'Вопросы к интервью
О.ЖУРАВЛЕВА: Я приветствую Яну Маргасову.

Я.МАРГАСОВА: Здравствуйте.

О.ЖУРАВЛЕВА: Добрый день. Меня зовут Ольга Журавлева, и у нас программа «Послужной список». В Москве 12.07 почти, и мы сегодня рассказываем об очередной профессии на букву Б. Профессия на букву Б называется библиотекарь. Для начала, для затравки – о программе в целом. Наш слушатель Никодим из Петербурга, как всегда, присылает острый вопрос, как ему кажется: «Не собираетесь ли вы освещать такие популярные профессии, как бандит, вымогатель, рэкетир, инсайдер, коррупционер, проститутка, бандерша, министр, премьер-министр, пиарщик и так далее?» Дорогой Никодим, если вы готовы выступить в качестве бандерши, проститутки или рэкетира, мы рассмотрим ваше предложение. Но обращаем ваше внимание, что разница между ругательством, криминальной специализацией и профессией все-таки есть. И что касается президентов и пиарщиков, о президентах мы уже говорили, кстати говоря, еще в той жизни, в предыдущей. А вот пиарщик – вполне может быть. Потому что профессия такая существует, и она довольно любопытная. А сегодня мы говорим о библиотеках. И надо сказать огромное спасибо всем библиотекарям, которые не только прислали свои заявки, но и бурно обсудили свою профессию на нашем интернет-сайте и много всяких вопросов поставили. Но я бы хотела вам сказать, дорогие друзья, что мы хотели бы говорить о профессии и о людях, которые ею занимаются, а не о проблеме общей культуры, не о финансировании государства и так далее. Потому что это все-таки разные вещи. О проблематике того, что на культуру мало денег выделяют, мы поговорим в каких-то других, специально отведенных для этого местах. А сегодня мы будем говорить о людях, которые на этом фронте трудятся.

Я.МАРГАСОВА: Настроила Оля всех.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да. Если можно, Яна, давай ты начнешь с того, кто у нас обучается по библиотекарскому делу, где этому учат и что за специальности бывают в этой области.

Я.МАРГАСОВА: На самом деле, специальность практически одна – библиотекарь. И учатся и учат на нее, как правило, в институтах, академиях искусств и культуры на библиотечных факультетах. Все очень просто. Есть также какие-то коллежи также искусств и культуры, но все-таки такому специалисту лучше иметь высшее образование.

О.ЖУРАВЛЕВА: В основном да, все библиотекари, которые сейчас работают, это люди с высшим образованием и с большим опытом. Одна из главных проблем профессии на данный момент – то, что все наши слушатели подметили, — что она вымирает в том смысле, что туда не приходит молодежь. Студенты поработают во время учебы…

Я.МАРГАСОВА: Да, средний возраст – 35-40 лет сейчас у работающих библиотекарей.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да, и наши слушатели, с которыми нам удалось побеседовать, тоже это подтверждают. 30-40-летних действительно еще много, а вот совсем молодых мало. При этом есть еще очень пожилые библиотекари, которые с огромным опытом и которые все равно остаются в этой профессии, несмотря на то, что говорят – вот, кому это уже нужно… Кому это нужно?

Я.МАРГАСОВА: Да очень нужно.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да, первое, что приходит в голову, что никто уже книги не читает и тем более в библиотеки не ходит. Дело все в том, что библиотеки сейчас, как нам опять же удалось выяснить по многим всяким источникам, они берут на себя разные функции, не только избы-читальни, где можно почитать книжку, которой у тебя нет и которую ты не можешь купить по каким-то причинам…

Я.МАРГАСОВА: Но еще и библиотеки бывают разные. Не только же общественные и публичные. Бывают библиотеки школьные, институтские, специальные какие-то, архивы.

О.ЖУРАВЛЕВА: Что касается институтских и научных библиотек, мне говорила одна специалист о том, что в мире существует такая сеть, которая практически весь земной шар опоясывает. Это связь между библиотеками разных научных учреждений. Если вы не можете найти какое-нибудь научное заведение в какой-нибудь стране, то ищите через библиотеку. Библиотеку найдете практически всегда. И вот благодаря связям между библиотеками существует связь и между всевозможными учеными организациями. Начать нужно с чего? дело в том, что, как мы все прекрасно знаем, в культуре большие зарплаты бывают только в строго отведенных для этого местах, а все остальные зарплаты государственных служащих, тем более от культуры, маленькие. И поэтому самое главное, что должны помнить и знать люди, которые все-таки отдают себя этому, что эту профессию надо любить. Без любви там ничего не будет вообще. И мы начнем нашу трудовую биографию с любви к профессии. И вот первой в «Трудовой книжке» оказалась Ирина, которая, во-первых, достаточно молодой человек, во-вторых, с достаточно небольшим опытом. И у нее история своеобразная. Дело в том, что она уходила из профессии, а потом в нее вернулась. Она уходила в бизнес, она пыталась зарабатывать деньги, а потом поняла, что это все бессмысленно. Слушаем Ирину.



ИРИНА: Понимаете, я вообще-то потомственный библиотекарь. Я выросла в библиотеке, и я ее люблю. У меня совершенно свое видение этой профессии – библиотекаря как полезного человека. Мне очень важно быть полезной людям. Это смешно и наивно, но это моя позиция. Мне важно это. Вы знаете, человек, первый раз придя в библиотеку, не начнет библиотекаря спрашивать. Это еще заслужить надо, чтобы тебя спросили. Пришел совершенно к левому человеку и начал спрашивать – «Дайте мне для души что-нибудь». Так не бывает.



О.ЖУРАВЛЕВА: Так вот, что бывает, а что не бывает, это самое главное. Что бывает в профессии, мы выяснили.

Я.МАРГАСОВА: Ты знаешь, в мае был проведен опрос в Белгородской государственной научной библиотеке как раз на тему – как вы пришли в эту профессию, то есть основные мотивы. Было опрошено 50 библиотекарей. 12 из них сказали, что пришли работать по призванию, 3 человека по совету родственников, а 33 пришли совершенно случайно, но остались. Они сослались на низкий конкурс при поступлении в вуз. Но все равно они продолжили работу.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ты знаешь, у меня возникало ощущение, глядя на всякие послужные списки и трудовые книжки, что есть такая общегуманитарная сфера, где можно просто получить образование. Как, например, журналистика. Вот факультет журналистики – это такое в целом образование как бы. Без особой такой узкой специализации, всего понемножку. Ну и библиотекарем тоже. Пошла девочка, получила себе высшее образование, а потом секретаршей работает с этим образованием.

Я.МАРГАСОВА: Например. Да. Кстати, очень охотно берут в секретари, в референты людей с таким образованием.

О.ЖУРАВЛЕВА: А почему? Потому что общая культура.

Я.МАРГАСОВА: Кругозор, культура, систематизация.

О.ЖУРАВЛЕВА: Культурки не хватает, да. Ну, наши слушатели, в том числе библиотековеды и библиотекари пишут, в частности, о том, вот некоторые из них считают, что профессия уже вымирающая, потому что якобы интернет все наши информационные запросы покрывает. А кроме всего прочего было высказано мнение, что так как средний возраст библиотекарей в нашей стране достаточно солидный, то они, дескать, не умеют пользоваться интернетом. Вы обидели библиотекарей этим страшным предположением. Потому что интернетом пользоваться они умеют и охотно им пользуются, но разница между бумажной книгой и отображением в интернете все-таки есть. Кроме всего прочего, есть не только художественная литература, которую просто запрещено выкладывать, потому что авторские права, извините меня. У нас недавно возникла эта история, когда поднимался вопрос об авторских правах и о том, что писатели должны давать разрешение на то, чтобы предоставлять свой текст для распространения в течение какого-то срока. Ограничения были введены. И я считаю, что это очень правильно.

Я.МАРГАСОВА: Не все можно найти в интернете, и не все можно найти, к тому же, в магазине.

О.ЖУРАВЛЕВА: Иногда в интернете можно найти такое, что не соответствует реальности, потому что гарантий никаких, что там можно найти ту книжку, а не ее версию или не очень удачный перевод или какой-то дикий подстрочник. Такой вариант тоже возможен. И вот Марина Петровна, которая с большим стажем и последние 10 лет работает в детской библиотеке. Специализация у нее – детские и школьные библиотеки, библиотекарь-библиограф. 30 с лишним лет стажа. И естественно, у нее есть возможность наблюдать, как меняется восприятие читателями, читающей публикой, как меняются поколения и что с ними происходит. Вот сейчас мы послушаем эту историю.



МАРИНА ПЕТРОВНА: У меня дети больше всего интересуются энциклопедиями. Средний возраст все равно предпочитает книги. Про взрослых не могу сказать. А про себя лично могу сказать – если я обращаюсь к интернету и к книгам, которые в электронных библиотеках, то только тогда, когда я не нашла книгу в бумажном варианте. По-прежнему мне удобнее читать с листа. То, что я не нашла в книгах, я что-то ищу в интернете. Конечно, иногда я и книги какие-то читаю с экрана – если уже нигде не найдено, то приходится.



О.ЖУРАВЛЕВА: Ну вот понятно, что интернет, с одной стороны, помогает, а с другой стороны… они дополняют друг друга – книги и электронные версии. В том же интернете можно узнать, где находится эта книга.

Я.МАРГАСОВА: Все-таки книга – это оригинал всегда, на мой взгляд, а интернет – это уже все-таки копия, какой-то ее вариант.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну, может быть, да. Одно дополняет другое. На эту тему мы хотели бы поговорить с нашими слушателями, в том числе с библиотекарями, со специалистами, может, с научными работниками, которые с библиотеками связаны больше, чем простые граждане, по телефону 363 3659 мы готовы принять ваш звонки. И основной вопрос такой – считаете ли вы, что библиотечная профессия и вообще библиотеки вымирают? Мы вам пытаемся доказать, что это не так, но вы нам тоже скажите, что вы по этому поводу думаете. Алло, добрый день. Слушаем вас.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, меня зовут Тимур. Я ваш коллега журналист. У меня недавно в эфире был как раз библиотекарь.

О.ЖУРАВЛЕВА: Так.

СЛУШАТЕЛЬ: Которая рассказывала о том, что библиотеки не умирают. Она привела два аргумента. Первый был вот какой. Когда приходит человек и ему нужно найти некую тему, профессионал-библиотекарь помогает это найти. Никакой интернет не спасет, потому что все-таки поисковики работают по совершенно другой технологии – они ищут слова, а не тему.

Я.МАРГАСОВА: Это точно.

О.ЖУРАВЛЕВА: А человеческая голова – это все-таки гораздо более совершенный механизм.

СЛУШАТЕЛЬ: При этом библиотекарь – это человек, который обладает уникальными энциклопедическими знаниями. Она должна представлять себе очень широко весь спектр литературы, чтобы подобрать по заданной теме какую-то информацию. В общем, это довольно специфическая профессия. Это первое. А второй аргумент связан вот с чем. Существуют регионы или места, недоступные для библиотек вообще. Например, очень активно развивается такая вещь, как библиобусы – автомобиль с перевозной библиотекой.

О.ЖУРАВЛЕВА: Передвижная читальня.

СЛУШАТЕЛЬ: Да, и он очень востребован. Во-первых, есть люди, которые не в состоянии дойти до библиотеки. А потом – существуют детские учреждения, куда приезжает библиобус, и там происходит живое общение человека с книгой. А поскольку профессионал-библиотекарь в состоянии не просто рассказать, а может увлечь. Ну то есть это совершенно не вымирающая работа. Более того – это очень наукоемкая работа. В общем-то, фундаментальное образование.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да, соглашусь с вами. Спасибо вам огромное. Спасибо, Тимур. Действительно, некоторые мои собеседники по этой программе говорили о том, что библиотека не только несет функцию хранения и выдачи книг, не только подбор книг для каких-то специальных заданий – или школьникам по программе, или еще кому-то, но и масса мероприятий проводится. Если вы посмотрите на сайты хотя бы московских библиотек, но и региональных тоже, естественно, их вообще очень много, почти у всех библиотек сколько-нибудь близких к вам наверняка найдется либо сайт, либо упоминание, либо какой-то общий центр библиотечный. Это всегда есть. И там проводится масса мероприятий. В течение годы там по 400 всяких…

Я.МАРГАСОВА: Например, чтения.

О.ЖУРАВЛЕВА: И чтения, и конкурсы, и концерты.

Я.МАРГАСОВА: Встречи с писателями.

О.ЖУРАВЛЕВА: И какие-то научные конференции, если библиотека специализированная. И даже в некоторых местах, где культурные центры, где детские центры (раньше это были дома пионеров), и Марина Петровна как раз работает в таком детском центре, бывшем доме пионеров, то есть это библиотека при доме пионеров, грубо говоря. Существовали какие-то еще ДК, кинотеатр районный, еще что-то. И очень многие из этих очагов культуры отмерли по всяким причинам, а вот библиотеки взяли на себя функцию еще и домов культуры. И библиотекари особенно в детских библиотеках – они и массовики-затейники, и популяризаторы, и все на свете, и педагоги. И при этом для кого-то они еще и друзья. Потому что если можно прийти куда-то почитать книжку, да еще и поговорить о прочитанном, это дорогого стоит. Если ты не против, мы примем еще один звонок от наших слушателей, которые расскажут о том, вымирают ли библиотекари и вообще чем они занимаются. Алло.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня зовут Ирина, я звоню из Москвы. Я хочу сказать, что с точки зрения практичности, электронные чернила, которые сейчас изобрели, могут вполне заменить книгу. Например, я недавно ездила с мужем на отдых. Мы с собой брали электронные книги, которые совершенно не зависят от уровня освещения, которое требуется. В общем, можно при любом освещении совершенно спокойно читать книгу. У нас было 3000 книг. Мы совершенно спокойно проводили свой досуг, не отягощая себя бумажными вариантами.

О.ЖУРАВЛЕВА: Но вам сейчас электронная книга уже удобнее, чем бумажная?

СЛУШАТЕЛЬ: Да, конечно. Но, к сожалению, не все книги можно еще найти в интернете. Поэтому, конечно, вынуждены ходить в библиотеки.

О.ЖУРАВЛЕВА: Понятно. Но вы лично ходите в библиотеки? Бывает необходимость?

СЛУШАТЕЛЬ: Я ходила в библиотеку последний раз, когда я писала свой диплом. Некоторые вещи я просто не могла найти ни в продаже, ни в интернете, поэтому я была вынуждена пользоваться библиотекой. А в принципе, если б у меня была возможность скачать это произведение и прочитать его в электронной книге, я бы это сделала с огромным удовольствием и не тратила бы время.

О.ЖУРАВЛЕВА: Если можно, последний вопрос. Сколько вам лет?

СЛУШАТЕЛЬ: 30.

О.ЖУРАВЛЕВА: Понятно. Спасибо большое. Ну вот получается, что поколенческий есть какой-то разрыв.

Я.МАРГАСОВА: Есть. Просто мне кажется, что скачать можно только книгу, которую ты знаешь. Ты ее ищешь по названию, по автору. Но есть очень много прекрасных книг, о которых мы не знаем, и только человек может нам посоветовать.

О.ЖУРАВЛЕВА: А еще, ты знаешь, есть какая удивительная история, которую я тоже обнаружила. Есть книги, в которых упоминаются другие книги.

Я.МАРГАСОВА: Да, я помню, я даже выписывала.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да, и когда одна из моих собеседниц – мы все время говорим в женском роде о библиотекаре, потому что мужчин-библиотекарей очень мало, наверное, только высоколобые ученые.

Я.МАРГАСОВА: На руководящих постах, да.

О.ЖУРАВЛЕВА: Так вот, кто-то из моих собеседниц сказал, что иногда особенно молодежь читает от книжки по вертикали и по горизонтали – прочтя одну какую-то историю, начинают либо того же автора, либо того же жанра, либо об этом, либо в том же духе. И вот есть у нас еще одна собеседница, которая тоже наблюдает перемены в читателях – она сотрудница мемориального отдела тургеневской библиотеки, это Библиотека-читальня имени Тургенева, которая еще в 19-м веке была основана как одна из первых общедоступных бесплатных библиотек, и называлась она Читальня памяти Тургенева. И вот мемориальной частью там занимается Елена Вячеславовна, но и в зале работала в свое время и, естественно, с читателями имела дело.



ЕЛЕНА ВЯЧЕСЛАВОВНА: Во-первых, начнем с того, что количество меняется – их стало меньше. Во-вторых, гораздо меньше стали читать в читальном зале. Большое количество на дом берут и очень резко сократилось чтение в читальном зале. Людям, видимо, просто некогда. По сравнению с тем, что лет десять назад выстраивались очереди, мы иногда в выходные дни даже были вынуждены перекрывать читальный зал, потому что там просто не было места. А сейчас у нас в абонемент много народов ходит. И надо сказать, что процентов 60 составляют молодые люди до 30 лет. Очень большой спрос на профессиональную литературу – допустим, студенты учатся, и им нужны книги, связанные с учебой. Но они им сейчас нужны, через пять лет уже не нужны. Они прошли какой-то курс – зачем ему, куда он потом ее денет?



О.ЖУРАВЛЕВА: Это к разговору о том, что есть категория книжек, которые удобнее читать в библиотеке, если их нет в электронном виде, если у тебя нет возможности электронные книги читать по каким-то причинам, вполне возможно, что и по зрению, потому что тяжело какие-то объемные вещи читать с экрана.

Я.МАРГАСОВА: Конечно. Или все-таки нельзя купить.

О.ЖУРАВЛЕВА: Или нет смысла покупать – то, о чем говорила Елена Вячеславовна. Сейчас книги дорого стоят. Просто нет смысла покупать на два года какую-то дорогостоящую. И места просто нет.

Я.МАРГАСОВА: На самом деле, я помню, как я сама записывалась в читальный зал, потому что нельзя было просто так в него свободно прийти. Может, потому что это был специальный зал с книгами по искусству, но действительно записывались по времени и делали сразу заказ на книги, чтобы был такой конвейер.

О.ЖУРАВЛЕВА: А тебе был какой-то кайф от атмосферы?

Я.МАРГАСОВА: Все сосредоточены, все настроены именно на получение знаний.

О.ЖУРАВЛЕВА: Говорят еще, что с перспективными мужчинами хорошо знакомиться в библиотеке.

Я.МАРГАСОВА: Это устаревшая информация. Я была в читальном зале Ленинки.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну и как они? Перспективные?

Я.МАРГАСОВА: Он совершенно пуст, и в нем довольно-таки страшно.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну ладно. Это, значит, уже устарело. Это в «Москва слезам не верит», когда в библиотеке знакомились в курилке. Мы продолжаем принимать звонки наших слушателей, которые нам рассказывают, как они сейчас воспринимают профессию библиотекаря. Алло.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Вас беспокоит бывший преподаватель и затем библиотекарь-библиограф. Мне уже очень много лет, я не работаю с 94-го года…

О.ЖУРАВЛЕВА: Вас зовут как?

СЛУШАТЕЛЬ: Наталья Эмильевна. Я хочу высказать свое мнение. Ну и наблюдаю с сожалением за своей 17-летней внучкой, которая свободнее читает по-немецки, чем по-русски. Мне, конечно, это очень больно. А что касается меня, в своем возрасте преклонном я не имею много возможности читать по интернету. У меня больные глаза. Если б не было книг, то жизнь моя была бы намного хуже. И мне кажется, по крайней мере в обозримом будущем ничего не может заменить книгу и библиотеку, потому что читаешь, возвращаешься, и все это проще делать, держа книгу в руках.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да.

Я.МАРГАСОВА: Это так.

О.ЖУРАВЛЕВА: С вами полностью согласны.

Я.МАРГАСОВА: Я просто хочу сказать большое спасибо своей коллеге, которая сейчас ведет очень нужную, на мой взгляд, передачу.

О.ЖУРАВЛЕВА: Здесь нет вашей коллеги, к сожалению. Мы обе ведущие.

СЛУШАТЕЛЬ: И еще у меня вопрос, что значит переездная читальня. Дело в том, что я не так давно живу в Москве и вообще я сейчас оторвана от системы библиотек. Что это такое? Я из дома практически не выхожу.

О.ЖУРАВЛЕВА: Понятно. Вы знаете, вот насчет того, чтобы в Москве эти библиоавтобусы ездили, вот это нам пока выяснить не удалось. Нам только один из наших слушателей об этом сообщил. Спасибо вам большое, Наталья Эмильевна. Мы только не будем вводить в заблуждение. Яна Маргасова – журналист, представитель газеты «Труд», а Ольга Журавлева – журналист радиостанции «Эхо Москвы». Никто из нас не библиотекарь, но мы о библиотекарях говорим. И записи, которые вы слышите, это настоящие библиотекари, подлинные. И вот самый роковой вопрос – почему библиотеки вымирают и так далее – все говорят, что там мало получают. Вот это самое главное. Почему не идет молодежь – потому что мало получают. Ну, есть масса профессий, где мало получают.

Я.МАРГАСОВА: Но здесь мало-мало. Совсем мало. Средняя зарплата – 4,5 тысячи.

О.ЖУРАВЛЕВА: На этот вопрос я все-таки попросила ответить одну из наших собеседниц. И мы сейчас с этим вопросом все-таки разберемся. Итак, все та же сотрудница тургеневской библиотеки-читальни рассказывает, как из ее библиотеки видится эта история.



ЕЛЕНА ВЯЧЕСЛАВОВНА: Состоятельный библиотекарь — это еще далеко. Очень далеко. Столица в этом плане, московские библиотеки, конечно, вырвались в этом плане за счет того, что Лужков очень поднял зарплату. Что будет дальше, неизвестно, но Москва очень вырывается вперед. У нас ставка в московских библиотеках составляет – 14-й разряд 22 тысячи, а в библиотеке Ленина 14-й разряд – это в три раза меньше. Библиотека Ленина, Российская национальная библиотека теперь, где большой научный отдел, сравнимая с Библиотекой Конгресса, получают там 7-10 тысяч. В обслуживании вообще 5.



О.ЖУРАВЛЕВА: Вот такие ужасные истории.

Я.МАРГАСОВА: Еще ужаснее в регионах, когда библиотекарь в какой-нибудь областной библиотеке получает в среднем 2,5-3 тысячи рублей сейчас.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да. Даже соотнося со средней зарплатой в том же самом региона, это даже не смешные, а очень грустные деньги, я бы сказала. При этом, говорят, что на данном этапе есть три категории людей, которые работают в такого рода учреждениях культуры. Это либо абсолютные фанаты, которые просто обожают свою работу и готовы жертвовать всем ради этого, либо люди, которые просто досиживают, потому что не знают, как перейти в другое место и чем бы другим заняться, потому что когда-то давным-давно выбрали эту специальность и случайно туда попали, а есть еще люди, которые занимаются своего рода благотворительностью, как дамы замужем за состоятельными мужчинами, например, но которые не хотят сидеть дома, а которые готовы чем-то заниматься. И вот они занимаются ради собственного удовольствия. В том числе они могут быть и педагогами в каких-то детских центрах, с маленькими детьми заниматься. И в том числе и библиотекарями. Но наши все-таки настоящие, преданные делу библиотекари считают, что здесь все-таки должен гореть огонь, должен быть фанат, и надо только пожелать, чтобы им еще и платили за это дело так, чтобы они могли на эти деньги жить. Мы продолжим разговор о библиотекаре в «Послужном списке» после новостей.

НОВОСТИ

О.ЖУРАВЛЕВА: И снова здравствуйте. Программа «Послужной список». 12.35 в Москве. Мы продолжаем разговор о библиотекаре. В студии находится Яна Маргасова от газеты «Труд» и Ольга Журавлева от «Эха Москвы». А в виде записей и в виде звонков у нас как библиотекари, так и читатели. Знаменитые стихи помнишь – «Россия сильна читателями»? Вот она сильна читателями, несмотря на то, что некоторые пишут нам на смс: «Библиотекарь не очень кому-то нужен. Интернет все заменяет». При этом есть люди, которые все-таки больше книжек читали и поняли, в чем разница. Потому что «в интернете из-за легкости размещения можно найти много материалов, откровенно сфальсифицированных», — пишет Ольга. И это правда. Даже энциклопедические статьи, которые называются он-лайн энциклопедиями, там полно ошибок и накладов.

Я.МАРГАСОВА: Да, там за качество никто не ответит.

О.ЖУРАВЛЕВА: «Поисковик надо уметь юзать. Это почти искусство! Предпочитаю электронную литературу. Для чтения есть спецпроги – сутками глаза не болят. Вячеслав, 29 лет». Дай вам бог здоровья, Вячеслав, это здорово! «Сам перечитал в свое время массу бумажной литературы, но выбираю электронную». Ну вот в части отпуска, когда можно взять что-то легкое, маленькое вместо тучи толстых книг, да, действительно, это, конечно, вариант. Но все-таки книжка даже пахнет книжкой. И картинки там тоже бывают. А кроме всего прочего, бывают еще книги с памятью, которые читали разные люди и которые так или иначе… как там – «заметки острые ногтей» Татьяна нашла на книгах Онегина? Ну вот, например, пишет Юля из Москвы: «Я бы никогда не прочла потрясающую книгу Грейвза, если бы не увидела привлекшую обложку на полке библиотеки». Да, понимаете, искать и находить – это не совсем одно и то же. Иногда что-то находит тебя само, прыгает тебе на голову. «Библиотека не может умереть, — пишет Аза, — это как хорошее вино, которое периодически убирают в погреб, чтобы потом достать вновь». Ну, хорошее вино туда-сюда, конечно, не носят, а вот библиотеки, судя по нашим библиотекарям, которые нам писали, все-таки еще живы. Кстати говоря, живы они еще и благодаря энтузиастам, которые во-первых борются за то, чтобы поступления были, несмотря на всевозможные государственные решения, нужные, актуальные и вовремя, стараются находить книги, в том числе и за свой счет иногда.

Я.МАРГАСОВА: Нужно мониторить, какие книги новые появляются, какие нужны для библиотеки.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да, совершенно верно. И поэтому разговор о том, что они, дескать, сами там оторваны от мира и сидят там, как крысы в паутине, это неправда. И кроме всего прочего, сейчас существует масса всяких систем государственных. Государство тоже что-то делает в этой области. Не надо думать, что они где-то там сами по себе существуют. Но когда эти тендеры на книги устраивают, то тоже там начинается страшная работа, страшная борьба по комплектации специалистов. Они там изо всех сил находят то, что издано небольшим тиражом, чтобы в их библиотеку это тоже попало.

Я.МАРГАСОВА: Я, кстати, никогда в библиотеке не слышала слова «нет», и мне всегда было интересно – ведь, наверное, не я одна пришла попросить вот именно эту книгу.

О.ЖУРАВЛЕВА: Запросы, наверное, у тебя какие-то слабенькие.

Я.МАРГАСОВА: Может, все-таки библиотека так была подготовлена хорошо…

О.ЖУРАВЛЕВА: Может, это была Александрийская библиотека, совмещенная с библиотекой Ивана Грозного? Там было все. Это ты их нашла. Вот еще пишут наши слушатели: «В библиотеке я читаю толстые журналы. В продаже их не найти», — пишет Анна. Это тоже, между прочим, вариант. Журналы, наверное, тоже – во-первых, не все статьи в интернет выкладываются, далеко не все. Толстые журналы в интернете читать – это как-то совсем, по-моему, никак. А еще в связи с детскими воспоминаниями о библиотеках у меня возник такой, я б сказала сентиментальный вопрос – а помните ли вы ворованные библиотечные книжки, которые всегда можно было опознать по конвертику, приклеенному старательными руками, из которого уже изъят этот формулярчик маленький, который там был, а иногда и остался?

Я.МАРГАСОВА: И номера там у них были особые.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да. И библиотечные книжки всегда этим отличались. И если тебе какое-то частное лицо дает почитать такую книжку, было ясно, что кто-то украл ее из библиотеки, это нехороший человек. А еще в детстве были такие вещи, как «книжкина неделя», когда нужно было всем собраться и библиотечные книги подклеивать. В школе, например. Тоже была такая история. Так вот, к вопросу о вандализме – есть ли он сейчас? Оказывается, с вандализмом стало гораздо лучше. Но тем не менее…

Я.МАРГАСОВА: В смысле?

О.ЖУРАВЛЕВА: Хуже для вандализма, лучше для книг. И Марина Петровна как человек, который работает с детской литературой в детской библиотеке, рассказывает свою историю.



МАРИНА ПЕТРОВНА: В бытность мою, когда я только начинала работать – конец 70-х 80-е годы, книжки и воровали, и из книжек вырезали листы, картинки. Но сейчас из книжек практически ничего не вырезают, не вырывают, потому что это все можно в интернете взять. Книжки в этом смысле выиграли. Дети, конечно, могут что-то там нарисовать, как это обычно водится. А так, нет, мне кажется, сейчас эта проблема не так остро стоит. Острее стоит проблема поступления книг в библиотеки.



О.ЖУРАВЛЕВА: Ну вот о проблеме поступления книг в библиотеки, естественно, можно говорить часами, это совершенно отдельная история. Подтверждают библиотекари то, что все-таки люди очень часто дарят библиотеке книги. Иногда книги уже просто ставить некуда. Бывает и такое.

Я.МАРГАСОВА: Но мне почему-то кажется, что это основная причина подарка.

О.ЖУРАВЛЕВА: Ну и в библиотеках иногда тоже места не хватает. Поэтому вы сейчас соберете весь хлам, который у вас есть и который вам не нужен и принесете в библиотеку – далеко не везде это возьмут, конечно. Это тоже надо учитывать. И самую главную и самую прекрасную историю, даже несколько история, но главное – подход – я приберегла на конец. Вот как Ирина видит свою работу. И вы поймете, что никакой интернет этого не заменит, потому что это все-таки настоящее. Потомственный библиотекарь Ирина, которая работает в универсальной библиотеке, то есть общего доступа, неспециальной, в Зеленограде, рассказывает историю, которая меня просто покорила. То есть даже не история, а просто сама интонация. Поэтому я ее отнесла к такой рубрике, как «Доска почета».



ИРИНА: У меня недавно была ситуация, когда мама привела девочку-подростка. Мама записалась во взрослый фонд и взяла «Лолиту» — «Мы посмотрели фильм, а я сказала, что книжка интереснее. Пусть почитает». Для меня немножко странный выбор. Но когда девочка в другой раз пришла и сказала, что не хочет больше это читать, я поняла, что я ей лучше предложу типа фэнтези сказку какую-нибудь. Девочка еще в принцесс верит. Зачем ей «Лолита»? Понимаете, есть люди, которые погасли. Они читают, и меня это радует. Но они погасли – они не выйдут за рамки своего детектива, кровавых историй или той же фантастики. И им уже даже нет смысла давать, подсовывать что-то интересное. Им это не надо. Они это вернут. А есть люди, которым в их стопочку с их любовным романом засунешь, допустим, Франсуазу Саган – она вроде бы дамский роман, а с другой стороны, думать заставляет. Она больше эмоций дает, чем совершенно придуманное что-то. Глядишь, опа, Джейн Остен пошла. Английский быт описан так же хорошо. Я почему ушла на Джейн Остен – сегодня у меня была такая же история. Я понимаю, что в следующий раз человек придет и возьмет опять же что-нибудь Джейн Остен, именно потому что у нее описательная часть замечательная. Я думаю – ага, а что я еще могу дать, чтобы описывало быт? Да, с романтической историей, да, с какими-то приключениями, любовными приключениями. Вот именно этой даме так надо. Но чтобы оно все-таки давало и уму тоже что-то, не только потешить душу, что кому-то, может, и хорошо.



Я.МАРГАСОВА: Оля, вот такие должны быть библиотекари.

О.ЖУРАВЛЕВА: Вот! Я не хочу сказать, что Ирина – единственный библиотекарь, все остальные тоже прекрасные люди, которые ведут огромную научную работу. Но вот эта вот человеческая составляющая любви к своей профессии и, соответственно, любви к людям вообще. Вот мне все говорили – «Я люблю свою профессию». Я спрашиваю – «А что вы больше любите – книгу или людей?» Я люблю в принципе людей, неважно, читатели они или нет. Я люблю книги, но я люблю людей в принципе как таковых. И за то, что они пишут книги, и за то, что они читают книги, и за то, что они дарят книги, говорят о книгах. И естественно, мы очень любим людей, которые обожают свою профессию и при этом так много дают окружающим. И несмотря ни на какие ужасы, кошмары с поставками книг, с закрытием библиотек и с низкими зарплатами.

Я.МАРГАСОВА: Да есть что почитать еще.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да. И кстати говоря, хочется верить, что бумажная книга, которая пахнет и на которой, возможно, остались даже рожки, нарисованные предыдущим читателем, в ней есть какая-то милота, которая не умрет.

Я.МАРГАСОВА: Знаешь, еще странички, бывает, загибают в книжках. И мне всегда интересно, что же привлекло того человека.

О.ЖУРАВЛЕВА: Да. Ну вот за это все мы благодарные библиотекарям. И теперь – внимание – следующая проблема посвящена очень важной профессии в нынешний момент, про которую мы ничего не знаем с Яной. Эта профессия – брокер. Поэтому – брокеры, пишите, звоните, 4 ноября услышимся в этом эфире в программе «Послужной список». Всем спасибо. До свидания.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире