'Вопросы к интервью


О.ЖУРАВЛЕВА: И, действительно, программа «Послужной список» на «Эхе» выходит в прямом эфире после некоторого перерыва, я бы так сказала, у нас были повторы и специальное производство газеты «Труд», которую сегодня как всегда представляет ее обозреватель Яна Маргасова.



Я.МАРГАСОВА: Здравствуйте.

О.ЖУРАВЛЕВА: И «Эхо Москвы», которое представляет Ольга Журавлева, продолжает свой список. В «Послужном списке», если вы забыли, пока были повторы, вы наверное забыли, что у нас буква «С». И на букву «С» мы дошли до прекрасной профессии, которая называется «Сапер». Да, вы можете сказать, что это не профессия, что это военная специальность, но тут много всяких нюансов, и она очень особенная военная специальность – не только военная, на самом деле. В мирной жизни саперы тоже необходимы, в чем мы убедились, беседуя с нашими чудесными совершенно сегодняшними собеседниками.

Что еще нужно знать? Что на сайте «Эха Москвы» есть видеотрансляция, мы с Яной в костюмах далеко не саперов – это совершенно точно. Мы узнали, что костюм сапера, особенно рабочий, это очень такая, серьезная штука.

Я.МАРГАСОВА: Зато вокруг нас много проводов.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да. Вы можете себе представить, как бы мы тут могли своими шаловливыми ручонками поработать, но не будем. Мы, как я уже сказал, сегодня говорим о саперах. Ваши реплики, вопросы, предложения, пожелания принимаются на SMS.

Я.МАРГАСОВА: Уточнения.

О.ЖУРАВЛЕВА: +7 985 970-45-45. И Андрей, наш любимый слушатель как всегда заранее прислал, во-первых, поздравление с окончанием отпусков. Спасибо вам, Андрей.

Я.МАРГАСОВА: Мы соскучились.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да, мы, на самом деле, соскучились. А во-вторых, прислал классическую формулу «Сапер ошибается только раз – такова правда», — пишет Андрей.

Я.МАРГАСОВА: Я думаю, каждый слушатель подумал сразу об этой фразе, как только мы заявили тему.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да. Но, на самом деле, судя по прекрасным совершенно отставникам, саперы не такие простые ребята. С ними все совсем-совсем не так просто и они, кстати, ошибаться-то могут далеко не один раз. Там вообще очень интересно все. Но для начала мы попробуем выяснить… Это, оказывается, очень древняя история-то. И вообще тихая сапа имеет прямое отношение к саперам, вы будете смеяться.

Так вот про то, как это все начиналось, а начиналось, в России-то вообще официальный отсчет ведется уже 310 лет почти, скоро будет крупное празднование без фейерверка, который будут отмечать саперы. Саперы не любят фейерверки, как мне кажется. Ну вот, они будут…

Я.МАРГАСОВА: Хотя сами они прекрасные пиротехники, конечно.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да. Они будут отмечать скоро свою такую большую серьезную дату, праздник профессиональный они отмечают 21 января, а сейчас мы вспомним, как начиналось, через что прошло и к чему пришло сейчас в нашей традиционной рубрике.

ФОКУС «ТРУДА»

О.ЖУРАВЛЕВА: Давай, Яна, рассказывай.

Я.МАРГАСОВА: Сапер – французское слово, в переводе «проводить подкопы». С XVII века так назывались рабочие или солдаты, специальностью которых было делать подкопы и производить разрушения крепостных сооружений противника при осадах. Сейчас сапер – это лицо, находящееся на службе в Инженерных и Военно-строительных войсках, основной задачей которых является инженерное обеспечение военных действий оборонительного или наступательного характера.

Повторюсь, к XVII веку относится появление термина «сапер», а с начала они появились во Франции, а у нас, как уже сказала Оля, скоро будет круглая дата. С 1712 года они в России.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да.

Я.МАРГАСОВА: Как отдельное подразделение, конечно же.

О.ЖУРАВЛЕВА: Я просто еще заодно добавлю, в том числе и косвенно отвечая на вопрос одного из наших слушателей, присланного на сайт, что минеры. разминеры, саперы, пионеры – это все одни и те же люди. Пионеры, или пиониры – это те, кто идут перед войсками и подготавливают им все, в том числе и разминируют, и в том числе ведут подкопы и так далее. На самом деле, это люди, которые идут во главе войска. Получается так.

Я.МАРГАСОВА: И при этом интересно, что это инженерная специальность, должность так и называется «сапер», начинают свою службу саперы, конечно же, в чине рядового.

О.ЖУРАВЛЕВА: Так. Что мы еще знаем? Ну, у нас еще есть всевозможные варианты учебных заведений. Есть масса применений саперов в гражданской жизни, потому что, к сожалению, взрывчатка – дело такое, она иногда требуется просто, действительно, для каких-то мирных вещей, а иногда она просто встречается в мирной жизни.

Я.МАРГАСОВА: Ну, нам сейчас наши замечательные…

О.ЖУРАВЛЕВА: Наши замечательные собеседники, саперы настоящие нам сейчас все расскажут. Во-первых, хотелось бы понять, когда мы слушаем новости, говорят, что, вот, там, пришли специалисты, разобрались с тем-то и с тем-то. Откуда эти специалисты? К какому подразделению, роду войск и вообще чему они относятся? И вот, один из наших собеседников. Первым мы услышим Андрея Анатольевича Чеховского – это бывший зам начальника отдела планирования и применения Инженерных войск внутренних войск МВД РФ. Очень опытный человек. Вы услышите по его рассказам. И вот для начала Андрей нам объясняет, какие саперы в каком случае и к какому ведомству они принадлежат.

СЛУШАТЕЛЬ: Если разговор идет о населенном пункте, то здесь, конечно, преобладающее первенство принадлежит взрывотехникам подразделений ФСБ. Если же эти подразделений нет, то тогда возлагается на саперов МЧС. Если же дальше идет по нисходящей, то уже тогда привлекаются саперы Министерства обороны, Вооруженные силы. Так скажем подразделения внутренних войск, но поскольку они малочисленные и дислоцированные в отдельных регионах, то они, как правило, привлекаются только для разминирования районов, в которых внутренние войска выполняют свои боевые задачи.

Да, вот еще такое. Ну, тоже вы видели, слышали, что очень много и по Москве, и в других населенных пунктах крупных при проведении массовых мероприятий, особенно футбольных матчей для охраны наведения порядка привлекаются подразделения внутренних войск. И, вот, перед выставлением на свои места несения службы, для проверки вот этих мест, стадионов могут привлекаться саперы внутренних войск для поиска взрывоопасных предметов и подозрительных предметов также.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну вот благодаря Андрею, мы теперь с вами немножко представляем менее, к каким подразделениям, к каким видам и родам принадлежат эти люди, взрывотехники, специалисты, саперы, минеры и так далее, когда речь идет о разминировании населенных пунктов, вот как это называется.

Я.МАРГАСОВА: Ну и я немножко бы еще продолжила о том, что саперы в войсках выполняют ответственные задачи по установке минно-взрывных заграждений. Либо, наоборот, обезвреживанию и уничтожению мин и фугасов противника. Это, кстати, является ответом на вопрос.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да, это один человек – и минер, и сапер.

Я.МАРГАСОВА: Да.

О.ЖУРАВЛЕВА: Он может и заминировать, и разминировать.

Я.МАРГАСОВА: Также саперы могут быть в разведывательно-диверсионных группах, и тогда на сапера могут быть возложены задачи минирования или подрыва мостов, переправ, железнодорожных путей, каких-то пусковых установок ракет, объектов связи и так далее, всяческих стратегических объектов.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, вообще, Ян, мне кажется, это логично, потому что когда человек знает всю технологию, как это делается, как закладывается и какие будут разрушения, соответственно, он и разминировать умеет на нужном уровне.

Я.МАРГАСОВА: Абсолютно, конечно-конечно.

О.ЖУРАВЛЕВА: Естественно, возник вопрос у меня, во всяком случае, вот, бывает так, чтобы ребенок с детства мечтал быть летчиком, продавцом мороженого, даже страховым агентом.

Я.МАРГАСОВА: Даже космонавтом.

О.ЖУРАВЛЕВА: Космонавтом, например. Вот, сапером с детства мечтают или все-таки это как-то более случайно? Ну, в нашей ситуации у нас 2 собеседника, я еще второго не представила, это Владимир Семенович Гаваза, который, кстати, Андрея Анатольевича учил в свое время. Потому что Владимир Семенович – он полковник запаса с 30-летним стажем в армии, после этого еще 10 лет по специальности работает. Он бывший начальник Кафедры инженерных заграждений Военно-инженерной академии, а сейчас генеральный директор специализированного предприятия, которое занимается как раз гуманитарным разминированием. Это такой очень интересный термин, на который я призываю вас обратить внимание. Но прежде чем эти прекрасные люди стали тем, кем они стали, они, конечно, прошли какой-то путь. И сейчас наша традиционная рубрика.

ТРУДОВАЯ КНИЖКА

О.ЖУРАВЛЕВА: Начнем с Андрея, и он расскажет, как он стал сапером, служа во внутренних войсках.

СЛУШАТЕЛЬ: Честно говоря, не мечтал, потому что ну как? Заканчивал-то школу когда и учебу, в советское время еще не было вооруженных конфликтов, эхо войны было далеко и профессия сапера, конечно, не приходилось думать. Ну а потом закончил Калининградское высшее инженерное училище инженерных войск, по мирной специальности радиотелемеханик. Но, вот, с началом первой чеченской кампании получилось, что пришлось переквалифицироваться на должность сапера, потому что, конечно, нехватка во внутренних войсках в кадровом плане, к этому не были в то время готовы и пришлось осваивать, ну, не то, чтобы новую, вспоминать, чему учили в училище и становиться сапером. Когда мы были абитуриентами, поступали в Калининградское высшее инженерное училище, наряду с обязательными вступительными экзаменами у нас практически каждый день был очень жесткий психологический отбор – всевозможные тесты, конкурсы, все, что угодно. И мы думали, это как бы такая игра, потому что никто ничего не говорил. А потом уже, когда все это с нами завершили, там выдали такие психологические портреты, что кое-кто даже успешно сдав экзамены, не мог быть военным инженером, в том числе и сапером.

О.ЖУРАВЛЕВА: Вот такая история

Я.МАРГАСОВА: Очень интересно.

О.ЖУРАВЛЕВА: Вообще, обучение саперов, Яна, я тебе скажу, это совершенно отдельная история. Ну, мы теоретически опять-таки все себе представляем, да? Что человек должен обладать набором каких-то минимальных качеств, которые там и для армии, и для милиции, и для чего угодно нужны. Но с саперами все непросто. И, вот, Владимир Семенович, человек опытный, тоже рассказывает о том, как он этот опыт приобретал и как он пришел в эту профессию и вообще несколько слов, что он об этой профессии думает.

СЛУШАТЕЛЬ: Я пришел тоже чисто случайно, меня просто заинтриговала не специальность сапера, а нам выдавали тогда диплом «инженер-механик. Ну, это достаточно такая, серьезная была, это было давно-давно, в 60-х годах. Но я захотел быть инженером-механиком. Когда поступил, оказалось, что там есть разные целенаправленные профессии, факультеты. И, вот, выбрал специальность сапер, что связано с минами, связано с о взрывами. Молодость – она любит риск, романтика. Постановление в профессию происходит не так однозначно и не так быстро. Если тебе это дело нравится, то с каждым годом, десятилетием становишься все более профессионалом, более мудрее, понимаешь все те нюансы, которые не очень-то и понимаются. Поэтому настоящий сапер – это когда проходит 10 лет, 15, 20 лет. Вот тогда становится уже истинным профессионалом.

Я.МАРГАСОВА: Сапер с выдержкой.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да, выдержанный сапер, как хороший напиток такой благородный. Встретите сапера, спросите, сколько времени работает, сразу узнаете, профессиональный или нет. Давай немножко об обучении, несколько слов. Вот тут жалуются, что не видно, сейчас пойду проверю – не переживайте.

Я.МАРГАСОВА: А я пока расскажу о образовании. Для овладения специальностью необходимо иметь среднее полное общее образование и продолжить обучение можно в Инженерном училище, техникуме или в высшем образовательном учреждении, именно инженерном. В должности саперов далее комплектуются дисциплинированными, исполнительными военнослужащими после подготовки в учебной воинской части. Для успешного выполнения своих обязанностей сапер обязан знать назначение, Устройство и принцип действия мин и минно-взрывных устройств, характерные неисправности в работе минно-взрывных устройств, порядок подготовки и применения инженерных боеприпасов. А должен уметь по окончании обучения производить подготовку к использованию мин и других взрывных устройств, соблюдать требования безопасности и, прежде всего, знать их, конечно же, и выполнять обязанности номеров подрывных команд при производстве подрывных работ.

О.ЖУРАВЛЕВА: Производство подрывных работ звучит вообще хорошо. Рассказ подрывника вспоминается, еще всякие интересные вещи. Но мы вообще много всяких ассоциаций, в том числе из литературы вспомнили. А уж из кино-то что мы там только ни вспомнили про вот это вот «кусай провод».

Я.МАРГАСОВА: Последние секунды.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да, последние секунды, отсчет. Нам тут еще напомнили «Кстати о применении в гражданской жизни, — пишет Антон из Красноярска, почему у нас не сносят старые дома взрывами как в Америке? Очень зрелищно смотрится».

Я.МАРГАСОВА: Насколько я знаю, у нас сносят.

О.ЖУРАВЛЕВА: Антон, у нас, не знаю как в Красноярске, у нас сносят. Вот, в том районе, где я живу, старые постройки, такие дома.

Я.МАРГАСОВА: Совершенно точно сносят.

О.ЖУРАВЛЕВА: Дома 40-х годов сносили именно взрывами. Это вполне случается. Ну, наверное, не везде это возможно. А Михаил из Ивантеевки напоминает, что о саперах очень хороший фильм «Повелитель бури». Насколько он хороший, я судить не могу, не видела, отзывы были разные.

Я.МАРГАСОВА: Оскара получил.

О.ЖУРАВЛЕВА: Но о саперах и, действительно, получил Оскара. Так, про образование есть еще несколько интересных моментов. Вот, Андрей Анатольевич Чеховский, которого вы уже слышали в нашем эфире, он сначала получил сам образование, а потом, приобретя боевой уже опыт в первую чеченскую кампанию, уже занимался обучением и следующих поколений, следующих призывников. Вот, чему учили молодых, вспоминает Андрей Анатольевич.

СЛУШАТЕЛЬ: Когда началась вторая чеченская кампания, в Ханкале был учебный центр, там буквально 2 недели подготовки и показывали им все последних ухищрения, которые были. Ну, естественно, это были действующие макеты, и в видеокассетах, и в радиоприемниках, и в любых других предметах. Но всего предусмотреть невозможно, поэтому учили солдат и сами учили, что все, что лежит, все может взорваться вплоть до макета камня, кирпича, кастрюли. Поэтому бояться надо было всего в хорошем смысле, и к каждому подозрительному предмету относиться как, скажем, к адской машине, которая может взорваться возле тебя или возле твоих товарищей.

О.ЖУРАВЛЕВА: Это то, что сказал Андрей, сразу же наводит нас на мысль о психологической устойчивости высочайшей просто, которая требуется для такой работы.

Я.МАРГАСОВА: Да, это, конечно, не просто слова – требование к личным качества, вот, которые могут быть заявлены в каком-либо резюме.

О.ЖУРАВЛЕВА: Так вот Владимир Семенович, который занимался обучением непосредственно в специальном учебном заведении на Кафедре инженерных заграждений Военно-инженерной академии, он рассказывает, Как, собственно, учат на саперов и где проходи отсев личных качеств. Потому что так вот по лицу, по анкете, по экзаменам невозможно установить, что человек может, а что не может. Владимир Семенович подробнее.

СЛУШАТЕЛЬ: Происходит естественный отбор. Первым начинается, как бы, введение в профессию, когда возле тебя взрывают шашку с тротилом, когда тебя пугают, что вот эта мина боевая. И ты начинаешь вокруг этого крутиться и сразу люди те, которые не обладают каким-то чувством безопасности, стремлением себя обезопасить и людей обезопасить, они отсеиваются — это в первые же месяцы уже видно, что человек не подходит к этой профессии, ему лучше заниматься чем-то другим.

Мы же как, вот, воспитывали? Берем, допустим, 10-15 человек, да? Кладем их на землю, сзади подрываем у каждого в ногах по 100 грамм тротила. Они там лежат секунд 20-30, и уже видно по их движению – они так лежат – как руки, как ноги дрожат, как что-то остальное. Кто-то убегает, кто-то терпит. После этого из 10 человек остается 2-3, из этих 2-х – 3-х можно делать саперов.

О.ЖУРАВЛЕВА: Вот так.

Я.МАРГАСОВА: Можно делать саперов.

О.ЖУРАВЛЕВА: Из 2-х – 3-х можно сделать саперов, из остальных, как выяснилось, нет. Каждый на себя так сразу соотнес, вот, как бы он отреагировал и решил для себя вопрос.

Я.МАРГАСОВА: Ну а на самом деле сапер, видимо, тот, который остался после отбора, безусловно, должен обладать высоким уровнем ответственности и это не просто слова. Он должен обладать способностью к работе в одиночестве, к принятию решений, к быстрым…

О.ЖУРАВЛЕВА: Причем, тоже самостоятельных абсолютно.

Я.МАРГАСОВА: ...к быстрым реакциям и переходам от одного действия к другому, и вот еще интересный момент, быстро определять направление, откуда исходит звук и, наверное, это какое-то нетренируемое свойство, но должна быстро восстанавливаться зрительная функция после каких-то вспышек, то есть еще такие, физические качества.

О.ЖУРАВЛЕВА: Но еще, Яна, помимо быстрой реакции. Быстрая реакция может быть, как в случае с подрывом шашек в учебном, можно быстро убежать, можно, наоборот, при всей быстроте реакции, я так понимаю, еще необходима особенная плавность движения и отсутствие вообще резких движений. Потому что, вот, нужно сочетать быстроту и плавность – это очень интересный момент, как мне кажется.

О свойствах характера сейчас нам и сами саперы расскажут, но вот тут Олег из Тулы прислал SMS +7 985 970-45-45: «Саперы говорят, что ошибаются два раза – первый раз, когда выбирают работу сапера», Олег, шутка смешная, но судя по тому, что нам рассказывали наши собеседники, они эту работу любят.

Я.МАРГАСОВА: Да, Они совершенно не ошиблись.

О.ЖУРАВЛЕВА: Вот, видимо, они-то как раз и не ошиблись. Они были те самые двое из 15 или из 20 человек, Которые не ошиблись.

Я.МАРГАСОВА: Но тут не выучишься ради корочки совершенно точно на сапера.

О.ЖУРАВЛЕВА: Владимир, который пишет, что он в бане, спрашивает: «Интересно, все же, как сами саперы оценивают фильм «Повелитель бури». Вы их не спрашивали?» Честно скажу, по этому поводу не спрашивали, как-то не до фильмов нам было.

Я.МАРГАСОВА: Но о фильмах все-таки.

О.ЖУРАВЛЕВА: О фильмах вообще мы спрашивали. Мне просто «Повелитель бурь» я сама не видела, мне было тяжело просто беседовать бы на тему, так сказать, отвлеченную. Так вот, о свойствах характера и разумном и неразумном риске Владимир Семенович нам сейчас несколько слов скажет.

СЛУШАТЕЛЬ: Да, он обязан рисковать, потому что всегда это неоднозначное решение этого вопроса. Это риск. Чем больше опыта, тем риск меньше становится. А если человек обладает таким чувством страха, то, конечно, ему этим делом заниматься не стоит. Я когда был начальником кафедры, значит, у меня такой девиз был, висел: «Чем больше знаю я, тем больше сомневаюсь я». И это очень правильно. Потому что познать до конца любой процесс, там, взаимодействие невозможно. Чем больше знаю, тем больше сомневаюсь. Кто не сомневается, всем надо очень внимательно относиться к тому человеку, потому что он, наверное, неоправданно рискует.

Вы знаете, это каждой, наверное, профессии свойственно, это честолюбие. Вот, оно вроде как отрицательно звучит, а если человек занялся этим делом, хочет именно этим дальше заниматься, то он должен совершенствоваться, он долен любить себя в этой профессии, быть лучше, чем кто-либо другой. То есть это хорошее качество – честолюбие. И тогда, значит, все получится. Это не только к саперам, это относится к любой профессии, в том числе и к журналистике.

О.ЖУРАВЛЕВА: Полностью согласна. Если не хочешь быть лучшим в профессии, то чего там делать?

Я.МАРГАСОВА: Ну а также настоящие саперы говорят, действующие, что без страха в этой профессии делать нечего и она заканчивается как и карьера ровно тогда, когда человек теряет страх.

О.ЖУРАВЛЕВА: Вот, страх – понятие разное, вот, Владимир Семенович не совсем согласен, что именно страх это называется. А, вот, Андрей как раз это самое слово и употребил, и он о личных качествах и о том, сколько раз ошибается сапер, сейчас расскажет.

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, конечно, это должно быть внутренняя тяга. Я вот сейчас уже думал перед интервью, что сапер настоящий – он, во-первых, должен досконально знать принцип действия, тактико-технические характеристики и устройство инженерных боеприпасов, самодельных взрывных устройств и взрывоопасных предметов, это первое. Второе, он должен знать, что он знает очень мало о них. И  третье, это я как бы считаю самое нужное, это должен их бояться. Если сапер перестает бояться, он должен уходить с этой профессии, должен менять ее. Нормальный сапер всегда боится, всегда не уверен в том, что он видит, должен все проверять, перепроверять, бояться в хорошем смысле этого слова.

Во время учебы в Академии готовили нас очень умные профессионалы, которые Афганистан прошли, другие горячие точки. И очень хорошо подметили, что сапер ошибается не один раз, он может ошибиться и 2 раза, и 3, и больше, но только ценой своего, может быть, здоровья и жизни, а может быть, сам остается живым, а страдают или его товарищи, либо вообще посторонние люди. Поэтому не один раз он может ошибиться.

О.ЖУРАВЛЕВА: К сожалению, такое тоже возможно, но отсюда и уровень ответственности.

Я.МАРГАСОВА: Высочайший. Что касается орудий труда. Все мы, конечно, знаем саперную лопатку.

О.ЖУРАВЛЕВА: Которая использовалась не по назначению много раз, в том числе и в армии.

Я.МАРГАСОВА: Да. Есть такие приспособления как ножи, обжимы, технические устройства, миноискатели, установки разминирования, взрыватели. Но очень интересно рассказать вам о защитном костюме сапера. Все мы знаем вообще, как выглядит сапер, да? И я думаю что, ну, костюм.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну да такой, брезентик просто, скромно.

Я.МАРГАСОВА: На самом деле, костюм весит около 50 килограммов. Помимо того, что стоять в нем тяжело.

О.ЖУРАВЛЕВА: Около 50 килограммов весит Яна, мне кажется.

Я.МАРГАСОВА: Вот, капельку побольше, но, в общем, да, где-то рядом с этим. Представьте, как в этом передвигаться. Но самое интересное, что самостоятельно надеть защитный костюм сапер не может, ему всегда помогают одевать.

О.ЖУРАВЛЕВА: Вот и умение работать в команде тоже важно.

Я.МАРГАСОВА: Без команды вообще никуда.

О.ЖУРАВЛЕВА: Есть еще, конечно, много всяких нюансов этой профессии, но вот к финалу первой части нам хотелось бы еще вспомнить о том, как оплачивается этот труд. Потому что, опять-таки, есть, все-таки, армейские вещи – там есть разнарядка, коды, там не забалуешь. А есть и чисто коммерческое использование, когда, например, ведется строительство и там нужно что-то исследовать или еще как-то. У тебя есть какие-то сведения, хотя бы приблизительные об оплате?

Я.МАРГАСОВА: Да, конечно. Оклад военного сапера – 15 тысяч рублей плюс за каждое разминирование своя премия. Что касается коммерческой, то около 1000 долларов, вот, в долларовом эквиваленте только нашли, получает сапер коммерческий. И также военным ежемесячно выплачивается процентная надбавка за выслугу лет.

О.ЖУРАВЛЕВА: Это, все-таки, рубрика у нас такая, извините я забыла сказать.

ПЛАТЕЖНАЯ ВЕДОМОСТЬ

О.ЖУРАВЛЕВА: И в этой рубрике Андрей нам еще в заключение расскажет про премии и награды в саперном деле.

СЛУШАТЕЛЬ: Саперы всегда являлись несколько специальным родом войск, и чтобы как-то поощрить поддержать во внутренних войсках, в МВД предусмотрены особые надбавки, поощрения военнослужащих, занимающихся этой работой, и, естественно, за каждый обнаруженный предмет идет соответствующая премия, которую получает солдаты, офицеры, прапорщики. И в начале 2000-х годов также для, ну, можно сказать, морального поощрения личного состава во внутренних войсках введена медаль, которой награждает министр внутренних дел, так и называется «За разминирование». Солдаты очень ценят и офицеры эту медаль, достойные, проявившие себя награждаются и до сих пор получают ее в мирное время.

О.ЖУРАВЛЕВА: Вот так. Увидите медаль «За разминирование», будете знать, что это все совершенно не шуточки, это очень серьезная награда за серьезный риск и за серьезный профессионализм. Еще раз напомним, что в программе «Послужной список» мы идем по алфавиту, на букву «С» у нас сапер, а буква «С» у нас будет большая-пребольшая. У нас огромное количество профессий на «С», интереснейшая, очень образная. У нас сапожник будет в следующий раз, между прочим, после сапера – мы так резко метнемся совершенно в другую сторону. Я напомню, что это совместное производство с газетой «Труд», газету «Труд» представляет обозреватель газеты Яна Маргасова. «Эхо Москвы» представляет Ольга Журавлева. Вы нас обеих представляете себе по видеотрансляции на сайте «Эха Москвы».

Я.МАРГАСОВА: И наяву практически.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да, как наяву. А сейчас мы уходим на новости и возвращаемся после них опять в «Послужной список».

НОВОСТИ

О.ЖУРАВЛЕВА: И на «Эхе», действительно, программа «Послужной список», в Москве 16:35, мы продолжаем свою деятельность, так я скажу официально.

Я.МАРГАСОВА: С новыми силами.

О.ЖУРАВЛЕВА: С новыми силами, да. Газета «Труд», «Эхо Москвы», Яна Маргасова.

Я.МАРГАСОВА: Ольга Журавлева.

О.ЖУРАВЛЕВА: Спасибо большое, Яночка, извини. Мы говорим о саперах. Уже много всяких мыслей возникло в этом разговоре. В частности, мы стали вспоминать всякие новости, когда в мирной жизни мы сталкиваемся с упоминанием саперов. В том числе недавно я в интернете прочитала по поводу того какой-то отчет, что на строительных площадках, вот, в Ленинградской области за второй квартал года какие-то там тысячи и тысячи снарядов были обезврежены, и летом 16 групп разминирования из воинских частей ленинградского военного округа продолжают работать в крайне напряженном режиме. Ну вот, начали что-то раскапывать, что-то делать, что-то строить. И соответственно сразу же возникла необходимость доставать гранаты, снаряды, минометные мины и все остальное.

Я.МАРГАСОВА: Когда слышишь, что саперы работают в напряженном режиме, то как-то не очень уверенно себя чувствуешь.

О.ЖУРАВЛЕВА: Как-то думаешь, с одной стороны, как-то страшно, а с другой стороны, раз они работают… Мы теперь с тобой знаем, кто такие саперы, мы им абсолютно доверяем. Мы считаем, что все будет хорошо.

Я.МАРГАСОВА: У меня есть тоже довольно печальная статистика организации «Люди против мин», которая говорит о том, что в 60 странах мира каждый год от мин погибает в среднем около 25 тысяч человек, мирных жителей. Понятно, что речь идет, скорее всего, о противопехотных минах.

О.ЖУРАВЛЕВА: Самых омерзительных, по-моему, на свете.

Я.МАРГАСОВА: Но цифры, конечно…

О.ЖУРАВЛЕВА: Против которых тоже борются отдельно. Ну и совсем недавняя, от 30 июня была новость, тоже с упоминанием саперов. Но она такая, почти трагикомичная.

Я.МАРГАСОВА: Московская?

О.ЖУРАВЛЕВА: Да. Саперам столичного ГУВД пришлось извлекать гранату из-под ноги москвича. Человек вышел из машины, наступил на гранату и так и стоял на ней до приезда специалистов. Я себе представляю, что он пережил.

Я.МАРГАСОВА: Ты знаешь, я когда прочитала этот материал у нас на сайте, я подумала: и он же додумался, что надо стоять, например. Стоял и ждал. А я хочу заметить, что на выезд группа разминирования выезжает, ну в таком, специальном, конечно, автомобиле, но как они сами говорят, у них нет никаких спецсигналов.

О.ЖУРАВЛЕВА: Мигалки – это не у них.

Я.МАРГАСОВА: И поэтом едут они по пробкам, конечно, пытаясь как-то проложить маршрут побыстрее, но никак быстрее.

О.ЖУРАВЛЕВА: Так вот практически не шевелясь, молодой человек стоял в ожидании приезда милиционеров. Прибывшие на место происшествия саперы извлекли из-под ноги учебную гранату Ф-1 с учебным запалом, и никто не пострадал. Кончилось все хорошо.

Но есть, естественно, такая вещь как боевые действия. Когда Андрей рассказывал о своем приходе в саперные войска, он говорил о том, что раньше в мирной жизни вообще в голову не приходило, когда начались, к сожалению, внутренние конфликты, а необходимость возникла и в большем обучении, и в том, чтобы во внутренних войсках появились саперы, и так далее. И Андрей приобрел свой первый боевой опыт тоже на территории нашей же страны.

Я.МАРГАСОВА: К сожалению.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да. И вот о нем несколько поподробнее.

СЛУШАТЕЛЬ: Конечно, это все началось в первую чеченскую кампанию весной 1995 года, в Гудермесе это было. Тогда я был начальником инженерной службы комендатуры города Гудермеса. И вот только мы приехали, было большое количество неразорвавшихся артиллерийских боеприпасов, минометных мин, которые буквально усеивали весь город и отдельные боеприпасы просто проламывали крышу домов, врезались в пол и находились в полу. Уничтожать, так скажем, взрывным накладным зарядом, ну, не представлялось возможным, потому что это же весь дом можно было взорвать. И большие потери были. И вот та самая первая минометная мина, которую пришлось мне буквально ножом вырезать из деревянного полка, вот, запомнилась так, что потом я уже подумал, что я бы уже так не делал. Ну, так скажем, может, по неопытности, ну, взорвешь, от дома от бедного простого чеченца ничего не останется, приходилось вот так делать.

О.ЖУРАВЛЕВА: Вот такая история. Андрей свой первый опыт помнит до сих пор очень живо. Я напомню, что он в данный момент уже в отставке, Андрей Чеховский, бывший зам начальника отдела планирования и применения инженерных войск внутренних войск МВД России.

Есть еще один такой момент, который тоже как-то, он мне приходил в голову. И с одной стороны, печально. А с другой стороны, я подумала, что наверное, так, предусмотрено, да? Что саперов – их, как бы, должно быть чуточку больше, потому что у них расход большой. Ну, как-то так, наверное, должны планировать. Ну, такие жуткие мысли меня посещали. Но вообще профессия опасная, тут никуда не денешься, одна из очень опасных. И здесь наша традиционная рубрика.

ВЫГОВОР С ЗАНЕСЕНИЕМ

О.ЖУРАВЛЕВА: Оказывается, этот выговор на самом деле это выговор в мою сторону, это я так думала, что все вот так вот ужасно и ужасно. И я спросила у Андрея Анатольевича по поводу процента потерь, который, может быть, закладывается изначально. Потому что, вот, люди идут впереди и их там, вот, ну, как в каких-то ситуациях гнали по минным полям мирных крестьян, чтобы разминировать таким способом, да? Но здесь совсем другая история. Я все время забываю о том, что это, все-таки, профессионалы, и Андрей меня поставил в соответствующее место.

СЛУШАТЕЛЬ: У нас отдельный саперный батальон в Новочеркасске дислоцировался, потом отдельный саперный батальон, дивизия Адон, которая в Балашихе. Вот, буквально за всю историю единицы саперов получали ранения, не говоря уже о гибели. То есть такая была подготовка, так серьезно офицеры и прапорщики подходили к этому делу, что потери вообще были исключены. Тут нельзя закладывать ни процент никакой, потому что сапер, солдат – он может год добросовестно работать, проверять местность на минирование, пути движения войск. За весь год, может даже не встретить ни одного взрывоопасного предмета. Другой же на следующий день после прибытия в командировку может найти, обезвредить, уничтожить, поэтому нет, таких процентов никогда не было.

О.ЖУРАВЛЕВА: Все-таки мы рассчитываем на то, что высокий уровень профессионализма – он предусматривает такое, нормальное отношение к этой профессии и никаких там списков нет, что этих мы не считаем, ладно, так, процента 2 мы спишем сразу.

Я.МАРГАСОВА: Во-первых, там все на пересчет, и профессия очень востребованная. Все источники об этом пишут, что не хватает профессионалов.

О.ЖУРАВЛЕВА: В строительстве между прочим, в том же самом Грозном, газопровод вокруг Грозного сейчас при помощи компании, возглавляемой Владимиром Семеновичем, сейчас построили. Потому что, вот, его вот это вот специализированное предприятие, «Союз взрывников», оно идет перед стройкой. Потому что иначе газопровод в городе Грозном построить невозможно.

Я.МАРГАСОВА: А то количество снарядов, которое осталось в наследство от Великой Отечественной.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да, если до сих пор в городе Москве можно найти огромный артиллерийский склад при строительстве, то вы себе представляете, что происходит в других регионах, менее, скажем так. Благополучных в этом смысле. Но тем не менее есть еще одна рубрика, к которой мы просто идем всю дорогу. Мы хотели ее каждый раз как отбивку вставить, просто каждые несколько секунд. Но решили здесь ее все-таки огласить.

ДОСКА ПОЧЕТА

О.ЖУРАВЛЕВА: Так вот, на доске почета, во-первых, конечно же, наши собеседники, во-вторых, все высокие профессионалы, в том числе и гранату извлекавшие из-под ноги нечастного и вовремя приехавшие, пока он не умер со страху, и масса всяких прекрасных людей, которые проверяют оставленные сумки, которые там я не знаю, реагируют на все звонки и приезжают вовремя, уж не говоря про боевые действия – тут уж никаких сомнений. Есть еще одна вещь, которая пришла в голову не только нам, как выяснилось. Вот, Андрей, наш слушатель пишет: «А собаки на службе саперов?» А собаки. Про собак мы тоже спросили. Мы считаем, что тоже на доску почета надо отдельно поставить собак, потому что не первый раз я слышу от специалистов, что собака – это не просто друг человека. Это такой друг!.. Вот, Андрей сейчас расскажет.

СЛУШАТЕЛЬ: Да, это лучшее средство обнаружения, это, конечно, нос подготовленной минорозыскной собаки. Взаимодействуем очень плотно. Одно время было даже такое, что кинологическая служба внутренних войск входила в состав инженерного управления. Все вопросы по всему, что касалось содержания, подготовки служебных собак занимался именно начальник инженерного управления. Но сейчас исторический этап изменился, и кинологическая служба выведена в отдельную, но все равно взаимодействие очень плотное, все учения, тренировки саперов происходят только лишь с кинологами, подготовленными собаками. А выполнение боевых задач, конечно, без кинологов практически ну не то, что невозможно, не целесообразно.

О.ЖУРАВЛЕВА: Вот так.

Я.МАРГАСОВА: Такой вот важный нос.

О.ЖУРАВЛЕВА: Я просто встречалась с этими прекрасными собаками неоднократно, когда к нам в редакцию очень высоких гостей приводили. То за несколько дней до того приходят специальные собаки, отдельная собака доля поиска нехороших всяких снадобий, отдельная собака для поиска нехороших всяких предметов. Они страшно симпатичные, надо сказать, эти собаки, но с ними носятся, вот, как списанной торбой, то есть кинолог, он готов на все для нее.

Я.МАРГАСОВА: Помнишь, у нас была тема «кинологи»? Как натаскивают.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да, да. Это собаки тоже особо ценные. И опять же, собаки не потому, что их не жалко. Таких собак жалко не меньше, чем людей, на самом деле. А потому что они, действительно, качественно работают.

Я.МАРГАСОВА: Ценные звери.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ценность, да. Наконец, мы добрались до этого золотого вопроса по поводу того, правда ли, что держа в руках тикающую бомбу, человек там ножницами…

Я.МАРГАСОВА: Выбирает из двух проводков.

О.ЖУРАВЛЕВА: Или из трех. Один такой секретный еще специальный, желтый, который вводит всех в заблуждение. Ну, в общем, как в кино показывают, как вот эти вот люди работают. Ну, Андрей опять-таки обнаружил, что… То есть открыл мне глаза и объяснил, как все на самом деле, найти и обезвредить, как это все происходит.

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, ну это, конечно, больше киношный шаг, показать это все. На самом деле, все гораздо проще, жестче и опаснее. Сапер внутренних войск вооружается средствами, которые позволяют за несколько метров, а даже, порой, за десятки метров обнаруживать устройства, которые содержат в себе полупроводниковые приборы, либо же состоят из различных деталей из различных металлов. Так скажем, не надо саперу уже впритык руками находить взрывоопасный предмет, техника позволяет обнаружить это на значительном расстоянии и принимать соответствующие меры по обезвреживанию. Чтобы взрывчатку привести в действие, используются капсуль-детонаторы, которые в любом случае состоят из металла – алюминия, меди. И провода, по которым управление идет, тоже металл, все обнаруживается.

На дорогах, на открытых участках местности, в полях проще немножко действовать с той целью, что при обнаружении подозрительного предмета или места сапер к нему не приближается, дистанционно это подозрительное место расстреливается из огнестрельного оружия или же происходит детонация, если там есть взрывоопасный предмет, либо его механическое разрушение. Только лишь после этого один сапер, один, как правило, наиболее подготовленный подходит, осматривает. Или если остались еще какие-то неразорвавшиеся предметы, то уже накладным зарядом также без взятия в руки и так далее дистанционно уничтожается, и вот этим самым стараемся свести к минимуму непосредственные действия сапера и взрывоопасного предмета.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, в общем, стараются, действительно, сделать максимально безопасно, особенно при боевых действиях, где просто иначе просто невозможно. Хотя, конечно, бывает всякое. Но вот эти провода, которые в кино показывают, это уж совсем прошлый век.

По поводу взрывчатки в земле, о которой мы уже говорили, и склады, и недавние боевые действия, давние боевые действия, забытые просто какие-то схроны. а иногда просто спрятанные.

Я.МАРГАСОВА: Или, знаешь, есть так называемые мины-сюрпризы еще.

О.ЖУРАВЛЕВА: А, сюрприз, да, и такое бывает. Вот, о взрывчатке в земле несколько подробнее от Владимира Семеновича.

СЛУШАТЕЛЬ: Очень много разбросано всякого этого дела. А сейчас вот я и мои товарищи занимаемся вот этими вопросами с Газпромом, идем впереди трубы на Северном Кавказе. Очень много боеприпасов свежих, тех, которые достались после боевых действий. Вот, знаете, у них 2 процесса. Один процесс о том, значит, теряет большинство чувствительность. Это чуть теряет чувствительность, и она рассыпается в порох, и можно просто зять. А есть взрывчатые вещества, которые со временем, у них наоборот повышается чувствительность. Вот, даже в нормальном состоянии можешь ее бросать, этот боеприпас, а, вот, допустим, через 20 лет ты его тронул и он взорвется. Это зависит от компонентов, которыми насыщен этот боеприпас.

О.ЖУРАВЛЕВА: О том, какие там компоненты, знают только специалисты. Это еще раз говорит о том, что люди будьте бдительны, дети не играйте где попало, и вообще берегите друг друга.

Я.МАРГАСОВА: И вызывайте специалистов.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да. Об этом будет обязательно отдельный спич от каждого из наших собеседников. Я напомню, что это Владимир Гаваза и Андрей Чеховский, оба специалиста с большим опытом, но один учитель другого. Вот, что важно. И вот Владимир Семенович, которому я как к учителю всех других саперов задавала всякие самые дурацкие вопросы. В частности я спросила, а правда ли что каждый год террористы все злобнее и злобнее, что-то там изобретают, какие-то все время новинки, что нужно все время следить за развитием террористического рынка, простите меня, как их научная мысль куда-то идет.

Я.МАРГАСОВА: Что придумали такого.

О.ЖУРАВЛЕВА: Что они такого новенького придумали и каждый раз переучиваться. Владимир Семенович сказал мне как на духу и все как есть.

СЛУШАТЕЛЬ: Вот это все старо как мир. Значит, вот, есть 2 компонента, которые, в общем, перемешиваются в разных пропорциях и в разных соотношениях, и все. И больше ничего нового не изобретут. Если, может быть, через интернет как-нибудь придумать чего-нибудь взорвать, но пока до этого не дошло. Но нового ничего нету, это просто все то, что… Ну, в том числе и СМИ, да? Это вскрывают свою безалаберность те службы, которые начинают выдумывать, что что-то тут новое появилось, что что-то они не могли понять там и прочее-прочее. Все это всем все понятно, просто нужно этим делом серьезно заниматься, искать. Вот, я говорю о терроре. И искать этих людей, искать эти объекты. А ничего нового не появилось и не появится.

О.ЖУРАВЛЕВА: Во всяком случае, в том, что касается взрывчатки. Размещают ее в разных местах. И, кстати говоря, когда Андрей говорил о вот этих поисковых всяких, ну, миноискатели, так, совсем по-другому. Я говорю: «А как же пластиковая взрывчатка?» говорила вся такая, с наивными ушами. Нов пластиковой взрывчатке есть те же самые составляющие. Несмотря на то, что вся она такая пластиковая, там все равно есть вещи, которые находит миноискатель. Поэтому не надо вот этого вот, вводить себя в заблуждение. Вот теперь, наконец, главное – как вести себя гражданину, пусть уже специалисты скажут. В метро написано, объявили, еще где-то, пишут в газетах или еще как-то.

Я.МАРГАСОВА: Стоять ли на гранате?

О.ЖУРАВЛЕВА: Да, нужно ли стоять на гранате, прав – не прав, например, вот этот человек. Андрей рассказывает свою точку зрения, объясняет, как вести себя гражданину по его опыту.

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, лучше, конечно же, ничего не трогать, учить этому детей и, естественно, сообщать по известным телефонам о своей находке. И если есть возможность, стараться к этому месту не подпускать других людей, которые мимо идут или пытаются подойти. Лучше не приближаться, не трогать – только лишь сообщить и, может быть, обеспечить, ну, безопасность, чтобы никто не мог подойти к этому предмету. То есть то, что сейчас расклеены в общественном транспорте меры предосторожности, и по радио, и на сайтах – ничего лишнего не написано, не подходить, не трогать – основное, что можно здесь сказать. Вот, взрывоопасный предмет он не взрывается просто так от того, что он лежит или через какое-то время. Он взрывается только от воздействия на него. И поэтому только при нахождении человека возле него он взорвется. Он ждет своей, так скажем, жертвы, как бы ни звучало это страшно. Он ждет, кто его возьмет, кто его тронет.

О.ЖУРАВЛЕВА: А вообще, тикают устройства с часовым, например, механизмом? Или уже не тикают давно?

СЛУШАТЕЛЬ: Уже это не модно. Сейчас если ставят часовые механизмы, конечно, это электронные часы – это проще в утилизации. Они не тикают, конечно, но, может быть, светодиоды могут мигать. Но лучше не трогать, не переносить, не передвигать. Лучше потерять какое-то время, перейти дорогу или остановиться, вернуться, сесть на другой трамвай, троллейбус. Лучше не трогать, не приближаться. Лишний раз перестраховаться.

О.ЖУРАВЛЕВА: Вот такой вот совет от профессионала.

Я.МАРГАСОВА: Часы не модно.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да, часы не модно. Если будильник тикает, то, скорее, это какие-то пионеры пошутили малограмотные.

Я.МАРГАСОВА: Или муляж какой-нибудь.

О.ЖУРАВЛЕВА: Хотя, честно говоря, вот, малограмотные пионеры, которые шутят, муляжи подсовывают или просто звонят в большой магазин, ох как хотелось бы, чтобы их ловили и пороли. Просто очень. Потому что даже если они не такие уж и пионеры, потому что те вещи, те ужасы, которые переживают люди при эвакуации и магазина под угрозой взрыва – это тоже очень неприятно.

Владимир Семенович высказал 2 точки зрения как профессионал и как гражданин на тему, вот, нужно ли, чтобы все знали. Вот, как была Гражданская оборона. Хлоп, вспышка справа, все легли, все накрылись, все хорошо. Меня, например, в пионерском лагере этому обучали. Опять же, вспомни фильм про Золотого теленка, как Корейко, миллионер скрывается, потому что у них там газовая атака и так далее. Вроде как вот нормально, да? Страна – военный лагерь, все в курсе, чего делать, ну, все надели противогаз, побежали, все хорошо. Но, вот, Владимир Семенович рассказывает, как ему это видится, чему надо учить население, а чему не надо.

СЛУШАТЕЛЬ: Мне обидно за то государство, которое нуждается в героях, которое должно учить людей «вспышка слева, вспышка справа». Значит, это государство, ну, недостаточно основательно занимается своими обязанностями. Не должны люди заниматься вспышкой слева, вспышкой справа и там все остальное. Ну, это как гражданин. А, конечно, как профессионал, у сапера такое: прежде чем куда-то зайти, нужно всегда подумать, как оттуда выйти. Прежде чем наступить на что-то, нужно посмотреть, куда наступит вторая нога. И прежде чем сесть в кресло в машине или, там, в метро, или где угодно, нужно посмотреть, куда ты садишься и что вокруг тебя. Это просто инстинкт самосохранения должен работать.

Мне не хотелось бы, чтобы этим инстинктом обладали граждане нашей России. Мне хотелось бы, чтобы они мирно жили, отдыхали и прочее. Ну а как профессионал говорю, прежде чем что-то сделать, нужно подумать о последствиях. Это так и есть. А просто у сапера она немножко другая тенденция. И вот я даже хожу, допустим, в лесу или, там, на даче и прочее, я подымаю ногу и опускаю, и уже смотрю, на что я опускаю, да? То есть это уже вырабатывается с годами такая традиция.

О.ЖУРАВЛЕВА: Вот вы когда-нибудь встретите такого человека странного, который по лесу дет.

Я.МАРГАСОВА: Который аккуратно идет.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да, так аккуратно-аккуратно, плавно так. Вы подумайте – может, он неспроста так ходит. Хотя, на самом деле, конечно, в мирной жизни и Андрей Анатольевич мне это говорил, это отражается. Особенно после такой вот командировки, где любая бумажка может быть опасна, конечно, в обычной жизни человек очень так, напрягается в первое время. А мне понравилось, что Владимир Семенович сказал: «Мирные граждане должны жить мирно». Если у них страна их защищает, то тогда мирные граждане могут не думать. Хотя, естественно, каждый себя должен как-то все-таки хоть минимально защищать и своих детей тоже. И по поводу того же совета от Владимира Семеновича я вспомнила «Алису в стране чудес»: «Прежде чем прыгать в какую-то нору, подумай, как ты из нее вылезешь». Это, между прочим, хороший совет на все случаи жизни.

Тут нам написали всякое разное, и в частности задали вопрос, есть ли серди саперов женщины. Спрашивает, естественно, Лена из Перми.

Я.МАРГАСОВА: Я как раз нашла в интернете информацию о немецкой женщине-сапере Вере Болле, она написала книгу «Моя профессия – сапер». Совершенно случайно попала в эту профессию, осталась в ней надолго и работала в Сомали, Косово, в Мозамбике и Афганистане. А сейчас она живет в Женеве и работает консультантом по вопросам разоружения в европейской штаб-квартире ООН. И, вот, ее просто цитата: «Сегодня я заново учусь воспринимать мирную жизнь как нормальное явление».

О.ЖУРАВЛЕВА: Вот. Это, кстати, тоже.

Я.МАРГАСОВА: Это в продолжение.

О.ЖУРАВЛЕВА: В продолжение тому, что говорил Владимир Семенович. Кстати, он же говорил мне о том, что все специалисты мира стараются контактировать между собой, что существуют специальные организации, финансируемые разными странами в связи с террористической угрозой. Что существуют конференции, что они обмениваются информацией, что вот такие специалисты как упомянутая тобой Вера, они делятся опытом и, На самом деле, здесь нет такого, что «мы вам не расскажем наш военный секрет». Наоборот, стараются люди друг другу помогать и как-то просвещать друг друга.

Я.МАРГАСОВА: Я думаю, в российской армии женщины, во-первых…

О.ЖУРАВЛЕВА: Вообще, мало.

Я.МАРГАСОВА: Да, их мало. Во-вторых, костюм, который весит 50 килограммов, я думаю, это серьезное ограничение.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да, наверное, тоже пока нет.

Я.МАРГАСОВА: Такой информации я не находила.

О.ЖУРАВЛЕВА: Хотя, опять-таки, Есть у нас женщины-дальнобойщики и у которых колесо одно весит 100 кг, как мы знаем, и всякие другие женщины.

Я.МАРГАСОВА: А инкассаторов нет.

О.ЖУРАВЛЕВА: А инкассаторов, вот, почему-то нет. Ну, ничего, наша программа – она на то и послужной список, чтобы, может быть, через 5 лет в этих профессиях что-то изменится и там наоборот будет куча женщин. А парикмахеры-женщины переведутся все напрочь. Ну, всякое же может быть в жизни.

Еще один вопрос, такой уже совсем на закуску, который я задала Владимиру Семеновичу. Мне почему-то было интересно, а существуют вот такие вот всякие мистические штуки, когда человек ходит по краю, когда он заглядывает в ту сторону, у него, наверное, существуют какие-то приметы, еще что-то такое. Я спросила, на самом далее, не про приметы, а про чутье. Существуют ли вот такие люди, про которых говорят, что он просто чует нутром? Может быть, такого вообще не существует? Кому знать, как ни саперу. Может быть, есть люди, которые одарены в саперном деле. Вот, человек родился такой. И Владимир Семенович, оказывается, этим вопросом тоже занимался и интересовался, есть ли такие люди, и как они устроены, и много ли их.

СЛУШАТЕЛЬ: Мы много занимались биометрическим измерением, нахождением всяких предметов. Но из 20 человек обладают, ну, 2-3 человека, которые могут чутьем или с помощью различных приспособлений, той же лозы или намагниченных проволочек и прочего находить. Это процентов, наверное, 5-6 людей, которые обладают. И вот эти 5-6% были бы идеальными саперами. Но, к сожалению, это не всегда так получается. То есть, есть природный дар для обнаружения точнее, где находится под землей.

О.ЖУРАВЛЕВА: Потрясающе. То есть вот эти кладоискатели какие-то такие?

Я.МАРГАСОВА: Да-да-да. Это вот были бы настоящие профессионалы-саперы, им бы цены не было ни у нас в России, ни за рубежом, где угодно.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну что? Я хочу сказать, если вы знаете за собой вот такие особенности, подумайте. Есть еще, ведь, и не только военные, но и коммерческие саперы, которые тоже могут как-то. Может быть, там вы себя проявите.

Я.МАРГАСОВА: Найти клад, все-таки, коммерчески выгоднее.

О.ЖУРАВЛЕВА: Хотя, прав Алексей, который пишет, что профессия опасная, оплачивается так мало. Почему? Алексей, а почему профессия врача так плохо оплачивается? Она тоже трудная и местами опасная.

Я.МАРГАСОВА: Бюджетники, одним словом.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, вот так у нас бывает, бывает и такое. Наверное, и каскадеры, если они не передовые, они тоже, в общем, рискуя жизнью, получают не так много, как, может быть, мы себе представляем, должны были бы получать, получают только суперзвезды на суперфильмах.

Я.МАРГАСОВА: Ну, пока время такое, что госслужащие и, в принципе, служащие.

О.ЖУРАВЛЕВА: А саперы – да, это уже люди, то что называется подневольные, в основном. Но, тем не менее, пока есть люди, которым огромное спасибо, которые любят свою работу, честолюбивы в хорошем смысле и хотят быть лучшими в профессии, для которых это, действительно, романтика.

Я.МАРГАСОВА: А нам сегодня написали очень много шуток таких, старых и крепких, устоявшихся, но почему-то их даже сегодня не хотелось озвучить.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, единственная шутка от Владимира в бане: «Саперы ходят медленно, но лучше их не обгонять». Ну, можно и так. Они ходят не медленно, они ходят плавно и всегда думают, куда поставить вторую ногу. Подумайте и вы тоже об этом. Но, на самом деле, мирная жизнь – это прекрасно, чего вам и пожелали наши собеседники, которым огромное спасибо. Это программа «Послужной список», следующие у нас будут сапожники в самом прямом и хорошем смысле этого слова.

Комментарии

2

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


04 июля 2010 | 07:28

Всё с большей симпатией слежу за этой девочкой с активным образом жизни. Пытаюсь что-то подсказать. Сейчас по популярности скоро заменит Юлию Латынину, умной девочки, затупившей на еврейском национализме. В любой передаче евреи самые умные, Израиль самое лучшее государство мира. После критики внешности Оли в паре с дедушкой Сашей, разыгрывающих сцены из "Калины красной" в манере ведения передачи, подчепурилась, над телом поработала, временно прекратили ерничество. Потом вернулась - от себя не уйдёшь. И не надо. Всего хорошего.


04 июля 2010 | 23:18

Большое спасибо ведущим! Передача удалась! Не всегда бывают столь удачными передачи в рубрике "Военный Совет". Молодцы девушки! Конечно есть промахи и задача передачи иная - ликбез, краткий рассказ - популяризация... Но не смотря на сложность темы, ведущим удалось раскрыть сущность этой профессии. Имея отношение к династии саперов - мне было крайне приятно услышать столь теплый рассказ о профессии моих предков и знакомых.



Приглашаю посетить тематические сайты:

Портал САПЁР: http://www.saper.etel.ru/

Анатомия Армии, Инженерные войска: http://army.armor.kiev.ua/engenear/index.shtml

Виртуальный музей Инженерных Войск: http://sapper-museum.narod.ru

Сайт выпускников: Alma Mater Инженерных Войск http://viupetra.3dn.ru/

Спасибо!

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире