'Вопросы к интервью
А. ПИКУЛЕНКО: Добрый вечер, добрый субботний вечер. Закончился наш замечательный марафон. Какие люди у нас сегодня побывали, сколько мы узнали нового! Спасибо всем, кто участвовал. Так и надо, надо помнить того, кого нет, и надо заботиться о тех, кто остался.

Но наша автомобильная программа субботняя всегда на месте, и сегодня мы поговорим о насущном. Причем в гостях у меня человек, которого половина нашего города ненавидит, а вторая половина обожает. Максим Ликсутов, руководитель Департамента транспорта города Москвы. Добрый вечер.

М. ЛИКСУТОВ: Добрый вечер.

А. ПИКУЛЕНКО: У кого вопросы – пожалуйста, +7-985-970-45-45. Постараемся ответить.

Но так как мы говорим о транспортной системе города, я хочу начать с одного очень интересного проекта. Максим, у нас есть Малое кольцо Московской железной дороги. И оно создавалось давно, многие станции, которые находятся на Малом кольце – это памятники архитектуры. И как-то не сложилось с 1907-го года, чтобы оно работало на пользу пассажиров. И вдруг вы пришли, как человек, не чуждый железнодорожному транспорту, решили, что надо людей возить. Ну, это я согласен, это можно сделать. Но вы еще хотите сделать огромное количество транспортно-пересадочных узлов. Вот как?

М. ЛИКСУТОВ: Да. Ну, скажу, хоть и лестно ваше такое позитивное слово в мою сторону, хочу сказать, что проект этот развивался еще до моего прихода руководителем Департамента транспорта. Проект крайне нужный, крайне важный. И совершенно вы правильно сказали, что это фактически мы его называем таким вторым кольцом метро. Вот есть Кольцевая ветка метрополитена, будет следующая – это Московская кольцевая железная дорога, она будет полностью интегрирована в систему метрополитена. И будет Третий пересадочный контур. Это уже тоже станции линии метро, которые в разные периоды времени будут введены.

Значит, что такое Московская кольцевая железная дорога и что такое транспортно-пересадочные узлы на ней? Первое. Мы вместе с Российскими железными дорогами и с Министерством транспорта… хочу сказать коллегам большое спасибо из Министерства транспорта, которые нам здорово помогают. И инфраструктура железнодорожная строится за счет федеральных денег, которые…

А. ПИКУЛЕНКО: То есть, это даже не московский бюджет, это помощь федеральная.

М. ЛИКСУТОВ: Это федеральное правительство, оно вкладывает деньги в федеральную инфраструктуру, каковой является инфраструктура железнодорожного транспорта. Это рельсы, это сигнализация, это связь, это электрификация. Это делает федеральный бюджет. Правительство Москвы формирует и дает земельные участки под строительство транспортно-пересадочных узлов, которых будет около 34, из которых 15 будут связаны со станциями метрополитена и 9 – с пригородным железнодорожным сообщением. То есть, все радиальные наши ветки пройдут через Московскую кольцевую железную дорогу, и пассажиры, едущие из Москвы, из Московской области, смогут пересаживаться либо на метро, либо… да, еще внутри будет один автовокзал, на Теплом стане, да, это будет большой автовокзал для межрегиональных и международных перевозок.

А. ПИКУЛЕНКО: То есть, практически это все южное направление.

М. ЛИКСУТОВ: Это южное направление.

А. ПИКУЛЕНКО: Или туда сосредоточится вообще вот…

М. ЛИКСУТОВ: Нет-нет, это только южное. Нет-нет-нет, вы совершенно правильно говорите, это только юг, с Ленинградки нет. С Ленинградского шоссе у нас есть большой проект очень интересный, можно отдельно потом про него поговорить – это Ленинградское шоссе, 71. Это нынешний такой транспортно-пересадочный узел, находится он рядом с МКАДом, где будет вертолетная площадка, где будет подъезд даже по воде и большой автовокзал, вот как раз для Ленинградского направления. Но это отдельная тема, такой очень интересный проект, которым мы занимаемся.

А. ПИКУЛЕНКО: Когда мы говорим о транспортно-пересадочных узлах, ведь там, прежде всего, это теплые, да?.. То есть, у нас выход на платформу…

М. ЛИКСУТОВ: Это пересадка, скажем, с радиального направления на Кольцевую железную дорогу либо в метро в полностью закрытом помещении. То есть, вы не выходите никуда. Мало того, билет у вас действителен внутри всей транспортной системы, вы ничто дополнительно, так сказать, не покупаете, не расходуете, вы переходите с билетом из одной транспортной системы в другую. И задача наша сделать так, чтобы вы разницу не заметили.

А. ПИКУЛЕНКО: Что будет для автомобилистов на транспортно-пересадочных узлах? Хотя они все-таки отодвинуты от Кольцевой дороги, и я так понимаю, что нет особой необходимости привлекать туда еще и транспорт.

М. ЛИКСУТОВ: Также вы правы. Дело в том, что некоторые из узлов находятся в центральной части города, ну, например, там, площадь Гагарина, Сити, ну, и, там, ряд других узлов, которые сами по себе, как, например, перехватывающие парковки, такие, ну, не всегда возможно даже сделать, например, на площади Гагарина, физически.

А. ПИКУЛЕНКО: Вот это была, конечно…

М. ЛИКСУТОВ: А есть некоторые из них, где перехватывающие парковки будут. Вот у нас план такой, что примерно 10 перехватывающих парковок для тех граждан, в принципе, которые живут недалеко от станции метро или от станции, извините, Московской кольцевой железной дороги, где мы думаем, что человеку, наверное, все равно захочется приехать на своей машине, оставить ее и воспользоваться этой транспортной системой.

А. ПИКУЛЕНКО: Там будут многоярусные паркинги?

М. ЛИКСУТОВ: Да.

А. ПИКУЛЕНКО: То есть, не будет, чтобы плоскостное…

М. ЛИКСУТОВ: Вы знаете, на первом этапе, возможно, будут плоскостные, но по мере заполнения мы сразу же будем предусматривать строительство многоярусной парковки. Но все равно парковка для нас на Кольцевой железной дороге – не самоцель, потому что, еще раз повторюсь, достаточно близко к центру. Ну, то есть, даже если мы сделаем парковку на площади Гагарина, вряд ли вы оставите машину, чтобы доехать до центра города.

А. ПИКУЛЕНКО: Конечно.

М. ЛИКСУТОВ: Ну, то есть, это такая…

А. ПИКУЛЕНКО: Уже несерьезно.

М. ЛИКСУТОВ: Несерьезно, да. И еще важная цифра, которую наверняка тоже всем интересно знать – провозная способность. Там к железной дороге именно такая фраза есть. Провозная способность Кольцевой железной дороги около 350 миллионов пассажиров в год. Это фактически полноценная ветка метро, сравнимая с Кольцевой веткой по пропускной способности. И поезда будут ходить с интервалами, там, 3-5 минут.

А. ПИКУЛЕНКО: Какие поезда будут ходить? Вот ржавые зеленые электрички, вонючие, громыхающие, со стульями, с орущими в них «купите у меня чего-нибудь»?

М. ЛИКСУТОВ: Нет, конечно, такого не будет. Мы объявили уже конкурс на выбор компании-оператора, который придет и будет в течение 15 лет оказывать услуги по перевозке пассажиров. В техническом задании предусмотрено очень серьезное требование к качеству подвижного состава. Ну, например, из чего, какие примерно требования, например, я вам скажу. Это высокие требования в части ускорения, потому что расстояние между станциями не такое большое, нам важно, как в метро, достаточно высокая скорость ускорения и возможность быстрого торможения. То есть, это…

А. ПИКУЛЕНКО: Ну, ясно.

М. ЛИКСУТОВ: … в промежутках обеспечивает высокую скорость. Второе – это низкий пол. Третье – это туалеты в первом и последнем вагонах. И безтамбурный проход. То есть, вы можете из одного вагона попасть в другой без всяких проблем.

А. ПИКУЛЕНКО: Это что-то похожее на аэроэкспресс.

М. ЛИКСУТОВ: Это будет больше все-таки похоже на вагон метро, на современный вагон метро, но там есть своя специфика, связанная с тем, что это все-таки инфраструктура железнодорожная, поэтому токосъём, пантограф, он у нас находится сверху. В метро, вы знаете, он там снизу сбоку, да? Поэтому, это все-таки железнодорожный подвижной состав, но сильно отличающийся от типичной электрички, в лучшую сторону, безусловно.

А. ПИКУЛЕНКО: Мне очень нравится это все. И интервал хороший, и пейзаж за окошком будет двигаться, правда, промзоны, но все равно, привыкнем

М. ЛИКСУТОВ: Ну, вы знаете, мы считаем, что, первое, будет уникальная ситуация с этой транспортной системой такова, что в Москве, по-хорошему, создается такая транспортная система с большим запасом провозной способности. Потому что, конечно, 300 миллионов пассажиров не придут завтра.

А. ПИКУЛЕНКО: Ну, естественно.

М. ЛИКСУТОВ: Это процесс, там, на 5-7 лет. И город получит транспортную систему, где много свободного места. И вот эти промзоны, которые, правда, находятся вот вокруг инфраструктуры, мы считаем, что сразу достаточно быстро начнется такая, ну, жизнь, развитие этих промзон, этих, там, полей, гринфилда, для создания и как жилья, и офисных помещений, и, возможно, каких-то производственных мощностей и так далее.

А. ПИКУЛЕНКО: Хорошо. Ну, все-таки это железнодорожный транспорт, меня это волнует постольку, поскольку я душой болею за красивый город. Освоение зон отчуждения железных дорог – это создание красивого города. Но скоростной трамвай – вот то, что мне нравится. Я специально заезжал в город Бордо, я проехал… там есть такая сквозная линия трамвая, причем трамвай бесконтактный, у него рельс контактный третий там между двумя, на котором он движется. И проехал на автомобиле. Ну, я скажу, что трамвай мне понравился больше. Причем за то, что я поставил автомобиль на перехватывающую парковку, мне дали билет туда и обратно. Вот наш скоростной трамвай. Ведь мы говорим об этом последние лет 10, что у нас от Ивановского, там, разветвленная линия скоростных трамваев, выделенные от движения автомобильного транспорта и прочее-прочее-прочее. И когда?

М. ЛИКСУТОВ: Значит, здесь хочу несколько внести тогда ясность в терминологию, чтобы мы правильно друг друга понимали. Скоростной трамвай в понимании многих людей – это трамвай, который едет очень быстро с малым количеством остановок. Это в Москве на сегодняшний день, возможно, появится, но не в ближайшие, в моем понимании, там, 5-7 лет. Акцент, который делаем мы – это, первое, на то, чтобы трамвай, который… есть нынешняя инфраструктура трамвайная, она очень неплохая, та, что даже осталась. Хотя вы знаете, что у нас много трамвайных линий было снято…

А. ПИКУЛЕНКО: Да, ликвидировали беспощадно.

М. ЛИКСУТОВ: Нет, вы знаете, даже, к счастью, это не ликвидированная трамвайная инфраструктура, она временно снята. То есть, титул который… и это позволяет нам достаточно быстро ее восстановить. И у нас есть проект в этом году примерно, там, 15 километров, 13 километров, чтобы быть точнее, восстановление трамвайных линий – это один проект. Второй проект – это сегодняшняя реконструкция нынешней инфраструктуры. Что такое реконструкция? Первое. Это обособление трамвайных путей от улично-дорожной сети, для того чтобы обеспечить нормальный интервал движения и нормальную скорость, чтобы трамвай был реально удобным, таким домашним видом транспорта. Это трамвай все-таки с достаточно большим количеством остановок, который есть сейчас, но с четким интервалом движения.

Вторая вещь реконструкции – это связано с контактной сетью, с остановочными пунктами и с возможностью удобно дойти до этой остановки трамвая. Мы перекладываем плиты, мы перекладываем рельсы, мы меняем шпалу деревянную на железобетонную и делаем трамвай возможным для того, чтобы… инфраструктуру трамвайную, для того, чтобы там ходил низкопольный трамвай. Вы знаете, что в прошлом году мы провели конкурс, победил «Уралвагонзавод», его дочернее предприятие, которое обязалось поставить 120 трамваев. 70 трамваев приедет в этом году, оставшиеся 50 – в следующем. Это трамваи будут совершенно нового поколения. В апреле-месяце придет трамвай, сейчас он производится в Польше, с последующей локализацией на мощностях, мы думаем, что в Москве, очень рассчитываем на то, что «Уралвагонзавод» это будет делать где-то в Москве. И мы готовы предоставить ему площади, готовы помочь с подключением коммуникаций – масса вещей. Потому что это такое, очень, ну, хорошее красивое производство. Там стапельная сборка, высокотехнологичные такие решения. То есть, это будет полностью низкопольный трамвай с отличными ходовыми качествами, бесшумный, он будет ходить практически без всяких вибраций. То есть, жители… вот иногда получаем достаточно большое количество писем, говорят: вот, поедет больше трамваев – шум, вибрация, там, мы не хотим и прочее. Но хочу сказать, что, первое, это совершенно экологически чистый вид транспорта. Второе: уникальность его в том, особенно вот после реконструкции путей и самого нового вагона, что нету шума, высокая скорость, отсутствие, полное отсутствие вибрации. Это трамвай будет, как вы видели в Бордо, такого же качества.

А. ПИКУЛЕНКО: Вот у нас ведь транспортная связанность районов Москвы, она оставляет желать лучшего.

М. ЛИКСУТОВ: Очень маленькая, вы правы.

А. ПИКУЛЕНКО: И вот этот скоростной трамвай будет ли… я знаю, что вот у нас ведь есть линии, которые идут, там, от Останкино через Гольяново, там. Вернее, они идут, объезжая. Вот если их пустить… пустят ли их, там, через Гольяново, через Измайлово, Ивановское, вот это все, будет ли развиваться вот эта периферийная сеть скоростного трамвая?

М. ЛИКСУТОВ: Обязательно. И часть… как вы знаете, у нас есть процедура общественных слушаний, если мы говорим про новую инфраструктуру трамвайную либо дорожную и прочую. Мы проводили общественное слушание в Бирюлево, тот проект, который был разработан, его не поддержали жители, сказали, что вот здесь аллея, на которой стоят гаражи, вот она нам дороже. Поэтому трамвай мы здесь не хотим, и, в общем-то, у нас проблем-то и нету с транспортом, все у нас хорошо. И мы в том виде, в котором был изначально проект подготовлен, общественные слушания не прошли, соответственно, мы будем переделывать проект, будем разговаривать с депутатами, жителями, пытаться найти какой-то компромисс. Поэтому вот периферийное, так сказать, развитие, оно, конечно, будет, но, еще раз повторюсь, процедура, которая у нас есть, жестко завязана на общественной поддержке этого проекта. Если общественная поддержка проектов будет, у нас есть поручение мэра, есть деньги на разработку проектов, мы будем активно в этом вопросе двигаться.

А. ПИКУЛЕНКО: То есть, ждать когда нам можно вот эти симпатичные «Уралвагонмашзаводы»?..

М. ЛИКСУТОВ: Фактически это будет европейский трамвай, европейский трамвай, сразу вам сражу. Первые трамваи уже придут сюда в апреле-месяце, несколько штук, для того чтобы начать процедуру приемки, процедуру сертификации некоторых узлов. И жители уже увидят трамвай в апреле-месяце, он будет ходить по 17-му маршруту.

А. ПИКУЛЕНКО: То есть, это пока будет обкатка, да?

М. ЛИКСУТОВ: Это обкатка, но 70 вагонов уже, 70 вагонов уже будут здесь в этом году.

А. ПИКУЛЕНКО: Хорошо. Скажите мне, вот еще два вида транспорта московского, которые я бы хотел видеть. Первый: будет ли у нас водный транспорт? Все-таки мы живем, у нас реки: Яуза… ну, я не знаю, насколько судоходна Яуза, может быть, но Москва-река точно судоходная. И будет ли у нас вертолетный транспорт? Вот Департаменту транспорта разрешат летать? Такое вертолетное такси.

М. ЛИКСУТОВ: Вертолетное такси. Значит, тогда начну с водного транспорта. На самом деле мы констатируем по факту на сегодняшний день, что мы водный транспорт практически полностью потеряли. Я не говорю про те туристические кораблики, которые ходят. Ну, это тоже плюс большой, и слава богу, что они есть. Но такой пассажирский сезонный как городской транспорт водный, у нас его по факту нет. Мы сейчас работаем вместе с Министерством транспорта Российской Федерации, с рядом компаний-производителей как российских, так и иностранных судов, для того чтобы через пару лет эту водную пассажирскую перевозку запустить. Причем мы рассматриваем эти проекты с какой целью? С тем, чтобы город все-таки заказал услугу в долгосрочный период, чтобы не зависеть на первом этапе от количества пассажиров, которые будут. Потому что здесь требуется, как в автобусных перевозках говорят, накатка маршрута. То есть, люди должны заново, жители Москвы, привыкнуть к этой инфраструктуре. Но хочу сразу сказать, что это пока всего лишь проект, под который надо построить заново, восстановить инфраструктуру сверху, увязать ее с транспортной системой наземного транспорта, с парковкой, с такси, для того чтобы эта вся инфраструктура была не подвисшая, там, на воде, отдельно, а была интегрирована в городскую структуру.

А. ПИКУЛЕНКО: Понятно. А с вертолетами?

М. ЛИКСУТОВ: С вертолетами ситуация здесь в Москве достаточно сложная. Вы знаете, можно летать за МКАДом, внутрь МКАДа – только по специальным разрешениям, которые согласуют только федеральные ведомства на сегодняшний день. Это только специальные вертолеты Министерства внутренних дел, МЧС, Скорой помощи, ну, и ряд других, для специальных целей.

А. ПИКУЛЕНКО: То есть, вертолетное такси в Москве летать не будет.

М. ЛИКСУТОВ: Пока сказать о том, что у нас завтра полетит вертолетное такси, я не могу, но мы совместно с коллегами из Министерства транспорта Российской Федерации рассматриваем такие вещи, но они требуют изменения федерального законодательства. Поэтому вопрос не полностью в компетенции правительства Москвы, но мы, конечно, заинтересованы, чтобы вертолеты были.

А. ПИКУЛЕНКО: Хорошо, давайте к компетенции правительства Москвы. Вот очень соблазнительно все тут было рассказано. Я как человек доверчивый и, в общем-то, всегда готовый отозваться на любую инициативу, тоже хочу пересесть на общественный транспорт. Но как обстоят дела с отладкой движения общественного транспорта: с интервалами, с маршрутизацией, с обещанным, кстати, вами мне порядком на общественном транспорте? Что остановка рядом, остановка, на которой я не буду стоять 20 минут. Вот я, у меня есть тестовый такой маршрут, называется троллейбус «Букашка». Я очень люблю прийти и посмотреть. Ну, у нас же все телефоны, телефон у нас со временем. Вот раз, фотография – там время. Вот. Так вот, интервал 18 минут – это вот, я считаю, неестественно. 24 я считаю личным оскорблением. Вот как с этим будет обстоять дело?

М. ЛИКСУТОВ: Знаете, вы задаете совершенно правильные вопросы. И сказать о том, что интервал 18 минут… мне сложно сказать, в какое время вы ехали. Ну, допустим, вы ехали в час-пик, да? Когда интенсивность должна быть достаточно высокая.

А. ПИКУЛЕНКО: Скажу, я прихожу туда где-то в 12.

М. ЛИКСУТОВ: Не в час-пик.

А. ПИКУЛЕНКО: Не в час-пик.

М. ЛИКСУТОВ: Все равно, 18 минут в центре города – это достаточно высокий интервал движения, который – да, Садовое кольцо – который точно не должен… это не нормальная вещь, да? Почему и как мы к этому относимся? Первое. Почему 18 минут? Значит, по Садовому кольцу интервал движения троллейбуса в 12 часов должен составлять, в моем понимании, там, от 5 до 8 минут максимум. Именно в 12 часов, потому что в час-пик, конечно, плотность движения должна быть выше. Но решить отдельно вопрос эффективной качественной работы наземного транспорта без или в отрыве от ситуации вообще на дорогах – это просто невозможно сделать. Даже выделенные полосы, которые мы администрируем, к сожалению, количество штрафов, которое мы выписываем, когда люди просто заезжают на эти выделенные полосы, оно, конечно, уменьшается, но не настолько драматически, чтобы сказать, что, все, вот здесь наступила, скажем, полная победа, мы друг друга стали уважать, то есть, водители личного транспорта стали до конца учитывать, что в троллейбусе, в автобусе ездит… вот сейчас по выделенным полосам данные на конец января-месяца – миллион двести тысяч пассажиров в сутки передвигаются на выделенных полосах.

Вернемся к троллейбусу, которым вы пользовались, с интервалом движения 18 минут. Чтобы интервал движения был от 5 до 8 минут, мы должны вместе, вместе именно, подчеркиваю, сделать так, чтобы интенсивность движения на Садовом кольце в 12 часов времени была достойна для того, чтобы… или способна, чтобы интервал движения был 5-8 минут.

А. ПИКУЛЕНКО: Да, вот я бы тоже хотел, чтобы был 5-8 минут, тогда я пересяду. Пока вот я похожу – и все-таки сажусь в автомобиль и продолжаю нагло попирать требования Департамента транспорта: покиньте город на автомобиле…

М. ЛИКСУТОВ: Не совсем у вас правильное впечатление от той деятельности, которую мы ведем. Мы за то, чтобы был баланс между…

А. ПИКУЛЕНКО: Вот часть народа со мной согласна.

М. ЛИКСУТОВ: Часть, уверен, что часть, часть народа. Я вам объясню. Во-первых, есть такое некое предвзятое отношение, и я его именно воспринимаю как предвзятое, с тем, что Департамент транспорта либо правительство Москвы борются с автомобилистами. Вот ответственно вам заявляю, даже риторики такой у нас на самых узких, там, закрытых совещаниях (хотя таких крайне мало), ее просто нет.

Объясню политику и позицию, которая есть. Невозможно обеспечить, и никто это не способен сделать, ответственно это заявляю, кого бы вы ни пригласили на должность руководителя Департамента транспорта, если бы это было такое общественное обсуждение, кого позвать: вас, меня…

А. ПИКУЛЕНКО: Я бы не пошел.

М. ЛИКСУТОВ: Вы бы не пошли. Почему?

А. ПИКУЛЕНКО: Вы знаете, Максим Станиславович, я человек, желающий жить спокойно, уравновешенно. Расстрельная должность… моя фамилия не Матросов, я не хочу, чтобы меня бросали на амбразуру. Вот мне тут требуют, чтобы я задавал каверзные вопросы. Вы знаете, я задаю вопросы не каверзные, а те, которые интересны вот не только мне, но и многим моим слушателям. Судя по тем вопросам, которые приходят, интересна и окружная железная дорога, и трамвай. Хотя вот тут иногда спрашивают: почему… не надо нам трамвай в Гольяново, даешь метро до центра! Зачем вам в центр ездить? Вам собираются сделать так, чтобы вы жили, работали и оставались у себя в родном Гольяново.

М. ЛИКСУТОВ: Давайте я вернусь к автомобилистам, если можно. Вот хотел бы ответить, что задача, которую мы перед собой ставим, лично я перед собой ставлю, все правительство Москвы эти задачи ставит – чтобы был разумный баланс между личным транспортом и городским общественным транспортом. Без этого баланса перекос как в одну сторону, так и в другую сторону – это крайности, на которые Москва, с учетом сложившейся архитектуры, развития улично-дорожной сети, вот в каком виде оно находится, в таком для Москвы вот такая вот вещь, она должна быть. Другой… мы не можем представить ситуацию, что на Садовом кольце мы построим вторым ярусом или третьим ярусом какую-то еще автомобильную дорогу или еще какую-то, это невозможно. Жители, которые живут в центре города, нас никогда не поддержат, ни вас, ни меня, ни кого еще на моей должности, это не произойдет.

А. ПИКУЛЕНКО: Хотя я вот за второй ярус над Садовым кольцом. Прекрасно можно было бы передвигаться.

М. ЛИКСУТОВ: Вы знаете, это можно вспомнить…

А. ПИКУЛЕНКО: А по Бульварному – монорельс.

М. ЛИКСУТОВ: Можно вспомнить Ленинский проспект, когда мы хотели, там, определенные участки расширить, да? Где жители близлежащих домов сказали, там, по некоторым участкам категорически нет. И мэр города на это отреагировал и, соответственно, необходимые указания в части, там, переноса сроков дал, и проект этот именно и стал развиваться по несколько другому сценарию. Поэтому скажу точно, исходя из своих встреч с жителями, что проект второго яруса над Садовым кольцом не будет поддержан. Поэтому баланс между городским транспортом и личным транспортом – это то, что мы должны, скажем, к чему дойти, к этому пути светлому. У нас, к сожалению, рецепт выздоровления, он достаточно тяжелый, и неважно, кто будет работать на моем месте.

А. ПИКУЛЕНКО: Это точно.

М. ЛИКСУТОВ: Все равно, если мы хотим прийти к тому, что у нас эффективно работает транспортная система и мы не стоим в пробках, мы пройдем этот путь. Неважно, кто им управляет, я, там, Максим Ликсутов, это будет Иванов Иван Иванович, там, неважно, человек с какой фамилией, но этот путь, я искренне уверен и не сомневаюсь нисколько, что этот путь надо пройти именно так.

А. ПИКУЛЕНКО: Хорошо. Я за путь. Я всегда говорил, мои слушатели знают, что я всегда был за платные парковки. Я плохо переношу безобразие, когда машина бросается там, где угодно. Но прошло больше месяца, да? И я вижу большие недостатки в администрировании платного парковочного пространства. Потому что продолжают стоять люди так, как им желательно, продолжают стоять люди под знаками «Остановка запрещена», бросают машины во втором ряду. У вас есть… да, кстати, ваш же департамент тут попался недавно даже на взятках, техники службы вашей брали взятки за техосмотр. Вот. А что? У вас расстрельная должность, мы только что обсудили, ну.

М. ЛИКСУТОВ: Ну, во-первых, если вы говорите про эти взятки, это была наша совместная, так сказать, операция с полицией, где мы выявляем такие вещи. И, поверьте, наказание всем людям, которые нарушают закон, неважно, где он работает, в Департаменте транспорта, в любом другом органе правительства Москвы, оно неминуемо придет. Поверьте мне, этому уделяется серьезное внимание, и все те негодяи, которые работают… и работают ли они в правительстве Москвы, в какой-то коммерческой структуре, неважно – поверьте мне, они все наказание получат. Мало того, такие случаи случаются, неважно где, это в правительстве Москвы, коммерческой структуре, еще как-то, к сожалению, происходит так, что бывают те люди, которые, ну, подводят тебя, которые пользуются своим служебным положением. Такое бывает, к сожалению. Но мы понимаем, что это наша проблема, это наши ошибки, недоработки, мы будем их исправлять, и исправлять очень жестко, тут вопросов не будет.

А. ПИКУЛЕНКО: Хорошо. Когда начнет работать МАДИ?

М. ЛИКСУТОВ: МАДИ уже начала работать – это Московская автомобильно-дорожная инспекция. Вот давайте так. Я тоже за то, чтобы с момента принятия решения до его воплощения проходил день, а можно, лучше, если пара часов. И я был бы счастлив, если мы могли бы 500 человек народу набрать очень быстро, да? И, мало того, этих людей надо подготовить, они должны иметь даже, ну, не то что минимальное, а среднее представление об Административном кодексе, о правах и полномочиях, иметь определенную подготовку и навыки в общении с людьми. И это не делается так, что мы собрали 500 человек и сказали: все, ребят, вперед, назначаем вас инспекторами – идите, выходите, действуйте. Мы обязаны их обучить, мы обязаны их проверить, мы обязаны убедиться в том, что они компетентны, что они понимают те задачи, которые перед ними стоят, и в обращении с жителями города Москвы ведут себя корректно, правильно и не подводят правительство Москвы. Поэтому отбор очень серьезный. У нас штатная численность Московской автомобильно-дорожной инспекции 500 человек. На сегодняшний день у нас работает порядка 120 человек. И эти люди проходят обучение. Поэтому, инспектора уже работают, в день выходит в смену порядка 60 человек. И количество инспекторов будет повышаться, но мы будем их повышать только тогда, когда уверены, что пришли к нам работать компетентные люди, готовые работать и заниматься своим делом.

Если можно, я бы вернулся все-таки к общественному транспорту, чтобы эту тему, как-то ее подвести к какому-то логическому…

А. ПИКУЛЕНКО: Ради бога. Тут много вопросов по общественному транспорту.

М. ЛИКСУТОВ: Хочу сказать следующее. Значит, первое. Мы в этом году купим порядка 900 единиц новой техники, которая… это трамваи, троллейбусы, автобусы. Я не говорю сейчас про метро – это отдельная программа, там 350 вагонов будет куплено. Ну, это тоже тема отдельного разговора. Значит, наша задача: весь общественный транспорт примерно через полтора года у нас будет самый молодой в Европе из вот крупных европейских столиц, он будет полностью адаптирован к маломобильным гражданам. И мы будем покупать ровно столько автобусов, сколько нужно. Здесь правительство Москвы выделяет достаточное количество средств, чтобы все автобусы, трамваи и троллейбусы были поменяны на новый современный подвижной состав. Мы это сделаем.

Вторая вещь. Интервалы движения – это крайне важная вещь. Это показатель качества работы транспортной системы города и это повышение доверия к городскому транспорту. Работы здесь очень много. И транспортная система городского пассажирского транспорта, она развивается в параллели с наведением общего порядка на улично-дорожной сети: с развитием парковки, с развитием несколько другого, ну, скажем, представления о том, где оставить машину можно, где – нельзя. И не только инспекторами МАДИ это формируется зрение, скажем, правила поведения, не только штрафами, не только эвакуацией и не только правильно-неправильно, там, какими-то действиями, это все-таки больше идет, ну, вот мне кажется, от головы, от понимания, что можно, что нельзя, и уважения друг к другу на дороге.

А. ПИКУЛЕНКО: Вы знаете, вот я, например, мои соведущие, мы обсуждаем эту проблему в эфире, мои соседи, вообще мои знакомые – всех очень раздражают закрытые бумажками номера. Многие недовольны до сих пор, вот мне тут пишут, что не всегда удобно заплатить за парковку. С табличками есть некоторая путаница номеров парковок. Вот это вопрос администрирования платного пространства.

М. ЛИКСУТОВ: Вы знаете, это вы совершенно нормальные вопросы задаете, я их воспринимаю вот сугубо позитивно, и могу сказать, что, конечно, у нас есть недоработки, которые мы исправляем каждый день. У нас… сначала мы сделали таблички, которые казались большими – мы их уменьшили. Нам сказали, что их слишком много – мы поменяли их форму, поставили их несколько выше. Потом жители второго этажа сказали: табличка мне мешает, я не могу, смотрю из окна и вижу вашу таблицу – поменяйте. Знаете, это персональный подход к каждой точке, к каждому месту, к каждому знаку, к каждому паркомату, который установлен. И здесь признаю, что часть вещей надо делать более точечно, фактически, ну, скажем, вот каждый знак, каждый паркомат, его, ну, фактически надо обсудить вот с жителями близлежащих домов, с теми, кто паркуется, понять, какие проблемы с ним связаны. Мы стараемся персонифицировать каждую, вот каждую вещь, которую делаем. К сожалению, быстро это не удается сделать. Но мы каждый день будем дорабатывать, и дорабатывать, и дорабатывать, и те ошибки, те изменения, которые надо делать, будем делать, и не отказываемся от этого ни в коем случае.

А. ПИКУЛЕНКО: Хорошо. Вот возвращаясь к троллейбусу. Тут просто вопросы, вот несколько. Что с развитием троллейбусных линий? Почему идут слухи о сокращении троллейбусных линий? Нужен ли нам троллейбус в центре? Вот я… тут пишут, что какие-то маленькие автобусики меняют троллейбусы. Почему-то очень волнует вопрос троллейбусов.

М. ЛИКСУТОВ: Вообще троллейбус… вот я люблю троллейбус, жители Москвы любят троллейбус. Вы тоже любите троллейбус. Мы все любим троллейбус, можно так сказать (смеется). Хочу сказать следующее: что троллейбусов мы в этом году, например, купим новых 150 троллейбусов. Троллейбусы это с автономным ходом, которые позволяет в какой-то критической ситуации объехать какого-то…

А. ПИКУЛЕНКО: То есть, он не только с рогами, но еще и с копытами.

М. ЛИКСУТОВ: Ну, и с небольшими копытами, которые позволяют ему 500 метров проехать без штанг и без контактной сети. Троллейбус, у нас не стоит задача его закрытия, стоит задача оптимизации троллейбусной сети, для того чтобы троллейбус ездил там, где нужно, там, где нужен все-таки более эффективный транспорт, с учетом развития жилой застройки и прочее. где нужен автобус побольше, где нужна скорость повыше, где нужна эффективность повыше, то мы покупаем автобусы все с экологическим классом Евро-5. Сказать, что это, там, полная альтернатива троллейбусу, нельзя, но это уже высокий качественный стандарт. Поэтому, скажу две вещи: закрытие никакое не идет; оптимизация – да, разумная. И там, где возможно троллейбус оставить, он всегда будет работать. И особенно в центре города мы не планируем каких-то резких шагов, связанных с его, там, уходом из города или еще чего-то. Ну, как вот аргумент, в мои слова подтверждение – это 150 троллейбусов появится в Москве в этом году.

А. ПИКУЛЕНКО: Опять вопрос к трамваю. Будет ли трамвай в Новой Москве, до Троицка, вот спрашивают.

М. ЛИКСУТОВ: Внутри Новой Москвы мы рассматриваем строительство новой трамвайной инфраструктуры, которая свяжет Курское и Киевское направление, которая пройдет через Коммунарку, где инвестор, который застраивает…

А. ПИКУЛЕНКО: Про Коммунарку тоже спрашивают.

М. ЛИКСУТОВ: Да, инвестор, который застраивает, там, готов собственные средства инвестировать для развития трамвайной инфраструктуры, потому что она смотрится, ну, там очень, так сказать, органично и естественно, с учетом того высокого класса жилья, который там возводится, то трамвай там вписывается очень замечательно в инфраструктуру.

А. ПИКУЛЕНКО: Просят не заклеивать рекламой окна транспорта, потому что город не видно.

М. ЛИКСУТОВ: Там реклама вся прозрачная, все из окна можно смотреть. Но про рекламу и про… это на самом деле здорово помогает городу по приобретению как новых видов транспорта, так и созданию такой комфортной среды, поэтому рекламы… но, еще раз, тут тоже надо чувствовать грань. Хочу сказать вам ответственно, что эту грань мы проходить точно не будем, поэтому из окна автобуса, трамвая, троллейбуса город будет видно всегда.

А. ПИКУЛЕНКО: Еще вопросы. Когда выйдем за пределы Садового кольца с платными парковками?

М. ЛИКСУТОВ: В этом году.

А. ПИКУЛЕНКО: Там будет дешевле или дороже?

М. ЛИКСУТОВ: Там будет точно дешевле, чем внутри Садового кольца. Примерно, мы думаем, что это будет около 40 рублей. И развитие парковки платной, оно не приведет в жилые массивы, во дворы. Платная парковка, вот там много спекуляций на эту тему, особенно в преддверии будущей кампании, предвижу так, в Мосгордуму, огромное количество спекуляций по этому поводу. Поэтому хочу сказать четко, и это позиция мэра города: в жилую застройку, вот во двор платная парковка не придет. Она не нужна, она не эффективна и не отвечает целям и политике, транспортной политике города. Но парковка платная у офисов, у торговых центров, у мест притяжения транспорта, она будет обязательно.

А. ПИКУЛЕНКО: Раз уж вы заговорили про мэра, я тут слышал, что наш всегородской избранный мэр заметил, что надо ограничивать время парковки. Это что за инициатива? Я знаю, что есть парковки, там, только 15 минут, только 2 часа – я с этим сталкиваюсь. И что, в Москве тоже так будет? М. ЛИКСУТОВ: Есть некоторые места, особенно в центре города, где не всегда нужно повышать стоимость платы, а где нужно вводить ограничение по времени нахождения транспорта. Потому что есть участки дороги, которые необходимы достаточно активно большому количеству жителей, приезжих, которым нужно запарковать машину. Поэтому ограничение по времени парковки, там, от 2 до 3 часов, оно возможно, и мы такие вещи рассматриваем, и решение будем если принимать, то обязательно с предварительным обсуждением как минимум с муниципальными депутатами и с местными жителями.

Вот можно спрошу один вопрос? Вот есть ли у вас ощущение как у автомобилиста, живущего в центре города, что в центре города стало легче ездить? А. ПИКУЛЕНКО: В центре города стало легче ездить, и я как-то тут преодолевая пробку, например, когда мне нужно, я выезжаю сейчас на Бульварное кольцо – это получается быстрее. Но я уже замечаю, что народ привыкает к стоимости парковки, потому что, ну, я вижу, как растет количество автомобилей на стоянках. Был период, когда было поменьше, сейчас… вопрос привыкания к цене.

М. ЛИКСУТОВ: Поэтому возможное ограничение по времени парковки – это вполне разумная правильная мера, которая, ну, доказала в ряде примеров, которые можно рассматривать, пригодных для анализа именно к московским условиям, что это мера достаточно эффективная.

А. ПИКУЛЕНКО: Не будут ли ограничены резиденты?

М. ЛИКСУТОВ: Нет, резиденты – для них, в принципе, все это и делается во многом, поэтому резиденты, они живут у нас в достаточно хороших привилегированных условиях. Повторюсь, возможно, есть какие-то недостатки с точки зрения администрирования, когда человек, владеющий резидентным разрешением, получает штраф, но такие вещи мы устраняем и будем свою систему администрирования совершенствовать. К сожалению, такие ошибки иногда бывают. Мы каждый день дорабатываем систему, чтобы она не позволяла выписывать какие-то штрафы, если человеку эти штрафы не должны приходить.

А. ПИКУЛЕНКО: Понятно. Вы заработали уже много денег. Не лично вы, а…

М. ЛИКСУТОВ: Правительство.

А. ПИКУЛЕНКО: … бюджет города Москвы. Да? Все-таки в бюджет деньги идут.

М. ЛИКСУТОВ: Все деньги приходят в бюджет.

А. ПИКУЛЕНКО: Вот. Будете ли вы инвестировать в строительство паркингов? Или интересно ли инвесторам строительство паркингов?

М. ЛИКСУТОВ: Если инвесторы захотят строить дополнительные парковки, мы с удовольствием дадим им такую возможность. Проводили несколько аукционов на предоставлении земельных участков под строительства надземных, подземных парковок – не скажу, что есть какой-то ажиотаж, связанный с желанием инвесторов инвестировать в эти вещи. Хотя как человек, пришедший из коммерческих структур, могу ответственно заявить, что данный вид бизнеса в Москве очень интересен. И с учетом того, что мы уверены, что совместными усилиями мы вот баланс интересов этот найдем, парковка подземная, надземная, в капитальном исполнении, она будет иметь коммерческий эффект – это точно.

Все деньги от платной парковки, у нас есть специальное постановление по этому поводу, инициированное мэром города, о том, что все деньги, которые, например, управа, там, Тверская собирает с платной парковки, они все возвращаются в управу до копейки как дополнительные средства. И распределяются они через процедуру обсуждения с муниципальными депутатами и жителями. И все эти деньги до копейки возвращаются в тот район, где они были собраны.

А. ПИКУЛЕНКО: Ну что ж, к сожалению, я не задал даже одной десятой от тех вопросов, которые сам хотел и которые вы прислали.

М. ЛИКСУТОВ: С удовольствием возьму их.

А. ПИКУЛЕНКО: Ну, не последний раз встречаемся. Напоминаю, что у меня в гостях был руководитель Департамента транспорта правительства Москвы Максим Ликсутов. С вами был я, Александр Пикуленко. Спасибо, до свидания.

М. ЛИКСУТОВ: До свидания.

Комментарии

83

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

irinaapril 16 февраля 2014 | 18:55

Почему у нас на Вешняковской улице тротуары заставлены машинами, а по краям дороги стоят большегрузные машины, стоят и днём , и ночью?Жалобу в управу Вешняки не помогают, оттуда приходят отписки, что письмо передано в ГИБДД, а оттуда уже никаких ответов нет вовсе, как нет никакой реакции на наши жалобы.


filipp14262 16 февраля 2014 | 19:26

Вертолёты, поезда, многоярусные парковки...Бред.


(комментарий скрыт)

armalit 16 февраля 2014 | 20:33

Больше продать нечего, продают воздух над дорогой.


grigoriy46 17 февраля 2014 | 00:07

Про скоростной трамвай в Балашиху (Ивановское) не то, что промолчал, а вообще сделал вид, что не понимает о, чем идет речь. А били себя в грудь, что в 15 году пойдет. Боюсь, что со всеми его проектами так будет. Мое мнение - это очередной "обещалкин".


17 февраля 2014 | 00:51

Мошенник должен сидеть в тюрьме!


pip63 17 февраля 2014 | 03:08

Возникает вопроc : кто остановит все это ?


nicar 17 февраля 2014 | 09:14

Информация для размышления: М. Ликсутов бывший генеральный директор ООО "Аэроэкспресс" и де-факто совладелец, нынешний генеральный директор ООО "Аэроэкспресс" Криворучко А.Ю. входит в наблюдательный совет ОАО "Тверской вагоностроительный завод", 43 % акциям которого владеет "Уралвагонзавод", который в свою очередь стал поставщиком трамваев для Москвы. Очень много странных совпадений! Ау, где наши борцы от власти с коррупционными схемами, в доле?


alexq 18 февраля 2014 | 07:23

"Даже выделенные полосы, которые мы администрируем, к сожалению, количество штрафов, которое мы выписываем, когда люди просто заезжают на эти выделенные полосы"

Максим Станиславович, ну зачем же так врать? Эта отговорка имела бы смысл, кабы на Садовом кольце (а вопрос был про него) были выделенные полосы. Согласно постановлению №453-ПП от 27.09.2011 они там и должны были появиться до конца 2012-года.
Но их до сих пор нет. Кто в этом виноват, в нарушении постановления правительства? Виноват Ликсутов, а не автомобилисты.


nashe 18 февраля 2014 | 09:55

Ну вот реально, нам дай повод мы все, что угодно обгадить сможем! Москва - это не Лондон, как многие тут уже отмечали, именно! Но Москва огромный мегаполис с изначально непродуманными схемами дорог и движения транспорта, но в один день же не переменишь все и бюджеты нужны. Не знаю, может я оптимист, но мне в этой Москве комфортнее жить, и многое делается для комфорта и безопасности всех! По факту много сделано и много еще впереди, другой разговор, что мы все уже научены, что процесс иногда не приводит к результату, но тут посмотрим, а если что напишем, пожалуемся и все такое. Ведь многие вещи, о которых сказали обычные горожане были приняты (то же второе резидентское разрешение, и льготы и все такое).

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире