'Вопросы к интервью


Л. ГУЛЬКО: 10 часов 14 минут, Лев Гулько у микрофона, мы начинаем, открываем наши «Музейные палаты». У нас сегодня в гостях директор музея Царицыно Наталья Юрьевна Самойленко. Здрасьте, Наталья Юрьевна.

Н. САМОЙЛЕНКО: Доброе утро.

Л. ГУЛЬКО: Здрасьте. Тема – новый образ московских усадеб. Она такая, как бы заявлена, ну, в общем, достаточно обширная тема. Вот о новом образе московских усадеб на примере, я так понимаю, Царицыно…

Н. САМОЙЛЕНКО: Конечно.

Л. ГУЛЬКО: … мы сегодня и поговорим.

Н. САМОЙЛЕНКО: Самая загадочная усадьба Москвы.

Л. ГУЛЬКО: Ну, наверное, самая загадочная усадьба. А почему, кстати?

Н. САМОЙЛЕНКО: Ну, потому что это на самом деле ведь недостроенная усадьба, они никогда не существовала, как обжитой дворец.

Л. ГУЛЬКО: Как полноценный, да.

Н. САМОЙЛЕНКО: Как полноценный дворец. Это совершенно какое-то особое пространство, полное всевозможных мечтаний, загадок. И то, что мы сейчас имеем – это мечта 21-го века, осуществленная уже в камне, наложившаяся на мечты века 18-го.

Л. ГУЛЬКО: Совместима, вообще, мечта 21-го века с веком 18-м?

Н. САМОЙЛЕНКО: Конфликтно совместимая, я бы сказала. Но от этого все делается не менее интересным.

Л. ГУЛЬКО: А конфликт в чем?

Н. САМОЙЛЕНКО: Конфликт, разумеется, в том, что наше понимание 18-го века, оно сильно отличается от того, что было. Но, с другой стороны, хорошо, что это видно. Вот на мой взгляд, в Царицыно должна появиться такая своеобразная археологическая экскурсия для тех, кто хочет знать правду. Мы их можем просто пустить по Царицыно и со знатоками, с тем, чтобы разбираться, где по 18-й век, где не 18-й век. Это видно даже по кирпичам.

Л. ГУЛЬКО: А вообще как вы считаете, в принципе, усадьбы, они вот эта вот совместимость, она должна быть устроена именно так? То есть, отдельно – те, кто хочет узнать что-то там, что было, а отдельно – какая-то интерактивная часть. А отдельно – вообще игровая часть.

Н. САМОЙЛЕНКО: Ну, вы знаете, такой громадный комплекс, как Царицыно, трудно представить себе работающим только на какую-то узкую нишевую аудиторию, да? На самом деле Царицыно, так уж случилось, это место, излюбленное для гуляний для целых районов московских, это парк, который любят многие люди, люди разных поколений, люди разных возрастов. И с моей точки зрения, мы как раз должны вот с этой реальностью работать и стараться сделать так, чтобы было интересно всем: и тем, кто впервые приезжает в Царицыно, и тем, кто, так сказать, знает его много лет. Более того, мне кажется, что на новом этапе развития музея-заповедника мы должны преодолеть предубеждение тех, кто знал, я бы сказал, руинированное Царицыно и кто боится приехать в Царицыно, ожидая, что там все совсем не так.

Л. ГУЛЬКО: Ну, все боятся, я знаю, чего все боятся. Все боятся новодела так называемого, да?

Н. САМОЙЛЕНКО: Да.

Л. ГУЛЬКО: Псевдо.

Н. САМОЙЛЕНКО: Да.

Л. ГУЛЬКО: Псевдо это, псевдо то… А как этого избежать?

Н. САМОЙЛЕНКО: Избежать, мне кажется, это можно, если, во-первых, называть вещи своими именами, и если стараться делать принципиально новые музейные программы. Ведь новоделов в нашей стране очень много. Они просто разные, да? К сожалению большому, из царских усадеб не разрушенным был лишь Ораниенбаум под Санкт-Петербургом. Все остальные прекрасные дворцы пригородов Санкт-Петербурга – это дворцы, которые восстанавливались из руин. И по большому счету, это тоже во многом, естественно, новодел.

Л. ГУЛЬКО: Ну, понятно, да.

Н. САМОЙЛЕНКО: Более того, мы знаем, что в нашей стране есть такие удивительные музеи, которые, собственно говоря, являются музеями мечты, а кажутся нам совершенной реальностью. Ну, скажем, Пушкинские горы. Это место, которое сотворено, так сказать, желанием директора музея.

Л. ГУЛЬКО: Ну, да.

Н. САМОЙЛЕНКО: Но ведь все это сейчас воспринимают как некую реальность. Поэтому вот с этим, конечно, просто надо играть, но для того чтобы сохранить прошлое, мы, разумеется, должны понимать, где мы играем, где мы фантазируем, а где мы сохраняем то, что есть на самом деле.

Л. ГУЛЬКО: Вот передо мной лежит бумажка: 18, 19 декабря в Царицыно прошла стратегическая сессия, посвященная развитию музея-заповедника. Как раз об этом, я так понимаю, там шла и речь, на этой сессии?

Н. САМОЙЛЕНКО: Да, да, на самом деле, поскольку я – директор юный для Царицыно, и только месяц, собственно говоря, изучаю это большое хозяйство, то мне чрезвычайно важно было услышать от людей, которые много лет работают в этом музее, что они сами думают относительно того, каким должен быть музей, что они могут предложить интересного, и вот эта стратегическая сессия, она строилась таким образом, что в первый день люди говорили о тех проблемах, которые на сегодняшний день просто существуют, а во второй день рисовали образ будущего, каким они видят Царицыно в ближайшие годы.

Л. ГУЛЬКО: Смотрите, значит, второй день: несколько возможных вариантов концепции развития музея, среди которых музей екатерининской эпохи, музей 18-го века, музей фантазий и утопий, музей исторических увеселений и музей-парк.

Н. САМОЙЛЕНКО: Как это складывается?

Л. ГУЛЬКО: Как это, да, складывается, как-то все это…

Н. САМОЙЛЕНКО: Ну, вы знаете, в конце этого дня стало ясно, что это все вместе складывается. Потому что, в чем прелесть-то музея-усадьбы? Музей-усадьба – это не только здание и что-то в нем, да? Это еще и парк. В Царицыно один из самых прекрасных парков Москвы. Вообще Царицыно не случайно было выбрано Екатериной для царской резиденции, поскольку с этим местом по красоте своей могут спорить, на мой взгляд, лишь два места: это Боровицкий холм, где находится Кремль, и Коломенское. А вот третье место по красоте рельефа, так сказать, природы – это, действительно, Царицыно. Вот, поэтому есть память места, с которой не сделаешь ничего, она прорастает сквозь новоделы, она прорастает сквозь все.

Л. ГУЛЬКО: Ну, да.

Н. САМОЙЛЕНКО: И вот эта память места, которая, собственно говоря, сформировалась в 18-веке, от 18-го века можно идти очень интересно, все время вступая в диалог с 18-м веком. В чем прелесть Царицыно? Если бы это был сложившийся дворец, если бы в нем действительно жила Екатерина, то мы бы просто восстанавливали вот этот быт. А в Царицыно мы можем как-то шире взглянуть на 18-й век и додумать…

Л. ГУЛЬКО: Домыслить…

Н. САМОЙЛЕНКО: Домыслить и вместе с 18-м веком вспомнить об утопиях, действительно, о фантазиях. Ну, и потом, вообще, 18-й век в Москве – это тема не самая, так сказать, раскрученная, я бы сказала. А 18-й век безумно интересен. Это век просвещения, это век чувства, на самом деле.

Л. ГУЛЬКО: Мне кажется, что это похоже на театр, да? Каким-то образом.

Н. САМОЙЛЕНКО: Я думаю, да. Что целый ряд программ должны быть просто театрализованными.

Л. ГУЛЬКО: А там будет что-то похожее на театр? Там будет что-то похожее на постановки какие-то?..

Н. САМОЙЛЕНКО: Вы знаете, люди ведь на самом деле работали в Царицыно очень творческие и до моего прихода.

Л. ГУЛЬКО: Да.

Н. САМОЙЛЕНКО: И сейчас я еще просто вместе со всеми смотрю, что люди сделали. Сегодня у нас, на самом деле, большой бальный день в Царицыно. Все, кто придет в музей и купит входной билет, смогут на протяжении целого дня изучать и участвовать затем в бальных представлениях, изучать танцы эпохи барокко, изучать танцы эпохи романтизма.

Л. ГУЛЬКО: А форма одежды любая?

Н. САМОЙЛЕНКО: Ну, поскольку это…

Л. ГУЛЬКО: Приходя на бал.

Н. САМОЙЛЕНКО: Это демократичный бал.

Л. ГУЛЬКО: Понятно.

Н. САМОЙЛЕНКО: Но если вы хотите потом в конце дня действительно красиво выглядеть, то надо взять с собой что-то и не забыть про сменную обувь, чтобы вам было удобно танцевать на наших паркетах.

Л. ГУЛЬКО: И еще один вопрос, который с этим связан, все-таки, так сказать, место, где люди гуляют… ну, бал тоже хорошая штука, я имею в виду питейные заведения, которые должны находиться – наверное, находятся на территории – как их совместить вот в этой концепции, чтобы они не выпадали, знаете, там из общего духа. Стоит ларек, какой-нибудь, совершенно выпадающий, как вставной зуб.

Н. САМОЙЛЕНКО: Ну, во-первых, я должна сказать, что сейчас питейные заведения могут быть только закрытые.

Л. ГУЛЬКО: Конечно.

Н. САМОЙЛЕНКО: В виде действительно нормальных кафе, летних или зимних кафе.

Л. ГУЛЬКО: Да.

Н. САМОЙЛЕНКО: Но просто так распивать уже на территории любого парка нельзя.

Л. ГУЛЬКО: Не получится.

Н. САМОЙЛЕНКО: Да, это не получится. У нас закон появился.

Л. ГУЛЬКО: Слава богу.

Н. САМОЙЛЕНКО: Но то, о чем вы говорите, тоже очень важно, потому что парк Царицыно должен быть, с одной стороны, парком, где есть все необходимые сервисы, и в этом отношении он должен быть таким же удобным, как лучшие парки Москвы на сегодняшний день.

Л. ГУЛЬКО: Да, включая туалеты, между прочим.

Н. САМОЙЛЕНКО: Абсолютно.

Л. ГУЛЬКО: Да, естественно.

Н. САМОЙЛЕНКО: И желательно стационарные, да.

Л. ГУЛЬКО: Хорошие, да, стационарные.

Н. САМОЙЛЕНКО: С теплом и светом, со всеми делами, конечно. Начиная с туалетов, конечно, в Царицыно – и мы сейчас будем биться за это – это непросто организовать, но для нас это действительно приоритет, это тема питания, потому что сейчас на территории Царицынского парка есть достаточно дорогие хорошие заведения, но публика-то разная, нам нужно предложить и демократическую линию питания.

Л. ГУЛЬКО: Конечно.

Н. САМОЙЛЕНКО: Вот об этом мы сейчас как раз будем думать буквально с первых же дней после…

Л. ГУЛЬКО: Они будут связаны с историей каким-то образом?

Н. САМОЙЛЕНКО: Конечно, хочется это сделать.

Л. ГУЛЬКО: Чтобы как-то…

Н. САМОЙЛЕНКО: Конечно, конечно. Хочется, чтобы это все было единым таким, вот извините меня за не музейное слово, музейным продуктом. То есть, на самом деле человек, попадая в парк, он должен сразу попадать в атмосферу.

Л. ГУЛЬКО: Окунаться, да.

Н. САМОЙЛЕНКО: Конечно. И в этом отношении надо зонировать парк. Надо вычленить некие зоны, где можно философствовать и гулять, где можно уединяться для романтических прогулок. А в то же время, поскольку парк очень большой, это 220 гектаров только в ограде, то там должны быть зоны, где есть развлечения типа танцплощадки, летних кафе и так далее. Но при этом вот как-то это надо сделать так, чтобы это уживалось одно с другим.

Л. ГУЛЬКО: Как вы будете выбирать? Объявите конкурс? На, я не знаю… кто это делает? Ландшафтный дизайнер, архитектор?

Н. САМОЙЛЕНКО: Вот то, о чем вы говорите, это прежде всего концепция.

Л. ГУЛЬКО: Да.

Н. САМОЙЛЕНКО: То есть мы должны понимать, какие задачи мы ставим и перед ландшафтными дизайнерами, и перед дизайнерами, которые делают наши выставки.

Л. ГУЛЬКО: Мы – это кто?

Н. САМОЙЛЕНКО: Мы – это коллектив музея.

Л. ГУЛЬКО: Коллектив музея, да?

Н. САМОЙЛЕНКО: Конечно.

Л. ГУЛЬКО: Сначала вы сами себе должны представлять, что там должно быть, да?

Н. САМОЙЛЕНКО: Конечно.

Л. ГУЛЬКО: А потом уже вы будете искать того, кто будет это…

Н. САМОЙЛЕНКО: Ну, да. Вот разница между, я бы сказала, предшествующим этапом развития Царицыно и сегодняшним, она заключается ровно в том, что вот тот дворец, который достроил Юрий Михайлович Лужков, он был как бы, так сказать, подарен музейному сообществу, и он невольно очень сильно, конечно, повлиял на внутреннюю жизнь музея, да? Это было представление о том, об обычном, я бы сказала, музее. А вот то, что мы попытаемся сделать сейчас, та эпоха закончилась, теперь очень многое будет зависеть в Царицыно от того, как сработает коллектив музея. Я скажу даже более прямо: нас финансирует Московское правительство хорошо, но для того чтобы совершить прорыв, мы должны научиться зарабатывать сами, то есть, мы должны действительно сделать Царицыно популярным местом, мы должны предложить разные сервисы. Это не значит, что у нас будут только платные услуги. Кстати говоря, как вы знаете, в Москве во время зимних каникул посещение музеев бесплатное, и у нас много бесплатных историй для посетителей. Но вот предлагая так сказать платные и бесплатные услуги, мы должны как можно больше расширять спектр этих услуг.

Л. ГУЛЬКО: Ну, да, вообще, тема зарабатывания музеями, она такая, достаточно, как мне кажется, интересная. Многие спорят: совместима – несовместима. Как это, заработать на культуре?

Н. САМОЙЛЕНКО: Ну, это все зависит от государственной политики, потому что, ну, есть британский опыт, когда крупнейшие музеи, национальные музеи Великобритании бесплатны, и людей, так сказать, к музеям приучают с самых первых шагов, с детских лет, они получают как бы вот эту культуру музейную, с которой потом живут, а одновременно в Великобритании очень много частных платных музеев, достаточно дорогих…

Л. ГУЛЬКО: Да, галереи.

Н. САМОЙЛЕНКО: И выставки, которые проходят в национальных британских музеях, они тоже платные, тоже весьма дорогие. Но люди, полюбив музеи с детства, они туда ходят потом всю жизнь. Только это такая длительная государственная политика. Вот в идеале, конечно, это должно каким-то образом уживаться. Мне кажется, что сейчас, когда действительно активно развиваются вот эти бесплатные дни, да, в музеях, когда появляется желание привлечь новую публику в музей, мы чуть-чуть начинаем двигаться по этому пути. Вот, но с другой стороны, понимаете, нельзя… мне иждивенческая политика ужасно не нравится музейная. Она, к сожалению, делает музеи скучными.

Л. ГУЛЬКО: Почему?

Н. САМОЙЛЕНКО: Ну, как вам сказать? Когда…

Л. ГУЛЬКО: Возможностей меньше?

Н. САМОЙЛЕНКО: Нет, ну, я вам честно могу сказать, мой самый нелюбимый музей – это галерея Уффици во Флоренции. Как музей. Потому что он крайне неудобен, он, так сказать, совершенно там не думают о посетителях, но просто там такого уровня экспонаты, что хочешь – не хочешь, ты туда пойдешь.

Л. ГУЛЬКО: Да.

Н. САМОЙЛЕНКО: Поэтому люди там не шевелятся. А вот в Царицыно история совсем другая.

Л. ГУЛЬКО: Мы продолжим наш разговор сразу после новостей. И скажу сразу, у нас есть три вопроса, которые принес нам сегодня Царицыно, вот, и есть три приглашения… это что? это, наверное…

Н. САМОЙЛЕНКО: На новогодние елки.

Л. ГУЛЬКО: На новогоднюю елку, праздничное представление «Новогоднее путешествие или тайна волшебного зеркала» на 3 января, начало в 14:00. Вот. Тем, кто ответит правильно, повезет, им достанется это самое приглашение. Ну, это после новостей.

НОВОСТИ

Л. ГУЛЬКО: 10 часов 35 минут, мы продолжаем наши «Музейные палаты», Наталья Юрьевна Самойленко, директор музея Царицыно. Давайте сразу на вопрос, Наталья Юрьевна, ответьте: «Живу рядом с парком, гуляю практически каждый день с детьми, и у меня к вам есть вопросы, — один вопрос, — почему в парк отдыха не пускают детей с велосипедами?»

Н. САМОЙЛЕНКО: Потому что в Царицыно очень сложный рельеф. Я имею в виду, в самом историческом парке, но хочу обратить внимание, что Царицыно – это не только то, что в ограде. На самом деле рядом находятся большие зоны, где сейчас делают специальные дорожки, и вокруг Борисовских прудов за оградой возникнет большое пространство, для того чтобы люди могли спокойно кататься.

Л. ГУЛЬКО: Так что, все будет нормально, не волнуйтесь. Мы говорим, собственно, о новой концепции, насколько я понимаю, развития?

Н. САМОЙЛЕНКО: Да.

Л. ГУЛЬКО: Вообще, мне кажется, что вот и вопросы у нас, связанные с…

Н. САМОЙЛЕНКО: … с одним из самых необычных мест в Царицыно…

Л. ГУЛЬКО: … с цветами, да, с оранжереей и вообще, это интересно, такой, знаете, в хорошем смысле конкурент Ботанического сада.

Н. САМОЙЛЕНКО: Да, в Царицыно ведь есть оранжереи.

Л. ГУЛЬКО: Да.

Н. САМОЙЛЕНКО: Где сейчас расцветают цветы, которые в разных странах расцветают под Новый год.

Л. ГУЛЬКО: А когда вообще появились оранжереи?

Н. САМОЙЛЕНКО: Оранжереи исторические, собственно говоря, их реконструировали тоже, они реконструированы на начало 19-го века. И то, что там сейчас находится, это не обычный ботанический сад, а это те растения, которые, собственно говоря, культивировали в 18-м – начале 19-го века. Поэтому мы там не встретим много из того, что привычно, но зато увидим, какими были оранжереи в 18-м – в начале 19-го века.

Л. ГУЛЬКО: Там, наверное, научные работы ведутся тоже?

Н. САМОЙЛЕНКО: Да, конечно, вообще, в Царицыно ведутся научные работы самые разные.

Л. ГУЛЬКО: Какие? Ну, вот оранжереи…

Н. САМОЙЛЕНКО: Оранжереи, изучение истории самого Царицыно, изучение, естественно, экспонатов, которые находятся в царицынских собраниях, причем, экспонаты у нас самые разные, поскольку напомню, что Царицыно создавалось как музей 30 лет назад, это был музей декоративно-прикладного искусства народов СССР. И в этом отношении у нас очень своеобразная коллекция, где есть не только старое, есть не только 18-й век, а есть довольно много советского искусства, с которым мы тоже работаем.

Л. ГУЛЬКО: Ну, советское искусство, уже тоже, знаете, тоже уже антиквариат, честно говоря.

Н. САМОЙЛЕНКО: Да, да, конечно.

Л. ГУЛЬКО: Сколько прошло? 50 лет прошло? Ну, все.

Н. САМОЙЛЕНКО: Да, 60-е годы сейчас смотрятся безумно интересно.

Л. ГУЛЬКО: Да, абсолютно, вот сейчас, мне кажется, они вообще на пике таком, на взлете.

Н. САМОЙЛЕНКО: Ну, вот мы собрали в двух залах, например, вещи, которые связаны со спортом, и это как раз гобелены 60-х годов, это кубки. Они, действительно, смотрятся свежо.

Л. ГУЛЬКО: Если вернуться к оранжереям, они как-то будут развиваться?

Н. САМОЙЛЕНКО: Да, я думаю, что они будут непременно развиваться, и я очень надеюсь, что помимо растений, которые внутри оранжерей, у нас рядом появится что-то вроде аптекарского огорода, и мы будем демонстрировать летом просто растения, которые произрастали, собственно говоря, культивировались в 18-м веке, культивировались так, как было в 18-м веке. Ну, скажем, картошку привезли не как продукт питания, а как цветок.

Л. ГУЛЬКО: Да.

Н. САМОЙЛЕНКО: Вот, и с этим действительно можно очень интересно играть.

Л. ГУЛЬКО: Теперь еще один вопрос о выставочных проектах, поскольку вот декоративно-прикладное искусство, я так понимаю, это одно направление, да? Дальше что?

Н. САМОЙЛЕНКО: Ну, а дальше, мне кажется, мы должны сейчас начать серьезную дружбу с другими музеями. Такие делать своеобразные музейные гастроли в Царицыно. Это поможет нам постепенно формировать…

Л. ГУЛЬКО: … музейной антрепризой это можно назвать?

Н. САМОЙЛЕНКО: Да, потому что в Москве есть целый ряд музеев, где очень интересные фонды, но эти фонды негде показывать. А в Царицыно есть выставочные пространства, и мы можем делать совместные программы. Ну вот одна из первых историй, которая, я надеюсь, уже состоится в 14-м году, это проект с Литературным музеем.

Л. ГУЛЬКО: Не скажете, какой?

Н. САМОЙЛЕНКО: Пока не скажу, потому что, да, но это будет большой проект, который подразумевает и выставку, и, собственно говоря, целый ряд мероприятий вокруг этой выставки. Нам просто хочется это тонко завязать, опять же, с царицынской проблематикой.

Л. ГУЛЬКО: А сотрудничество с зарубежными коллегами, с зарубежными музеями…

Н. САМОЙЛЕНКО: Ну, в мечтах, разумеется, да. Потому что Царицыно, естественно, может дружить со всевозможными летними дворцами.

Л. ГУЛЬКО: Конечно.

Н. САМОЙЛЕНКО: Почему бы, там, не дружить с Летним дворцом в Пекине или с музеями Вены?

Л. ГУЛЬКО: И меняться…

Н. САМОЙЛЕНКО: Да, и меняться, и… конечно, конечно. Мы должны найти, как мне кажется, такие объекты, которые, ну, просто близки нам, да? Вот по типу. И посмотреть, какие они разные. Ну, а кроме того, безумно интересная тема, вообще-то говоря, псевдоготики и самых разных ее ответвлений.

Л. ГУЛЬКО: Да, это правда. А какие-нибудь планируете, какие-нибудь, ну, я не знаю, как сейчас это назвать, раньше это называлось кружки для детей, знаете, там, какие-то, так сказать, учебные…

Н. САМОЙЛЕНКО: Ну, во-первых, они уже существуют, вот это многочисленные программы для детей, которые есть в Царицыно, собственно говоря, вот, то, что начнется в оранжереях, а мы приглашаем оранжереи посещать с 26 декабря, когда там будет уже и вишня, и уже плоды граната, и, собственно…

Л. ГУЛЬКО: Там прямо?..

Н. САМОЙЛЕНКО: Прямо в оранжереях, и уже висят мандаринчики, я уж не говорю про рождественские звезды и прочие вещи знакомые. Но вот вишня – это, наверное, очень любопытно, цветущая зимой. Да. А если еще сирень зацветет, это будет совсем чудом. Во всяком случае, почки сирень уже набрала.

Л. ГУЛЬКО: Да, это уникальная штука.

Н. САМОЙЛЕНКО: Вот и там же будут проходить, естественно, специальные обучающие программы. У нас обучающие программы проходят и в Хлебном доме, и в Большом дворце, и кроме того, есть такой, очень уютный, Третий кавалерский корпус, где проводят программы для детей. Так что, эта тема, она постоянная, конечно.

Л. ГУЛЬКО: Бесплатные, платные?

Н. САМОЙЛЕНКО: Посещение детей бесплатное, но программы платные, конечно.

Л. ГУЛЬКО: Программы платные.

Н. САМОЙЛЕНКО: Да.

Л. ГУЛЬКО: А что касается денег, я так понимаю, что финансирование, оно у вас какое? Чтобы еще раз, так сказать, проговорить.

Н. САМОЙЛЕНКО: Оно хорошее.

Л. ГУЛЬКО: Нет, хорошее.

Н. САМОЙЛЕНКО: Хорошее финансирование.

Л. ГУЛЬКО: А иначе невозможно осуществить все мечты.

Н. САМОЙЛЕНКО: Ну, на самом деле, для того чтобы поддержать весь этот ансамбль в приличном виде, да, для того чтобы поддерживать цветники, дорожки, для того чтобы был свет на территории Царицыно, для того чтобы вообще функционировал вот этот огромный музейный комплекс, под музеем два этажа коммуникаций, это отдельная у меня была прогулка. Вот. Для этого, конечно, требуются серьезные средства.

Л. ГУЛЬКО: Конечно.

Н. САМОЙЛЕНКО: Но помимо этого, для того чтобы музей развивался, я повторяю, нам нужно, чтобы сотрудники придумывали что-то еще дополнительное.

Л. ГУЛЬКО: Дополнительное. Хорошо. Теперь, что касается, я вас спрашивал уже о том, будете ли вы объявлять конкурс, кто будет… есть какие-то наметки у вас, кто будет заниматься вообще, помимо, так сказать, того, что вы готовите какую-то свою концепцию, да, с вашим коллективом, а в принципе, у вас есть какие-нибудь уже…

Н. САМОЙЛЕНКО: То есть, вы намекаете, будем ли мы привлекать иностранных участников?

Л. ГУЛЬКО: Нет, нет, не обязательно.

Н. САМОЙЛЕНКО: Ну, на самом деле, вы знаете…

Л. ГУЛЬКО: Наших молодых, немолодых – любых.

Н. САМОЙЛЕНКО: Ну, на самом деле просто у меня такие, достаточно широкие связи с музейным сообществом…

Л. ГУЛЬКО: Даже и не сомневаюсь.

Н. САМОЙЛЕНКО: … поскольку я много лет занималась большим проектом «Меняющийся музей в меняющемся мире», ну а в прошлом году активно работала с федеральными музеями. Поэтому у меня много хороших, собственно говоря, партнеров, друзей, и я надеюсь, что для многих из них сотрудничество с Царицыно действительно будет интересно. Поэтому помимо сотрудников, я думаю, действительно, мы будем делать некую ставку на развитие вот этих межмузейных связей. Это всем интересно. В Царицыно довольно долго, вот коллектив Царицыно, он довольно долго жил как бы сам по себе, плохо общаясь с музейным миром. Мне кажется, что этот лед растопить можно будет достаточно быстро.

Л. ГУЛЬКО: Молодой у вас коллектив?

Н. САМОЙЛЕНКО: Разный. Да, ну, собственно говоря, молодость, она ведь по-разному определяется, как вы понимаете.

Л. ГУЛЬКО: Это, абсолютно я с вами соглашусь.

Н. САМОЙЛЕНКО: Поэтому… нет, мне было чрезвычайно приятно позавчера, когда у нас заканчивалась сессия, мне было чрезвычайно приятно смотреть в зал и видеть горящие глаза сотрудников.

Л. ГУЛЬКО: Я, с вашего позволения, отвлекусь ненадолго от Царицыно, поскольку мы задавали вопрос в рамках программы «Красная площадь», речь шла о династии меховых магнатов, что именно торговый дом Сорокоумовских сделал для коронационных торжеств Николая Второго. Много правильных ответов. Главный приз получает Борис, телефон +7 964-576 – его первые цифры. И призы получают Диана, Наташа, Олег, Максим и Нина, соответственно, 7-903-627, 7-963-993, 7-905-761, 7-905-783, и последнее заклинание: 7-916-037. Так что, всех поздравляем, правильный ответ: трехметровые горностаевые мантии. Тоже все в рамках музейных программ.

Н. САМОЙЛЕНКО: Императорских.

Л. ГУЛЬКО: Императорских. Да. В рамках музейных императорских программ. Теперь у нас с вами есть замечательные три подарка, это праздничное представление «Новогоднее путешествие или тайна волшебного зеркала» в Большом дворце музея-заповедника Царицыно 3 января 2014 года начало в 14:00, сбор гостей в 13:30. Так я себе представляю: тройки подъезжают…

Н. САМОЙЛЕНКО: Сегодняшний день как раз такой заснеженный, очень красиво, очень красиво.

Л. ГУЛЬКО: … да, шубы…

Н. САМОЙЛЕНКО: Кстати, добраться до Царицыно легко, это станция метро «Царицыно» и станция метро «Орехово», и, собственно говоря, от центра это всего лишь 20 минут.

Л. ГУЛЬКО: Давайте такой вопрос задам, тоже всех волнующий: парковка есть рядом с музеем?

Н. САМОЙЛЕНКО: Есть. Царицыно – один из самых удобных в транспортной доступности музеев Москвы. Это просто опять же, вот понимаете, такая память, когда в прежние годы мы ездили на электричке в Царицыно.

Л. ГУЛЬКО: Ну, да.

Н. САМОЙЛЕНКО: А сейчас все просто.

Л. ГУЛЬКО: Да. Таня спрашивает: лодки вернутся на царицынские пруды?

Н. САМОЙЛЕНКО: Ну, естественно, когда растает лед.

Л. ГУЛЬКО: Таня, все будет хорошо. Пока что коньки. Кстати, может быть, какие-то есть катки?

Н. САМОЙЛЕНКО: Два катка рядом с Царицыно и тюбинговая трасса, которая дает возможность скатиться в большой овраг и увидеть всю красоту большого Баженовского моста.

Л. ГУЛЬКО: Дорогие товарищи, есть все шансы погулять, между прочим, в музее-заповеднике Царицыно довольно неплохо. Давайте мы начнем задавать вопросы. Попробуем, во всяком случае. Надевайте наушники, поскольку вы же тоже эксперт здесь.

Вопрос номер один: некоторые из оранжерейных плодов в 19-м веке ели не только свежими, но и заквашивали в кадках. Вот, не знаю, есть три варианта ответа. Ну, давайте сначала попробуем без вариантов.

Н. САМОЙЛЕНКО: Нет, с вариантами.

Л. ГУЛЬКО: Сразу с вариантами, считаете, да? Ну, давайте. Вы хозяйка. Значит, три варианта: инжир, ананасы или апельсины. 363-36-59 (+7-495). Мы сейчас по телефону будем все получать, все правильные ответы. Некоторые из оранжерейных плодов в 19-м веке ели не только свежими, но и заквашивали в кадках: ананасы, инжир, апельсины. 363-36-59 наш телефон. И вы получаете билет. Это на двоих, на праздничное преставление, да, насколько я понимаю?

Н. САМОЙЛЕНКО: Да, это для…

Л. ГУЛЬКО: На две персоны.

Н. САМОЙЛЕНКО: На две персоны, для главного гостя – ребенка и для сопровождающего его родителя, который будет смотреть на весь этот праздник с балкона.

Л. ГУЛЬКО: А дети отдельно?

Н. САМОЙЛЕНКО: А дети отдельно.

Л. ГУЛЬКО: 363-36-59, доброе утро. Але.

СЛУШАТЕЛЬ1: Але.

Л. ГУЛЬКО: Доброе утро, здрасьте.

СЛУШАТЕЛЬ1: Здравствуйте.

Л. ГУЛЬКО: Вас как зовут?

СЛУШАТЕЛЬ1: Меня зовут Вера. По-моему, это ананасы.

Л. ГУЛЬКО: Вы знали, Вера? Сознайтесь.

СЛУШАТЕЛЬ1: Ну, я где-то слышала.

Л. ГУЛЬКО: Ели когда? Я не ел никогда заквашенные ананасы.

СЛУШАТЕЛЬ1: Я просто слышала, что их квасили именно вот примерно в это время.

Л. ГУЛЬКО: А скажите, вы были в музее-заповеднике?

СЛУШАТЕЛЬ1: Вы знаете, летом была.

Л. ГУЛЬКО: И как?

СЛУШАТЕЛЬ1: Ну, прекрасно, как? Очень понравилось.

Л. ГУЛЬКО: У вас какие-нибудь вопросы есть к Наталье Юрьевне? Вот что-нибудь вам хотелось бы, там, что-нибудь в музее-заповеднике? Сейчас мы глас народа послушаем.

СЛУШАТЕЛЬ1: Вы знаете, ну, что народ? Народ сказал, что хотелось бы чаще там бывать. Там вообще было прекрасно, а сейчас, наверное, еще лучше станет.

Л. ГУЛЬКО: Понятно.

СЛУШАТЕЛЬ1: Хотя там и ругали, что новодел и все такое, но все равно, ну, там природа, извините, тоже новодел, она же возобновляется все время.

Л. ГУЛЬКО: Хороший подход. Спасибо вам большое. Значит, вы получаете приглашение на праздничное представление «Новогоднее путешествие». Вы с кем пойдете?

СЛУШАТЕЛЬ1: Я еще не знаю, я случайно так дозвонилась, надо сказать. Вдруг взяла и позвонила.

Л. ГУЛЬКО: А, ну, нет, в крайнем случае, если что, во-первых, это хороший подарок, я вам скажу сразу.

СЛУШАТЕЛЬ1: Ну, в общем, да.

Л. ГУЛЬКО: Замечательный.

СЛУШАТЕЛЬ1: Какого числа?

Л. ГУЛЬКО: Это 3 января 2014 год, понятное, дело.

СЛУШАТЕЛЬ1: Понятно. Спасибо, подумаю.

Л. ГУЛЬКО: В 2 часа дня. Прекрасно, спасибо вам большое. Как-то быстро отгадывают очень. Какие-то легкие вопросы. Я поэтому и не хотел давать варианты ответа, понимаете? Вопрос номер два. Для чего в новогоднюю ночь в некоторых областях Греции хозяин дома разбивает о крыльцо плод граната? Давайте не будем давать вариантов. Ну, попробуем первый звонок, давайте. 363-36-59, сейчас ведь отгадают сразу. 363-36-59, наш телефон, +7-495.

СЛУШАТЕЛЬ2: Здравствуйте.

Л. ГУЛЬКО: Здрасьте. Вас как зовут? Доброе утро.

СЛУШАТЕЛЬ2: Надежда.

Л. ГУЛЬКО: Надежда, ну?

СЛУШАТЕЛЬ2: Я думаю, чтобы было богатство.

Л. ГУЛЬКО: Ну, это практически, конечно, вы угадали. Давайте дадим Надежде еще одну попытку. Назовем три варианта ответа. Значит, смотрите, есть три варианта: приготовить соус, гадать на удачу в грядущем году и отпугивать мышей гранатом вообще в принципе.

СЛУШАТЕЛЬ2: Гадать на удачу.

Л. ГУЛЬКО: Конечно, правильно. Гадают на удачу, как вот ляжет, вот эта, не фишка, а у граната косточки, вот собственно так и будет в Новом году. Практически как на кофейной гуще. Ну, что же, вы тоже получаете замечательное приглашение на праздничное представление. У вас есть, уже знаете, с кем?

СЛУШАТЕЛЬ2: Да.

Л. ГУЛЬКО: С кем?

СЛУШАТЕЛЬ2: У меня детей семеро.

Л. ГУЛЬКО: Семеро детей? Господи, слушайте, вообще вы… я даже не знаю, что сказать. Да, счастья и удачи вам в Новом году.

СЛУШАТЕЛЬ2: Спасибо.

Л. ГУЛЬКО: И радости. Дети только чтобы радость приносили.

СЛУШАТЕЛЬ2: Спасибо.

Л. ГУЛЬКО: Ну, вот, кто-нибудь выберет, с кем пойти. Спасибо вам большое. «Новогоднее путешествие или тайна волшебного зеркала» ваше. И третий вопрос, он такой рождественский, да? Почему британские девушки любят стоять под рождественским венком из омелы, плюща и остролиста? Опять пока без вариантов. 363-36-59. Я, кстати, видел у нас в многоквартирном доме на подъездах вешают венки рождественские. Ну, красиво, правда. 363-36-59. Доброе утро.

СЛУШАТЕЛЬ3: Здравствуйте.

Л. ГУЛЬКО: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ3: Я думаю, что девушки хотят выйти замуж.

Л. ГУЛЬКО: Ну, почти угадали.

Н. САМОЙЛЕНКО: Давайте с вариантами.

Л. ГУЛЬКО: Давайте, да, варианты. Раз уж подсказать, так уж до конца. Значит: ищут защиту от злых сил; радуются, что зелень выгодно оттеняет свежесть кожи; ждут, что их поцелуют.

СЛУШАТЕЛЬ3: Ну, наверное, третий вариант.

Л. ГУЛЬКО: Ждут, что их поцелуют?

СЛУШАТЕЛЬ3: Да.

Л. ГУЛЬКО: Это правильно. А как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ3: Наталья.

Л. ГУЛЬКО: Наталья, значит, смотрите, праздничное представление «Новогоднее путешествие или тайна волшебного зеркала» ваше, ваше приглашение на 3 января. С кем вы пойдете, если не секрет?

СЛУШАТЕЛЬ3: Я пойду со своим крестником Владиком.

Л. ГУЛЬКО: Замечательно. Ему сколько лет?

СЛУШАТЕЛЬ3: 9 лет.

Л. ГУЛЬКО: 9 лет, самое оно.

Н. САМОЙЛЕНКО: В самый раз, да.

Л. ГУЛЬКО: 9 лет, замечательно. Там же, наверное… спасибо вам огромное. Спасибо, с наступающим Новым годом. Спасибо. И Рождеством.

Ну, вот, так что, все отгадали.

Н. САМОЙЛЕНКО: Да, и все так красиво, все так празднично. И я напомню, что у нас идут елки, и те, кто не сумел выиграть в викторине, еще имеют возможность, придя сейчас в музей, во дворец, приобрести билеты, у нас их немного осталось, но если вы придете…

Л. ГУЛЬКО: Поторопитесь.

Н. САМОЙЛЕНКО: Да, в выходные дни, попадете на бал, то вы еще можете и успеть приобрести билет во дворец на новогоднюю елку.

Л. ГУЛЬКО: Я так понял, что это какое-то грандиозное совершенно действо, где будет задействована территория Царицыно.

Н. САМОЙЛЕНКО: Елки происходят внутри дворца. А конечно…

Л. ГУЛЬКО: Но она же будет украшена, территория, она же…

Н. САМОЙЛЕНКО: Территория, она украшена уже архитектурой на самом деле. Она украшена уже прекрасными деревьями. И собственно ходят у нас утки и скачут у нас белки. Белка – это, пожалуй, почти символ Царицыно, их у нас так много.

Л. ГУЛЬКО: Спасибо вам огромное. Наталья Юрьевна Самойленко, директор музея Царицыно, была у нас в прямом эфире. Приезжайте в Царицыно, правда.

Н. САМОЙЛЕНКО: С Новым годом!

Л. ГУЛЬКО: С Новым годом!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире