'Вопросы к интервью

Т.ФельгенгауэрЗдравствуйте! Это программа «Разбор полета», программа о людях, которые принимают решения и о том, как они эти решения принимают. Ирина Воробьева и Татьяна Фельгенгауэр, как всегда, в этой студии. Добрый вечер!

И.Воробьева Добрый вечер! И у нас сегодня в гостях музыкант, композитор, режиссер Стас Намин, добрый вечер!

С.Намин Здравствуйте!

И.Воробьева У нас есть традиционный вопрос, которым мы начинаем нашу программу о принятии решений. Собственно, про ваше самое сложное решение, которое приходилось в вашей жизни принимать, самое тяжелое, которое больше всего заставило сомневаться и мучиться?

С.Намин Честно говоря, трудно так сейчас сориентироваться, какое самое тяжелое.

И.Воробьева Может быть, несколько вспомните таких поворотов, которые определили дальнейшую жизнь.

С.Намин Даже не знаю. Как-то все шло по наитию и само собой. Что-то я не помню, чтобы мне приходилось так поворачивать в жизни, какое-то решение принимать жизненосное и судьбоносное.

И.Воробьева То есть решения как-то сами собой приходят и вы даже…

С.Намин Да, да. Может быть, даже и серьезные, но они как-то сами собой рождаются. Мучений нет.

Т.Фельгенгауэр Тогда выбор жизненного пути – это тоже как-то было логично и просто для вас?

С.Намин Да, выбора не было никакого.

Т.Фельгенгауэр В каком смысле? Его сделали за вас или это как-то…

С.Намин Просто как бы я не замечал, как был сделан выбор. И я по сей день не понимаю, какой выбор, собственно, получился.

Т.Фельгенгауэр Ну, то есть вы для себя не формулируете, кто вы, что вы, чем вы занимаетесь?

С.Намин Трудно понять, да. Я могу попытаться, но это как-то странно будет, потому что такой какой-то человеческий нормальный стандарт у меня не получается.

И.Воробьева Ну, хорошо. Давайте вернемся к самому началу, имеется вы виду к вашему детству, отрочеству. Когда вы поступили в Суворовское училище, это же не вы принимали решение?

С.Намин Ну, конечно. Я был в четвертом классе.

И.Воробьева Вы были в четвертом классе. Как это было? Вы хотели туда идти или вас просто…

С.Намин Я даже не знал, что это такое. Меня никто не спрашивал. И это, в общем-то, какая-то традиция семейная, потому что отец мой летчик военный был, прошел войну, был ранен и остался военным летчиком всю жизнь, потому определенная логика есть в таком моем…

И.Воробьева Он тоже хотел, чтобы вы стали военным?

С.Намин Ну, хотя бы я, потому что из всех внуков…деда. Все-таки, Артем Иванович Микоян тоже же имел к самолетам какое-то прямое отношение, то есть была военная традиция и, наверное, в этом была логика, но это не мое было решение.

И.Воробьева А, когда вы поняли, что это не ваше дело, не ваш путь, и каким образом вы объясняли это своим родителям?

С.Намин Даже не приходилось объяснять. Это было очевидно, мне кажется, потому что я увлекся музыкой, какими-то глупостями другими – литературой.

И.Воробьева Глупостями.

С.Намин Ну, конечно. В то время музыка-то точно была глупостью, потому что это был откровенный путь в тупик.

И.Воробьева А выбор высшего учебного заведения – как это?

С.Намин Тоже было очень странно. Я не мог понять, кем я хочу быть, и в общем, когда не было понятно конкретной профессии, что я хочу делать, собственно, то получилось, что выбор пал на образовательную какую-то такую систему. То есть вот институт иностранных языков и филфак МГУ. Это, в общем, профессией трудно называть, скорее образование.

Т.Фельгенгауэр Но для вас это что, было то, что вы говорите про свои решения и про какой-то выбор? Такое ощущение, что вы передвигаетесь очень плавно как-то по пути наименьшего сопротивления или как?

С.Намин Даже о сопротивлении не думаю. Как-то передвигаюсь так, действительно, плавно и естественно. А сопротивление, оно в жизни встречается у всех людей, но я о нем не задумываюсь.

Т.Фельгенгауэр Но, с другой стороны, это сопротивление может помешать вашему принятому решению. И, например, занятие музыкой и исполнение – я не знаю – группа… слово «работа» вполне себе подходит для музыканта. По-моему, это тоже работа непростая. В то время могло вызывать и вызывало в то время определенное сопротивление.

С.Намин Вот конкретно этот жанр?

Т.Фельгенгауэр Да.

С.Намин Ну да, вызывало, но это же было сопротивление внешней среды. Я к этому никакого отношения не имел: я занимался и занимался, ну не пускали и не пускали. Мне же не запрещали дома играть. Это, в общем, было на уровне кайфа – играть дома. И, кроме всего прочего, я не принимал решения стать музыкантом никогда, и так и не стал, в общем-то, с моей точки зрения…

Т.Фельгенгауэр Хорошо. Если вы не стали… Как так, объясните, почему вы не стали музыкантом?

С.Намин Все-таки музыкант…. Все-таки, знаете, в любой профессии, наверное, есть два хотя бы понятия: одно понятие – насколько профессионально ты этим занимаешься, другое понятие – зарабатываешь ли на этом деньги. То есть профессионал ли ты, с точки зрения качества и профессионал, с точки зрения профессии. Вот деньги на этом не зарабатывал. И в общем-то зарабатывал в старые времена совсем, в далекой молодости, когда по-другому было невозможно, и в общем, как безработных тогда уже кто-то сажал бы по тюрьмам, поэтому тогда формально мы что-то такое зарабатывали. А в общем, последние лет сорок на этом не зарабатываешь точно.

И.Воробьева А вот основать первую группу – это тоже нет решения никакого?

С.Намин Конечно. Все по наитию.

И.Воробьева Просто все собрались и решили: давайте будем…

С.Намин Да нет. Я собрался и позвал других.

Т.Фельгенгауэр Послушайте, это замечательно! Правда, Стас! Удивительная история про то, как вы вообще не принимаете решения, а просто все само собой как-то устраивается. Вот как-то вы вдруг почему-то выбрали именно этих людей, с которыми хотите играть, и почему-то вы музыку выбрали… Человеку, у которого военныелетчики… Хотя, с другой стороны, понятно, что мама там…

С.Намин Да, мама музыкальная, конечно.

Т.Фельгенгауэр …Искусство, музыка и окружение, в котором вы выросли, конечно, сыграло свою роль.

С.Намин Наверное. Но, с другой стороны, вы знаете, большую роль сыграло влияние «Битлз» и «РоллингСтоунз» — вот и всё. Потому что, тогда мы слышали с трудом через какие-то голоса…

И.Воробьева Кстати, да, как слушали-то?

С.Намин По радио, конечно. И какие-то пластинки кто-то привозил. Переписывали. Тогда были пленочные магнитофоны. Ну, как все, собственно, в то время.И это произвело на меня, наверное, большее впечатление, чем вся среда музыкальная, которая была рядом.

И.Воробьева Вы захотели быть «Битлз»?

С.Намин Нет, просто кайф. Это просто вопрос кайфа. Это не значит, что я кем-то хотел быть или кому-то подражал. Как раз я не умел подражать особенно.

И.Воробьева Слушайте, а когда это все началось, в то время не было страшно? Ведь это все было как-то…

С.Намин Да нет. Ну, что значит, страшно? Не расстреливали же.

И.Воробьева Но вы же не знали, что не будут расстреливать.

С.Намин Нет, нет. Знали. Никого же не расстреливали. Если бы кого-то расстреляли, тогда мы решили бы…

Т.Фельгенгауэр Ну, за тунеядство могли посадить.

С.Намин За тунеядство – да, но все-таки мы как-то придумывали. Потом, у меня была еще отмазка: я, когда начал писать песни – получалось, что меня уже не могут посадить, потому что я получаю авторские права… то есть РАО… я не знаю, как оно раньше называлось… Какие-то копейки шли.

И.Воробьева То есть что-то делаете.

С.Намин Да. То есть формально нельзя было сказать, что я ничего не делаю.

И.Воробьева Слушайте, а вот правильно ли я понимаю: была группа «Цветы», был скандал в 70-х годах, и Министерство культуры приказывало распустить группу – что это было?

С.Намин Ну, это из-за того, что как-то такое хипповое было начало, и, собственно, называние оттуда появилось. И были длинные волосы… Нас всего там было пять человек. Это было не принято у нас в стране. Потом называние не разрешалось делать одним словом. Все ВИА официальные, которые существовали советские, они все назывались…

Т.Фельгенгауэр «Поющие гитары».

С.Намин «Поющие гитары». «Поющие средства»… «Сосущие средства»… я не помню сейчас называние, там много их было…

И.Воробьева А почему?

С.Намин Считалось так. А у нас получилось так. Но они тоже не обращали внимания: ну «Цветы» и «Цветы». А потом, когда мы стали популярны, на нас обратили внимание и тогда, собственно, все скандалы были.

И.Воробьева Подождите, а Министерство культуры реально приказало распустить группу? Как это было?

С.Намин Приказ выпустили и все. Это сейчас министерство – я даже не знаю, где находится, и не хочу знать. А тогда это было единственное, как монополия. И министерство и фирма «Мелодия». По-другому вообще нельзя было даже ничего делать.

И.Воробьева Вышел приказ и дальше как?

С.Намин И все. И закрыли группу.

И.Воробьева А дальше, что? Что вы дальше стали делать? Это же тоже решение.

С.Намин Дальше я пошел в университет, закончил все-таки университет. Потому что тогда у меня был академический отпуск, потому что все-таки рок-н-ролл и там еще какие-то два слова…

Т.Фельгенгауэр И классическое образование как-то не…

С.Намин Да, не очень соединялись в тот момент еще, в моем возрасте. Причем девчонки красивые вокруг были. И в результате я опять пришел в университет, закончил его тогда. И начал опять: группа, но уже без называния «Цветы». А просто как бы так…

Т.Фельгенгауэр Слушайте, решения вы не принимаете, но довольно упорно идете по намеченному пути.

С.Намин Ну да, до какого-то момента, пока мне кажется, что это интересно. Собственно, я все делаю по интуиции, по наитию, по кайфу.

Т.Фельгенгауэр Но получается, что, когда на 10 лет группа прекращает свое существование – это перестало быть интересно, а через 10 лет почему-то опять стало интересно.

С.Намин Совершенно точно. Почему-то – да.

Т.Фельгенгауэр А вы никогда не думали, почему вдруг щелкнуло-то?

С.Намин Вы имеете в виду в 90-х, когда мы остановились на 10 лет?

С.НАМИН: Я всё делаю по интуиции, по наитию, по кайфу

Т.Фельгенгауэр Нет, когда вы решили возобновить.

С.Намин А это было через 2-3 года. То есть где-то в 84-м или 5-м остановилась группа, и в 87-м или 88-м я уже начал с другим названием эту же группу.

И.Воробьева С теми же людьми?

С.Намин Почти. Да.

И.Воробьева А потом ведь были еще курсы сценаристов и режиссеров в Госкино.

С.Намин Да.

И.Воробьева А дальше был музыкальный клип.

С.Намин Это не дальше – прямо тогда и было. Курсы сценаристов и режиссеров появились только потому, что мне совсем что-то перекрыли кислород – министерство это культуры. Это был такой замминистра Иванов при Демичеве, который очень жестокий человек в этом смысле, во всяком случае, в отношении меня. И, когда он меня вызывал после каких-то скандалов, что мы с длинными волосами где-то выступали и что-то там… завели зал, и сказал, что «пока я жив, вы даже музыкой не должны заниматься, пока я здесь работаю». Я говорю: «А чем же мне заниматься?» Он говорит: «Вот у вас есть после МГУ образование преподавателя литературоведения романо-германского – вот им и занимайтесь». Я говорю: «Что ж теперь делать?» Вот так вот.

И, когда они мне по всем статьям все закрыли, я решил поменять профессию. И, собственно, из-за этого мой друг такой, у меня был Саша Кайдановский, товарищ близкий. Мы с ним решили пойти на эти курсы.

Т.Фельгенгауэр Решение не работать по профессии. Ну, мало ли, знаете, можно было попреподавать немножко.

С.Намин По какой профессии? В смысле…

Т.Фельгенгауэр Да, по филологической.

С.Намин Мне это совсем неинтересно было.

Т.Фельгенгауэр Совсем было неинтересно?

С.Намин Совсем.

Т.Фельгенгауэр То есть надо было просто получить образование, надо было где-то учиться, поэтому вы и учились.

С.Намин Да, скорей всего, так. В общем, там преподавали очень симпатичные люди: Никита Ильич Толстой. Там было очень много людей серьезных.

Т.Фельгенгауэр Прекрасные люди, которые могли бы вас еще куда-то направить.

С.Намин Конечно. Направили. Я в Полесье в фольклорной экспедиции… Сестра моя, я ездили. Еще что-то делали. И вообще там были очень интересные: Тахо-Годи… В общем преподаватели были достойные. Поэтому я не жалею, что я там учился. Это не формальное обучение было.

Т.Фельгенгауэр Но все-таки решение поучиться чему-то еще…

С.Намин Нет, я учиться не люблю.

Т.Фельгенгауэр Вы не музыкант… Я восхищаюсь нашим сегодняшним гостем. Сидит перед нами, значит, музыкант, композитор, продюсер, режиссер, фотограф, путешественник – человек оркестр! Сидит и говорит: «Я решения никакие не принимаю, учиться я не люблю… я не музыкант, еще я и не продюсер…». Это что это вы тут нам лапшу на уши вешаете!

С.НаминНу как? Реально практически так, как я говорю. Ну, что значит, музыкант? Музыкант – человек, который получил высшее музыкальное образование, серьезно профессионально работает музыкантом…

Т.Фельгенгауэр По нашей студии это не очень видно, вы меня простите, пожалуйста, а музыкантов у нас очень много.

С.Намин Я же не работаю музыкантом, я не выхожу на сцену уже лет 30 вообще. А до этого выходил эпизодически. То есть я не записываюсь практически. Что-то я делаю, конечно. Нельзя сказать, что я вообще ничего не делаю. Но прямо уж так называть музыкантом – мне кажется, громко связано.

И.Воробьева Вы производите некий процесс, который приводит к тому, что появляются группы, появляется музыка, появляются песни – как-то оно так происходит.

С.Намин Да.

И.Воробьева Слушайте, а Центр Стаса Намина открылся в 87 году.

С.Намин Да, 7-м, точно.

И.Воробьева Тоже, в общем, в то время, когда открывать центр… А зачем вы открыли центр, и что он значил тогда?

С.Намин Это юношеская глупость.

И.Воробьева Которая привела к тому, что привела. И дальше вы можете называния групп, которые известны благодаря этому Центру Стаса Намина. Чудесно! Расскажите про «юношескую глупость», Центр Стаса Намина.

С.Намин Действительно, как-то получилось. Во-первых, когда нас отовсюду выгнали, директор парка Горького — очень симпатичный человек был Киселев Павел Юрьевич, который уже ушел в мир иной, но пока был жив… Он, вообще, раньше был директором дома культуры Бауманского института. И это было единственное место в Москве, где вот мы, запрещенные – это тогда самые криминально запрещенные были «Цветы» и Высоцкий Володя – вот мы выступали только там, у него и в Дубне. Два места было вообще в Москве и Подмосковье, где мы могли выступать. И вот он, вот этот Киселев, он на себя брал ответственность, и потом оказалось, что он директор парка Горького. И, когда нас отовсюду выгнали, и негде даже было репетировать, мы с ним как-то встретились, он говорит: «А давай я тебе комнатку дам в парке Горького». И вот с этого началось: в Зеленом театре мы получили маленькую комнату. Потом сделали там студию в этой комнатке, а потом там сделали этот центр. Собрали ребят, которые были запрещены тоже, как им мы раньше, и как-то помогали им что-то делать.

И.Воробьева И дальше начались какие-то концерты там, в Зеленом театре?

С.Намин Ну да, дальше мы уже как-то развивались, что-то получалось интересное. В результате мы уже больше 25 лет занимаемся в Зеленом театре разными вещами. Потом появился театр там, в этом же Зеленом театре.

Т.Фельгенгауэр А все по тому же принципу: стало интересно что-то новое пробовать, наскучило то, чем занимались на тот момент, или просто как-то постоянно расширяется?

С.Намин Почему наскучивает? Ничего не наскучивает. Да, постоянно расширяется. Потому что ничего не наскучивает. Я чем занимался всю жизнь – я ничего не бросил.

И.Воробьева А группа «Парк Горького» — она, потому что был парк Горького? Как это получилось?

С.Намин Когда я ее придумал, группу, то я думал, как ее называть, естественно, и называл по место рождения.

С.НАМИН: Я вернулся в Москву в 91-м и увидел, что прямо ко мне во двор заезжают танки – что за хамство?

Т.Фельгенгауэр Дислокации.

С.Намин Сначала придумал название, потом логотип вот этот GP, потом начал собирать людей уже.

И.Воробьева Почему эта группа очень много пела песен на английском языке?

С.Намин Ну, я ее сделал на экспорт. Задумка-то ее была только экспортная, потому что, меня, когда выпустили первый раз в жизни, это сразу получилась серьезная заграница. У нас полтора месяца был тур по Соединенным Штатам. И мы там довольно серьезно выступали. Остались все видео, нас принимали. Но я понимал, что это, в общем, прием, потому что они шли на то, что русская группа, а потом уже видели, что мы хорошо играем. Но шли не потому, что мы были популярны. И я подумал, что неужели я не смогу там пробить «железный занавес» этот. То есть я молодец среди овецздесь, а, когда доходит до дела, то… И поэтому решил сделать, попробовать просто свои силы.

И.Воробьева И как? Группа «Парк Горького» стала там популярной?

С.Намин Ну, да, мне кажется, удалось все тогда. Но потом она развалилась, и сейчас уже эти ошметки, которые пользуются этим именем, никакого отношения не имеют к тому проекту, но тогда до 90-го года это было, в 90-м уже кончилось.

Т.Фельгенгауэр Когда первый раз попадаешь за границу, нет внутреннего такого сомнения, что «останемся мы, пожалуй, тут»?

С.Намин Никогда не приходило это в голову почему-то.

Т.Фельгенгауэр То есть вообще в разные года жизни в России не было никогда желания уехать из страны?

С.Намин Да.

И.Воробьева Вы же жили в США?

С.Намин Да, конечно, жил. И в принципе могу жить где угодно. Но так, чтобы уехать, эмигрировать совсем – никогда не было мыслей. В какой-то момент, когда совсем достало здесь все, я подумал, что а может быть… А потом что-то опять какое-то послабление было, что-то опять какой-то кайф пошел – я что-то начал делать. Но мне везет, потому что у меня такая страна в стране. Я вот существую в этом парке Горького, и там даже не видно, где я – в лесу, у реки. Чего там происходит вокруг, я не знаю. Когда вдруг начинаю видеть, тогда, конечно, нервничаю. Иногда бывают неприятные вещи.

И.Воробьева А вы новости не смотрите?

С.НАМИН: Я настолько представляю себе, что такое музыкант, что мне стыдно называть себя музыкантом

С.Намин Новости редко смотрю. Но нет, иногда все-таки смотрю, конечно.

Т.Фельгенгауэр То есть можно сказать, что вы в какой-то постоянной внутренней эмиграции находитесь.

С.Намин Ну, так уж эмиграция! Просто я в своей жизни.

Т.Фельгенгауэр Есть театр, есть красота вокруг, есть искусство и все. Кто такой министр культуры Российской Федерации вам не интересно, и не нужно и вообще не важно?

С.Намин Это правда. Не интересно совсем – это правда абсолютно. И не только министр культуры, а и все остальные, кто с этим связан.

Т.Фельгенгауэр Даже если эти люди пытаются как-то вмешиваться в вашу жизнь.

С.Намин Бывает, что начинают вмешиваться довольно агрессивно.

Т.Фельгенгауэр У вас тогда какой протокол действий?

С.Намин Как-то такой… странный, не знаю. Вот последнее вмешательство было агрессивное, наглое, где меня пытались закрыть вообще, и центр и театр. И я подумал, что я же не могу бороться с советской властью. Там же такие все сильные мира сего, они все там крутые, и я подумал, что я не буду бороться, так же, как я не боролся за радиостанцию, которую закрыли, если вы помните, в свое время и там много еще разных вещей, которые позакрывали. Я не обязан этим заниматься всю жизнь. По кайфу было, ну, а чего бороться потом? И здесь тоже я подумал, что если не нужен ни мой театр, ни то, чем я занимаюсь 25 лет и результат этой деятельности нашей никому не нужен, ну, что я должен делать? Значит, тогда давайте… Это же не моя собственность. Пожалуйста, забирайте все. Мне есть чем заниматься в жизни.

Т.Фельгенгауэр А люди, которые зависят от вас – вот за них побороться.

С.Намин Это кто?

Т.Фельгенгауэр Те, которые работают с вами.

С.Намин В смысле театр? Это правда. Они не от меня зависят, они зависят от ситуации. Если закроют театр, то, конечно, они на улицу все пошли бы. И они, конечно – это правда – готовы были выходить на улицу. У нас огромная детская студия театральная великолепная, и тоже там и дети, и родители собирались на улицу идти, не знаю куда. Но я бы никуда не ходил, конечно, сам, потому что я не хочу бороться ни с кем. Я вообще, с внешней средой не люблю бороться.

И.Воробьева Это вот, кстати, прошу прощения, мне кажется, одно из самыхважных решений, когда вы не боретесь за что-то или с чем-то.

Т.Фельгенгауэр За то, что вы делаете.

С.Намин Нет, за то, что я делаю, я борюсь в плане… с самим собой, потому что это работа большая. То есть все, что я делаю, связано с большим трудом, несомненно. Я очень много часов в день работаю – по 18, и это нельзя назвать не борьбой. Но, что касается внешней среды, то я ее не воспринимаю, она мне не интересна. Если она агрессивна – а она практически всегда агрессивна – если она агрессивна слишком, и я вижу, что уже это связано с войной, то я предпочитаю отойти и не воевать.

Т.Фельгенгауэр А тогда скажите мне, раз затронули тему выхода или невыхода на улицу, 91-й год, Белый дом. У вас же, по-моему, есть награда.

С.Намин Нет, я не взял ее.

Т.Фельгенгауэр Вы не взяли ее…

С.Намин Я, вообще, награды не беру, не знаю, я не понимаю в них ничего.

И.Воробьева А что вы там делали?

С.Намин Я сдуру пошел куда-то… с танками воевать. У меня товарищ такой есть Резо Габриадзе. Я не знаю, знаете вы…

Т.Фельгенгауэр Мы знаем Рез Габриадзе.

С.НАМИН: Я отказываюсь от авторских прав. Мою музыку можно скачивать где угодно, я все отдаю бесплатно

С.Намин И он, значит, пришел ко мне домой тогда с женой, и у него коленки трясутся, он весь прямо боится чуть ли не погромов. И вот заставил меня слушать «Эхо Москвы». «Эхо Москвы» тогда очень серьезно… А только приехал из Лондона и делал там концерт оркестра ВВС с хором Полянского нашим.

Т.Фельгенгауэр Удачно вы вернулись в Москву!

С.Намин Да, вернулся – как раз тут началось все. И такая была обстановка, действительно, накаленная, что я, конечно, маме не сказал и Резо не сказал, говорю: Ты сиди здесь, спи с женой. А сам подумал: Какого черта? У меня во дворе, — а я живу как раз там – прямо ко мне во двор приезжают танки – что за хамство? И я чисто по-хулигански… вышел на улицу.

И.Воробьева И пошли защищать Белый дом.

С.Намин Нет, я пошел с танками воевать.

Т.Фельгенгауэр Посмотреть.

С.Намин Нет, Белый дом здесь ни при чем.

Т.Фельгенгауэр Вам просто не понравились танки во дворе.

С.Намин Да, да. Не понравилось хамство.

И.Воробьева Так. А там дальше-то, что было? Вы пришли: там люди там танки. Что дальше? Что вы делали-то, вообще?

С.Намин Вы знаете, где как раз задавили ребят?

И.Воробьева На пересечении Нового Арбата и Садового кольца.

С.Намин Вот в этом тоннеле. И, когда я туда подошел, там уже была куча народу вокруг, над тоннелем собрались все. А вот танки спрятались внизу, после того, как они уже натворили чудес.

И.Воробьева А, то есть они уже задавили…

С.Намин Они уже задавили. И внизу, под тоннелем с автоматами они там сидели и никого не пускали. И вокруг народ. Я подумал, ну что, они меня убьют, что ли? И пошел один туда на них.

И.Воробьева На танки.

С.Намин Да. Ну, что? Они же не стреляли в меня. Они стояли с автоматами, наставили, но что, они только что убили людей – что они еще будут стрелять? Я понимал, что не будут, поэтому я спокойно пошел к ним туда и с ними говорил часочек примерно. Попробовал их переубедить. Но они там держались кремнем. Но потом я им сказал: «Ребята, вы же все-таки выполняете долг по уставу. Вам приказано – вы пришли, но вы не усугубляйте ситуацию. Вопрос же не в том, что вы хотели приехать и здесь пострелять, а потому что вам приказали. Вот скажите мне, какая должность, какой уровень вам приказал — полковник?» Они говорят: «Да». Я говорю: «А если генерал вам прикажет? Вы же знаете, — а я же закончил Суворовское военное училище, я знаю, как устав устроен, — если высший по званию сейчас…

И.Воробьева Переприкажет.

С.Намин …Переприкажет – вы же обязаны подчиниться?» — «Да». Я говорю: «Тогда сидите здесь, никого не пускайте, сейчас я приду». Пошел к Белому дому, взят там кучу генералов вместе со священниками…

И.Воробьева Пришел, говорит, к Белому дому, взял кучу генералов! Где вы их там взяли, кучу генералов?

С.Намин Так они там толпой… они там ничего не делали, ходили там, гуляли. И в результате и священника какого-то взяли. Потом мы все туда пришли, засунули им гвоздику в этот.. как его называют?

Т.Фельгенгауэр Дуло.

С.Намин В дуло и завели их в плен.

И.Воробьева То есть генералы сказали там всем…

С.Намин Да, да и все спокойно…

Т.Фельгенгауэр Я прямо вижу эту картину: приходит Стас Намин к генералам, которые прогуливаются вокруг Белого дома, говорит: «Ребята, чего вы гуляете? Там, под мостом – танки. Надо им переприказать. Айда со мной!» и генерал говорит: «Ну это же Стас! Конечно, пойдем с ним…».

И.Воробьева И гвоздичку возьмите.

Т.Фельгенгауэр И гвоздичку возьмите где-нибудь!

С.Намин Это священник…

Т.Фельгенгауэр И гуськом за Стасом Наминым все пошли.

И.Воробьева Генералов-то пришлось убеждать?

С.Намин Нет! Они сразу, они быстро, конечно.

И.Воробьева Потрясающе! Этот человек, который не принимает решения, у нас сегодня в эфире.

Т.Фельгенгауэр Вообще!

И.Воробьева Не будем уже говорить, чтоон не музыкант…

Т.Фельгенгауэр Не продюсер…

С.Намин Вы знаете, я настолько представляю себе, что такое музыкант, что мне стыдно называть себя музыкантом. Тогда кто Шостакович, если я музыкант?

Т.Фельгенгауэр Это сейчас – срезал, да! Согласна.

И.Воробьева А у нас сейчас небольшой перерыв, а потом продолжится программа «Разбор полета». Стас Намин в гостях у программы «Разбор полета». Вы и так знаете, кто это, не буду перечислять.

НОВОСТИ

И.Воробьева Продолжается программа «Разбор полета». Татьяна Фельгенгауэр, Ирина Воробьева и Стас Намин здесь, наш гость программы.

Т.Фельгенгауэр Вы сказали, что вы награды не принимаете.

С.Намин В общем, да. Ни одной нету у меня.

Т.Фельгенгауэр Почему вы отказываетесь от них?

С.Намин Не так много мне и предлагали, чтобы так уж… А та, которую предлагали, что-то мне непонятно, по какой причине и за что.

Т.Фельгенгауэр А когда предлагают поучаствовать в каких-нибудь структурах государственных, окологосударственныхтипа Совета по культуре при президенте Российской Федерации.

С.Намин Ну, это один раз случайно, еще при Ельцине вдруг меня пригласили, но поняли сразу, что я не из того санатория.

Т.Фельгенгауэр Это было не в 2000-м году, нет?

С.Намин Я не помню, в каком году. Ельцина-то уже не было в 2000-м?

Т.Фельгенгауэр Нет.

С.Намин Тогда нет, кажется. Хотя, я не помню, кто был тогда президентом.

Т.Фельгенгауэр А вы туда ходили вообще?

С.Намин Я был там пару раз на Старой площади, и потом показалось мне, что…

И.Воробьева Тоже расскажите, как это было. Вот вы пришли. Там какие-то люди, какие-то вопросы решаются.

С.Намин Все правильно. Какие-то люди, что-то такое… Я не понимаю ничего, что происходит…

И.Воробьева А вы сами не хотите?

С.Намин Ну, конечно, сам.

Т.Фельгенгауэр Ну и соглашались сами.

С.Намин Сначала сам, а потом они звали… Вообще, меня никуда не приглашаю особенно. Они же сразу понимают, что я не нужен им. Какие-то советы…

Т.Фельгенгауэр Все-таки изначально приглашение-то было.

С.Намин Один раз сдуру. Они просто ошиблись.

Т.Фельгенгауэр Но вы согласились?

С.Намин Я, вообще, просто отношусь к этим вещам. Почему, собственно, нет?

И.Воробьева Ну да, за любой кипиш кроме голодовки».

С.Намин Конечно, кроме голодовки.

И.Воробьева Да, все понятно. Слушайте, а вот про музыкальный фестиваль в конце 80-х. Приехали всякие иностранныегруппы. Как вы задумали этот фестиваль, и как вы, вообще, сделали все?

С.Намин Это длинная история, это не хватит одного… с этой эпопеей.

И.Воробьева Давайте по каким-то важным вещам этой истории пройдемся.

Т.Фельгенгауэр Только вы не говорите, что это само собой получилось.

С.Намин Конечно, само собой.

Т.Фельгенгауэр Потому что вот это само собой точно не могло случиться.

С.Намин Почему? Само собой. Ну, по наитию. Как-то вот кайф пошел, хотелось сделать – ну, и получилось.

И.Воробьева А как вы туда иностранные группы-то?..

С.Намин Какие-то друзья у меня были тогда и Фрэнк Заппа и еще какие-то серьезные… Док МакГи.

Т.Фельгенгауэр Хорошие у вас друзья!

С.Намин Да. И они узнали, что я делаю. Правда, Фрэнк, когда я ему сказал, что я хочу сделать фестиваль, он сказал: welcome to the most dirty business in the world. И после этого я понял, что он прав. По сей день подтверждаю. Его уже нет, а фраза жива.

И.Воробьева А вы верили, что получится?

С.Намин Ну, конечно, пока делал – верил. Но в момент последний, когда уже должно было все начаться, у меня было впечатление, что придут дяденьки и скажут: Ребята, что-то вы тут расслабились! Woodstock тут какой-то придумали… Тогда же еще была советская власть, там Лигачев… или как? Лигачев, да? Забыл их фамилии все.

И.Воробьева Вообще сложно с фамилиями у вас.

С.Намин Да, мне трудно. Я кроме Горбачева, мало кого помню.

Т.Фельгенгауэр Ну вот Ельцина еще вспомнили.

С.Намин Ельцина, ну, конечно. Нет, я не до такой степени идиот. Просто я не помню, когда кто ушел, пришел.

Т.Фельгенгауэр Нет, ну это же не про идиотизм, это про то, насколько политика и власть играют какую-то роль в вашей жизни или нет?

С.Намин Нет, никакой вообще. Вообще никакой.

Т.Фельгенгауэр Вы обращаете внимание на ситуацию в стране политическую.

С.Намин Мне приходятся обращать. Я не слепой, не глухой, я вижу, что происходит. Но в принципе на меня это не влияет никак, на мою жизнь, на мое творчество, как я занимаюсь, чем я живу.

Т.Фельгенгауэр Но это же тоже решение – как-то оградить себя от этого внешнего воздействия.

С.Намин Ну да, да. В этом смысле решение есть, конечно. Оно тоже по наитию происходит, просто по кайфу. Но вообще-то, конечно, я это умышленно делаю и умышленно не влезаю ни в какое дерьмо это.

И.Воробьева А когда к вам приходят люди или которые приходили в те времена, у которых были группы, проекты или еще что-то и говорили: «Стас, давай сделаем вот это…»?

С.Намин Я не люблю заниматься какими-то проектами. Мне то, что приходит в голову, я делаю, а так я ничего не продюсирую.

И.Воробьева То есть только те проекты, которые родились в вашей голове?

С.Намин Да. Но их достаточно много, что дай бог, я это успею.

Т.Фельгенгауэр А если поддержать какую-то молодую группу, поддержать и продвинуть.

С.Намин Я, вообще, не занимаюсь этим. Я с удовольствием поддерживаю. У меня же в центре были великолепные молодые группы. Там Дима Ревякин совершенно гениальный парень. Это, вообще, мой как бы сын, можно считать…

Т.Фельгенгауэр Ох-ох!

С.Намин Я вот его из Сибири вытащил.

Т.Фельгенгауэр Но это же решение – увидеть этого человека…

С.Намин Ну это не называется решение – громко сказано – это просто мой кайф. Я увидел его…

Т.Фельгенгауэр Ну, хорошо – увидеть… А для него ваше решение возможно стало главным в жизни.

С.Намин Это правда, да. Во всяком случае, по его словам так. А для меняя просто увидел его, открыл рот, и, вообще, не понял, что такое могло родиться у нас, потому что это настоящий сегодняшний русский поэт, глубокий, тонкий, изящный, настоящий. Это редчайший случай. По сей день равных нет.

Т.Фельгенгауэр «Камчатка» моя любимая.

С.Намин Да вообще, потрясающая вещь.

И.Воробьева Но, тем не менее, вы же все равно с кем-то работаете, с кем-то не работаете.

С.Намин Да. Как-то у меня все по жизни так: я с кем-то дружу, с кем-то не дружу. С кем-то сплю, с кем-то нет.

И.Воробьева Ну, у вас же какой-то принцип… Ну, спите, не спите – о принципе не будем спрашивать…

С.Намин Тот же самый принцип…

И.Воробьева А вот, работаете – не работаете.

С.НаминА тот же принцип, поверьте. Чисто на уровне интуиции.

И.Воробьева То есть хочу – не хочу.

С.Намин Да, все так.

И.Воробьева Ошибались?

С.Намин Ну да, наверное, да. Утром смотрю: что-то не то!

Т.Фельгенгауэр Нет, мы не про это, мы про работу!

С.Намин Нет, конечно, все люди ошибаются, и я ошибался, но редко.

И.Воробьева Просто я к тому, что, когда по такому принципу «хочу – не хочу» выбирают, с кем работать или не работать, вступать в какие-то деловые отношения или не вступать, а потом ошибаются – потом обычно… иногда – у каждого по-своему – появляются некие принципы: «вот в эту ситуацию я больше не попаду, потому что я буду руководствоваться принципом: с такими людьми или с такими условиями больше не работать».

С.Намин У меня было в жизни где-то в начале 90-х, что меня очень серьезно обманули на моем доверии, на моем наивном понимании жизни. Я сейчас не буду рассказывать подробности, но это был серьезный для меня момент в жизни, когда меня серьезно подставили. И я после этого стал намного более осторожный в жизни. До этого я немного был еще по старой, доперестроечной привычке – знаете, когда двери не закрывали в квартирах и так далее. А после этого, когда меня так об асфальт лицом ударило, я стал более осторожен в этом плане. Вот, если вы говорите про то, на грабли не наступать, вот у меня был момент такой, после чего я стал очень серьезно относиться к окружающей среде, понял, что она намного более агрессивна, чем мне кажется.

Т.Фельгенгауэр По поводу «dirty business». Стас Намин как человек творческий, Стас Намин как бизнесмен — все-таки мы можем тут сто раз обсуждать про наитие, не наитие – все эти разговоры, — но, когда у вас проект за проектом в разных сферах, когда вы можете делать радио, можете делать это…, здесь бизнес-составляющая тоже важна. Вот есть какая-то?

С.Намин Вы знаете, к сожалению, у меня она не важна. Вот, к сожалению, все, что я такое делаю – вот эти антрепризы и радио, и фирма грамзаписи, если вы помните, много сейчас перечислять невозможно. И телевидение, кстати. Эти идеи в передаче «Куклы» и «Угадай мелодию». Это все как бы я… «Куклы» — я все заявки написал, они просто потом украли у меня. И в общем, у нас была такая… это так называлось телевидение SNC, там была желтая подводная лодка, еще были какие-то… Но это все чистый кайф был.

Мне, к сожалению, бизнеса не удавалось сделать. Но я, собственно, не очень старался, потому что больше пружиной было больше… какой-то социальный прорыв: хотелось что-то сделать, чего раньше не было. А когда получалось это, то все говорили: «Ну, теперь ты будешь промоутером, продюсером». А мне это и в голову не приходило как профессию, как кормушку делать. Поэтому был НЕРАЗБ, закрыли ее – я больше не лезу в эту игры. Так же, как и фирма грамзаписи: кончилась игра. Там много чего было.

И.Воробьева Кстати говоря, про коммерцию. Музыка, безусловно, рок до 90-х годов – это был такой дух…

С.Намин Да.

И.Воробьева Был такой дух и все были ради вот этого.

Т.Фельгенгауэр Был протест.

И.Воробьева Да, а потом началась коммерция. Люди начали зарабатывать для этого деньги и писать музыку для денег. Вы где-то в этом балансировали? Каким образом?

С.Намин Мне кажется, я не балансировал – я сразу остановился и всё.

И.Воробьева А как вы это поняли, когда?

С.Намин Я ничего не понимал. Я почувствовал: не мое время и остановился. А потом, когда начал, то я начал уже… То есть 90— годы – у нас был перерыв, и перед 90-ми я уже понял, что мне это не интересно. И вот все 90-е нас не было. А уже, когда я театр сделал, я возобновил «Цветы», но не коммерческие цветы, а просто в театре какие-то проекты. И вот уже, когда мы совсем стали взрослые, мягко говоря, и когда группе было 40 лет, то тогда решил просто временно на новом витке жизни восстановить группу и опять чего-то сделать. И вот 5 лет мы с 40-летнего юбилея до 45-летнего за пять лет записалиэти диски на AbbeyRoad, сняли, какие-то концерты сделали большие и закончили. Точнее, «Цветы» как-то там время от времени сами без меня существуют, но я этот проект для себя закончил.

И.Воробьева Вам легко уходить из проектов?

С.Намин Конечно. Так же, как и входить.

И.Воробьева Но это же ваши дети, получается.

С.Намин Да, но они же без меня могут существовать. Я совершенно необязан…

И.Воробьева А вам не обидно. Что они могут без вас существовать?

С.Намин Наоборот, приятно, конечно.

Т.Фельгенгауэр А вы следите за своими проектами, что и как они без вас вытворяют?

С.Намин Иногда да, иногда нет. Да у меня столько своего есть, что я просто не успеваю. Но с удовольствием, конечно, бы… Нет, вообще, когда какие-то дети существуют… да даже не существуют. Вот радиостанция, помните, SNC была? Ну, она же не существует уже сколько лет, уже пора забыть…

Т.Фельгенгауэр Нам слушатели припоминают даже.

С.Намин Да, помнит очень много людей, слава богу, и это тоже очень приятно, потому что это тоже дети, и они, значит, не умерли, раз их помнят. Хотя закрыли их. Сначала во время путчаавтоматчики пришли в студию и остановили вещание. А потом я после этого начал сразу прямую трансляцию новостей ВВС делать, и, хотя у нас была не новостная… но тут после путча я что-то разозлился, что они такие крутые все, и тогда ониотобрали частоту у нас, вот и все.

И.Воробьева За то, что вы транслировали…

С.Намин Я не знаю, за что. Они же мне не говорили. Просто отобрали и все.

Т.Фельгенгауэр А вы часто принимаете решение на эмоции, что там… разозлился?

С.Намин Ну, бывает сдуру, конечно.

Т.Фельгенгауэр Просто, я так понимаю, что против танков – это тоже скорее, потому что вы разозлились.

С.Намин У меня не хватает буддистской мудрости. Вот те, кто буддизмом увлекается, те не пойдут туда, на танки на эти. У меня есть пара знакомых.

Т.Фельгенгауэр Тогда вопрос про Стаса Намина, главу театра.Вот вопрос нанять человека на работу или уволить с работы – это тоже ваш вопрос?

С.Намин Конечно.

Т.Фельгенгауэр Но это же точно решение.

С.Намин Совершенно точно. Я говорю точно, как я вам объяснил: это по наитию, как с девушками.

Т.Фельгенгауэр Понятно.

С.Намин Как с друзьями.

Т.Фельгенгауэр Что, и друзей увольняете?

С.Намин Я говорю: друзья, девушки появляются по наитию. Я смотрю в глаза…

Т.Фельгенгауэр И потерять друга тоже можно просто потому, что вы чувствуете, что это больше не ваш человек.

С.Намин Если он что-то такое сделал, что, в общем, противоречит слову «дружба», тогда это не просто не мой человек, а, вообще, как бы не друг.

Т.Фельгенгауэр А в работе, в театре?

С.Намин Вообще-то, я никого не увольняю.

Т.Фельгенгауэр А! Так надо было с этого начать, Стас: А я никого не увольняю!

С.Намин Нет, мы сначала говорили теоретически, а практически я за это время уволил человека два или три за 17 лет, потому что из-за алкоголизма в основном. Алкоголизм, наркомания – вот это два бича, которые существуют. И, когда попадается человек, который не может с собой справится, сначала помогаю ему найти врачей, лечь в больницу, но бывает, что и это не помогает, и тогда приходится расставаться. Вот это единственные были…

И.Воробьева Но в любом случае решение в театре – это только ваше решение, вот как вы чувствуете, так и будет…

С.Намин Это правда, да.

И.Воробьева Вас переубедить можно в этом смысле.

С.Намин Конечно, можно, да. Меня вообще очень легко переубедить, если будут аргументы внятные. А вообще, у меня такой в театре принцип – не знаю, как его сформулировать – такой политической строй, наверное, монархическая демократия, типа этого.

И.Воробьева Давайте объясняйте.

Т.Фельгенгауэр Конституционная монархия.

С.Намин Да, действительно, я решаю, но, тем не менее… Да, или так.

Т.Фельгенгауэр Но вы же там не английская королева, я надеюсь?

С.Намин Я английский король!

Т.Фельгенгауэр Этим вы выгодно отличаетесь от Елизаветы II, безусловно.

С.Намин И, когда что-то происходит такое судьбоносное в театре, я собираю труппу, и мы все вместе обсуждаем, что делать. Конечно, последнее слово за мной, но обсуждаем все вместе всегда. И главенствует, конечно, логика и здравый смысл. Если в этом обсуждении меня убедили, то значит, убедили.

Т.Фельгенгауэр Еще про музыку хотела с вами поговорить. О’кей, вы выстраиваете некую защитную конструкцию от этого внешнего агрессивного мира. Но ведь, так или иначе, если уж мы вспомнили, что когда-то рок был протестом, и отдельной величайшей субкультурой, сейчас,если что-то писать, ведь наверняка прорывается как-то в тексте, эта внешняя среда?

С.Намин Ну, конечно.

Т.Фельгенгауэр У вас же программка «Политинформация» тоже ведь неспроста появилась?

С.Намин Ну да, потому что, действительно, я смотрю иногда новости, и, в общем, там такое иногда мракобесие происходит, что иногда со злости что-нибудь напишешь. И вот тоже написал со злости какую-то песенку. Могу вам, если хотите… она у меня здесь есть. Называется: «Пир во время чумы».Без музыки, конечно, трудно. Это же текст, а не стихи, но, тем не менее.

Пляшущие клубы,

Иерихона трубы,

Медиазарубы

Радио, TV 

Ты не парься, милый —

Не возьмут нас силой.

Развлекайся с милой

И свой кайф лови!

Бентли и Феррари

Обыденными стали.

По радио сказали,

Что встали мы с колен!

Не хотим мы слышать,

Что есть другие крыши.

Ничего нет выше Кремлевских наших стен!

Будем веселиться,

Как им и не снится.

Будем веселиться

Всем назло!

Мы будем веселиться,

И вина будут литься,

Будто кровь!..

Наливай! Бомбы и ракеты,

Звонкие монеты!

Санкции в ответ им –

Гордость всей страны!

Брат идет на брата. Думали ль когда-то –

Будем мы солдаты?

Плакать не должны!

Как же мало надо,

Чтоб поднять все стадо!

Бесовская услада –

Виселица всласть.

Ненависть и злоба

Вылезли из гроба,

И на флаге снова Деньги и Власть!

Вот такие глупости…

И.Воробьева Как человек, который не смотрит новости и не интересуется окружающим миром, пропускает через себя вот это все?

С.Намин Я же говорю, что я посмотрел однажды.

Т.Фельгенгауэр Посмотрел однажды – написал песню.

С.Намин Я посмотрел и написал. И мы ее спели как раз в последний наш концерт в 45-летия и на этом закончили.

Т.Фельгенгауэр То есть сейчас в принципе мы не услышим ее.

С.Намин Нет, она в «YouTube» есть, конечно. В «YouTube» все это есть. Называется «Пир во время чумы».

Т.Фельгенгауэр Только в записи, что называется.

С.Намин Нет, она в «YouTube» в видео…

Т.Фельгенгауэр Я поняла.

И.Воробьева Про другие способа расшаривания музыки. Как вы относитесь к тому, что сейчас можно скачать отовсюду, везде, и так далее?

С.Намин Я вообще отказался от авторский прав. Я считаю, что мою музыку, во всяком случае, можно скачивать где угодно, я все отдаю бесплатно.

И.Воробьева Ну, почему, объясните мне?

С.Намин Потому что я не зарабатываю деньги на музыке.

И.Воробьева Так, хорошо, музыка. А фотографии? Вы же фотограф.

С.Намин Фотографии – по-разному бывает. Вообще-то, моих фотографий нет в интернете, вообще никаких. Я не выкладываю в интернет своих фотографий.

И.Воробьева Но с выставок наверняка же кто-то выкладывал? Потом забрали их куда-то, видите: вдруг внезапно в качестве иллюстраций.

С.Намин Кто-то выкладывает. Ну а как они? Это же не профессионально, они же снимают фотографии – это же пересъемка. Да, действительно, так можнонайти в интернете пару фотографий, но это только так, во время выставки. А реально я не выкладываю ничего и реально моих фотографий увидеть нельзя.

И.Воробьева Почему, объясните? Интернет не для фотографий?

С.Намин Дело не в интернете, дело во мне, потому что мне кажется, что я еще не готов. Вот мне надо как-то продумать, потому что это серьезная очень моя деятельность – не знаю, как назвать – творчество. Но, мне кажется, что надо довести это все до какой-то более для меня понятной формы…

И.ВоробьеваПодождите, у вас выставки были, огромное количество, но в интернет вы… Как это происходит?

С.Намин Это сложно, вообще. Надо профессионально к этому отнестись. Надо сделать сайт настоящий. А так у меня очень много фотографий и много разных серий так же, как, собственно, и в других областях. То для того, чтобы это по-настоящему как бы сформулировать, нужно много времени и сил, а мне интересней делать, чем формулировать. Поэтому я себя не показывают, и люди в основном не знают, чем я занимаюсь.

И.Воробьева Это, кстати, не очень правильно и не очень хорошо. Фотографий Стаса Намина не видно.

С.Намин Наверное. Я думал об этом. Да дело не только в фотографии. Я занимаюсь и живописью и графикой и многими глупостями. Но, я думаю, что, может быть, я себе сделаю какую-то веху, что, когда мне будет сколько-то лет… Вот сейчас у меня в ближайшее время должен быть юбилей по «Битлз» When I'm sixty-four.

Т.Фельгенгауэр Will you still need me.

С.НаминИ я решил этот юбилей именно битловский сделать себе. Тут будут только рок-н-ролльные мои друзья, и будет в нашем кафе, Блюз кафе, оно как раз около библиотеки одной находится. Мы, наверное, сделаем такой джем и вот справим те самые Will you still need me.

И.Воробьева А после этого вы приступите к интернету?

С.Намин Да, наверное, я постараюсь после этого своего юбилея битловского попробую начать как-то формулировать то, чем я занимался последние 15 лет. Потому что мало кто знает, чем я занимался. И, может быть, даже это будет интересно.

И.Воробьева Кстати, мало кто знает, опять же, оценка качества вашего творчества – это что: аудитория большая или узнаваемость?

С.Намин Нет, большая аудитория – точно, что нет. То есть хотелось бы, но это стоит совершенно других трудов. Надо раскручивать, разговаривать с кем-то, а там вопрос только бабок. Мне неинтересно. Дело даже не только в бабках. А просто, ну и что? Я буду знаменитым, что ли?

И.Воробьева Но вы, вообще-то, и так знамениты. Но в любом случае, оценка качества.

С.Намин Мне оценка – когда достойные, приятные и уважаемые мною люди это оценивают высоко, как, мне кажется, я это оцениваю.

Т.ФельгенгауэрИзвините, это не смешно, конечно. Вы высокого себя сами оцениваете?

С.Намин Я вообще бешенный амбициями, и если я чем-то занят…

Т.Фельгенгауэр А вы, смотрите, когда в зеркало, вы говорите: «я великий»?

С.Намин Нет, это не так. Это не внешне, а, когда я занимаюсь чем-то по 18 часов в день много лет, то я, в общем, пытаюсь добиться какого-то уровня, который меня устраивает. Так я очень требовательный человек, и чтобы меня самого устраивало, довольно трудно, чтобы получилось, то мне это стоит больших трудов. Но, если мне вдруг кажется, что у меня это удается, то, конечно, мне приятно, что когда так же ценят и другие.

Т.Фельгенгауэр Вы, конечно, человек противоречия.

С.Намин Почему?

Т.Фельгенгауэр Либо вы только ради нас с Ирой так выступили.

С.Намин Почему противоречие?

Т.Фельгенгауэр Ну, смотрите, с такими высокими планками и с таким количеством разных направлений своей деятельности вы же постоянно чему-то учитесь.

С.Намин Да.

Т.Фельгенгауэр Вы начали с того, что вы не любите учиться.

С.Намин Нет, не люблю учиться – неправильно, я не люблю учиться в институтах, а сам – люблю.

Т.Фельгенгауэр Вы любите развиваться, но вы не любите, когда учебники и прочие учителя.

С.Намин Да, но, правда, у меня иногда были такие хорошие учителя, что я не могу про них ничего сказать. Вот я на высших сценарных режиссерских курсах учился в Льва Гумилева. Ну это просто абсолютно гениальный человек. И два года у него сидеть на лекциях и ходить с ним болтать вот так вот после семинаров… Или там, Паола Волкова – совершенно гениальная женщина, абсолютно. И Саша Митта, который тогда преподавал – великолепный преподаватель. Поэтому, конечно, у меня были великолепные преподаватели. Но в принципе общий процесс учения меня раздражает.

Т.Фельгенгауэр Тогда еще один вопрос. Вы много раз за этот эфир сказали, что «это по глупости», «это еще одна глупость…», «я занимаюсь глупостями». Вы что-нибудь в жизни делали серьезно?

С.НаминДа, наверное. Я делаю. Вот я сейчас не по глупости занимаюсь живописью, занимаюсь графикой, занимаюсь симфонической музыкой совсем не по глупости, а очень серьезно. Но, собственно, последнее, что я сделал с «Цветами», тоже не по глупости.

И.Воробьева Вы повзрослели просто.

С.Намин Постарел.

Т.Фельгенгауэр Пока еще повзрослели! До старости, я чувствую, еще далеко.

С.Намин Нет, то, что я сейчас делаю, я не могу сказать, что это по глупости. Это серьезно.

Т.Фельгенгауэр Вот на этой, собственно, взрослой ноте, не по глупости, но приходится…

И.Воробьева …Заканчивать эфир с нашим прекрасным гостем. Стас Намин. Спасибо вам большое!

С.Намин Спасибо, девочки, спасибо!

Комментарии

23

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

irharry 10 августа 2015 | 21:24

Девочки! Людям его круга тогда можно было все.( В пределах разумного. М, Жванецкий). Не надо удивляться - группу создал. Ведь музыкальную, а не антипартийную, как шили его родственникам. Мне 65, рос на Ленинском и все рок группы и клубы рождались на моих глазах. Друг Володя Чугреев играл у Стаса. А Стасу здоровья и удач.


bobba94 11 августа 2015 | 18:15

irharry: Государственных наград нет. В окологосударственных псевдокультурных структурах участия не принимал. Стас Намин, группа "Цветы", моя молодость. Здоровья, удачи и всех благ Стасу Намину. Уважаю его как музыканта и человека.


rodiv 14 августа 2015 | 21:42

irharry: ........... Поговорка из СССР:
"Самый хитрый из армян - Микоян:
От Ильича (Ленин) до Ильича (Брежнев)
Смог прожить без паралича".


(комментарий скрыт)

hryunmorzgov 10 августа 2015 | 23:02

findlay_1: Музыку там создавали люди иные! ... ушли..с ними ушла Музы..
================================================
Ну и пусть - разве в начале ХХ века некий дядя-меценат Дягилев создал плохой балет (и кроме)?
Организовать или собрать - дешевле стоит, - при чём здесь бизнес??


(комментарий скрыт)

hryunmorzgov 10 августа 2015 | 23:40

findlay_1: Стас ..незатейливо так..постоянно смешивает! :))
================
Профессионально троллит, - не более, уверяю Вас... :)))


(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

kraft 10 августа 2015 | 21:57

Это он внук Микояна?


(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

arb40 11 августа 2015 | 12:48

findlay_1 Здесь согласен...Но все равно передача была хорошая.
Спасибо!


(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

afrol 11 августа 2015 | 09:23

findlay_1: нынешние ,,Цветы,,поют техникой и за деньги
цветы всегда были попсой,
правда, добротной попсой
и, как полагается добротной попсе, пели "техникой и за деньги"

одни "есть глаза у цветов" чего стоят
слюняво и сопливо

...а "звёздочка моя ясная..."?
ещё более слюняво и ещё более сопливо


(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

y_kovalenko Юрий Коваленко 11 августа 2015 | 08:59

Молодцы девочки, настоящие профессионалы! Стас - мощный и опытный тролль, в беседе на Онлайн.ТВ ведущего смешал с грязью и потоптал ногами, и тут поначалу попробовал сделать то же самое - ан не вышло! Атмосфера заключительной части передачи грела душу не только мне, как зрителю-слушателю, но и растопила скепсис самого Стаса, который не на шутку увлёкся и стал говорить интересно про интересное. Ещё раз - браво Ире и Тане!!


(комментарий скрыт)

y_kovalenko Юрий Коваленко 12 августа 2015 | 17:08

findlay_1: ну да!!


(комментарий скрыт)

san4ozzy 11 августа 2015 | 11:28

Забавные ведущие, которые слабо представляют себе эпоху, что была до их рождения. Заппа - ооо... А спроси подробнее про Заппу - и все, затык... То же самое с Кайгородским... Потрясающая неграмотность и гость ее видит.
Почему девушки называют себя журналистами? Они даже беседу не способны толком поддержать - прячутся за своими формулировками типа "а как вы принимали это решение?.."


arb40 11 августа 2015 | 12:54

san4ozzy: А Вам бы с Маяковским поговорить... Слабо?
Но про девушек верно! Так, все так на Эхе, у них все на экспромте работают..
Для специалистов часто смешно, но ....
А гости-то иногда бывают, куда уж.. Вот вчера на Арсенал пришел динозавр в погонах! Куда там...


(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

11 августа 2015 | 15:09

Спасибо, Стас, за SNC...
Отличный продюсер...


stas.bitsuev 11 августа 2015 | 15:13

в далеком 83 родился человек, которого почти назвали Артуром. но оказалось что в этот день он мог стать уже 6 по счету Артуром и родители задумались,а в этот момент по радио объявили Стаса Намина и группу "Цветы". Так и нарекли)


forton 11 августа 2015 | 16:48

Спасибо за передачу,интересный гость.


11 августа 2015 | 17:39

Кого расстрелять,кого посадить?! Такое ощущение,что известный музыкант забыл о том,что он был в те золотые времена фигурой неприкасаемой. Ну,для тех,кто знает, Стас Намин- внук А.И Микояна. Все помнят, кто это?


(комментарий скрыт)

nedodelok 11 августа 2015 | 20:38

Прям клуб фанатов Фрэнка Заппы. Или показалось? Там половину без пол-литры слушать тяжело. Даже после Чекасина, Ганелина и Голощёкина.
А Цветы? Отель Калифорния? Пытаться писать с лампового приёмника (не помню как он назывался). Нафиг! И пласты везли, и не первую копию в студии списать не сложно было. Были б деньги. А там , и на гитаре подобрать по ночам нормально было. Недавно взял в руки - стесал пальцы. Забыл нахрен. Но ведь пели. И ещё как пели!!!
И не наджо Андерсена приплетать! Эта флейта реально забодала.


(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

(комментарий скрыт)

blackbird22 12 августа 2015 | 09:29

факт, что внука Микояна лучше слушать, чем внука Молотова. Но не более того


(комментарий скрыт)

eldar 14 августа 2015 | 01:20

Помню, что когда он играл у Алексея Козлова, кажется в столовой МГУ,у него отсоединился шнур от гитары, проиграв пол концерта, так никто и не заметил, наверное даже не подключен был.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире