такое?» Ему говорят: «Это у нас ад». Потом проходят по коридору – другая аппаратная, где происходит все то же самое. Он говорит НРЗБ. «Нет, — говорят, — что вы! Это рай». – «А в чем разница?» — «Эти успеют».

И.Воробьева Да, это можно сказать, в общем, про любую службу информации, которая выходит в прямой эфир.

В.Уткин Да-да.

Т.Фельгенгауэр Бывали случаи, когда в прямом эфире нужно было принимать какие-то экстренные решения, потому что все шло не так, не то, и кто-то, видимо, не успел?

В.Уткин Нет, по большому счету нет, потому что ведущий на телевидении он уже ничем не рулит. Он уже сидит, привязанный за лацкан рубашки или пиджака микрофоном, в ухо – наушником. По нему уже выставили план, поправили по нему свет и прочее – это всё как раз происходит в аппаратной. Я там не часто бывал.

Т.Фельгенгауэр А во время комментария?

В.Уткин Во время комментария бывали со мной разные ситуации. Например, однажды я поехал на Лигу чемпионов работать в Англию. Там было очень интересно: там были полуфиналы, то есть уже высокой стадии матчи – очень интересно. И мне повезло: у меня был сдвоенный английский полуфинал. В первый день был матч в Манчестере, а второй – в Ливерпуле. А ехать нужно было только через Лондон почему-то. Я не знаю, так взяли билеты.

И приехал в Лондон – там летел мой друг Герман Ткаченко. Передаю ему привет, если он слушает. И он говорит: «Слушай, давай приезжай, — а там, в Ливерпуле играет «Челси» с «Ливерпулем», — мы спокойно пообедаем, тут поселишься и потом, вечером прямо с Романом полетим на самолете туда, с Романом Аркадьевичем Абрамовичем. Мы так и поступили, но я ведь не смекнул чего – что Роман-то Аркадьевич может на матч минута в минуту приехать, а мне нужно прийти, как минимум получить аккредитацию.

Вот в какой-то момент я начинаю понимать, что как-то, видимо, прилетим так как привыкли люди. Я страшно беспокоился, позвонил, всех предупредил, но у меня нет аккредитации. Я говорю: «Что ж мне делать?» И тогда глава тогдашней охраны Романа – он был, по-моему, майором все-таки британского спецназа когда-то – такой мужик… — он со мной пошел, — нас даже никто ничего не спросил – в ложу прессы, и я – бух! – я говорю: «Я здесь». Он говорит: «30 секунд до эфира».

Т.Фельгенгауэр Обалдеть!

В.Уткин Да, я начал говорить и через пять минут только понял, что там так была расположена комментаторская ложа в тот момент, что я сидел перед барьерчиком, а за барьерчиком начинался такой… для VIP-персон…

И.Воробьева И там Роман Аркадьевич.

В.Уткин Нет, Роман Аркадьевич выше сидел. Я тут вдруг начинаю понимать, что происходит. Я вижу, как передо мной, в следующем ниже сидят и чинно беседуют Стив Макманаман и Яан Раш. Я даже сфотографироваться забыл.

Т.Фельгенгауэр Вы так удивились!

В.Уткин Ну да, как потом там не сложилось. Опять же мы не можем сразу уйти. А у них-то: матч закончился — и они пошли куда-то себе выпивать, закусывать.

И.Воробьева Слушайте, а как вообще появилась эта история с комментированием матчей? Это же какая-то очень особенная штука. Даже если ты разбираешься в футболе и смотришь его все время, вряд ли…

Т.Фельгенгауэр И если ты при этом занимаешься журналистикой…

И.Воробьева Да, не каждый, несмотря на набор этих качеств, сможет стать футбольным комментатором.

В.Уткин Само собой это получилось тоже, потому что любого футбольного телевизионного ведущего — по крайней мере, тогда их было не очень много – сразу говорили… меня называли комментатором, когда я еще ни одного матча не прокомментировал, по инерции.

В.Уткин: Меня называли комментатором, когда я еще ни одного матча не прокомментировал

И.Воробьева А вы же просто «Футбольный клуб» — вот это всё, да?

В.Уткин Да-да. А потом открылся спортивный канал. НРЗБ мы там проводили конкурс комментаторов и то, что можно иронично называть набором по объявлению, хотя, конечно, это было не так. Ну а кому ж тогда комментировать? Нужно дать попробовать. Стало три комментатора сначала футбольных: Евгений Майоров, Я, да Маслаченко.

И.Воробьева Слушайте, а что происходит в комментаторской, расскажите?

В.Уткин То же самое, что здесь.

Т.Фельгенгауэр Я знаю.

И.Воробьева Не-не-не. Просто там вы же видите поле хорошо, правильно же я вас понимаю? Или у вас есть экраны, которые показывают?

Т.Фельгенгауэр Два монитора там.

В.Уткин Да, мониторы есть. Компьютер иногда бывает.

И.Воробьева А что на мониторах там?

В.Уткин Трансляция.

И.Воробьева А, то есть вы видите то, что видит зритель, условно говоря.

В.Уткин Да.

И.Воробьева И видите одновременно, что происходит на поле.

В.Уткин Ну, относительно. Потому что, если ты сидишь, допустим, на чемпионате мира или Европы, или где-нибудь в Англии, то ты действительно видишь то, что происходит на поле. У нас на стадионах обычно комментаторские кабины делают не посоветовавшись ни с кем из комментаторов никогда. И в частности, почему-то есть такое хобби – толстенные рамы на окнах.

И.Воробьева Да-да. Пробелы такие получаются, да?

В.Уткин Да, да. Вот как, таким образом, можно было построить кабину на стадионе в Химках, который сам по себе небольшой, что ты не видишь ни левого флажка, ни правого, я не знаю. Но удается людям.

Т.Фельгенгауэр Бывали случаи, когда во время комментария вот зависаешь и все – что-то срочно надо придумывать?

В.Уткин В смысле что придумывать?

Т.Фельгенгауэр Вот не знаешь… ступор, затык. Во всяком случае, в прямых эфирах такое бывает.

В.Уткин Нет, я даже заснул в эфире, но…

И.Воробьева Это мы знаем.

В.Уткин И даже не один раз, между прочим. Это, на самом деле, довольно распространенная история. Просто обычно это происходит по ночам.

Т.Фельгенгауэр И в такой ситуации…

В.Уткин Просыпаешься.

Т.Фельгенгауэр Для начала надо проснуться. Пять баллов! А потом?

В.Уткин А потом начинается интересное.

Т.Фельгенгауэр Я не знаю, ну у вас есть какой-то протокол действий? Надо что-то сказать зрителям…

В.Уткин Извиниться и продолжать работать.

Т.Фельгенгауэр – Аа! И как будто ничего не было.

В.Уткин Ну а что же делать-то?

Т.Фельгенгауэр А если матч, где ничего происходит?

В.Уткин Тогда можно издеваться над командами. Такие случаи бывали, они очень памятны.

Т.Фельгенгауэр Как над БАТЭ?

В.Уткин Нет, БАТЭ – это вообще неэфирная история почти что. Потому что это происходило не в режиме комментария. А, допустим, довольно известный случай болельщикам вспоминается, правда, уже болельщикам, которые могут себя называть со стажем, хотя, конечно, они чувствуют себя молодыми, эти люди. В 6-м году, когда я был на чемпионате мира, у меня был чудовищный совершенно матч: Англия – Тринидад и Табаго. И Англия играла с этой маленькой сборной так, как будто она… не знаю, ну вот просто сейчас полуфинал – и уже Италия, то есть надо пересидеть ее.

А еще накануне у меня был матч — вообразите себе – в Дортмунде. Мне нужно было приехать в город Мюнхен, где у меня была база — вернуться – и оттуда уже поехать… В Дортмунде был вечерний матч. Там больше 500 километров езды. Приехали, естественно, под утро. Я чуть-чуть поспал урывками. И наутро – в Нюрнберг. Это не так далеко, но был день с абсолютно удушающей жарой. У нас была катастрофически неудобная парковка. Мы долго перлись до стадиона. Я чувствую, как меня реально начинает вести. И мы доходим в самую последнюю минуту – уже нужно идти на позицию – и я даже не успел взять стакан воды.

И вот первый тайм. Жара, знаете, как перед грозой.

И.Воробьева Бывает, да. Парит.

В.Уткин Низкое небо при этом. Эти играют непонятно во что. Я считаю минуты – что сейчас я встану и в конце концов найду… еще обычно разносили, а в этот день не разносили!

И.Воробьева Воду.

В.Уткин Воду, да. Я прихожу в пресс-центр, беру два огромных стакана, выпиваю их один за другим почти залпом и думаю: так, в конце концов, я всю ночь не спал, чтобы ехать на эту игру, я перся по этой жаре, я воду даже себе не успел взять – и эти сволочи теперь надо мной издеваются. Думаю: ну ладно, сейчас вы всё получите. И я вышел, еще минут десять я дал им шанс, а потом начал натурально издеваться над англичанами. Потому что ну это, правда, невыносимо. Так нельзя играть, это чудовищно. Болел за Тринидад, естественно. Тринидад даже забил, но, к сожалению, из офсайда.

И.Воробьева Продолжаю спрашивать про жизнь комментаторов. Вы, когда садитесь комментировать — я просто не смотрю почти футбол, я в этой студии только одна такая – вы же знаете прямо точно, кто играет на поле или вы помните это, или у вас там какие-то подсказки, бумажки?

В.Уткин Вам серьезно ответить или пошутить?

И.Воробьева Пошутить можно, можно серьезно… Нет, можно надо мной поиздеваться, я не против.

В.Уткин Вот сейчас я работаю на новом телеканале и впервые в жизни комментирую американский футбол MLS, то есть не американский футбола, а соккер – американскую лигу.

И.Воробьева Не регби, а соккер, да.

В.Уткин Да-да-да. В общем…

Т.Фельгенгауэр Мы поняли друг друга.

В.Уткин Да. И в нашей же работе огромное значение имеет навык. То есть я много лет комментировал чемпионат Испании, например. У меня есть ложное ощущение, что эти футболисты выросли у меня на руках. Я знаю, что оно ложное, но оно периодически возникает. Я практически подавляющее большинство знаю. Я знаю, что с ними было в прошлом году, откуда они взялись, я знаю. То есть мне не нужно задумываться, кто с мячом, хотя, конечно, случается иногда путаница.

А тут новый совершенно чемпионат. Игроки в массе своей мне совершенно неизвестны. Я его никогда не видел глазами толком. И вот, например, я вчера работал матч – у меня второй был матч всего – «Филадельфия Юнион» играли с «Нью-Инглэнд Революшн». И я честно совершенно штудировал сидел, готовился, смотрел, кто вчера играл и прочее. Начинается игра, и я вдруг понимаю, что единственное, чего я не знаю, это то, кто в какой форме. Ну просто у меня такой проблемы никогда не возникало. Я даже как-то упустил этот момент.

Т.Фельгенгауэр Неловкая ситуация возникла.

В.Уткин Нет, она не неловкая. Я просто сделал вступление чуть подлиннее и дождался крупного плана, чтобы было понятно, у кого на спине какая фамилия написана. Но, тем не менее, что делать?

Т.Фельгенгауэр Опыт. Тут спасает опыт.

В.Уткин Да.

Т.Фельгенгауэр В общем, как и у нас, на самом деле. Нам сейчас нужно сделать небольшой перерыв. В программе «Разбор полета» сегодня спортивный журналист, наш коллега Василий Уткин. Через пять минут мы к вам вернемся и там много вопросов у нас и про «Матч ТВ» и про всякое другое. Обязательно все их зададим. Оставайтесь с нами – скоро будем.

НОВОСТИ

И.Воробьева – 2135 в столице. Продолжается программа «Разбор полета». В студии все еще Ирина Воробьева, Татьяна Фельгенгауэр, и наш гость спортивный журналист Василий Уткин.

Т.Фельгенгауэр По поводу работы я еще хотела с вами поговорить.

В.Уткин Я сейчас не могу никого на работу приглашать.

В.Уткин: Я сейчас не могу никого на работу приглашать

Т.Фельгенгауэр Да, я знаю, я в общем, тоже не могу никого приглашать на работу. Решение пойти работать на «Матч ТВ», насколько было сложным или нет? Там предшествовала феерическая переписка всевозможная…

В.Уткин Да, да. Было весело.

Т.Фельгенгауэр Это было так задумано?

В.Уткин Танечка, нет, это не было так задумано, но, конечно же, здесь большую роль сыграла моя природная сентиментальность. Я понадеялся, я подумал, что все-таки там… И, честно говоря, для меня «НТВ-Плюс» был не кабинетом и не местом в эфире. Для меня это всегда была компания людей, которая мне очень дорога, именно не телекомпания, а компания людей я имею в виду. И я, честно говоря, захотел с ней расстаться.

Т.Фельгенгауэр И поэтому вы, в конечном счете, все-таки приняли решение работать…

В.Уткин Не сочтите за ложный пафос, ко мне в это время – две-три недели, сколько длилась эта история – ко мне на улицах буквально люди подходили.

И.Воробьева И просили просто уже согласиться, чтобы слушать вас?..

В.Уткин Разговаривали, сочувствовали как-то. Но в основном, да. Ну просто НРЗБ так, педально, но, тем не менее, это было. Вот Танечка, по-моему, даже была свидетелем. Где мы там сидели-то?

Т.Фельгенгауэр Вдвоем, помню… Но то, что к вам всегда люди подходят, Василий – это, мне кажется, ни для кого не секрет. Пройтись просто по улице с Василием Уткиным невозможно: обязательно кто-нибудь подойдет и что-нибудь…

В.Уткин Нужно сделать замечание, что с бородой меня приняли за отца Всеволода Чаплина.

В.Уткин: С бородой меня приняли за отца Всеволода Чаплина

Т.Фельгенгауэр Ну хорошо – не за Навального. Он тоже теперь с бородой. По поводу людей, с которыми общаться, не общаться, как их выбирать и как сортировать – тоже это связано с «Матч ТВ». Тут Наталья Билан неожиданно совершенно, без каких-либо вопросов, ни с того ни с сего вдруг вас начала припоминать вино, за которое вы не заплатили. Вот слушатель нас спрашивает: «А вы ее перенесли ли в разряд нерукопожатных персон? Что вы такого сделали? И готовы вы, случись какой повод, продолжить с Натальей, «Матч ТВ» общение?»

В.Уткин Дело в том, что с женщинами, вообще, мужчины не обмениваются рукопожатиями. Это не есть обязательный…

Т.Фельгенгауэр А облобызать Наталью Билан?

В.Уткин Нет, мы не целовались.

Т.Фельгенгауэр И не планируете?

В.Уткин Я думаю, что сейчас мы еще нескоро встретимся. В телецентр я теперь не ходок: у меня там пропуск аннулировали. Теперь целая возня. Я не знаю, где мы встретимся просто, вот и всё. Сейчас как раз, когда вышло это замечательное интервью, я попросил пропуск, купил по дороге бутылку вина, завез, сказал, вот… Зашел, поставил.

Т.Фельгенгауэр Вы с ней поговорили, сказали: «Вот вам, Наталья, бутылка вина, которой вы меня попрекали».

В.Уткин Нет, у нее было совещание. И о чем нам разговаривать, собственно? Тут не было никакого посыла для общения. Она сказал, что там было гораздо меньше. Я говорю: «Наталья, я это не считал». Это же были не романтические ужины, это были какие-то деловые встречи, я, в общем-то, я был, честно говоря, уверен, что я еще не раз сумею выступить с ответным жестом, но не сложилось. У меня с женщинам, конечно, коротко очень получается.

И.Воробьева Я хотела бы еще все-таки про работу – можно? – спросить.

Т.Фельгенгауэр Это тоже часть работы Василия – Наталья Билан – так получилось.

В.Уткин А теперь будет еще вторая серия – я жду.

Т.Фельгенгауэр Что такое?

В.Уткин Но дело в том, что вино – это не все, за что я не заплатил на «Матч ТВ». Но подсказывать не стану.

Т.Фельгенгауэр А это уже Тина Канделаки нам расскажет или Наталья Билан?

В.Уткин Не знаю, не знаю. Есть еще потенциально две серии у этой истории.

Т.Фельгенгауэр За что вы не заплатили на «Матч ТВ»?

В.Уткин Так или иначе, об этом можно таким образом… Я просто не раскрою всех своих секретов, потому что у меня есть, что ответить.

Т.Фельгенгауэр У вас сейчас уникальная возможность. Вы сравните аудиторию, прости господи, «Матч ТВ» и аудиторию великой радиостанции «Эхо Москвы»!

В.Уткин Ну, тем не менее, чего мне подставляться-то заранее?

Т.Фельгенгауэр Заинтриговали.

В.Уткин Знаете, иногда в интервью менее опытные, чем вы интервьюеры, спрашивают: «Василий, вот за что вам стыдно?» Интересно, зачем же я буду всем рассказывать, за что мне стыдно. Есть такие, конечно… Я в себе эти секреты держу, потому что мне, действительно, стыдно за какие-то вещи, безусловно. Как же можно 44 года прожить на свете, чтобы ни за что не было стыдно.

Т.Фельгенгауэр За вас «Советский спорт», между прочим, сегодня извинился, Василий.

В.Уткин Да, но я вежливо не присоединился к этому. Извинение перед профессиональным футбольным клубом Центральным спортивным клубом Армии. Дважды клуб.

Т.Фельгенгауэр Дважды клуб. 10 лет люди ждали этих извинений, возможно, а вы не присоединились. Вам не стыдно – спрошу я, как наши менее опытные коллеги?

В.Уткин А почему мне должно быть стыдно, если все инстанции судов, которые мы за год прошли вместе с футбольным клубом ЦСКА, подтвердили, что я невинен, аки агнец? Что же мне теперь? Я, кстати, на все заседания сам ходил, отвечал там на вопросы судей, адвокатов.

И.Воробьева А это тоже было решение – самому ходить в суды, а не просто?..

В.Уткин Да, да.

И.Воробьева Почему, зачем?

В.Уткин Ну, потому что я хотел, во-первых, посмотреть на это. Во-вторых, я честно посвятил этому время.

И.Воробьева То есть это такая защита собственность чести и достоинства, получается?

В.Уткин Нет, как раз меня обвинили, что я задел чью-то честь и достоинство. Я-то не был никак уязвлен.

Т.Фельгенгауэр И как вам суд?

В.Уткин Это было уже довольно давно и, надо сказать, что, в общем, вполне формально. Но, конечно, адвокаты – удивительные люди, которые с таким серьезным лицом могут говорить абсолютную ересь. Феноменально! Ну, в общем, это было весело. Поскольку мы проиграли только первый суд, первой инстанции…

И.Воробьева Обидно было, кстати?

В.Уткин Да нет как-то… В общем, я относился к этому абсолютно стоически. В конце концов, если решение суда – я бы нашел способ извиниться.

И.Воробьева Кстати, приходилось извиняться за какие-то комментарии свои?

В.Уткин Приходилось. Конечно, приходилось.

И.Воробьева Тяжело дается?

В.Уткин Нет. Естественно, я не при первом этом самом… это делаю, я иногда был уверен в своей правоте. А когда надо, я извиняюсь. Что же? Меня иногда заносит. Я пишу в жанре в основном в жанре колонки, это мнение: нет-нет, да и занесет.

Т.Фельгенгауэр Вас еще в Твиттере часто, бывает, заносит.

В.Уткин Да, бывает. И там могу извинится.

И.Воробьева Кстати, если про Твиттер – про работу я попозже спрошу – интернет же такое место тяжелое в том смысле, что многие пишут… Когда пишут гадости в интернете, ничего? Как вы поступаете с этими людьми? В бан много народу отправлено?

В.Уткин Достаточно много. Дело в том, что я все-таки примерно с 99-го года веду конференцию в интернете. Поэтому у меня уже такая толстая кожа отросла по этому поводу, что мне абсолютно все равно, как правило. Меня очень трудно задеть. Были, конечно, такие случаи – я тоже сейчас рассказывать не буду, чтобы не учить кого-то, как меня задеть – но такие случаи бывали.

В.Уткин: У меня уже такая толстая кожа отросла

И.Воробьева Но бан-лист большой, в общем, в Твиттере – раскройте секрет: У меня большой бан-лист.

В.Уткин А я в него не заглядываю, я просто щелкаю – и всё.

И.Воробьева Нет, но вы, я имею в виду, много народу забанили?

В.Уткин Много. Достаточно часто.

И.Воробьева А ну, то есть достаточно часто происходит.

В.Уткин Но вообще, в Твиттере я редко читаю уведомления, потому что меня это, как правило, не очень интересует.

Т.Фельгенгауэр А зачем же вы пишете, если вас не интересует?

В.Уткин Как зачем? Чтобы рассказывать, как я живу, как я смотрю на мир. Впечатления от прочитанного, и так далее.

Т.Фельгенгауэр Политика в вашей жизни ограничилась ли ролью кандидатом в губернаторы Цаплина или как-то присутствует. Все-таки вы человек известный, а известных людей часто пытаются привлечь в какие-то политические истории.

В.Уткин Не знаю. Я был на паре-тройке митингов. Один даже вел, о чем совершенно не жалею. Пожалуй, нет. Вот я еще озвучивал ролик партии Вольского в 1991 году.

Т.Фельгенгауэр Решение провести митинг далось легко, но больше не хотите.

В.Уткин Мне позвонил один мой близкий очень друг, тогда главный редактор «Коммерсанта» Миша Михалин и сказал, что мне хочет позвонить Борис Немцов и что-то предложить, и говорит, что «по-моему, это отличная идея; можно я там твой телефон». Я говорю: «Конечно, давай. Какие проблемы?» Позвонил Немцов. Там была только одна проблема. Я сказал, что я уйду раньше времени, потому что я не знаю, сколько это продлится, а у нас в тот день был заказной спонсорский спектакль «День выборов». Там люди хотели устроить себе праздник новогодний и, соответственно, они попросили театр сыграть в фойе – там ресторанчик был накрыт специальный. И я знал, что это будет не поздно вечером, сказал, что в этом время я уйду. Хорошо, все прекрасно – ушел. Леша Кортнев, жаль, спел не ту песню, которую я хотел, чтобы он спел, про выборы. Ну они же думают, что это песня Сережи Шнурова, а это песня Кортнева, просто Шнур ее исполняет в кино.

И.Воробьева Слушайте, кстати, а если мы говорим про «День выборов», про фильм, как так получилось, что вы начали в кино-то сниматься? У нас тут все слушатели интересуются.

В.Уткин В кино я начал сниматься автоматически, потому что это была экранизация спектакля, в котором я играл. И там был весь выбор в том, кто будет играть: я или Валдис Пельш, который тоже играет эту роль. Мы играем по очереди в театре. Ну вот выбрали меня. А вот в театре это было забавное такое решение. Мы были членами одной большой такой компании, которая чаще всего встречалась за игрой в футбол с ребятами актерами «Квартета И». И как-то раз слово за слово, буквально мы уходили и потом пошли где-то еще пива попили – чувствуешь себя вправе, да?

И.Воробьева Поесть, попить, покурить.

В.Уткин Да-да. Потом, чего расходиться то? — собрались… И я как-то очень удачно их подцепил: «Почему вы в «День радио» Козырева пригласили? Я же тоже ваш друг. Почему вы мне не предлагаете роль?» И как-то это очень так повелось в компании… В конце концов, летом 3-го года звонит мне Слава и говорит: «Слушай, мы написали новую пьесу. И там у нас один персонаж – довольно нелепый человек. Вот посоветовались с Лешей Барацем и решили, что ты достаточно нелеп, чтобы мы предложили тебе эту роль».

И вот я в роли нелепого человека отправился, репетировал. Потому что, Пельш, он же хитрый, он не репетировал. У него в это время были командировки от «Первого канала». Но, кстати говоря, это было 13 лет назад, а, собственно, стартовый состав спектакля, он бурно, в общем, я бы сказал, очень бурно с тех пор расцвел и поднялся, не говоря уже о самих ребятах. Тогда мало кто знал актера Федю Добронравова, например. Тогда близко не была так известно, безусловно, очень талантливая уже тогда Нонна Гришаева. Кого еще вспомнить? Леша Хардиков, который у нас священника играет. Он сейчас очень много снимается в разных сериалах, но тем не менее.

И.Воробьева Слушайте, а вот персонаж «Дня выборов», этот прекрасный губернатор – в 1-й части и во 2-й части это все-таки два разных человека. Во второй части он более философски такой настроенный. Вот какой персонаж ближе к вам?

В.Уткин Ни один. Абсолютно не я.

И.Воробьева Написан образ не с вас совсем.

В.Уткин Да конечно, не с меня. Чисто актерская работа.

Т.Фельгенгауэр Актерская работа! Давайте про актерскую работу. Бывают случаи, когда не реагирует зал так, как вы ждете?

В.Уткин Конечно, бывают.

Т.Фельгенгауэр И тут, что нужно сделать?

В.Уткин Во-первых, иногда просто не сложилось, а иногда можно дерзнуть. И, например, обычно достаточно бурно приветствуют первое появление некоторых из наших актеров – первое появление в спектакле, когда он только выходит на сцену. И мне в этом тоже отношении тоже везет. Я просто не знаю, как в остальном, но вот так… И тут я выхожу – и что-то не так. Мы с Хаитом переглянулись и Слава мне говорит, как в зал: «Ну это несерьезно. Давай выйди и еще раз войди». И тогда все засмеялись. Но, конечно, ничто не может сравниться с аплодисментами, когда на сцене впервые в спектакле появляется Нонна Гришаева.

В.Уткин: Иногда просто не сложилось, а иногда можно дерзнуть

И.Воробьева Нонна прекрасна совершенно, тут нет никакого сомнения.

Вернувшись к футболу — я никак не могу не задавать про глупые вопросы про комментаторство…

В.Уткин Кстати, вот вы тут обсуждали недавно с одним гостем, и вы спросили: «Можете ли вы отличить друг от друга братьев Березуцких?»

И.Воробьева Я спросила?

В.Уткин Ну был такой вопрос в передаче.

Т.Фельгенгауэр – Аа, да, возможно.

В.Уткин Так я вам скажу, это очень легко: у него нос сломанный, надо только помнить у кого.

И.Воробьева Да, вот это самое сложное, наверное, да?

В.Уткин У Васи! У кого нос сломан – тот Вася, а у кого целый – тот Леша.

И.Воробьева Я продолжаю свои глупые вопросы по футбольное комментаторство. Как комментировать если вы серьезно болеете за команду, а они проигрывают – как мне не материться и не кричать: «Что вы делаете!?»?

В.Уткин Не материться очень тяжело, это я прямо сразу скажу. Это вопрос, которые всегда задают комментаторам: «Выпиваете ли вы перед эфиром?» и «Трудно ли избежать матерных слов?» А, еще один вопрос, но чуть реже задается: «А что, если захочется в туалет посреди матча?»

И.Воробьева Но мы не задаем этот вопрос, потому что мы часто работаем в эфире несколько часов подряд.

В.Уткин У вас бывает перерыв на новости.

И.Воробьева Но иногда ты не можешь выйти.

В.Уткин Ну да, но как-то мы разбираемся с этим вопросом.

И.Воробьева Вот за команду, за которую вы прямо болеете-болеете, и вот вы комментируете этот матч…

В.Уткин Ну, в общем, как вот артисты играют мерзавцев, например, которые им совершенно не симпатичны.

И.Воробьева Это все-таки другое.

В.Уткин Как мужчины иногда играют женщин.

И.Воробьева Все равно другое. Вы болеете за команду. Просто футбольные болельщики, в моем понимании, всегда люди очень страстные…

В.Уткин Я не болельщик, я – комментатор.

И.Воробьева То есть нет команды, за которую вы болеете?

В.Уткин Когда ты начинаешь работать на короткой дистанции от всего этого события, ты очень быстро перестаешь симпатизировать команде и начинаешь симпатизировать людям, которые могут быть в разных командах. А потом, так или иначе, симпатия есть практически в каждом мачте. Просто из этого можно сделать игру. Потому что, когда-то про кого-то больше знаешь. Ты можешь использовать это, чтобы просто рассказать, чтобы как-то подколоть. Конечно, самое приятное бывает, когда ты знаешь, что человек тебя смотрит какой-то, допустим, футболист травмированный НРЗБ – и вот самое веселое, что поймет один он.

И.Воробьева И потом напишет, что «а я понял, я просек!»

В.Уткин Ну да, передать привет. Или, допустим, поспорить и какое-нибудь удивительное слово ввернуть в эфир. У меня рекордное слово было «традесканция».

И.Воробьева Что это, я прошу прощения?

В.Уткин Цветок это.

И.Воробьева Хорошо. Раз уж вы произнесли незнакомое слово всем.

Т.Фельгенгауэр Вопрос про «Что? Где? Когда?»

И.Воробьева Ну, конечно. Как это случилось? И не страшно идти в команду?

В.Уткин По блату!

И.Воробьева Ах, вот оно что!

Т.Фельгенгауэр Как вы с такой дикцией попали на радио? У вас там что, блат?» – «Нет, сестла».

В.Уткин Я просто давно приятельствую с ведущим этой программы Борисом Крюком. Потому что его работа отчасти сродни комментированию – работа ведущего в «Что? Где? Когда?» Он даже пару раз приходил – просился посмотреть, как, собственно, происходит работа комментаторская. Но, как говорится, чего тут… И мы виделись периодически на телецентре.

И тут мы болтаем – я ему рассказывал историю – он говорит: «Слушай, а давай из этого сделаем вопрос?» И сделали вопрос. Потом другой раз. Потом у них был юбилейный сезон очередной, и он говорит: «Ты знаешь, мы решили выставит команду телезрителей, которые часто задают вопросы в «Что? Где? Когда?». Но так вот по здравому размышлению, с ними более-менее работаем, но капитаном все-таки должен быть человек, который телевизионный. Ты готов был стать к нам, в команду телезрителей?» Так я первый раз сел за стол.

Мы – телезрители – проиграли. Еще была команда любителей клуба «Что? Где? Когда?», где были собраны известные люди. Там, в частности, оказался невероятно сообразительный человек композитор Александр Журбин.

Т.Фельгенгауэр А мы его знаем.

В.Уткин Капитаном был Барщевский.

Т.Фельгенгауэр Его мы тоже знаем!

В.Уткин И они свою игру выиграли, и они попали в зимнюю серию, где все подытоживается. Но никак не мог Николай Басков, который был в этой команде тоже. У него был в этот день какой-то концерт…

Т.Фельгенгауэр А он там, что делал?

В.Уткин Играл. Мало того, он получил приз лучшего игрока. Но в другой день.

И.Воробьева Я отстала от жизни, я давно не смотрела «Что? Где? Когда?»

В.Уткин Да. И мне говорит: «Слушай, может быть, ты заменишь?»

Т.Фельгенгауэр На замену выходит Василий Уткин.

В.Уткин А мы же, мало того, мы с ним из одного города и одного года рождения.

И.Воробьева С Басковым?

В.Уткин Да. Из Балашихи. Правда, мы не знакомы.

Т.Фельгенгауэр И, видимо, так и не познакомились.

В.Уткин Да. Наверное, даже уже не знаю, когда мы сможем познакомиться. На те корпоративы, где он участвует, меня уже, наверное, не позовут. И, соответственно, мы сыграли, я получил приз лучшего игрока. И он говорит: «Слушай, может, попробуешь провести сезон в качестве игрока, потому что нам всем понравилось, как ты играешь». И я так попал в команду Алексея Блинова. То есть, конечно же, по блату, но, безусловно, все-таки я заслужил это право. Я страшно опытный игрок. Я был игроком, капитаном команды – у меня есть такой опыт. Я играл суперблиц, между прочим, Я НРЗБ только на третьем вопросе, кстати. Жаль.

И.Воробьева Но все равно, мне кажется, это так страшно в «Что? Где? Когда?» играть. Просто одно дело, когда ты сидишь перед телевизором, смотришь программу – как-то спокойненько…

В.Уткин Когда я попал в настоящую команду – не фестивальную, а уже в настоящую команду к Алексею Блинову, которые тогда были чемпионы – я, конечно, когда первый раз сел за стол – это называется: я смотрел из первого ряда просто. Я совершенно не успевал никак.

Т.Фельгенгауэр Но…

В.Уткин И тоже там был смешной случай. Там был решающий вопрос и его долго обсуждали, спорили в добавленную минуту, еще что-то. И дальше – какую-то версию я высказал – и Блинов показывает на меня. Она, конечно, недокручена совершенно, и я начинаю рассказывать, что то, сё, пятое-десятое, и Борис чего-то так заслушался – ведущий – что он мне присудил очко за неправильный ответ, в сущности.

И.Воробьева Как так? Вот точно – по блату.

Т.Фельгенгауэр Нет, заговорил его Василий, я думаю.

В.Уткин Нет, просто таки случаи тоже бывают.

И.Воробьева А вы никогда не делали, что досрочный ответ в «Что? Где? Когда?»

В.Уткин Бывали случаи, когда я знал ответ, но это в игре мне никто бы не позволил сделать, во-первых, а на тренировках этого делать просто не принято.

И.Воробьева Почему бы в игре не позволил никто?

В.Уткин Ну, потому что я в этой команде был, безусловно, шестой игрок. Мне не полагалось.

Т.Фельгенгауэр – Аа! Там субординация?

В.Уткин Ну, конечно, я был молодой. Что же, там одних «хрустальных сов» целая стая сидела за столом, не грубо говоря уже о бриллиантовой в лице господина Друзя. Поэтому тут мне не полагалось. А на тренировках они никогда не ставят палец, потому что важно тренировать обсуждение. Бывали случаи, когда у нас потом, допустим, играл Илья Новиков в команде – кстати, сейчас с большим волнением слежу за его профессиональной деятельностью, – и он игрок такого типа, что называется, с огромной базой. Он не просто умеет думать, он еще очень много знает и давно играет во все это. Бывали случаи на тренировках, когда звучит вопрос – Илья говорит: «Без меня. Я знаю всё. Давайте…».

Т.Фельгенгауэр Это да, это мило.

В.Уткин Потому что собираемся для чего – чтобы поиграть вместе, чтобы послушать друг друга, наиграться, в общем, связи наиграть.

И.Воробьева Круто! Мне прямо хочется попасть… Я как-то пыталась попасть в зал, просто постоять за спинами.

Т.Фельгенгауэр Да, очень интересно.

И.Воробьева Хочется понять, там, действительно, различается… вы же смотрели по телевизору? – там, действительно, прямой эфир идет?

В.Уткин Конечно, а как же? Весь в этом смысл?

И.Воробьева То есть там никакого вот нету…

В.Уткин Да. К сожалению, летом бывает ужасно жарко.

Т.Фельгенгауэр Воробьева, вырастем мы с тобой когда-нибудь?

И.Воробьева Не уверена, что я дорасту до такого.

Т.Фельгенгауэр И нас, может, позовут посмотреть издалека. Вопрос последний такой же традиционный практически, как и первый, не всегда на него остается время: Над каким решением вы сомневаетесь сейчас, над чем раздумываете?

В.Уткин У меня сейчас очень много практических вопросов, связанных с тем, чем дальше заниматься, вот и всё. И я вот их постепенно обдумываю, решаю, стараюсь не торопясь.

Т.Фельгенгауэр То есть то место работы, которые у вас сейчас…

В.Уткин Я сейчас работаю только в двух местах: я работаю ведущим футбольной передачи на «Эхо Москвы», и я иногда раз в месяц играю в театре «Квартет И». Сейчас никакой другой работы у меня нет.

Т.Фельгенгауэр И это проблема?

В.Уткин Ну жить-то как-то надо. Извините, я просто прошу прощения у коллег. Конечно, я теперь работаю на канале «Евроспорт», но это тоже не много времени отнимает.

Т.Фельгенгауэр То есть не компенсирует всей той нагрузки, которая была раньше. Впрочем, возвращает к тому вопросу: Возможна ли ситуации, при которой вы вернетесь на «Матч ТВ»?

В.Уткин Я никогда не говорю никогда.

В.Уткин: Я никогда не говорю никогда

И.Воробьева Ну что же, я думаю, что на этой фразе…

В.Уткин Я ничего для этого не буду делать.

И.Воробьева И на этой фразе тоже мы, пожалуй, этот эфир и закончим.

Т.Фельгенгауэр Это очень важно!

И.Воробьева Спасибо большое! У нас сегодня в программе «Разбор полета» был Василий Уткин.

В.Уткин До свидания!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире