'Вопросы к интервью
22 марта 2014
Z Проехали Все выпуски

Что нужно знать про бензин, который мы заливаем? Как определить, качественный ли бензин мы покупаем?


Время выхода в эфир: 22 марта 2014, 23:04

А. ПИКУЛЕНКО: Добрый вечер, добрый субботний вечер. Ну, как всегда, этот последний час субботы – наш час автомобильный. И как всегда у нас интересные темы, интересные люди. Вы знаете, я не люблю в последний час субботы быть один, но на всякий случай напоминаю, что вы слушаете «Эхо Москвы», у микрофона Александр Пикуленко, наша автомобильная программа. О чем говорим сегодня? Тема у нас: что нужно знать про бензин, который мы заливаем? Как определить, качественный ли бензин мы покупаем? У меня сегодня гость, Александр Ерастов, генеральный директор сетей АЗС «НефтьМагистраль». Александр, добрый вечер.

А. ЕРАСТОВ: Добрый вечер.

А. ПИКУЛЕНКО: Александр, ну прежде чем говорить все-таки о том, какой бензин мы заливаем, давайте… вы – генеральный директор целой сети. Я так понимаю, это не две бочки с одним заправщиком, который наливает ведрами в то, что приедет. Ваша сеть вообще, почему она появилась? Ведь есть у нас, там, ЛУКОЙЛы, Транснефти, Славнефти, и вообще, масса сетей, которые я вижу. И почему вы вдруг решили… я так понимаю, у вас такая маленькая, гордая, но независимая магистраль?

А. ЕРАСТОВ: Да, у нас порядка 70-ти заправок, которые работают в Москве и Московской области. А выросли мы следующим образом: изначально компания «НефтьМагистраль», она занималась поставкой топлива на АЗС, мы имели свою нефтебазу, свой парк бензовозов, и постепенно, постепенно развивались.

А. ПИКУЛЕНКО: Это в каком году было?

А. ЕРАСТОВ: Это было порядка десяти лет назад, да.

А. ПИКУЛЕНКО: Ах, вот, у вас в общем-то… и потом, что, у вас получилось, что вы решили: что это мы только возим и разливаем, да? когда мы можем и наливать еще в придачу?

А. ЕРАСТОВ: Да, но рынок всегда растет, развивается, трансформируется, то есть, какие-то услуги были востребованы. Когда нефтяные компании заходили к нам на рынок, и нужна была перевозка, то есть они покупали только заправки, эксплуатировали только АЗС. Потом они начали переваливать нефтепродукты, поставлять сюда бензин, в центральные регионы, была нужна нефтебаза, то есть, мы этим всем пользовались. А после этого уже все выстроили, свою логистику, все отстроили свои нефтебазы, купили бензовозы, и надо было как-то развиваться дальше.

А. ПИКУЛЕНКО: Появилась «НефтьМагистраль» с заправками.

А. ЕРАСТОВ: Да.

А. ПИКУЛЕНКО: Но у вас же нет собственного нефтеперегонного заводика? Знаете, вот там один литературный персонаж, он все мечтал о свечном заводике, у вас нет случайно, Александр, нефтеперегонного?

А. ЕРАСТОВ: Нет, нефтеперегонный завод мы не имеем. Я считаю, нефтеперегонный завод, он и не нужен. То есть, достаточно у нас мощностей находится в европейской части нашей России, хватит на всех. И поэтому качество топлива, оно должно быть только с нефтеперегонного завода.

А. ПИКУЛЕНКО: Понятно. Я хочу напомнить, что если у вас есть вопросы, пожалуйста, смс: +7-985-970-45-45. Аня, прекрасно уходят смски, по крайней мере, я не знаю, уходят ли они с вашего телефона, но до меня доходят.

Когда мы горим о бензозаправках современных, да? вот у вас современная нефтебаза, то есть, у вас есть труба с нефтеперегонного завода?

А. ЕРАСТОВ: Нет…

А. ПИКУЛЕНКО: Или вы все-таки железной дорогой…

А. ЕРАСТОВ: Да, железная дорога, то есть…

А. ПИКУЛЕНКО: Нефтяники перегнали то, что имеют, гнали в крекинговых колоннах, разлили и пригнали вам большую бочку. Да?

А. ЕРАСТОВ: Да.

А. ПИКУЛЕНКО: Вы выходите, смотрите: большая бочка, берете весло алюминиевое, ведро присадок, и размешиваете то, что пригнали, придавая ему товарный вид и нужную консистенцию?

(смех)

А. ЕРАСТОВ: Нет, ну…

А. ПИКУЛЕНКО: Нет? Не так все-таки?

А. ЕРАСТОВ: Сейчас совсем все по-другому происходит. Сейчас есть такой механизм покупки топлива, как биржевые торги. То есть, есть биржа, на которой можно зарегистрироваться и спокойно покупать топливо, то есть, бензин. Бензин в основном мы покупаем с трех заводов, потому что они больше всего проходят по логистике, это Рязанский завод, Ярославский завод и Московский завод.

А. ПИКУЛЕНКО: Три современных завода.

А. ЕРАСТОВ: Да, три современных завода, потому что топливо, самые ближайшие поставки оттуда. Иначе будет съедать все железная дорога, всю прибыль будет съедать железная дорога.

А. ПИКУЛЕНКО: Понятно, вот наконец-то мы поняли, что Александр, как генеральный директор, он вам тут не альтруист, и в общем-то работает за деньги. Я бы сказал, за прибыль. Хорошо. Вот у вас свои заправки, 70 штук, да? У вас своя нефтебаза со своими бензовозами, водители, вот. Но, когда вы работаете с заводом, они вам говорят: вот 95-й и все, вы можете повлиять на завод и сказать: мне, пожалуйста, для моей «НефтьМагистрали» дайте вот топливо вот такого-то качества с такими-то характеристиками, и зеленого цвета?

А. ЕРАСТОВ: Нет.

А. ПИКУЛЕНКО: Нет? все-таки обычный товарный бензин?

А. ЕРАСТОВ: Да, на это мы, конечно, повлиять не можем, потому что каждый завод имеет свой комплекс установок, который перерабатывает нефть, после чего он там получает определенные компоненты, и эти компоненты смешивает в той или иной пропорции, и у него получается уже товарный бензин, потому что мы должны все понимать, что ни 92-й, ни 95-й, это не компот. То есть, он из одного крантика не льется. То есть, это перечень каких-то углеводородов, которые получаются из той или иной установки, и в зависимости от надобности, завод смешивает эти компоненты для того, что ему нужно приготовить. Вот и все, и получается товарный бензин.

А. ПИКУЛЕНКО: Александр, ну, вот я еду, вижу АЗС «НефтьМагистраль».

А. ЕРАСТОВ: Да.

А. ПИКУЛЕНКО: Вот что меня может завлечь к вам заехать? Ну, вы говорите: вот у меня бензовоз. А может, у вас водители недобросовестные роняют резиновые сапоги себе в цистерну и все, и тогда…

А. ЕРАСТОВ: Согласен.

А. ПИКУЛЕНКО: Вот как раз вот такой, самый главный вопрос. Ведь как-то традиционно привыкли доверять большой эмблеме, да?

А. ЕРАСТОВ: Да, да, да.

А. ПИКУЛЕНКО: Вот, у которой много денег на рекламу, которая традиционно, вот у нас свой – как они всегда мне рассказывают – у нас свой завод, мы можем сами определить качество бензина. Вы все-таки небольшие люди на этом рынке. Чем вы хотите взять клиента?

А. ЕРАСТОВ: Мы хотим взять клиента человеческим фактором, то есть, на каждой стадии у нас отслеживается качество топлива, то есть даже если завод, который поставляет бензин 95-й, 92-й, какие-то установки у него забарахлили, то есть, что-то они не доделывают, что-то качество топлива у него не очень хорошее, страдает. У нас есть на нефтебазе лаборатория современная, в основном которая проверяет качество топлива входное. То есть, если завод что-то прислал нам не то, хорошо, мы этот бензин откладываем, получаем бензин с другого завода, и заправляем наши заправки качественным только топливом. Понимаете?

А. ПИКУЛЕНКО: То есть, входной контроль у вас через… вы разорились на собственную лабораторию, там ходят люди в синих халатах или белых…

А. ЕРАСТОВ: Да, да, да.

А. ПИКУЛЕНКО: … и проверяют все органолептическим методом.

А. ЕРАСТОВ: Да.

А. ПИКУЛЕНКО: Сливают в пробирки и, поджигая, надеюсь…

А. ЕРАСТОВ: Да, конечно.

А. ПИКУЛЕНКО: Часто бывает расхождение? Вот у вас есть какие-то свои стандарты?

А. ЕРАСТОВ: Конечно, есть, потому что я считаю, что бензин – это очень сложная вещь. То есть, в нем не самое главное – октан.

А. ПИКУЛЕНКО: Да.

А. ЕРАСТОВ: Октан важен, как распределяется по фракционному составу бензина. Потому что есть бензин, который сделан из двух, из трех компонентов. Чем больше компонентов углеводородного состава находится в бензине, тем более качественный бензин. То есть, иногда бывает, на заводе ломается установка крекинг или…

А. ПИКУЛЕНКО: Ну, да.

А. ЕРАСТОВ: Но им же все равно надо производить 95-й бензин. Они его производят с помощью каких-то других компонентов, которые в ограниченном количестве можно лить в бензин. То есть, они его льют на предельном параметре, и этот бензин недостаточно хороший. Нужно брать бензин с другого завода, и как-то постепенно их смешивать и уже вводить их в продажу.

А. ПИКУЛЕНКО: Ну, то есть, получается так, что если вы видите выпадение бензина за рамки допустимого, вы стараетесь исправить это у себя, то есть, не то, что вы слили обратно в цистерну и говорите: забирайте ваш…

А. ЕРАСТОВ: А его никто не заберет, потому что он в соответствии с нормами.

А. ПИКУЛЕНКО: Ах, вот оно что! А нету у вас какого-то такого химика, который там у себя в вашей бочке уже доводит до нужной кондиции?

А. ЕРАСТОВ: Нет, нет.

А. ПИКУЛЕНКО: Все-таки именно такая… процесс идет…

А. ЕРАСТОВ: То есть, процесс только смешивания одного продукта с другим из одного завода с другим заводом. У одного завода, там, есть определенная установка, которая делает качественный 95-й бензин, у другого 95-й чуть не дотягивает до каких-то европейских стандартов. Конечно, мы всегда пытаемся покупать бензин только хорошего европейского качества. Но не всегда это получается, потому что у заводов есть свои какие-то планы, свои ремонты, свои там какие-то отгрузки, не всегда получается покупать хороший бензин..

А. ПИКУЛЕНКО: Ну, когда все-таки вот, раз уж вы построили лабораторию, да, раз вы делаете для клиента какие-то такие посылы, что приезжайте к нам, вот как мне, например, быть? Я же ваших трудностей не знаю. Вот у вас входной контроль. Получается что? Когда вы отправляете топливо на заправки, у вас еще есть выходной контроль после этого?

А. ЕРАСТОВ: Да, конечно, то есть, мы постоянно ездим, отбираем пробу, то есть, проба, она всегда остается на заправке до следующего слива. То есть, если все заправки у нас отторговались, привезли новое топливо, то есть эта проба остается еще до второго, до третьего слива. Если будет обратно какая-то информация от наших клиентов, то, что они пожаловались, что машина как-то не так едет, или еще что-то, мы срочно сдаем эту пробу в лабораторию, проверяем ее, и уже делаем соответствующие выводы, что что-то не так.

А. ПИКУЛЕНКО: Ну, вот, Александр, когда мы сталкиваемся с тем, что мы заправились, вот, этот контроль мы прошли, следующий контроль здесь мы прошли, но на заправке может быть недобросовестный директор заправки, ну, знаете, как, начальник бензоколонки?

А. ЕРАСТОВ: Да.

А. ПИКУЛЕНКО: Который где-то слева притащил маленький бензовозик, залил и тихо приторговывает…

А. ЕРАСТОВ: Нет, такого нет.

А. ПИКУЛЕНКО: Такого не бывает?

А. ЕРАСТОВ: Потому что они все сейчас заправки современные, они все оборудованы системами электронного слежения, то есть кассовая программа, она не позволяет просто так торговать, не учитывая, там, количество выданных чеков, количество заправок, то есть, касса, она всегда сверяется с колонкой, сколько колонка отпустила, сколько касса продала, конец смены она закрывает, то есть лишний бензин, или бензин, который привезет, там, директор, это просто невозможно.

А. ПИКУЛЕНКО: То есть, вот этот миф о том, что владелец бензоколонки, купив, там, у прапорщика российской армии бензовоз, заливает и прекрасно все торгует. Вот это сейчас просто невозможно.

А. ЕРАСТОВ: Это просто невозможно, по крайней мере, на нашей сети или на сети каких-то других крупных компаний. Я имею в виду нефтяников, у них у каждого своя программа, которая позволяет им отслеживать в тот или иной режим времени наличие в емкостях количества бензина. То есть, есть измерительная система, которая проверяет, там, наличие воды подтоварной, взлив, уровень взлива, какое количество бензина находится в емкостях и количество, сколько они его отпустили. То есть, у нас программа, она постоянно сверяется с колонкой, сколько колонка отпустила, и сколько кассовый аппарат отпустил чеков, то есть это постоянно идут сверки, и невозможно слить бензин.

А. ПИКУЛЕНКО: То есть, вот мы разочаровали массу людей, которые искренне верили, что так происходит.

Другой вопрос. Действительно, вот как я, как обычный клиент, да? ну, я, правда, не совсем обычный клиент, но очень часто, вот как обычный потребитель может понять, хороший это бензин, или плохой? Вот…

А. ЕРАСТОВ: Ну, во-первых, его не поймешь, потому что каждый завод производит свой стандарт своего бензина, то есть, к нам на нефтебазу приходили бензины, начиная от, если его брать по цвету, да, он у нас просто цвет даже не стандартизируется. Приходили и прозрачные бензины, приходили и желтоватые бензины, то есть, по цвету его никак не отберешь, хороший он или плохой. Единственное, что я хочу сказать нашим слушателям, это то, что бензин все-таки можно распознать по резкому запаху. Если запах, он идет не бензиновый, химический, то есть, это вам не нравится, лучше этот бензин не заливать, потому что в основном у нас сейчас используются компоненты евро 4, евро 5, да, в бензине, они проходят очистки, то есть, очищается сера, очищаются какие-то другие компоненты металлические, которые присутствуют в нефти. И убираются все запахи. Поэтому если идет резкий запах от бензина, это точно бензин не хорошего качества.

А. ПИКУЛЕНКО: Когда мы говорим про бензин — про дизельное топливо мы еще поговорим — существует ли у нас разница между летним и зимним бензином?

А. ЕРАСТОВ: Конечно. То есть, зимой бензин должен заводиться на пониженных температурах, то есть у него должна быть зимняя испаряемость. Это есть специальные даже нормативы, которые прописаны в ГОСТах, то есть, зимний бензин, он не подойдет для эксплуатации в летний период, то есть там должно быть специальное количество газов, которые так составляют давление насыщенных паров, и давления насыщенных паров, они позволяют запустить двигатель в зимнее, в холодное время года.

А. ПИКУЛЕНКО: Есть ли у вас в «НефтьМагистрали» горячая линия, куда ваш клиент может пожаловаться?

А. ЕРАСТОВ: Да, конечно.

А. ПИКУЛЕНКО: А вы знаете этот телефон?

А. ЕРАСТОВ: Да.

А. ПИКУЛЕНКО: Ну, расскажите.

А. ЕРАСТОВ: Я считаю, это телефон 8-495-544-46-45.

А. ПИКУЛЕНКО: Вот те, кто пользуется этими заправками, вот сейчас вы узнали телефон личный генерального директора, поэтому он честно, но испуганно примет все ваши претензии…

А. ЕРАСТОВ: Да, мы примем, ответим с удовольствием, разберемся, если что-то кого-то где-то обидели, где-то кому-то что-то не понравилось, мы с удовольствием выслушаем и решим все ваши проблемы.

А. ПИКУЛЕНКО: Ну, вот. Где вообще, потому что мне вот тут Евгений спрашивает, уже много здесь… «Есть ли у вас заправки в Пензе?» У вас же нет заправок в Пензе? Ну, зачем нам заправки в Пензе, когда у нас «Эхо Москвы»?

А. ЕРАСТОВ: Да, мы эксплуатируем заправки только Москва и Московская область, и я считаю, что на каждую заправку должен быть доступ. Если туда руководитель не может доехать, то это уже не заправка, а просто как создание рабочих мест. И каждую заправку нужно проверять, как работает, чем живет персонал, как он обслуживает клиентов. То есть, это очень важная вещь.

А. ПИКУЛЕНКО: Александр, вы не сидите в кабинете за двумя секретаршами, в кондиционированном воздухе, а носитесь по заправкам и лично смотрите в глаза заправщику?

А. ЕРАСТОВ: Да, а как же иначе? То есть, только так можно выстроить хороший бизнес, который, там, направлен на клиента и отследить все нюансы, которые происходят у нас на заправках.

А. ПИКУЛЕНКО: Когда мы рассказываем про бензин, я могу сказать, что по собственному опыту, однажды проехали мы достаточно много по стране, взяли некоторое количество проб топлива и, в общем-то, честно скажу, что очень удивился, потому что не попался никто. То есть, мы заправляли 95, он был в пределах даже не старого ГОСТа, да, а вот тех технических условий, который заводы сами заявили. Вот, как правило, это был хороший бензин. Ну, может быть, где-то на каких-то пробах немножко фракционность выпадала, ну, опять же, в пределах разумного. А вот с дизельным топливом второй раз мы тоже попробовали, заправок было меньше, очень как-то вот с моющими присадками были проблемы. Вот. И, все-таки, недобор цитанового числа. Ведь современный двигатель требует 48-51.

А. ЕРАСТОВ: Да.

А. ПИКУЛЕНКО: А у нас очень часто, мы столкнулись, что на, по-моему, двух заправках, там вообще было 45. Вот как у вас обстоят дела с этим?

А. ЕРАСТОВ: У нас с дизельным топливом, мы его очень, особенно в зимнее время, очень сильно мы его проверяем, потому что в основном эти проблемы, они происходят в зимнее время. Из-за чего? Из-за того, что у нас у каждого завода есть, разработано свое дизельное топливо. То есть, у нас нету стандарта: зимнее топливо, и все, и мы его льем, только зимнее топливо, которое там проходит до температуры -35. У нас есть полузимнее топливо, у нас есть не совсем зимнее топливо, у нас есть зимнее топливо. То есть, у каждого, у него своя температура замерзания, своя температура кристаллизуемости, своя температура прокачивания через фильтр. Поэтому зимнего топлива очень большое количество, и надо выбирать именно очень хорошее качественное топливо.

А. ПИКУЛЕНКО: Вот тут есть уже вопросы. У нас очень недоверчивые люди. Вот спрашивают: «Имеются ли отличия у топлива различных АЗС одного уровня?» Ну, тут они проводят в пример ЛУКОЙЛ, ТНК, если да, то в чем они заключаются? Почему один бензин, скажем, 95 лучше, чем другой 95? Александр спрашивает.

А. ЕРАСТОВ: А это потому, что у нас разные заводы. У каждой компании нефтяной, у нее свой завод, свое количество установок, которые производят определенные компоненты, которые и вовлекаются в производство 95 бензина. Например, там у ЛУКОЙЛа есть заводы, более реконструированные, у них есть установка изомеризации, у кого-то нету этой установки, основной изомеризат и алкилат, компонент, который производится для вовлечения в высокооктановое топливо, и они улучшают топливо, то есть, они делают меньше расход топлива в машине, то есть, приемистость двигателя и управляемость машины улучшает.

А. ПИКУЛЕНКО: Ну, вот тут у нас товарищ огорченный, вопрос такой философский: «А почему у нас бензин стоит дороже красной и черной икры?» Вот, Александр? Вот почему? Потому что бензин нам нужнее, чем красная и черная икра.

А. ЕРАСТОВ: Да, это конъюнктура рынка, то есть, сколько он стоит, столько и стоит. Это все экономически обосновывается: есть оптовая цена, есть издержки заправки, которые тратятся на аренду, на электричество, на зарплату, на содержание персонала. И что-то, какая-то должна быть прибыль, для того чтобы компания дальше росла и развивалась. То есть, есть, конечно, месяца, когда мы работаем в ноль, даже в минус, то есть, это лето, когда заводы встают на профилактический ремонт. То есть, зимой дельта, конечно, больше.

А. ПИКУЛЕНКО: Ну, понятно. Бензин все-таки будет расти в цене? Сумеете вы удержать цены на нынешнем уровне? Или все-таки жизнь заставит вас?

А. ЕРАСТОВ: Нет, я думаю, удержим, потому что с каждым годом нефтяных компаний становится все больше и больше, а цены все равно от них не зависят. Если я просто как частная компания захочу поднять цены, ко мне просто никто не поедет и все скажут: вот еще один сумасшедший взял и поднял цену. Все равно конъюнктура рынка, а нефтяные компании, они все-таки ориентированы на наше правительство, а цена не бензин – это основная. Если бензин будет дорожать, сразу все будет дорожать. Будут дорожать продукты, будет дорожать крупа и все остальное. То есть, им не дают такой возможности, поднимать цены на заправках.

А. ПИКУЛЕНКО: То есть, вот появление АЗС «НефтьМагистраль» — это в принципе на пользу, да?

А. ЕРАСТОВ: Да, конечно.

А. ПИКУЛЕНКО: Вы все-таки боретесь вот с этим монополизмом гигантских корпораций.

А. ЕРАСТОВ: Конечно, должна быть все-таки какая-то… ну, рынок должен разделяться, должны быть государственные заправки, должны быть частные, должна быть какая-то конкуренция. Если нет конкуренции, то завтра цена может быть и 50 рублей, и 60 рублей, сколько захотят, столько и поставят. Они это все обоснуют.

А. ПИКУЛЕНКО: То есть, понятно, все-таки вы приносите нам пользу, это хорошо. Редкий случай, когда люди, зарабатывающие деньги, еще приносят пользу окружающим.

Я вынужден тут на один вопрос ответить. Константин Евгеньевич, сегодня в детской программе мы принимали междугородние звонки и больше того, я вам скажу, у нас выигрывали дети не только из Москвы, а, скажем, даже из Екатеринбурга. Поэтому, ну, если вы не дозвонились, извините, это не наша вина.

Так, вот опять же, вопросы очень философские: «Почему на приборной панели отсутствует счетчик залитого бензина и мало-мальски анализатор качества топлива?» Вот…

А. ЕРАСТОВ: Анализатор топлива, он вообще не может быть, потому что анализировать топливо по чему, по каким параметрам можно? Там в ГОСТе, да, на, там, в техпаспорте на бензин 95, у него порядка 16-ти параметров анализа. Какие для машины важны? Да, ну, конечно, это важен октан, потому что в первую очередь, то есть, октан – это показатель степени сжатия бензина. Чем выше октан, тем бензин можно сильнее сжать в двигателе, он не воспламенится, то есть, современные двигатели, они у нас сейчас все малолитражные, используют двигатели, которые сжимают сильнее, чтобы снимать больше объем и большее количество лошадей с двигателя. Поэтому бензин должен иметь прежде всего высокий октан, качественный бензин.

А. ПИКУЛЕНКО: Понятно. Максим спрашивает: «Ожидаете ли вы появления в Московской области автоматических заправок без персонала?»

А. ЕРАСТОВ: А они уже есть, их развивают. Но просто я считаю, что эти вещи, они неперспективные, потому что, ну, в нашей компании пропагандируется хороший сервис для клиентов. То есть мы развиваем сеть с магазинами, с кафе, то есть, к нам можно придти перекусить, заправиться, отправить какое-то смс или по почте по Wi-Fi. То есть, купить с собой какие-то напитки и уехать. Потому что прежде всего в нашей компании – это сервис.

А. ПИКУЛЕНКО: Понятно.

А. ЕРАСТОВ: Если человеку надо по-быстрому куда-то поехать заправиться, то ради бога, есть автоматические системы управления, так же они подключаются к ТРК, это как определенное еще дополнительное одно место операторное, туда вставляется карточка пластиковая обычная, и можно заправиться и уехать, не заходя вовнутрь.

А. ПИКУЛЕНКО: Понятно, Александр, но вот тут уже деловые к вам вопросы, могу прочитать: «Можно ли у вас на заправках предложить автоаксессуары без тендера? Или у вас тендерная основа? С уважением, Михаил». Вот для меня, я просто прочитал, я собственно понимаю, о чем речь, но как генеральный директор…

А. ЕРАСТОВ: Нет, конечно, можно, почему? У нас есть определенные автоаксессуары, уголок, то есть, можно предлагать, да и все, это все у нас просто торговый отдел выбирает поставщиков, то есть, если у вас пройдет цена и качество вашей продукции, почему нет? Ради бога.

А. ПИКУЛЕНКО: Тогда давайте-таки подскажем, как дозвониться?

А. ЕРАСТОВ: Да, это можно позвонить 8-495-544-46-45.

А. ПИКУЛЕНКО: И объяснить свою проблему. Александр, как вы относитесь к отмене транспортного налога и введению топливного акциза? Ну, то есть, перевести транспортный налог…

А. ЕРАСТОВ: Да, я считаю, это самое правильное, потому что многие машины, они стоят, не ездят, а в основном ездят те машины, которые платят меньше налога. Ну, и логично было бы, если вы больше заправляете бензин, значит, вы больше должны платить налога. То есть, если вы больше эксплуатируете машину, она у вас ездит каждый день, как бы ломает наши дороги, бороздит наши просторы, то в соответствии с этим надо платить больше налога, потому что это разумная вещь.

А. ПИКУЛЕНКО: Я напоминаю, что вы слушаете «Эхо Москвы», с вами я, Александр Пикуленко, и в этой вечерней программе мы определяем, что нужно знать про бензин, который мы заливаем, как определить, качественный ли бензин мы покупаем. И у меня в гостях Александр Ерастов, генеральный директор сети АЗС «НефтьМагистраль».

«Хранение бензина в канистрах, как может быть?» Вообще, насколько можно запасать бензин, вот как вы считаете?

А. ЕРАСТОВ: Ну, вообще бензин, вот у нас же есть система госзакупок, хранения, они его больше 3-х лет не хранят. То есть, любой бензин, он имеет такую вещь, как осмоляемость, у него начинают выпадать смолы, то есть он начинает портиться. То есть у вас может потом из-за этого бензина забиться двигатель, забиться инжектор, и вам его придется как-то дополнительно чистить. То есть, я не рекомендую больше года хранить бензин в канистрах.

А. ПИКУЛЕНКО: Вот, Евгений, год и все, дальше надо менять бензин.

Вы расположены как-то, ваши бензоколонки, хаотично, или вы четко: сегодня мы заняли вот этот район Москвы, завтра мы двинулись вот в этот район Москвы, послезавтра мы освоили Новую Москву. Как вообще происходит расширение вашей сети?

А. ЕРАСТОВ: Ну, расширение нашей сети происходит в области, это с помощью покупок существующих АЗС, мы их реконструируем. Либо мы покупаем участки и строим на них новые АЗС. Новая Москва – это другой регион, чуть-чуть здесь уже выделение участков земли под строительство новых АЗС, оно уже прекращено, то есть, это только перекупать действующие АЗС, которые уже, как я выражаюсь, они умерли, да? То есть, там хозяева этих АЗС, они уже себя изжили, не могут развиваться, не могут идти в ногу со временем. То есть, мы их покупаем, реконструируем, вдыхаем в них новую жизнь, и уже они работают по-новому.

А. ПИКУЛЕНКО: «На ваших АЗС не обслуживают карты Магистраль». Почему, Александр?

А. ЕРАСТОВ: А потому, что у нас нету договора с…

А. ПИКУЛЕНКО: У вас написано: «НефтьМагистраль».

А. ЕРАСТОВ: Да, но есть карта Магистраль, это чуть-чуть другая, это безналичные расчеты, это все связано с ТНК, у нас нету с ними просто прямого договора, вот и все, и мы их не обслуживаем, потому что они не обслуживают наши, мы не обслуживаем их. Это безналичный расчет, это обмен картами…

А. ПИКУЛЕНКО: У вас свои карты «НефтьМагистраль» существуют?

А. ЕРАСТОВ: Да, у нас есть, конечно, да, свои карты «НефтьМагистраль», мы их обмениваем с Газпромом, то есть, какие-то сети нас принимают, какие-то, мы их не принимаем, то есть, это все зависит от коммерческого…

А. ПИКУЛЕНКО: Вот, тоже хороший вопрос, причем, из Санкт-Петербурга. Вас там нет, но вопрос: «Есть ли какие-то особенности заправки для суперкаров?»

А. ЕРАСТОВ: Да, конечно. Почему нет? Ну, то есть, у нас, я считаю, что супермашина, да, я тоже люблю летом поездить на хороших машинах, я считаю, летом надо заправлять только 98 бензин, потому что 98 бензин – это тот бензин, который соответствует для супермашин, потому что там, как я повторюсь, идет высокая степень сжатия, должен быть хороший высокий октан. Просто единственно, что не все заводы, конечно, у нас производят хороший качественный 98 бензин.

А. ПИКУЛЕНКО: У вас на заправках, собственно, предлагаете, бензин 92, 95, 98 и дизтопливо? Или вы предлагаете, у вас тоже есть бензины с улучшенными качествами, такие, как у конкурентов?

А. ЕРАСТОВ: Да, да, да. У нас есть премиальные бензины, это наша марка Эволюшн. То есть мы…

А. ПИКУЛЕНКО: У вас есть своя марка?

А. ЕРАСТОВ: Да, своя марка Эволюшн. То есть, мы принимаем, это 92 и 95 бензин. Мы используем для этого BASFскую присадку, немецкий концерн BASF разработал для нас специальную моющую присадку, которую мы вовлекаем в эти виды топлива. То есть, она у нас работает по четырем направлениям. Она является у нас моющей, то есть она уменьшает расход топлива, она улучшает управляемость машины, и она продлевает межсервисный пробег.

А. ПИКУЛЕНКО: «Какие в вас отношения с продавцами-производителями?» Ведь прямая конкуренция создается? Вот Таня спрашивает. Вот всегда интересный вопрос. Они же вас могут в любой момент – раз, и кран вам перекрыть.

А. ЕРАСТОВ: Да. Но не перекрывают, потому что у нас заводы-то все старые, и емкостной парк на этих заводах, он достаточно маленький, сырьевой. То есть, для того, чтобы заполнить его, то есть, заводу надо 2-3 дня поработать, и все, то есть, и московскому заводу надо, чтобы у него постоянно кто-то выбирал топливо. Поэтому пока у них не будет большого емкостного парка, пока у них не будет своего большого количества заправок, куда они могут его деть, свой бензин, то есть, мы все-таки московскому заводу нужны, мы приезжаем, выбираем у них топливо, развозим на свои…

А. ПИКУЛЕНКО: То есть, отношения такие хорошие, дружеские?

А. ЕРАСТОВ: Да, хорошие партнерские отношения.

А. ПИКУЛЕНКО: Когда мы говорим о заправках, вот эти емкости, как часто моют эти емкости?

А. ЕРАСТОВ: Вот это вот очень важная вещь, потому что в принципе, даже если привезли на заправку хорошее качественное топливо, то его можно очень легко испортить чем? Первое – это то, что в любой заправке, если она уже старая, емкости закопаны достаточно давно, они проржавели, туда может попасть вода, она оседает внизу. То есть всегда насосы, которые качают бензин, они забирают бензин со дна емкости, то есть, вода может попасть клиенту. Следующее. То есть, с учетом того, что постоянно происходит обновление топлива в заправке, у нее остается осадок. То есть раз в год всегда надо пропаривать, мыть емкости, если владелец заправки не хочет заправить, там, своего клиента некачественным топливом, потому что весь осадок, который находится в бензине, все, можно так сказать, взвесь какая-то, вся грязь, она оседает на дно баков, и их надо постоянно чистить, хотя бы раз в год.

А. ПИКУЛЕНКО: То есть, когда вы говорите, что вот вы постоянно, там, покупая бензоколонку, вы ее реконструируете, то есть, у вас идет какой-то постоянный процесс? А вот бензораздаточные колонки, тоже появление какой-то новой системы, тоже вас заставляет поменять ее?

А. ЕРАСТОВ: Да, а почему нет? Потому что сейчас уже другое направление пошло. Если раньше были самовсасывающие колонки, то сейчас уже система в колонках стоит напорная. То есть двигатели, которые качают бензин, они находятся не в самих колонках, они находятся в баках, и они из бака начинают качать, они создают давление во всех трубах, которые подведены к колонкам, и уже колонки автоматически начинают его разливать, бензин по машинам. То есть, эта система гораздо лучше, то есть, не каждая колонка качает отдельно в себя, потому что есть проблема, что струя прерывается, создается завоздушивание, особенно в летний период, когда асфальт прогревается, а бензин начинает греться в трубах, которые идут близко от асфальта, он начинает кипеть, потому что бензин начинает кипеть при 30 градусах.

А. ПИКУЛЕНКО: Ну, да.

А. ЕРАСТОВ: Да. И создается паровая пробка. То есть, клиент, когда начинает заправляться, колонка…

А. ПИКУЛЕНКО: … ему не доливают…

А. ЕРАСТОВ: Да, ему не доливают, получается у него проблема, то есть мы уже от этих систем отказались, то есть, у нас стоят напорные колонки, то есть, таких проблем нет.

А. ПИКУЛЕНКО: А когда мы говорим о том, что, ну как всегда, ведь какой вопрос всегда возникает, первая претензия: нам недоливают, вот.

А. ЕРАСТОВ: Да.

А. ПИКУЛЕНКО: Насколько часто процесс вот этого недолива, вот современная топливораздаточная колонка, да, вот как может обмануть клиента?

А. ЕРАСТОВ: Ну, я хочу по этому поводу рассказать достаточно глубокую мысль, потому что, во-первых, мы же заливаем бензин в литрах, да? Вы же понимаете, что литры – это вещь, она не постоянная. Зимой литров может получиться больше, то есть, в массе. Летом может получиться меньше, потому что бензин меняет плотность свою, да? в зависимости от температуры? И колонки, они всегда льют объемомерами, то есть у них нету четкого счетчика. То есть, у них задается доза. То есть, если вы задаете дозу в 10 литров, она может налить как 10, 02, так же и 9,800. Все зависит от того, как вы настроили объемомер.

А. ПИКУЛЕНКО: Но есть объем, значит, вы считаете в килограммах, а не в литрах?

А. ЕРАСТОВ: Мы покупаем вообще топливо, оно везде между поставщиками рассчитывается в килограммах, потому что килограммы – это вещь, она незыблемая, килограмм – это и есть килограмм. Литр – это вещь такая условная, то есть, сегодня тепло, литров из одного килограмма получилось больше, завтра холодно – то есть, литров получилось меньше. Но объемомеры, они всегда на колонках, они дозируются в зависимости от температуры окружающей среды.

А. ПИКУЛЕНКО: Еще такой вопрос, опять же, ну, как-то уже принято, вот Стас спрашивает: «Являетесь ли вы спонсором какого-нибудь клуба, вида спорта?»

А. ЕРАСТОВ: Да, мы поддерживаем футбол.

А. ПИКУЛЕНКО: Стас, футбол – что еще может поддерживать нефтяная компания? Вот, тоже футбол.

Тут мне… ребята, я с вами со всеми согласен, потому что здесь вот: «Как вы думаете, как не понимаете, что эти космические цены на дизельное топливо в конце концов бьют по народу ростом цен на все продукты и ТНП?» Ну, Игорь, вы понимаете, в чем дело? Ни я, ни мой гость не может повлиять на ценообразование. Вот, опять же, Михаил пишет: «В цене бензина порядка 70% налогов уже. Вы с вашим гостем хотите еще поднять цену? И почему в Европе дизтопливо дешевле бензина, а у нас в лучшем случае не дороже?» Михаил, во-первых, давайте так: в Европе сейчас дизельное топливо дороже бензина. Сам езжу, поэтому знаю. То, что мы с моим гостем никак не можем… он-то может повлиять на ценообразование, но если будет работать себе в убыток. Постольку, поскольку здесь мы подходим к самому интересному всегда вопросу, который возникает всегда: есть ли некое, такое, как любят у нас говорить умными словами – картельное соглашение между нефтяниками с точки зрения цены на бензин?

А. ЕРАСТОВ: Не, ну, я считаю, что картельного сговора такого вообще в принципе быть не может, потому что каждая нефтяная компания, она сама отвечает за свою рентабельность. То есть, я думаю, что доля заправок, если они подымут на 1 – на 2 рубля, она в их прибыли настолько незначительна, что они ее даже вообще не заметят. То есть, основную прибыль они, конечно, получают с добычи, с нефтедобычи, и с переработки нефти. То есть, заправки, это так у них, как социальный какой-то проект.

А. ПИКУЛЕНКО: Понятно. Ну а, скажем, вот вы, там, «НефтьМагистраль», договорилась с еще какой-нибудь, там, «Трансмагистралью», еще одной магистралью…

А. ЕРАСТОВ: Поднять цены?

А. ПИКУЛЕНКО: Да. Вот, поднимаем с завтрашнего дня цену на 10 рублей…

А. ЕРАСТОВ: Ну, со всеми нельзя договориться.

А. ПИКУЛЕНКО: То есть, все равно, да?

А. ЕРАСТОВ: Нет, у нас в Москве порядка 800 заправок, и как это можно договориться со всеми? У каждого своя входная цена, своя закупка, то есть, нефтяники, они не идут никогда на сговор ни с кем. То есть, у них, конечно… у нас работает все-таки ФАС, Антимонопольная служба, она отслеживает эти вещи, она все-таки как-то их штрафует.

А. ПИКУЛЕНКО: То есть, ценообразование у нас исходит, в первую очередь, от государства, потом от, так скажем, от объективных причин: добыли, переработали, перевезли, довезли, разлили.

Тут еще хороший вопрос, тут, похоже, к вам хотят прийти на работу: «Какая средняя зарплата у заправщика?» Вообще, что имеется в виду? Ведь на заправке, у вас есть люди, вот как на многих сейчас заправках, которые сами заправляют бензин?

А. ЕРАСТОВ: Да, конечно, но это один из видов сервиса, то есть, заправщик обязательно важен на заправке. То есть, там есть два момента. Заправщик нужен, если есть постоплата, то есть, когда вы просто приезжаете, вам вставляют в бак пистолет, и вы ему говорите, какую дозу он должен задать вам на колонке. Либо вы приезжаете, идете в операторную, подходите к оператору, говорите: мне, там, 30 литров, и заправщик вам вставляет пистолет, и заправляетесь, вы рассчитываетесь уже в операторной. То есть, заправщик в той или иной… должен быть по-любому…

А. ПИКУЛЕНКО: Ну, вот средние вообще зарплаты, они каковы? Выгодно пойти работать, скажем, оператором к вам на заправку?

А. ЕРАСТОВ: Да, а почему нет? Оператор получает у нас от 25 до 40 тысяч, а заправщик у нас получает от 15 до 20 тысяч. Работают они посменно, то есть, не каждый день.

А. ПИКУЛЕНКО: Понятно, то есть, можно работать… студентов берете?

А. ЕРАСТОВ: Да. А почему нет? То есть, у нас люди проходят обучение, у нас есть отдел обучения, который знакомит их с нюансами нашей работы, с нюансами программы. Как они должны работать, как они должны общаться с клиентом, что они должны говорить. И ради бога, если он пройдет стажировку у нас в компании, то есть, он может выходить и начинать работать.

А. ПИКУЛЕНКО: Ну, что ж, на этом наша программа подошла к концу, я напоминаю, что сегодня мы говорили о бензине и его составляющих. У меня в гостях был генеральный директор сети АЗС «НефтьМагистраль», Александр Ерастов. На этом спасибо, до свидания.

А. ЕРАСТОВ: До свидания.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире