'Вопросы к интервью
О.ЖУРАВЛЕВА: И в Москве 15 часов и почти уже 10 минут. Это программа «Послужной список», ее представляет газета «Труд» и обозреватель Яна Маргасова.





Я.МАРГАСОВА: И «Эхо Москвы», и Ольга Журавлева.

О.ЖУРАВЛЕВА: Добрый день.

Я.МАРГАСОВА: И сегодня мы работаем волшебникам.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да. Вы слышали музыку вначале, которую наш звукорежиссер Светлана Ростовцева запустила? Это как раз песенка «Просто я работаю волшебником».

Я.МАРГАСОВА: В общем-то, в тему.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да, волшебства у нас сегодня более, чем достаточно. На букву «Ф» мы решили отметить профессию «Фокусник», а не на букву «И» «Иллюзионист», хотя говорить будем и о том, и о другом.

Я.МАРГАСОВА: Конечно.

О.ЖУРАВЛЕВА: О тех, кто, как говорят в цирке, работают иллюзию.

Я.МАРГАСОВА: О чародеях.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да, чародеях, волшебниках и прочих удивительных людях.

Я.МАРГАСОВА: Слишком много букв, поэтому мы выбрали эту.

О.ЖУРАВЛЕВА: Сразу же хочется ответить на вопрос, присланный нам инженером, видимо, из Москвы: «Почему фокусник, а не фотограф или фармацевт?» Потому что фотограф был совсем недавно, а фармацевт под именем аптекаря был достаточно давно.

Я.МАРГАСОВА: Все есть на сайте – можно слушать.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да, заходите на сайт, посмотрите. Еще очень важная информация. Теперь на сайте «Эха» можно смотреть трансляцию Сетевизора, в том числе и нашей передачи. Она позволяет следить за всем, что происходит в студии, с нескольких ракурсов. В данной ситуации один ракурс мы потеряли, потому что мы с Яной сидим рядышком. Ну вот как мы рядышком сидим, вы можете это увидеть на всех компьютерах, а также на iPhone, iPad, мобильных устройствах на платформе Google Android. Красиво я сказала?

Я.МАРГАСОВА: Танцуют все.

О.ЖУРАВЛЕВА: Волшебно? (все смеются) Вот. Обычная RuTube-трансляция, где мы просто сидим как обычно, вот там тоже все это видно прекрасно. Мы будем пытаться как-то выстроить композицию для Сетевизора тоже, но пока у нас еще не очень получается. Вот уже сообщения появляются: «Все сидят друг напротив друга, а вы рядом», — пишет Лена. «На каждую ведущую надо по 2 камеры», — пишет Антон. «Яночку чуть правее», — пишет неизвестный автор Алекс. Ну, что я вам скажу? Давайте договоримся так. Мы сейчас сидим рядом, но во второй части сядем друг напротив друга, чтобы все были довольны, мы будем вносить разнообразие.

Но тем не менее, давайте, все-таки. Сегодня эта рубрика звучит особенно актуально, я бы так сказала.

ФОКУС «ТРУДА»

О.ЖУРАВЛЕВА: Внимание. Выходи.

Я.МАРГАСОВА: Ну что же, целый вид искусства под названием «иллюзионизм» существует и он характеризуется использованием ловкости рук, трюков или специальной аппаратуры для создания иллюзии. Искусство фокуса насчитывает как минимум около 5 тысяч лет, но чисто технических каких-то новшеств и придумок не так-то уж много за историю этого искусства произошло.

Были шаманы-жрецы, они манипулировали сознанием. Но это не были такими фокусниками в чистом виде.

О.ЖУРАВЛЕВА: Но это, все-таки, сакральные фокусы мы сейчас не берем.

Я.МАРГАСОВА: Да. А, вот, когда это стало развлечением, тогда появились факиры, тогда появились различные фокусники.

О.ЖУРАВЛЕВА: Но вот жонглеры, которые путешествовали…

Я.МАРГАСОВА: Ну, это, все-таки, циркачи.

О.ЖУРАВЛЕВА: Циркачи, да. А фокусники – тоже, соответственно, циркачи. Поэтому вот эти странствующие жонглеры, артисты – они там и огонь глотали, и чего-то еще такое делали. Так что можно сказать, что это тоже были фокусники.

Я.МАРГАСОВА: Обычно все полагают, что фокусник и иллюзионист – это одно и то же. Но есть четкое разделение: фокусник – это, в первую очередь, манипулятор, то есть работает руками, он же престидижитатор – я училась не 2 года и 2 месяца этому, в переводе «быстрое движение руки». И иллюзионист – это тот человек, который работает с какими-то конструкциями, с машинами, с аппаратами. Причем, как правило, он сам это все и придумывает.

О.ЖУРАВЛЕВА: Во всяком случае, про то, как придумываются фокусы, в общем и целом, мы, конечно же, поговорим чуть позже. Сразу хотела сказать, вот когда наш слушатель гневно написал, что «профессия, которой занимается 100 человек в стране», вы не поверите. Анкет такое количество, как будто этой профессией занимается каждый пятый.

Я.МАРГАСОВА: Но с чем я соглашусь, действительно, не так много чародеев и магов, и эту профессию сейчас называют профессией мегаполисной, то есть только в больших городах.

О.ЖУРАВЛЕВА: Давай я тогда сейчас вот здесь же и скажу, какие анкеты мы получили. Павел, 21 год, Москва, Илья, 27 лет, Петербург, Антон, 39, Москва, Владимир, 22, Петербург, Денис, 34, опять Москва, Дмитрий, 24, Москва, Алекс, 37, Ростов-на-Дону, Александр, 21, тоже Москва, Виталий, 23, Москва. Владимир, 64, Екатеринбург. Мы с ним поговорили, так что вы услышите старого фокусника, что называется.

Я.МАРГАСОВА: Да, со старой школой.

О.ЖУРАВЛЕВА: В хорошем смысле, с большим очень опытом – с 1965 года он работает. И Артур, 24 года, тоже Москва. Вот, собственно, видите, какое количество иллюзионистов, волшебников, фокусников-иллюзионистов и просто фокусников прислали свои анкеты. Нельзя сказать, что профессия уж такая прямо совсем редкостная.

Я.МАРГАСОВА: Но дело в том, что и местоприложение этой профессии сейчас немного расширилось, потому что если раньше они работали, в основном, в цирках, то сейчас это свадьбы, дни рождения, корпоративы и множество частных веселий.

О.ЖУРАВЛЕВА: Кстати говоря, сразу же скажу, что все, с кем мы поговорили, работают не в цирке. В цирке есть особая вещь – там работают иллюзионисты как раз с крупными предметами, потому что мелкая моторика в цирке не работает.

Я.МАРГАСОВА: Не видна.

О.ЖУРАВЛЕВА: Более того, ничего за спиной не спрячешь и лицом не отвлечешь, потому что публика сидит вокруг арены и там есть особенности, собственно, циркового представления.

Я.МАРГАСОВА: Поэтому там распиливают женщин, прячут их.

О.ЖУРАВЛЕВА: Там уже, знаешь, женщин давно мелко режут как на компьютерной томограмме. Итак, послушаем, кто, чем, как и откуда пришел в эту профессию.

ТРУДОВАЯ КНИЖКА

О.ЖУРАВЛЕВА: Первым номером нашей программы мы слушаем Илью Ларионова, 27 лет, волшебника из Петербурга, который работает не по образованию. По образованию по первому он преподаватель английского и немецкого языков, педагог. А по второму – психолог, что тоже, как выяснилось, помогает в профессии. И Илья еще к тому же ведет школу волшебства на телевидении, у него там есть сайт и все такое.

Я.МАРГАСОВА: Ну, тогда он знает волшебное немецкое слово «кунштюк», что в переводе означает «фокус».

О.ЖУРАВЛЕВА: Да. И Илья рассказывает, как, собственно, ему пришло в голову заняться фокусами.

И.ЛАРИОНОВ: Первый самый трюк я у дедушки, конечно, выклянчил. Он мне рассказал секрет. Долго сопротивлялся, конечно, что повысило ценность этого секрета в моих глазах. И все, класса до 11-го я знал 3 фокуса, считал себя самым крутым парнем во дворе. И потом какая-то истеричная страсть появилась к иллюзиям. Была страсть, но не было материала, информации – тогда с этим очень сложно было. Приходилось придумывать что-то, мастерить, где-то у западных звезд разгадывать.

Ну, сейчас, конечно, уже с информацией нет проблем – есть проблема с тем, как это преподнести именно волшебно. Это не должно быть всей твоей личностью, должно быть одним из аспектов. Потому что если ты сконцентрируешься только на этом – то же самое, что смотреть на 360 градусов в круг сквозь один градус. Получается, ничего не видеть. Также если ограничиваешь свою личность «Только я, вот, фокусник, я – иллюзионист», нет, конечно же, чтобы быть иллюзионистом, нужно быть интересным в других областях.

Ну, я стараюсь не раскрываться. Вообще для знакомых я там занимаюсь иллюзиями. Раньше было да: «Посмотрите, какой я здоровский, смотрите, что я умею». Сейчас мне больше интересно, как привлечь к себе внимание, нежели привлечь внимание к тому, что произошло внутри человека, благодаря какому-то маленькому чуду.

О.ЖУРАВЛЕВА: Маленькому фокусу, маленькой штучке, кунштюку. Павел Карахтанов, который иллюзионист из Москвы и которому всего 21 год, тоже рассказывает о своем приходе в профессию.

П.КАРАХТАНОВ: Возраст в любом искусстве не важен, то есть можно как и великие композиторы начать писать произведения и в 5 лет, и в 6 лет. Я этим начал заниматься где-то лет с 14-15-ти, профессионально стал уже выходить на разные площадки где-то лет в 17-18. Началось все достаточно банально, не интересно – увидел один фокус, который показал мне брат, и он меня заинтересовал, я его разгадал и с тех пор так у меня это увлечение

Да, дошел до этого сам – именно это и послужило толчком к изучению чего-то нового. На самом деле, попасть легко, но задержаться достаточно сложно. То есть непосредственно зная секрет, невозможно стать иллюзионистом профессиональным, потому как не важна даже техническая сторона, не важен технический аспект фокуса как важна подача, то есть то, как ты презентуешь фокус, то, как ты презентуешь себя, то, как зрители это запоминают и видят. Это является основной задачей иллюзиониста, и если мы говорим о том, как задержаться в этом семействе иллюзионистов (можно так сказать), то здесь секрет один – нужно постоянно тренироваться, знакомиться с новыми людьми, с профессионалами своего дела, общаться с ними, постигать какие-то новые грани этого искусства, и тогда, возможно, будет выходить на новые уже высоты и придумывать что-то свое.

О.ЖУРАВЛЕВА: Придумывать что-то новое – это многие говорят о том, что невозможно просто выучить 3 трюка и с ними чего-то такого высокого добиться.

Я.МАРГАСОВА: Кстати, также многие из молодых волшебников говорят о том, что в профессию их привел набор юного волшебника, который дарят родители часто детям в подарок.

О.ЖУРАВЛЕВА: У меня такой был.

Я.МАРГАСОВА: Вот. (все смеются)

О.ЖУРАВЛЕВА: С волшебной коробочкой с двойным дном, с шариками, которые один в другой встают. Да. Но, честно говоря, я вот это… Я даже и его-то не освоила, по большому счету.

Я.МАРГАСОВА: Ну, то есть какой-то импульс, может быть, да.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да. Но, все-таки, должна быть какая-то тяга и одаренность. Владимир Попов, вот как раз из другого поколения фокусников и у него совсем другая история. Я напомню, что он из Екатеринбурга, ему 64 года и у него все истории вкусные. Если бы вы знали те 30 волшебных минут, которые я с ним проговорила. Только верхушку айсберга увидите. Вот Владимир Попов рассказывает, как он стал фокусником.

В.ПОПОВ: Я в свое время закончил Красноярское училище искусств имени Сурикова. Но там не готовят фокусников, там было просто училище, где готовили художников. Но там приехал один преподаватель из Ленинграда и набрал группу. Я просто на заборе прочитал в Красноярске, что набирается такая-то студия, где будут готовить иллюзионистов, жонглеров и пришел, наивный мальчик, мне было лет 17, наверное, или 16.

Сидел седовласый мужчина, который знал все, потому что еще до Великой отечественной войны и после он возил много концертных программ (тогда эстрада была очень в моде), где обязательно входили фокусники, а он был администратором. То есть его не боялись фокусники (все фокусники же скрывают какие-то секреты), а они его как-то не боялись и он просто был очень наблюдательный человек, он помнил и видел все.

Ну и я как-то понравился этому администратору, и он, как бы, набрал такую небольшую группу ребят и стал заниматься. Тут как раз появился такой учебник Вадимова, книжка. Вот сейчас она, к сожалению, не издается, не была переиздана. «Детгиз», 47 копеек, как сейчас помню, «Фокусы для всех».

Одним словом, это такой специфический учебник, только для молодых людей, которые интересуются этим жанром. Ну, я был, конечно, загорелся. Представляете, мальчик из Сибири (в Красноярском крае я родился), и сразу после этого училища он меня устроил работать в Казахстан. Первая моя работа была – это в Кустанайской филармонии.

О.ЖУРАВЛЕВА: Кустанайская филармония – вот оттуда все пошло, и Владимир Попов рассказывал, как он начинал с фокусов, у него шарики изо рта выпрыгивали, голуби летали и перчатки меняли цвет. Что называется, трансформация. Так что касается обучения?

Я.МАРГАСОВА: Да. Пара советов тем, кому очень пришелся по душе набор юного волшебника. Если вы не продолжатель цирковой династии, что часто…

О.ЖУРАВЛЕВА: Цирковых артистов, а не циркачей, как нас поправила Светлана – спасибо большое.

Я.МАРГАСОВА: Да. То можно поступить учиться в эстрадно-цирковое училище, фокусников там готовят на отделении «Артисты оригинального жанра». Причем, готовят не иллюзионистов, а именно манипуляторов. А также есть Российская ассоциация иллюзионистов, и при ней есть студия иллюзионного искусства – там также можно обучиться каким-то приемам.

О.ЖУРАВЛЕВА: Кстати говоря, Владимир Попов сказал, что в конце марта, 27, 28, 29 в ЦДРИ в Москве будет проходить как раз съезд волшебников, где будут не только показывать всякое разное, но и там очень интересная такая штука проходит, выставка-продажа, что называется. Человек показывает фокус с неким реквизитом, и потом человек, увидев его, этот фокус, он готов за какие-то деньги купить эту штуку. Потом ему объясняют секрет, человек говорит: «Ой! Как это просто! Да ну». Ну все, поздно, поезд ушел.

Я.МАРГАСОВА: А поздно, деньги, да, заплачены.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да. Такой праздник розыгрышей.

Я.МАРГАСОВА: Кстати, у меня есть данные по стоимости. Почему говорят, что выгодно и правильно придумать самому иллюзион и аппарат, и фокус? Потому что стоимость готового в магазинах и мастерских от 30 до 300 тысяч рублей в зависимости от сложности только аппарата.

О.ЖУРАВЛЕВА: С другой стороны, это обесценивает профессию, если, в принципе, набор, видеоурок, какую-то еще штуку можно приобрести, и, казалось бы, стать фокусником.

Я.МАРГАСОВА: Но артистизм не купишь, конечно.

О.ЖУРАВЛЕВА: Но там все не так просто, потому что вот это желание удивлять людей – ну, оно, как бы, не каждому вот так просто дается. И главное, что здесь должен быть какой-то очень чистый подход. У нас тут есть несколько вопросов. +7 985 970-45-45. Антон просит показать фокус. Боюсь, что у нас не получится. Я, вот, уже говорила.

Я.МАРГАСОВА: Ну, с набором юного волшебника как-то не пошло.

О.ЖУРАВЛЕВА: С картами, с монетками, с какими-то штучками обязательно кто-нибудь в семье показывал такие фокусы, там, дедушки и папы, и так далее. Но даже когда ты понимаешь секрет, далеко не каждый его потом покажет.

Я.МАРГАСОВА: Я не могла, да.

О.ЖУРАВЛЕВА: Вот, я тоже не могла. Может быть, поэтому женщин в профессии так мало.

Я.МАРГАСОВА: Кстати, это факт.

О.ЖУРАВЛЕВА: Значит, вопрос от Дмитрия: «Хороший фокусник должен быть хорошим психологом?» Дмитрий, мне кажется, что да. Тем более, что вот Илья как раз психологическое образование имеет.

Я.МАРГАСОВА: Особенно в той части, которая называется «отвлекающие моменты».

О.ЖУРАВЛЕВА: Да, да, да. Если вы смотрите видеотрансляцию, вы можете увидеть у меня очень крупный перстень на пальце. Вот, например, для телетрансляции он не показан, потому что он отвлекает внимание от лиц на экране.

Я.МАРГАСОВА: А если бы он еще был с камнем, то да.

О.ЖУРАВЛЕВА: С камнем есть другой. А для манипуляции с какими-то мелкими предметами это как раз очень таким может быть отвлекающим маневром. «Фокус может быть с применением гипноза», — считает Виктор из Саратова. На самом деле, высокий класс и настоящее мастерство безо всякого гипноза. У Владимира Попова даже была программа давным-давно, которая называлась «Гипноз без гипноза» — это было в 80-е годы, когда магия Кашпировского и Чумака царила, и это была пародия. Гипноза никакого не было.

Так. «Профессия – работа, разрешенная государством или любой способ зарабатывания денег?» — спрашивает Таня.

Я.МАРГАСОВА: Таня, в первую очередь, это артист. Это же не какой-нибудь мошенник.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да, совершенно официально артист. Но, вот, когда нас спросили о том, есть ли соцпакет и выход на пенсию, Дмитрий из Екатеринбурга. Дмитрий, зависит от того, где работают. Если это сотрудник, артист филармонии, то у него, соответственно, все, что положено артистам филармонии.

Я.МАРГАСОВА: Но, в целом, никаких нет ни льгот, ни послаблений, ни дополнительных добавок в соцпакет.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да. В отличие от артистов такого оригинального жанра, как, вот, у нас была в предыдущей передаче женщина-змея, у которых, действительно, ранний выход на пенсию.

А что касается места работы, то, естественно, получается филармония, какие-то концертные залы.

Я.МАРГАСОВА: Цирк.

О.ЖУРАВЛЕВА: Цирк – это в первую очередь, да. Но там, как мы уже говорили, иллюзию работают специальные люди.

Я.МАРГАСОВА: А дальше ночной клуб, корпоративные вечеринки, свадьбы, дни рождения. А также, мне кажется, к чему сейчас стремятся молодые маги, это собственные шоу, что, например, делают братья Сафроновы, что делал (уже не делает) Дэвид Копперфилд.

О.ЖУРАВЛЕВА: А он уже все? Бросил это дело?

Я.МАРГАСОВА: По-моему, да.

О.ЖУРАВЛЕВА: Про Копперфилда чуть-чуть позже. Я только на всякий случай скажу, что я-то вообще наивная девушка, я считала, что Дэвид Копперфилд – это роман Чарльза Диккенса. А потом мне открылось, наконец, что это немножко другое. Ну, не важно. Так же, как Урия Гипп – это не музыкальный коллектив, а персонаж этого романа.

Я.МАРГАСОВА: Нет, я как раз сидела перед экраном и загадывала карты.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да? И все получилось?

Я.МАРГАСОВА: Конечно, Копперфилд все угадывал. Фантастика.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну ладно. Естественный вопрос, который возник к молодым людям. Вы заметили, что очень молодые люди, которые занимаются сейчас иллюзионом, искусством и, естественно, мне захотелось узнать, как это в личной жизни помогает. Девушкам фокусы показывать. Представляете, приходите на свидание, а он у вас из уха достает букет. Наверное, это производит впечатление.

Я.МАРГАСОВА: Лучше не из уха.

О.ЖУРАВЛЕВА: Лучше, конечно, да, не из уха. Но тем не менее. Илья Ларионов отвечает на вопрос, показывает ли он девушкам фокусы, чтобы им понравиться.

И.ЛАРИОНОВ: Вообще не показываю девушкам фокусы. Ну, раньше – да, раньше я этим пользовался направо и налево. Но если я знакомлюсь с девушкой в плане, там, создания отношений, то я хочу, чтобы в первую очередь она смотрела на меня как на человека, а не как манипулятора-шоумена.

Конечно, я могу заинтересовать этим, Да? Но, опять же, с ростом популярности появляется много поклонниц, которые видят меня только через этот аспект, что я – это иллюзионист. Но они не видят, какой я человек.

О.ЖУРАВЛЕВА: Вот это, наверное, многие к этому приходят: «Она любит меня только за мои миллионы, она любит меня только за фокусы». Вот видите, да? Вроде бы, такая прекрасная возможность познакомиться с девушкой на улице. А не хочется.

Я.МАРГАСОВА: А с другой стороны, все-таки, это профессия.

О.ЖУРАВЛЕВА: Кстати! В реестре существует «артист оригинального жанра»?

Я.МАРГАСОВА: Артист оригинального жанра.

О.ЖУРАВЛЕВА: Так что вот это официально.

Я.МАРГАСОВА: На «Ф» фокусника нет.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да, такой профессии как фокусник нет, но мы ее так назвали. Артист оригинального жанра, очень хорошо. Здесь нужно остановиться на такой сложной проблеме, которая со всеми профессиями сложная.

ПЛАТЕЖНАЯ ВЕДОМОСТЬ

О.ЖУРАВЛЕВА: Вы, наверное, понимаете, что нет средней зарплаты фокусника по стране. Даже по миру нет.

Я.МАРГАСОВА: Ну, конечно, сейчас прозвучит такая расхожая фраза как «Зависит зарплата от известности, уровня мастерства артиста». Но тем не менее. В среднем выступление фокусника длится полчаса. Вообще по требованию должно быть не короче 20 минут. За такое выступление в среднем крупном городе артист получает от 10 тысяч рублей. Что касается корпоративов, каких-то вечеринок и так далее, в среднем по России разброс за выступление, за 20-30-минутную программу в долларах от 300 до 1,5 тысяч за вечер.

О.ЖУРАВЛЕВА: Как объяснил мне один из моих собеседников, вот, молодых людей, Илья и Павел, заработать в этой области можно.

Я.МАРГАСОВА: Но тут есть сезонность.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да. Сколько поработаешь, столько и заработаешь. Заработать можно и очень прилично, и, кстати, на Западе, говорят, что можно заработать больше.

Я.МАРГАСОВА: Вот я прямо цитирую: «С сентября по середину января жизнь просто отличная, денег на все хватает».

О.ЖУРАВЛЕВА: Хорошо. Один вопрос, который я задала, ну, может быть, одному из самых знаменитых фокусников мира и, наверняка, про самого богатого. Я спросила у Павла Карахтанова: «А Копперфилд – он вообще настоящий фокусник или это все так, химия одна?»

П.КАРАХТАНОВ: Да, он настоящий иллюзионист, настоящий шоумен. То есть он непосредственно не ставил перед собой задачу показать людям фокус, он ставил перед собой задачу создать целое шоу, которое будет основано непосредственно на фокусах. Глядя на его различные трюки, на самом деле, невозможно до конца четко понять механику того или иного трюка, того или иного спецэффекта. Либо это компьютерная графика, либо это помощь света, звука, непосредственно расположение каких-то деталей сцены. Но что самое важное – это то, что он демонстрирует все это по-своему. То есть это самое важное качество, наверное, одно из самых важных качеств иллюзиониста – подходить к каждому трюку, к каждому эффекту со своей позиции, со своей точки зрения. То есть на все нужно иметь свой взгляд, на все нужна своя история, своя легенда и так далее. Действительно, люди запомнят тебя и им будет интересно на тебя смотреть.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, в общем, рецепт простой и про Копперфилда с уважением человек отзывается. А мы здесь должны прерваться, потому что мы слушаем новости. Это программа «Послужной список», газета «Труд» и «Эхо Москвы» ее представляют.

НОВОСТИ

О.ЖУРАВЛЕВА: В Москве 15:35, это программа «Послужной список», мы все еще экспериментируем вместе с компанией Сетевизор с полиэкранным режимом. На сайте «Эха» можно смотреть трансляцию Сетевизора, она позволяет следить за всем, что происходит в студии, с нескольких ракурсов. Пока мы видим 2. Мы с Яной пересели.

Я.МАРГАСОВА: И собираем отзывы.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да, теперь собираем отзывы, как с этой стороны вы нас видите. Видео можно смотреть на всех компьютерах, а также iPhone, iPad и мобильных устройствах на платформе Google Android. Сейчас я скажу еще одно красивое слово «престидижитатор», потому что мы сегодня говорим о фокусниках, они же иллюзионисты, они же артисты оригинального жанра.

Я.МАРГАСОВА: Они же манипуляторы.

О.ЖУРАВЛЕВА: Манипуляторы – вот сразу какую-то плохую ассоциацию вызывает.

Я.МАРГАСОВА: Да. Но тем не менее.

О.ЖУРАВЛЕВА: Но мы об этом обязательно скажем. Потому что был чудесный вопрос совершенно в интернете на эту тему. Для начала, ну, как бы, для затравки я просто обращаю ваше внимание на то, что, все-таки, разница. Очень много молодых, с двумя молодыми людьми мы поговорили и очень много молодых в анкетах – я уже зачитывала их возраст и местоположение. И, все-таки, фокусники старой школы отличались тем, ну, во всяком случае, по легенде, что они никогда не раскрывали своих секретов. А нынешние так спокойно об этом говорят, что «да что вы? Ну все в интернете есть – и видеоуроки, то-сё, мы онлайн общаемся».

Я.МАРГАСОВА: Мне кажется, они тоже лукавят.

О.ЖУРАВЛЕВА: И, как бы, смысл не в том, чтобы сохранить тайну фокуса. Потому что как мы с тобой раньше, в предыдущей части говорили, мы, вроде, знаем секрет, у нас есть набор юного волшебника, а включаешь – не работает. Не получается по чему-то.

Я.МАРГАСОВА: Но с другой стороны, мне кажется, это тоже отговорки, что все и так известно. Потому что какие-то фишки, таки, собственные трюки – они, я думаю, и молодежью особо не раскрываются.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну хорошо. О старой школе может знать кто как не Владимир Попов, самый заслуженный в данной ситуации у нас участник программы. Он из Екатеринбурга, и он начал работать аж в 1965 году, вышел на филармоническую сцену с голубями и в шапокляке – все как положено. И вот о старой школе несколько слов от Владимира Попова.

В.ПОПОВ: Потом я поступил в театральный институт, потому что в филармонии, в которой я работал, требовали, как бы, высшее образование, чтобы продвинуться дальше там по тарификационной сетке. Раньше же всех тарифицировали еще. Артист оригинального жанра 3-й категории 5,50. Смешно звучит. Потом там тебе дают 6, потом 6,50. По 50 копеек Советы добавляли. Ну и я, в общем, дошел до этого.

Я работал со старой школой иллюзионистов. Константин Федорович Арцевич, светлая память. Это человек-будильник. Он работал только свои личные, изобретенные им трюки и все было построено на часах. У него из платков появлялись звенящие будильники, их становилось много, потом они исчезали, потом все эти будильники превращались в большие часы какие-то. Вот, он был очень ревностным хранителем своих тайн и он, наверное, правильно делал, потому что тогда как-то приходилось… Тогда же не было такого интернет-общения, не было китайских магазинов и тайваньских, где просто заказываешь и тебе привезут, ничего голову морочить не надо.

А, вот, старые фокусники – они же не имели информативного такого большого поля, и они, конечно, хранили. Даже когда он собирался за кулисами перед выступлением, он всегда находился какой-то укромный уголочек, где желательно чтобы никто не рассматривал, ну, уединялся всегда.

О.ЖУРАВЛЕВА: Вот это очень такой, ну, как бы видно, да? Такой, очень зримый момент, когда вся аппаратура, все приспособления и все какие-то наработки фокусник должен отдельно от других держать, чтобы никто не дай бог не… А в гримерную, например, можно к фокуснику там подселить еще пару дрессировщиков или нет? Хотя, в общем, зачем дрессировщикам это нужно?

Я.МАРГАСОВА: Ох, мне даже кажется, главное – не подселять туда другого фокусника.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, это естественно, это уж совершенно очевидно.

Я.МАРГАСОВА: Что касается вопроса Дмитрия из Екатеринбурга, он спрашивает: «Как долго идет обкатка номера от задумки до самой реализации?» Есть у меня такая суровая статистика. На постановку одного более-менее серьезного номера уходит примерно месяц перед тем, как вынести его на публику. Но еще несколько блинов комом обязательно проходит. Поэтому проходит где-то полгода от того момента, как номер был придуман и как-то поставлен, и, конечно, он должен сначала быть не главным и даже, там, не на втором месте по главности, а просто, как бы, в череде, пока обкатывается.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, есть одна изюминка, а есть несколько таких, менее ярких.

Я.МАРГАСОВА: Да.

О.ЖУРАВЛЕВА: Есть еще одна замечательная SMS от Льва. Я еще раз напоминаю номер +7 985 970-45-45. По поводу трансляции Сетевизора короткая реплика, такая, классическая: «Не так сели». (все смеются). Да, спасибо большое. Это цитата, на самом деле.

Есть вопрос замечательный, был задан заранее в интернете. Инженер писал, Одиссей: «В России в отличие от заграницы фокусник в людском сознании ассоциируется с мошенником, жуликом и воришкой. Как преодолеть это предубеждение?» Вы знаете, мне тоже пришла в голову эта самая мысль. И поэтому здесь мы поговорим о трагичном.

ВЫГОВОР С ЗАНЕСЕНИЕМ

О.ЖУРАВЛЕВА: Вопрос даже не в том, что ассоциируется фокусник, профессиональный иллюзионист с каким-то…

Я.МАРГАСОВА: А, скорее, наводит на мысли.

О.ЖУРАВЛЕВА: А то, что он может навести на мысли каких-то людей. Особенно если учесть, что очень многие герои наши, и те, с которыми мы поговорили, и те, которые прислали свои анкеты, начинали очень рано. И, вот, представить себе хрупкое сознание очень ловкого мальчика, который во дворе всем с удовольствием показывает фокусы…

Я.МАРГАСОВА: И говорит коронную фразу: «Ловкость рук и никакого мошенничества».

О.ЖУРАВЛЕВА: Да. «Мошенства» даже я бы сказала. То, естественно, возникает вопрос: а к вам криминалитет с предложениями не обращался, когда вот такой нежный цветочек, вы всем демонстрировали свои способности? Первым отвечает Илья.

И.ЛАРИОНОВ: Да нет, постоянно предлагают. Это такое, наш крест, наверное, который мы несем. То есть, опять же, вот ведение… Я здесь расскажу такую историю. Ну если я прямо отвечу на вопрос, не интересно. С историей интересно. У меня подруга на 8-м месяце беременности, и у нее сестра говорит: «Купи мне тест на беременность». Стояла в очереди в аптеке, говорит: «Мне тест на беременность». Все на нее посмотрели: «Девушка, вы сомневаетесь что ли?» У нее живот выпирает, она на 8-м месяце. Они же не знали всю информацию. Вот то же самое здесь: мы же показываем какую-то иллюзию, а методы там ловкостно-ручные – они очень сильно отличаются от шулерских приемов. Поэтому, конечно, человек увидел там как у него чего-то в руках превратилось: «О-о-о, так тебя, наверное, вообще в казино не пускают». А мы и не играем. А зачем? Есть принцип у волшебников настоящих, что в своих целях корыстных нельзя применять искусство, которым владеешь. Только для других.

О.ЖУРАВЛЕВА: То есть получается, что прятать заначку от жены фокусник должен точно так же, как любой слесарь или там сантехник, если вообще об этом речь идет.

Я.МАРГАСОВА: Нет, ну, понимаешь, даже если при знакомстве с девушками фокусы не показывают, о чем говорить?

О.ЖУРАВЛЕВА: Да. То, конечно. По тому же поводу, а не возникает ли желание так, по-простому как-то применить свой дар на практике, я обратилась с этим же вопросом к Павлу про криминальные фокусы.

П.КАРАХТАНОВ: Я сам, в принципе, не люблю играть в азартные игры. Карты, рулетка, казино, что угодно. Именно поэтому, может быть, и никогда не было такой мысли, что не стоит со мной играть в это, не стоит со мной иметь дело с этим. Но предложения такие поступали и непосредственно поступали со стороны моих коллег, которые занимались, скорее, жанром микромагии, то есть непосредственно были связаны с картами, потому что в процессе общения, в процессе познания каких-то новых техник все равно выходишь на людей, которые либо занимались, либо занимаются чем-то, что может пригодиться, как вы уже упомянули, в каких-то незаконных махинациях. Ну, то есть я имею в виду, конечно, азартные игры, карточные игры непосредственно.

Но все эти предложения я отвергал, потому что я работаю даже больше не за прибыль, не за финансовую сторону, а за творческое удовлетворение. Это искусство, и в первую очередь мне нравится получать те эмоции, которые дарят мне люди и обмениваются своими чувствами и ощущениями в процессе непосредственно нашего контакта с ними.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, наверное, эмоции, которые получает карточный шулер, они немножко просто другие.

Я.МАРГАСОВА: Да уж.

О.ЖУРАВЛЕВА: Тут тоже есть большой эмоциональный накал.

Я.МАРГАСОВА: Там скорее адреналин.

О.ЖУРАВЛЕВА: Но в нашем случае мы имели дело с иллюзионистами добропорядочными, которые любят свою работу, и поэтому их как-то не тянуло на какие-то фокусы. А вот по поводу фокусов и милиции Владимир Попов рассказал чудесную совершенно байку из своей собственной практики.

В.ПОПОВ: Был такой случай, когда меня вдруг вызвали в милицию. Я просто был еще молодой человек и я как-то… Сейчас-то я отреагировал бы совершенно спокойно и сказал: «Ну и что? Давайте поговорим». Приехали за мной в такой машинке, ну, такой УАЗик. Короче, привозят туда, там сидит следователь: «Вы фокусник, да? Ну а где вот вы были 25-го декабря?» Я начинаю рассказывать, потом говорю: «Вы поясните мне суть моего привода сюда и вообще, по какому случаю?» Следователь вокруг да около: «Какие вы показываете фокусы? Где вы работаете? Снимаете ли вы часы с рук и потом не возвращаете?» Я говорю: «Вы знаете, нет, я этот прием пока еще не делаю». А оказывается просто кого-то ограбили, и эти мошенники, которые на улицу убегали, и один из участников этого грабежа крикнул: «Фокусник! Давай быстрей, держи ноги». И потом не только меня вызвали. У нас в Екатеринбурге было еще 2 фокусника. Ну, это вот такой дикий случай был.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, случай дикий, но показательный.

Я.МАРГАСОВА: История.

О.ЖУРАВЛЕВА: Более того, Владимир Георгиевич рассказывал еще, когда по идеологической части. Ну, артисты там чего-то такое говорили меж собой и его тоже привлекли как свидетеля, о чем еще говорили и так далее. Ну, там был какой-то эпизод сомнительный уже в другой организации. И его тоже спрашивали: «Людей обманываете? Чем занимаетесь? Людей обманываете? Обчищаете, из карманов вещи достаете?» То есть вот этот настрой правоохранителей, он такой существовал. Ну и, собственно, публика тоже так, немножко.

Я.МАРГАСОВА: Но согласись, все равно профессия фокусника звучит как-то не от мира сего. Может быть, поэтому столько разных мыслей и фантазий на эту тему.

О.ЖУРАВЛЕВА: Может быть. Сергей пишет: «Что значит «не делились секретами»? А «Юный техник»?» Ну, в этом смысле, конечно. Но вы же понимаете, что, например, старший Акопян или Кио, они делали какие-то вещи. И я думаю, что там продавались секреты, которые, в общем, секреты Полишинеля, которые всем очевидны.

Так. «Кидалы и лохотронщики, получается, тоже фокусники?» — интересуется Алекс. Алекс, я не в такой форме задала этот вопрос, но, на самом деле, я спросила и Илью, и Павла. Ну, вот, идя по рынку, где там всякие разные бывали, еще совсем недавно их было довольно много. Ну, вот, в пешеходных переходах, где угодно сидели и наперсточники, и всевозможные там аттракционы «Угадайте».

Я.МАРГАСОВА: И карточные, и всякие.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да, и карточные, и такие-сякие. Я говорю: «Но вы-то уж наметанным глазом видите, человек талантлив в этой области?» И оба мне сказали, что да, в этой области без постоянной тренировки, без постоянного навыка трудно преуспеть и там тоже работают виртуозы, конечно. Но просто они работают по-другому немножечко и для других целей. И эмоции, которые они получают, они несколько иные.

Я.МАРГАСОВА: Ну, вот, Акопян-старший говорил, что он по 3-4 часа в день только тренирует ловкость, беглость и пластику пальцев.

О.ЖУРАВЛЕВА: А еще надо учесть. Вот я обратила внимание, что и Илья, и Павел, и Владимир – они шикарно говорят, они за словом в карман не лезут абсолютно.

Я.МАРГАСОВА: Потому что они – артисты.

О.ЖУРАВЛЕВА: Не только поэтому. Ну, ты как музыкант должна это тоже знать. Очень часто родителям младших школьников об этом говорят, что развитие мелкой моторики – оно очень связано с развитием речи.

Я.МАРГАСОВА: Кстати. Совершенно точно.

О.ЖУРАВЛЕВА: И поэтому когда у человека такие беглые пальцы, когда он артистичен, когда он может выходить на публику, то речь у него тоже должна быть соответствующая. И получается, что они и говорят во время выступления, они придумывают репризы. Про старинные репризы и про то, что говорили старинные фокусники в старые времена, Владимир в конце расскажет – это замечательная история, у нас будет исторический экскурс. Они должны и вовремя прикрыть свою ошибку, и психологически верно это все отыграть. Они должны уметь рассказывать и отвлекать и словами в том числе, и шутить элементарно.

Я.МАРГАСОВА: И сам темп показа своего номера, и подведение к кульминации.

О.ЖУРАВЛЕВА: Это, вот, к вопросу о гипнозе. Кстати, Владимир Георгиевич еще рассказывал удивительную вещь, что когда они делали вот это шоу «Гипноз без гипноза», пародию на Кашпировского, то, вот он рассказывал все это, а вы слышали, у него голос прекрасный и чудесно он говорит, и он в соответствующем темпе когда начинал говорить «Ваши веки тяжелеют», действительно, видел в зале женщину, которая на это купилась. То есть, есть люди, которые очень впечатлительные.

Я.МАРГАСОВА: Проникаются, конечно.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да. И даже не нужно быть специалистом большим. Просто можно скопировать известную манеру, прикинуться, извините меня, Мессингом и все будет. Спрашивает Александр Максимов: «Много ли фокусников сделали карьеру крупье или вышли из них?» А вы знаете, крупье – это совершенно отдельная история. Хотя… Мне кажется, что если уж человек стал иллюзионистом, то переходить в крупье? Вот, ни разу не слышали о такой истории. А кроме всего прочего, что значит «карьера крупье»? Это человек, который раздает карты, по большому счету.

Я.МАРГАСОВА: Ну и, собственно, хороший математик, считает в уме хорошо.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну да. «Самые главные фокусники и престидижитаторы в Кремле». Андрей, это если бы вы знали, сколько народу до вас это на SMS прислало – уже давно не оригинально. Да, Алекс предлагает отличный фокус показать. Кстати! Напишите. Если кто-то из вас для собственного удовольствия, для дома, для семьи, что называется, умеет показывать фокусы, хотя бы какие манипуляции вы освоили, там, с платками, с шариками, с исчезновением тещи, я уже не знаю там, что, с разбиванием будильника молотком и так далее. Может быть, неудачные фокусы – такое тоже случается.

Я.МАРГАСОВА: Вот, многие пишут нам о фильме «Престиж», который есть на эту тему. Я также могу рекомендовать фильм «Иллюзионист», потрясающий.

О.ЖУРАВЛЕВА: Это, кстати, не то же самое, что «Трюкач». Там про кинематограф. Хотя, тоже отличное кино, надо сказать.

Мы продолжаем историю, и возникло еще несколько вопросов, которые… Я когда зачитывала вам тех, кто прислал анкету, вы сразу поняли, что ни одной дамы нам анкету не прислало. Ни одной. Но тем не менее, в нашей следующей рубрике мы вспомним о женщинах-фокусниках.

ДОСКА ПОЧЕТА

О.ЖУРАВЛЕВА: Я предполагаю, что главных женщин-фокусниц сожгли в эпоху инквизиции.

Я.МАРГАСОВА: Чем очень сильно напугали остальные поколения. При том, что женщин называют хитрыми…

О.ЖУРАВЛЕВА: Пронырливыми и так далее. Но и не только женщин. А кто-то говорил из выдающихся женщин, что если женщина не склонна к колдовству, ей нечего делать на кухне. Ну, то есть как бы кулинарные изыски ей не удадутся. Тем не менее, Владимира Попова как человека опытного я попросила рассказать, бывают ли в этой профессии женщины, и он их вспомнил по именно.

В.ПОПОВ: Я встречал, была Галина Асс из Ленинграда, была великолепный манипулятор с картами. И еще были великолепные фокусники Агороновы, ныне покойные, которые не только отгадывали мысли на расстоянии. То есть она была на сцене, а он ходил среди публики. Сейчас это забытый жанр. Я встречал, вот, женщина-фокусница была, ныне покойная, это Люба Сударчикова, которая самостоятельно работала и меняла платья, трансформацию. Сейчас продолжают трансформацию костюмов их дети. Ну, в цирке работали, конечно. Ну а как же?

И, все-таки, нужно женщине-фокуснице сделать номер, который украшает. Вот, в Москве живет прекрасная Лариса Рубцова. Это русский номер. Это появляется на сцене красивая русская красавица, где появляются корзины с цветами, где вот эти корзины цветов меняют цвета. Конечно, это жена нашего президента Владимира Петровича Руднева, вот, яркая представительница.

Потом есть потрясающие в Москве фокусники Надежда Кондакова и Михаил Тюменцев. Они работают иллюзию с мелкими животными. Вот, вначале серая крыска такая появляется, потом бабах, здоровенная, вырастает в нутрию такую. Я видел много, которые производят впечатление. Да-да-да, женщины есть фокусницы.

О.ЖУРАВЛЕВА: Женщины-фокусницы есть. Если вам повезло их увидеть, я думаю, что вы, наверное, почувствовали разницу. Мы тут с Яной рассуждали, что, наверное, женщине очень сложно работать иллюзию, когда там у нее должно что-то из уха доставаться или еще что-нибудь.

Я.МАРГАСОВА: Выглядит все не так.

О.ЖУРАВЛЕВА: Или, например, костюм сценический со специальными всякими средствами, который ее полнит. Вот, представляешь себе?

Я.МАРГАСОВА: Еще как. Потому что да, он широкий, просторный.

О.ЖУРАВЛЕВА: Вот. И, вот, женщина, наверное, на такие трюки не очень готова пойти. Хотя, артистки бывают очень разные. Есть же масса клоунесс, комиков в кино и в театре, и так далее. Но, вот, видимо…

Я.МАРГАСОВА: Но, все-таки, так сложилось, мне кажется.

О.ЖУРАВЛЕВА: ...здесь, все-таки, это очень важно, да? В цирке женщина должна быть в блестящем и в красивой позе. Ну, гимнастка, например. Или, кстати говоря, вот ассистенты тоже.

Я.МАРГАСОВА: Ассистенты – женщины.

О.ЖУРАВЛЕВА: Владимир Георгиевич работает много лет с ассистенткой всегда. Да, Илья из Тулы напоминает: «Дамы работают разрезаемыми». Илья, если бы фокусница показывала номер «Женщина пилит мужчину», он бы имел успех, я вас уверяю. Так вот, по поводу образов. Владимир Георгиевич работает в образе Старика Хоттабыча, и в том числе… Ну, опять же, возрастной, как бы, персонаж и при этом он волшебник, и все это вот такое шоу. Вопрос даже не в том, какие фокусы он показывает, а в том, как он это все обставляет.

И еще у него есть образ Остапа Бендера, которого он уже представляет как уже Остапа Бендера после всего, что мы читали в этих прекрасных книгах, то есть уже тоже заслуженного, уже переквалифицировавшегося в управдома. И у него, соответственно, дама, которая раньше была какая-нибудь Зося Синицкая, с годами она превратилась в мадам Грицацуеву, но тоже образ, как бы, остался.

Я.МАРГАСОВА: Ну потому что, Оль, женщины украшают.

О.ЖУРАВЛЕВА: В любом случае.

Я.МАРГАСОВА: Да.

О.ЖУРАВЛЕВА: И отвлекают внимание, кстати. Красивые женщин отвлекают внимание от манипуляций.

Я.МАРГАСОВА: Точно.

О.ЖУРАВЛЕВА: И это правильно. А нас уже, смотри, стали показывать сразу с трех камер, и зрителям Сетевизора сегодня просто сплошные новинки видят на своих экранах. И спасибо, что вы пишете нам об этом на SMS – Алекс нас предупредил. Так. «За месяц можно обучить крупье-девочку фокусам». «В казино против игрока играет математика», — опять Андрей пишет.

Я.МАРГАСОВА: Математика-математика.

О.ЖУРАВЛЕВА: Нет, мы, конечно, не говорим, что крупье – это так просто в отличие от фокусника. Просто мне кажется, что это совсем другой подход.

Я.МАРГАСОВА: Это вообще другая профессия, другой склад ума. Там все другое.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну да. Хотя, наверное, тоже психология, артистизм, очень большая математическая часть, то, что фокусникам не обязательно.

Я.МАРГАСОВА: Да, но тут не концентрация на себе, артисте, понимаешь, да? Все-таки, другая магия.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да. Вот еще один из вопросов. Ты говорила про обкатку. Павел рассказывает нам, как придумывается фокус. Вот, есть, оказывается, не один путь, а два. И, вот, у него есть, соответственно, свои представления о том, как придумывается фокус.

П.КАРАХТАНОВ: Вы знаете, это очень интересный вопрос, потому что тут тоже есть 2 аспекта, с чего начать вообще придумывать, то есть как это придумать. Либо нужно начинать с начала, либо начинать с конца эффекта. То есть либо сначала необходимо придумать то, что увидят зрители в итоге, в финале, то, чему он удивится. Либо мы сначала продумываем какие-то предметы и как они друг с другом могут быть связаны. То есть мы берем обычные повседневные канцелярские резинки, ручки, шарики, монеты, что угодно. Начинаем их вертеть, крутить в руках, непосредственно весь этот процесс творческий – он проходит намного быстрее, лучше и продуктивнее в компании, так называемый, знаете, брейнсторм когда проходит. Мы решаем, что из этого может выйти, что из этого может получиться, обмениваемся информацией, которую получаем из различных источников, — это книги, видеоматериалы, те же интернет-сообщества, это форумы, блоги. И все это вместе соединяется, как снежный ком накапливается-накапливается, и в итоге все это выливается в один какой-то эффектный, мощный трюк, который затем мы демонстрируем публике.

О.ЖУРАВЛЕВА: Мне кажется, что многим людям, может быть, было бы интересно походить по этим форумам и по всяким онлайн-конференциям. Я не думаю, что они очень закрыты. Хотя, как объяснил Павел, даже ассистенты в этом не принимают участия, потому что то, что между собой иллюзионисты обсуждают, это не всем понятно вообще, о чем они говорят.

Я.МАРГАСОВА: Ну точно: слет волшебников.

О.ЖУРАВЛЕВА: И, кстати говоря, Илья пишет: «Подписку разрезаемые дают о неразглашении секретов фокусов?» Илья, Владимир рассказывал, когда он работал с тем знаменитым фокусником, который хранил свои секреты, он говорил, что и от него эти секреты его партнер и коллега, все-таки, старался хранить.

«Небось, на фокусников учат в какой-нибудь глуши. Там, где не ловит мобильная связь и нет интернета», — считает Евгений. Да вот, вы видите, учатся сами, как раз где есть интернет. И еще одна история, я вот ее решила вам оставить на закуску, о том, опять же, как в советское время подходили к работе иллюзиониста, что было можно, что нельзя, какова была мораль советского иллюзиониста, я бы так сказала. Владимир Георгиевич Попов рассказывает.

В.ПОПОВ: Когда было советское время, мы проходили все аттестацию, тарификацию, и категорически было, категорически были запрещены всевозможные манипуляции с картами. Кто бы сейчас додумался, чтобы вот сейчас в наше время… В советское время, когда сидит парторг филармонии, профсоюз, заслуженные артисты, которые будут тебя отсматривать и ты вышел с картами, будешь манипулировать – вы что?! Кто тебе бы разрешил когда-нибудь выйти с сигаретой? Фокусы, знаете, появляется одна из дыма, следующая. Ну, кто бы еще тебе позволил какие-то делать такие трюки, которые были не в той морали того общества? Ну, карты были категорически запрещены. Сигареты были категорически запрещены.

Артисты разговорного жанра в начале спектакля эстрадного концерта должны были говорить какую-то шапку. Я читал фельетон про московское время. Московское время, великое время, точнее московского нет. Что за одну минуту в нашей стране столько-то делается пар обуви, столько-то шьется маек, трусов, ботинки. Ну, какая-то абракадабра. Кому это надо? Но это был фельетон, начинать нужно было именно вот с этого.

О.ЖУРАВЛЕВА: Вот такая вот.

Я.МАРГАСОВА: Это Огурцов в «Карнавальной ночи», да?

О.ЖУРАВЛЕВА: Да. Как это называется? Тяжела и неказиста жизнь советского артиста. (все смеются) Причем, оригинального жанра. Ну, вот Таня пишет: «С детства не люблю фокусников – это не волшебство, а натренированный обман. Скучно», — считает Таня. Таня, это либо ваш склад личности, либо вам не везло с фокусниками.

Я.МАРГАСОВА: Да.

О.ЖУРАВЛЕВА: Я скажу, что я видела самого что называется, ну, не перворядного человека, который, знаете, в Турции по отелям ездит или в Греции там: «А сегодня из Салоник приедет фокусник». Настолько обаятельный был парень, такие, в общем, незатейливые вещи, но было очень весело. Вот мне показалось, что в этом, как бы, была радость. Потому что танец живота так не зажигал, как, вот, пришел, там, шарики покрутил, посмеялся, 5 слов на разных языках и все довольны. Ну, мне кажется, что, все-таки, самое главное – это быть артистом, а потом уже оригинального жанра.

Спасибо большое за все ваши смски. И главное вот это вот трогательное письмо: «Девочки, какие у вас красивые голоса». Вы как в воду глядели. Мы хотим в следующий раз поговорить о профессии фониатора.

Я.МАРГАСОВА: Да, мы закончим букву «ф».

О.ЖУРАВЛЕВА: И вот как раз про красивые, некрасивые, отсутствующие и присутствующие голоса мы, наверное, постараемся сделать передачу, потому что это очень интересно. Если вы еще не слышали о такой профессии, то вам точно будет интересно.

Я.МАРГАСОВА: Приходите через неделю.

О.ЖУРАВЛЕВА: Это наша задача. «Послужной список», газета «Труд», «Эхо Москвы», Яна Маргасова и Ольга Журавлева. Всем спасибо, всего доброго.

Я.МАРГАСОВА: До свидания.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире