'Вопросы к интервью

И. Воробьева 21 час и 7 минут в Москве, 23:07 в Екатеринбурге. Это программа «Личный прием» с Евгением Ройзманом. Как всегда, эта программа идет из двух городов. Здесь в студии «Эха Москвы» – я, Ирина Воробьева, а в Екатеринбурге – Евгений Ройзман. Женя, добрый вечер.

Е. Ройзман Всем привет.

И. Воробьева Я сейчас посмотрю, как ты выглядишь в Ютубе. Да, если ты не будешь к камере приближаться, то все будет отлично. Видно тебя хорошо. Свет у тебя там кто-то хороший поставил. Прям вообще практически профессиональная студия. Нас можете смотреть в Ютубе – это я обращаюсь к нашим слушателям и зрителям – на канале «Эхо Москвы», там же в чате задавать свои вопросы.

Ну что, давай пройдемся по основным событиям сегодняшнего дня и последних дней. Ну и начнем с приговора по делу Светланы Прокопьевой. Мы сегодня ждали это решение суда. И вот эта вот так называется форма оправдательного приговора, то есть человека признают виновным, но не сажают, и все радуются. Как тебе такое?

Е. Ройзман Смотри, на самом деле, но она же вину не признавала.

И. Воробьева Конечно нет.

Е. Ройзман На самом деле, я считаю, что приговор абсолютно неправосудный. Но ее оставили на свободе, 500 тысяч штраф. Ну представляешь, человек, у которого 30 тысяч зарплата, 500 тысяч штраф – это уже варварство. Причем абсолютно не за что. И все это прекрасно понимают.

И сам приговор. Оправдание терроризма. Смотри, что такое оправдание терроризма в моем понимании. Это я сейчас говорю как историк. Во очень многих городах-миллионниках есть улицы Степана Халтурина. Надо понимать, что Степан Халтурин («Народная воля») затащил в 1880 году сундук динамита в Зимний дворец и хотел взорвать Александра II. При этом он убил 11 солдат, героев войны, которых взяли на службу во дворец как инвалидную такую команду, плюс 56 человек тяжело раненых – это все в основном обычные крестьяне. Куча улиц его имени есть.

Софья Перовская. Она, кстати, дочерью генерала-губернатора, по-моему, Санкт-Петербурга была. Но Софья Перовская, Желябов, Халтурин – это все откровенные террористы, признанные террористы.

Е.Ройзман: Статью об оправдании терроризма надо убирать, потому что есть темы, которые надо обсуждать

При этом надо понимать еще одну вещь очень серьезную, что ЧК в свое время создавалась для осуществления «красного террора». И один из инициаторов «красного террора» и один из тех, кто осуществлял всеми силами – это Феликс Эдмундович Дзержинский, чьих улиц ну вообще полно. Причем именно «красный террор», не заходя дальше, на том этапе, когда он был объявлен, унес, по оценкам историков, порядка 2 млн жизней. Вот это оправдание терроризма совершенно прямое. Ну и когда лидеры государства, министр внутренних дел приглашает к себе «Хамас», «Хезболлу», «Талибан» (организация запрещена в РФ), здоровается за руку, принимает в Кремле – вот это, на мой взгляд, уже серьезно.

А Светлана Прокопьева – она журналист. Причем у нее текст был достаточно продуманный. На самом деле, она задавал вопросы в этом тексте – это работа журналиста. Это очень важно, это необходимо. Приговор абсолютно, я считаю, неправомерный. Статью эту надо убирать, потому что есть темы, которые надо обсуждать, о которых надо говорить, полемизировать, выносить. Понимаешь, это же не беременность, оно не рассосется само.

И. Воробьева А вот беременность сама рассасывается, Женя, да Неудачный пример.

Е. Ройзман Но тем не менее. Все же поняли. Поэтому я, конечно, целиком на ее стороне. Лично меня в этой ситуации порадовал Венедиктов, который за кадром провел огромную работу. Я это понимаю по некоторым посылкам. И конечно же, солидарные журналисты и то, что все туда поехали, и никто не собирался отпускаться. Поэтому я надеюсь, что в этой ситуации все кончится хорошо. Но когда кто-то говорит «оттепель», это не оттепель, это слякоть.

И следующее. Я вот обращаюсь и к тебе лично, и к всему журналистскому сообществу. У нас есть еще дело Давида Френкеля, которого на глазах у всех просто так, он даже не сопротивлялся, уронили и совершенно сознательно сломали ему руку. И этот хруст в ушах стоит. И конечно, нельзя его предать. Эти дела рядом стоят. И конечно, за него надо заступаться и доводить до конца.

Но я хочу сказать еще одну вещь. Если ты начальник, если ты офицер и ты видишь, что твои подчиненные ведут себя, как маньяки и садисты, ты в лучшем случае должен застрелиться, ну а в таком лайт случае – просто хотя бы подать в отставку. Но это я так понимаю ситуацию. Мы этого ничего не наблюдаем.

И. Воробьева Но это как-то перебор, конечно. Разумеется, должен кто-то отреагировать.

Е. Ройзман Подожди секунду. Ирин, а ты слышала хоть одно извинение? Хоть кто-то вышел в офицерской форме и сказал: «Знаете что, мои сотрудники погорячились. Я приношу вам свои извинения. Так поступать нельзя. В отношении своих граждан никто не имеет права так поступать, тем более прикрываясь формой. Я ухожу в отставку»? Ты хоть раз это слышала?

И. Воробьева Я как раз хотел тебе напомнить о том, как на глазах у всех у нас тут парню ногу на Тверской сломали.

Е. Ройзман Костя Коновалов, который вообще мимо бежал. Второй оперполк. Они просто встали на его ноги так, чтобы сломать. И тоже никто не извинился, и никто не подал в отставку. За дело Голунова тоже там сильно никто не наизвинялся, и в отставку никто не подал.

И. Воробьева Но там поувольняли. Все-таки уголовное дело завели, я так на всякий случай напоминаю.

Е. Ройзман Смотри, это дело продолжается уже больше года. Результатов мы особо не видим. Заказчиков до сих пор не назвали. И никто не несет персональную ответственность. Никто не выходит и не говорит: «Это моя вина». Ты хоть раз слышала это?

И. Воробьева Нет. Вот так, чтобы выходил и говорил: «Это моя вина», – нет.

Е. Ройзман Смотри, вот у нас куча слушателей. Был хоть один случай, чтоб человек сказал: «Это моя вина. Я подаю в отставку. Я не справился»?

И. Воробьева Ты имеешь в виду случаи человека в форме.

Е. Ройзман Человек в форме, да. Это же совсем другая ответственность. Человек в форме – это тот человек, которому государство доверило охранять покой своих граждан. И вдруг он, пользуясь формой, демонстрирует откровенно садистские наклонности на глазах у всех, не стесняясь. А этот случай с девчонкой Сосновской, которая заступилась за инвалида, которого били, она сказала: «Что вы делаете?». Ее поволокли и со всей дури ударили девчонку в живот, когда у нее были вот так руки заняты. Она не могла ни защититься, ничего, и просто не ожидала от людей в форме. Кто-то извинился? Поэтому пока не извинятся, вот такое отношение. Пока так себя ведут, вот такое отношение. А как?

И. Воробьева Я про извинения хотела немножко сказать. Я тут захотела немножко освежить свою память в связи с этим. И там вот один из полицейских, которые, по версии следствия, как раз подбросили наркотики Ивану Голунову, извинился перед журналистом – Максим Уметбаев. Он признал, что он ударил его, и за это извинился.

Е. Ройзман Когда возбудили уголовное дело, и когда уже это работало на него. Это немножко разные истории. Но я считаю, что любой поступок, когда человек выходит в открытую, извиняется перед людьми и берет на себя ответственность, он вызывает уважение.

Кстати, из нашей прошлой передачи, если помнишь. Я рассказал историю про Уфу, что в Уфе открыто на улице Софьи Перовской (кстати, на улице Софьи Перовской, террористки) торгуют наркотиками, адрес 48/1.

И. Воробьева Да, я помню.

Е.Ройзман: Солженицын – это один из тех людей, благодаря которым русских знают и уважают во всем мире

Е. Ройзман И квартиру не назвал. Так мне позвонили из Уфы. Они смотрели передачу. Они говорят: «Дайте координаты. Мы отработаем». И все. Понимаешь, это хорошая, нормальная человеческая реакция. Знаешь, другие бы там побежали в суд подали, сказали: «У нас нигде тут не торгуют наркотиками. С чего он взял?». А эти спокойно говорят: «Мы возьмем. Мы отработаем». Так что вот те опера из Уфы, которые на меня вышли, конечно, молодцы.

И. Воробьева Да, это крутая история. Я не ожидала, честно говоря, что будет какая-то реакция.

Е. Ройзман А я ожидал. Я понимал, что позвонят и спросят координаты, отработают. Я думаю, что позвонят потом, скажут.

И. Воробьева Важно было об этом сейчас сказать в эфире, что да, что люди есть нормальные, работать хотят и так далее.

Е. Ройзман Ну конечно.

И. Воробьева С извинениями, конечно, у нас туговато в стране вообще в целом.

Е. Ройзман Ирин, вот скажи мне, почему? Ведь это мужской поступок, который просто напрашивается. Ну просто напрашивается.

И. Воробьева Я могу объяснить.

Е. Ройзман Ты за своих подчиненных несешь ответственность. Вот смотри. Если мы с тобой что-то сделаем не то, Венедиктов будет вынужден извиняться, правильно же?

И. Воробьева Если он примет такое решение, то да. И за нас, и за себя, еще за кого-нибудь. У меня есть версия ответа на твой вопрос, почему никто не извиняется. Потому что у нас во главе страны стоит человек, который не извиняется и который считает, что это все признак слабости. И мне кажется, что вслед за ним вот эти все люди в погонах тоже считают, что это признак слабости; ошибки, конечно, бывают, но они, вообще-то, всегда правы.

Е. Ройзман Я все понял. Ты просто сейчас очень долго пересказывала русскую пословицу: «Каков поп, таков приход».

И. Воробьева Примерно, да.

Е. Ройзман Переходим дальше, да?

И. Воробьева Да, давай дальше.

Е. Ройзман Ирин, очень интересная сегодня история…

И. Воробьева Прости, Жень. Извини, пожалуйста. Я все время забываю, что у нас с тобой в 17 минут, как раз прямо сейчас коротенький перерыв. Вот как раз про интересную историю расскажешь после него.

РЕКЛАМА

И. Воробьева: 2118. Продолжаем программу «Личный прием». Евгений Ройзман, Ирина Воробьева. Женя, ты начал говорить про историю.

Е. Ройзман Да. Меня очень задела история, когда в Твери 2 года назад сделали больше граффити Солженицына с цитатой: «Жить не по лжи!». Кто молодые смотрят, кто не читал эту статью, нагуглите: Солженицын, «Жить не по лжи!». Имеет смысл прочитать. Причем очень интересно, там художнику помогал депутат от «Единой России». Они сделали замечательное, красивое граффити.

И вот это граффити приехали и закрасили активисты. Причем там выступал против какой-то бывший прокурор, который жил в этом доме. Но в конце концов приехали активисты какие-то и закрасили. И они очень радостно на всю страну сказали: «Солженицын – подлец и предатель. Он столько вреда принес России. Мы поэтому закрасили».

Объясняю всем просто коротко. Может быть, из этих людей кто-то слышит сейчас. Солженицын. Отец у него из крестьян, воевал в Первую мировую. Солженицын попал потом в Ростов. Там раскулачили всех. Потом учился, он стал математиком. На фронт он просился с первого дня. Попал в 42-м году на фронт. И он сначала был лейтенантом, потом старшим лейтенантом, потом капитаном. Он был начальником батареи звуковой разведки. То есть задача заключалась в том, что он должен был по звуку определять, откуда стреляет вражеская батарея, передавать координаты и участвовать в подавлении вражеских батарей. Это очень сложная работа. И он не просто так на ней находился.

Он получил Орден Отечественной войны. Именно боевой такой орден; не тот, который потом давали всем. А потом получил Орден Красной Звезды. И он подавил несколько батарей фашистов вот эти методов. И воевал он замечательно, очень результативно.

Солженицын – фронтовик, ветеран войны, орденоносец, русский писатель, лауреат Нобелевской премии. И надо понимать, что Солженицын – это один из тех людей, благодаря которым русских знают и уважают во всем мире. То есть таких людей в русской истории достаточно, и Солженицын один из них, создает имидж русского человека.

Мало того, у меня как у человека пишущего и читающего к нему есть еще одна благодарность. Я покажу вот сейчас. Видите?

И. Воробьева Да, видно.

Е.Ройзман: На всю экологию в стране выделяется 79,8 млрд в год. А тут только «Норникель» дал почти в 2 раза больше

Е. Ройзман «Один день Ивана Денисовича». Это повесть Солженицына небольшая. Я считаю, это лучшее, что было написано о русском человеке. Это ода, гимн русскому человеку. Причем написано с большой любовью. Это имеет смысл прочитать каждому. И взять вот так вот ну просто зашельмовать человека, который натерпелся от советской власти… Русский человек, который остался несгибаемым, который сделал столько для своей страны. Ну и хотя бы просто, что он ветеран, фронтовик, воевавший по-настоящему. Ну это, конечно, просто низость. Ну понятно. А зачем такие люди нужны олигофренам? Конечно они не нужны. Им нужна какая-то другая Россия.

Поэтому я считаю, что те, кто сейчас смотрят, не поленитесь – «Жить не по лжи!», статья очень простая и короткая. И, конечно, «Один день Ивана Денисовича». Станет понятно. Ну, кто захочет, конечно, можно одолеть «Архипелаг ГУЛАГ» – это вещь очень мощная. Ну это так. Это просто у нас такая отсылка небольшая.

Меня задело, когда закрасили портрет Бродского на голом месте – это невынужденная история. И конечно, когда вот так фронтовика, ветерана Солженицына.

И. Воробьева Возвращаясь к нашей предыдущей теме. Мне тут напомнили, что когда наших с тобой коллег Таню и Сашу задержали уже во второй раз на Петровке вот тут недавно, перед ними все-таки извинились. Было дело, я согласна. Действительно, было дело, извинились. Знаете, это очень похоже на наш с Евгением Ройзманом опрос. Несколько месяцев назад мы делали опрос и спрашивали у слушателей, могут ли они сходу назвать какой-то полезный закон, который приняла Государственная Дума. И очень мало, кто сходу именно смог вспомнить. Вот здесь то же самое. Вот мы спросили и сходу никто не смог вспомнить, когда-то кто-то прям извинялся, и мы это запомнили.

Е. Ройзман Слушай, интересная история сегодня произошла. Вот это вот вообще классическая совершенно история. Сегодня вдруг стало ясно, что…

И. Воробьева Ой. А у нас зависла связь. Причем так конкретно зависла, я смотрю. Вообще не отвисает практически. Такое случается. Сейчас мы перенаберем, с Евгением Ройзманом свяжемся снова и будем надеяться, что в этот раз будет чуть получше связь. Не пугайтесь. У нас такое случается и происходит. Сейчас мы перенабираем. Ну а пока мы это делаем, я напомню, что вы слушаете программу «Личный прием» с Евгением Ройзманом. И эта программа идет из двух городов. Она такая была всегда, еще в доковидные времена. В этом смысле у нас ничего не изменилось. Мы с Евгением Ройзманом связываемся – в Екатеринбурге он находится – разными способами и всегда подключаем его через интернет.

Вы можете смотреть нас в Ютубе на канале «Эхо Москвы». Можете писать нам сообщения туда в этот чат либо по телефону +7 985 970 45 45 – это телефон для сообщений (как СМСок, так и, например, Вотсапа). Какая-то беда у нас. Мы пока не можем связаться с Евгением Ройзманом. Ничего страшного. Мы попробуем снова. Давайте будем пробовать и пробовать. Если не получится вдруг… Хотя, вот смотрите, все получается. Мы сейчас попросим вот так горизонтально переместить телефон. Сейчас вы увидите снова Евгения Ройзмана в трансляции. Мы смогли наладить связь. Женя, ты слышишь нас?

Е. Ройзман Во-первых, я вас хорошо слышу.

И. Воробьева Отлично. Мы тебя даже видим.

Е. Ройзман Ну все, я вижу вас.

И. Воробьева Да, отлично. Продолжаем. Ты буквально начал говорить, что…

Е. Ройзман Да. Смотри. Я вдруг понял, что я забыл, кто такой Удодов.

И. Воробьева Подожди, подожди, подожди. Начало пропустил. Про Удодов вообще ничего не говорил.

Е. Ройзман Значит, совершенно случайно натолкнулся на новость. Новость такая, что родственник премьера Мишустина подал иск к Навальному о защите чести и достоинства.

И. Воробьева Есть такое.

Е. Ройзман Да. Я вдруг начал прокручивать и вспомнил, где я слышал эту фамилию Удодов. Естественно, я сейчас посмотрю, в связи с чем он подал иск, что это был за материал. Снова с удовольствием просмотрю этот ролик Навального про Удодова. И если бы он не полез подавать иск, о нем бы уже забыли. Но сейчас про Удодова, родственника премьера Мишустина, посмотрят всё. Заодно погуглят по Мишустину, потому что там тоже было. И заодно появляется интерес вообще ко всей семье. Это понимание российской политики, понимание российской элиты и окружения президента.

Зачем? Ну не чеши, где не чешется. Никаких исков бы не подавал, вот всё, уже бы забыли. Потому что долго еще ковырялся в памяти, кто такой Удодов. Вот такая вот история.

И. Воробьева С другой стороны, существует еще одна такая логика. Вот Алексей Навальный выпускает расследование против кого-то из чиновников, и ждем хоть какую-то реакцию, ну всякую. Вот если человек на начинает подавать в ответ иски о защите чести и достоинства, считается, что он принимает молча, не комментируя все эти расследования, значит это правда. А тут вот видишь, человек решил побороться.

Е. Ройзман Ну мы видели такие случаи. Они, как правило, не приводят ни к чему, к долгим судам. Все-таки «эффект Стрейзанд» никто никогда не отменял. И вот эта попытка удалить ролик «Он вам не Димон», продолжающаяся уже не первый год, ведет к увеличению и увеличению просмотров. Короче, что говорить… Все понимаем.

Слушай, интересная вещь еще. Давай про Норильск несколько слов еще скажем.

И. Воробьева Обязательно. Давай, конечно.

Е. Ройзман Смотрите, ситуация по Норильску очень интересная. Экологи оценили размер катастрофы где-то в 148 млрд.

И. Воробьева Это Росприроднадзор оценил. Извини, на всякий случай.

Е. Ройзман Да, Росприроднадзор. «Норникель» оценил последствия в 10 млрд. Нормально, да? В 14 раз расхождение. Но при этом надо понимать одну цифру. В принципе, на всю экологию в стране выделяется 79,8 млрд в год на год на всю страну. А тут только «Норникель» дал почти в 2 раза больше. Это серьезная история. На счетах «Норникеля» денег чуть больше, чем эта сумма.

И. Воробьева Чуть? Раза в 4? За год?

Е. Ройзман Нет, у них там миллиардов 200 на счетах. И по моим ощущениям, если Росприроднадзор выдает эту цифру, я думаю, что за этим может стоять решение и воля государства. То есть в этот раз вполне возможно, что «Норникель» обяжут действительно сделать все возможное, чтобы устранить эти причины.

И. Воробьева Слушай, а в связи с «Норникелем» очень интересно же там все это развивается. Вот журналисты «Новой газеты» туда ездили вместе с бывшим чиновником Росприроднадзора. И дальше там все это развивалось. Мне кажется, надо сказать пару хороших слов еще раз про этого бывшего чиновника, потому что он уже письмо Путину написал и вообще прям большой молодец.

Е.Ройзман: Верзилов им доставляет огромное беспокойство

Е. Ройзман Слушай, я, конечно, хочу сказать несколько добрых слов и в адрес «Новой газеты», потому что они сумели это сделать. И территория, где находится… Ну, короче, я как специалист по горнозаводскому Уралу, я понимаю, что эта территория контролируется «Норникелем» и Норильск контролируется «Норникелем», и аэропорт контролируется «Норникелем». И туда проникнуть вот так и провести гигантскую работу – это, конечно, «Новой газете» плюс огромный. И, конечно, Митрохин молодец, и все, кто в этом участвовали. Но это касается нас всех. И поэтому мы имеем право знать. Это нормально совершенно.

И. Воробьева Я бы хотела в связи с «Норникелем» еще немножко порекламировать хорошего парня. У него после всей этой истории брал интервью канал «Редакция». Но у него есть свой Ютуб-канал, который называется «Экологика». И его ведет Георгий Каваносян – это эколог, гидрогеолог. И он как раз был первым, кто взял лодку, взял специальные вот эти приборы и поплыл вниз по течению и, соответственно, обнаружил, что загрязнение ушло гораздо дальше, чем об этом сказал нам «Норникель». В общем, если вам интересно, вы можете это все посмотреть у него на канале в Ютубе (называется «Экологика»). Правда очень интересно. Тот выпуск, по крайней мере, совершенно точно.

Жень, давай немного, хотела я сказать, поговорим про итоги так называемого голосования, на которое ты призывал не ходить. Но мы не успеем, потому что у нас сейчас перерыв на новости. Вот давай после новостей и рекламы. Буквально пару слов надо сказать. Мне кажется это важным. Тем более, что у нас тут два человека, один из которых не участвовал в голосовании, а второй участвовал в голосовании. И поэтому мне кажется важным затронуть эту тему. Мы вернемся через несколько минут.

НОВОСТИ / РЕКЛАМА

И. Воробьева: 2134 в Москве, 23:34 в Екатеринбурге. Это программа «Личный прием» с Евгением Ройзманом. И мы продолжаем. Вот что я хотела спросить у тебя про прошедшее голосование о поправках в Конституцию. Скажи, пожалуйста, когда ты услышал эту цифру 78%, ну скажи честно, ты смеялся?

Е. Ройзман Слушай, ну они погорячились, конечно. Знаешь, есть замечательное присловье: «Не очко меня сгубило, а к 11 туз». Ну это тот самый случай, что перебор откровенный. Причем, знаешь, меня каждый раз удивляет – это выдает некие комплексы. Ну вы и так выигрываете. Ну зачем вам это? Ну для чего? Ну зачем? Это меня, конечно, повеселило.

И. Воробьева Хорошо, давай тогда о тех новостях, которые мы сейчас услышали буквально в перерыве про Петра Верзилова, на которого, как говорит адвокат, завели уголовное дело. Я обращаю внимание тех, кто нас слушает и сейчас пишет сообщения в том числе в чате в Ютубе, если я правильно понимаю, уголовное дело не о том, что у него двойное гражданство, а по статье о неуведомлении о двойном гражданстве. Это уже есть такая история. Вот из-за наличия у него канадского паспорта.

Е. Ройзман Ирин, послушай, о его двойном гражданстве знали все вообще и всегда. Каждое серьезное задержание это двойное гражданство всплывало. Оно присутствовало в протоколах разных – в протоколах допроса, в судебных. Как он может его скрыть, когда он о нем говорил официально? Ты же знала об этом?

И. Воробьева Честно говоря, нет.

Е. Ройзман А я знал. То есть никакой загадки для меня не было в этом. Оно ни для кого не было загадкой. Ну просто вот придерживали. Сейчас использовали как-то. В отношении Верзилова последняя история, что просто очень боялись, что он хочет какую-то акцию провести на параде. На всякий случай нейтрализовали. Причем как-то очень по-конски у них получилось. Не пролезла эта история с провокацией. Там сказали, что матерился.

Но, с другой стороны, смотри, как мы привыкли. Ну дали человеку 15 суток. Но 15 суток – не 15 же лет. Да вроде фигня какая. Вон Навальный вообще сидит постоянно и ничего такого, живой. И вот так вот отнеслись. Но слава богу, что он вышел. Понятно, что это уголовное дело о двойном гражданстве. Если бы они сейчас взяли и перешерстили всю Государственную Думу, посмотрели там, я думаю, что еще каких-нибудь чудес бы нашли. И кипрских бы нашли, и греческих бы нашли точно. Ну и, может, и Великобритании, и США. Почему нет?

И. Воробьева Объясни, зачем? Чтобы Верзилов уехал? Вот зачем они это делают?

Е. Ройзман Слушай, вообще, вот это лайт версия, когда просто выдавливают, как в свое время выдавили Бродского, когда говорят открытым текстом: «Или посадит, или уезжай». Ты помнишь историю интересную, которая была с Войновичем, который уехал и который написал письмо Брежневу, и при первой же возможности вернулся? Все-таки вот такие бойцовские качества. Они Верзилова не прогнозируют, они не способны его просчитать, понимают, что у него свое в голове, и он будет делать то, что считает нужным. Конечно, он им доставляет огромное беспокойство. И просто сейчас попытаются создать ряд проблем, пригласят на беседу и так далее, как я понимаю. Ну, посмотрим.

И. Воробьева Ну да, действительно, посмотрим. Давай немного поговорим про прием. Скажи, пожалуйста, это был уже прием, куда люди приходили, или все еще по телефону?

Е. Ройзман Слушай, я тебе скажу так. Люди не приходили, потому что… Надо понимать, Ирин, я думаю, что Москву через какое-то время закроют, потому что у вас тяжелая ситуация. У нас ситуация очень тяжелая и рост заболеваемости у нас становится заметным. Когда сегодня президент сказал, что помогут Конго с коронавирусом, я был удивлен. А что бы тогда ХМАО не помочь? Потому что там-то по 500 человек в день. Там действительно катастрофа. Екатеринбург – тоже серьезная ситуация.

Е.Ройзман: Величие государства меряется не наличием атомных бомб. Мир ушел вперед

Представь себе, у меня прошлый прием, я сидел несколько дней разруливал. Звонят люди, говорят: «Женя, у нас беда. Скорая не едет уже 20 часов. Температура 40. Не знаем, что делать». Я звонил врачам, просил о помощи, потому что всех знаю. А потом вдруг обнаружил, что у меня один врач, с которым я связывался, заболел, другой, заведующий приемного отделения, который помогал, заболел. Понимаешь, по врачам пошло. Столкнулся с тем, что пошло по врачам. У нас 4 министра сейчас в областном правительстве заболели. У нас несколько депутатов городской думы. Одна депутат умерла.

Меня задела ситуация. Девчонка, сестра одного из курсантов Института МЧС… Раньше это называлось Высшее пожарное училище – это такое элитное. Они при подготовке к параду и на параде несколько сотен человек заразились. Сейчас не знают, что с ними делать. Распихивают по разным местам. Несколько сотен человек. А кто-то уже уехал на каникулы к себе домой. Там 4 месяца перед этим они жили на казарменном, а потом вот парад и все началось теперь. И это будет сейчас много. У нас сложная в стране ситуация с коронавирусом.

Единственное, для чего я это сейчас говорю – чтоб те, кто меня слышит и воспринимает, огромная просьба, относитесь к происходящему серьезно. Имеет смысл и маски, и перчатки, все меры предосторожности, и ограничение общения. Потому что это касается всех. Это то, что я хотел сказать.

А ты хотела про обнуление несколько слов, да?

И. Воробьева Да что тут говорить про обнуление? Жень, ну что тут говорить про обнуление? Мы всё уже знаем.

Е. Ройзман Да, этот поезд ушел. И что бы мы ни говорили, это, знаешь, сейчас воздушными шариками вслед паровозу кидаться. Поэтому всё. Мы про это все всё понимаем. Про прием давай.

И. Воробьева Ну давай про прием, да. У меня там будет еще один вопрос.

Е. Ройзман Потому что там вопросы есть про прием. Слушайте, очень интересная у меня история. Женщина, она родом из Хабаровска. У нее там была 1-комнатная квартира. Занималась бизнесом. Ей уж там лет 50 было. Ну и прогорела. Ей пришлось продать квартиру. Попала в Екатеринбург. Ей было чуть за 50. Женщина предприимчивая. А у нас старые дома, ну вот конструктивизм такой, баухаус. Там куча закоулков, которые строили в 30-е годы. Кстати, весь конструктивизм в России, что было построено в 30-е годы, такой архитектурный прорыв (ну, конец 20-х – начало 30-х) – это все строили зэки, раскулаченные. То есть просто чтобы ни у кого не было иллюзий. И там куча всяких закутков.

И она сумела договориться с жителями и кладовочку себе выгородила. И у нее получилась комнатка 7 квадратных метров. И она туда по шланикам таким провела воду – у нее там умывальничек еще маленький. И она там прожила 20 лет. Ей сейчас 72 года. Она там прожила 20 лет. И старшая по подъезду пришла к ней и говорит: «Будешь мне платить». Она говорит: «Слушай, я коммуналку оплачиваю. У меня пенсия маленькая. Мне не с чего платить». Ну она потребовала с нее денег. Та платить отказалась, потому что не с чего.

Эта пошла в администрацию и говорит: «С чего вдруг у нас тут кто-то живет?». Администрация, получив письменное обращение, вынуждена была выйти в суд. И в результате у нее эту комнату отсудили. То есть признали жилым помещением. И теперь будет выселение.

И вот мы сейчас попробуем создать прецедент. Все-таки она там прожила 20 лет в этой комнатке, и никто не был против, никому хлопот не доставляла. Такая стойкая женщина. Она уже рассчитывала, что ей дадут в этой комнате умереть. Она никому не нужна. Туда даже не поселить никого. Ну вот у нас сейчас Саша Шумилов возьмется. Попробуем ей помочь. То есть такая история.

Ирин, еще одна. Очень важно. Просто меня попросили озвучить. Очень сильно упали сборы всех фондов. И девочка маленькая Маша Леонтьева со СМА. Она москвичка. Ей 2 годика почти. И ей надо срочно собирать деньги на укол «Золгенсма» – 160 млн рублей. Собрали 42 млн. Ты знаешь, все, кто собирали, все, кто занимались, говорят: «Знаешь, проблема в том, что она москвичка. В Москве тяжелее собирается. В регионах у нас получилось. У нас в Екатеринбурге 3 случая получилось, в Тюмени несколько случаев. В регионах получается, а Москва не собирает на своих».

И поэтому, пожалуйста, кто меня слышит, Маша Леонтьева. Или Машу Леонтьеву найдите (Москва) или фонд «Милосердие», она там есть. Посмотрите, пожалуйста. Может, поможем. 42 млн всего сумели насобирать. А время подходит уже.

И. Воробьева Да, присоединяюсь к призыву. Если вы можете помочь кому-то из тех, кто сейчас в такой ситуации, если у вас есть такая возможность, то знайте, что сейчас действительно очень сильно упали сборы. Давай про прием. Либо про прием, либо у меня вопрос есть тоже к тебе.

Е. Ройзман Ну что людям интереснее.

И. Воробьева Что людям интереснее, Женя? Давай про прием, если есть что рассказать, расскажи мне еще какую-нибудь историю с приема. Потом перейдем к моему вопросу.

Е. Ройзман Слушай, у меня несколько очень серьезных вопросов по наркотикам. У меня дело о реабилитационном центре в Челябинске. У них был реабилитационный центр «РОСТ». И у них там погиб наркоман. Я не знаю до конца, что произошло. Обратился адвокат, говорит: «Ну поддержите, помогите, потому что, на мой взгляд, человека сажают не за что». Я с этим делом буду разбираться, потому что я с этим сталкивался. Потом расскажу.

Е.Ройзман: У отца Сергия есть очень мощные покровители

Очень интересная еще ситуация у меня одна по наркотикам. Женщина обратилась.

И. Воробьева Куда ты делся?

Е. Ройзман Видно меня?

И. Воробьева Тебя и до этого было видно.

Е. Ройзман Одну секунду. Маленькая пауза.

И. Воробьева Техническая у нас пауза. В Ютубе все могут наблюдать потолок у Евгения Ройзмана. Что происходит? Почему ты это делаешь?

Е. Ройзман А я батарею дополнительную поставил.

И. Воробьева Хорошо.

Е. Ройзман Смотрите, ситуация какая. Обратилась женщина по наркотикам. Говорит: «Ну вот у меня сына осудили. Дали 10 лет. И мне надо, чтобы вы за него заступились». Я говорю: «А в чем суть?». Она говорит: «Суть в том, что он шел поднимать закладку, его поймали опера, проверили у него трек в телефоне. То есть он шел поднимать закладку, ошибся и поднял не ту закладку. Он заказывал всего ничего, а поднял очень много».

И. Воробьева Да, ты рассказывал эту ужасную историю.

Е. Ройзман Да. – «А поскольку он поднял очень много, а это была не его закладка, вот надо найти ту закладку, потому что вот это была не его». И вот такая вот ситуация. Ну понятно, сложно. Но у меня еще одна очень интересная история. Серьезные юристы обратились, именно серьезные такие юристы, и говорят: «Мы никогда не брали дела по наркотикам. Ну принципиально не брали». У нас, кстати, приличные адвокаты по наркотикам, по сбыту, дела не брали здесь никогда.

«А тут, — говорит, — попался хороший парень вдвоем с другом. Нормальные совершенно. И вот им захотелось этого мефедрона. И получилось у них там 3 грамма. То есть это уже крупный размер. Их на этом поймали. Они раскаялись. Они готовы вину перед обществом искупить».

Я говорю: «Нет проблем. А что вы от меня хотите?». Они говорят: «Ну чтобы ты написал ходатайство». Я говорю: «Я им подскажу, как искупить вину перед обществом. Конкретно могу принести городу большую пользу. Пусть меня найдут. Я на них посмотрю, поговорю. Я им дам эту возможность. И если они действительно это сделают, я конечно напишу все ходатайства». То есть всегда шанс у человека должен быть.

Ну и конечно у меня еще одна история. Девчонка, 23 года. Очень сложная онкология, 3 стадия. А тут все замерло в связи с ковидом. Вообще все остановилось, все замерло. А быстро развивается. И вполне возможно, что сейчас ее возьмет только Германия. Если Германия берет – 3,5 млн. Мы пытаемся сейчас со всеми фондами, с «Подари жизнь», еще договориться. Если не будет получаться, мы через Фонд Ройзмана начнем, видимо, сбор. Если что, имейте в виду. Фонд Ройзмана в любом поисковике нагуглите, где-то тоже можете с нами поучаствовать.

Ну что, давай на вопросы отвечу.

И. Воробьева Знаешь, какая самая сейчас частая реакция на вот этот призыв помочь, в том числе вот этой девочке со СМА? Эта реакция не сказать естественная, но понятная реакция. Ну вот вы просите помочь. Все понятно. Но давайте вернемся чуть назад и вспомним, что президент нам говорил про переход на другую шкалу налогов и говорил он именно о том, что эти деньги пойдут на лечение детей со СМА. Понятно, что это наступит не сейчас даже по закону. Но, тем не менее, вот сейчас уже все говорят: «Давайте. Ну чего вы? Чего вы просите? Попросите у государства. Оно же обещало помогать».

Е. Ройзман Послушай, на самом деле, мы вдруг столкнулись с тем, что государство своим курсом идет, мы – своим курсом. Мы, конечно, можем давить на государство. Но это долго, непродуктивно. Проще сделать самим. Наша задача здесь заключается в том, чтобы спасти ребенка. Быстрее это сделать напрямую. Но давление на государство ослаблять нельзя. И в этом плане помнишь, как Дима Муратов жестко тогда в вашем эфире сказал? Я его полностью поддерживаю. Конечно, государство обязано это делать. Это обязанность государства.

Я скажу, что величие государства, на самом деле, меряется не наличием атомных бомб. Мир ушел вперед. Величие государства – это отношение к своим гражданам в первую очередь. Ну правильно же?

И. Воробьева Да. Я считаю, что государство могло бы найти деньги на лечение многих детей, на тех детей, которым мы собираем по каким-то копейкам со всех, со всех людей. Правда. Я считаю, что в этом смысле государство, конечно, не делает многих вещей.

Я тебе хотела спросить. Мы неделю назад об этом говорили – про Среднеуральский женский монастырь, про схиигумена Сергия, которого лишили сана на прошлой неделе. Ты просто говорил, в том числе на прошлой неделе, о том, что приехало много журналистов, и выйдут публикации. Вот вышла на «BBC» Олеси Герасименко огромная публикация.

Е. Ройзман Слушай, это публикация Олеси Герасименко. Готовится публикация Собчак. Здесь сейчас находится «Дождь» и многие другие. То есть интерес к этому огромный. Единственное, что я тебе скажу. Я разговаривал с людьми, которые близко знают этого человека. Они говорят: «Нет никакого сомнения в том, что этот человек говорит искренне и что он внутри себя честный». Но, с другой стороны, когда-то он считал Путина богом и готов был об этом говорить. Сейчас он считает наоборот. Мало ли что придет ему в голову в следующий момент.

Я посмотрел его последний ролик. И из этого ролика я увидел одну вещь, что он не понимает значение некоторых слов, которые говорит. Из этого я могу сделать заключение, что тексты ему пишет кто-то другой. Я в этом уверен. Я это увидел. Я внимательно смотрел.

Но сейчас вышло открытое письмо владыки Кирилла. Письмо спокойное, но при этом очень жесткое. Вообще, извержение из сана – эта процедура конечная. Оспорить ее, как-то переменить практически невозможно. У отца Сергия есть очень мощные покровители. Но мое ощущение, что они увидели, что он перешел какую-то границу, и отошли в сторону.

И. Воробьева А ты с ним знаком?

Е. Ройзман Нет, я не общался. Косвенно я понимаю, о ком речь. Сколько-то следил, смотрел. Но письмо вот это владыки Кирилла, местного архиепископа, оно очень серьезное. Его можно легко нагуглить. Открытое письмо. Его сегодня все наши СМИ опубликовали. В принципе, там изложена вся суть.

Но у нас сейчас будут «Царские дни». Приедет много. Кроме обычных паломников, приедут и царебожники – это мощная такая секта, где просто обожествляют императора Николая II. Ну, ему какая-то поддержка. Но, на самом деле, настроения такие. Там в Среднеуральском монастыре он действительно величина. Если он выходит в полуторамиллионный город, он уже не так заметен совсем. Посмотрим, как будет развиваться.

Еще раз скажу, что христианская церковь – этой организации около 2 тысяч лет. Они свои конфликты внутри себя умеют решать сами.

И. Воробьева И все-таки, ты читал статью «BBC»?

Е. Ройзман Ирин, я скажу честно. Я знаю гораздо больше, чем в это статье написано. Я знаю многих участников. Когда я захотел в этом разобраться, то я сколько мог разобрался. И общался с людьми, которые близко знают ситуацию. Мне неохота об этом говорить. Я не хочу об этом говорить. Есть вещи, о которых неохота говорить.

И. Воробьева Подожди, меня мало интересуют взрослые люди, которые приняли сами решение быть там или уходить оттуда. Это их дело. В общем, это они решают. Но там же дети.

Е. Ройзман Там дети.

И. Воробьева Там в том числе дети, оставшиеся без родителей.

Е. Ройзман Послушай, там по этим детям вопросы есть. Есть дети, которые уже вышли из-под этой юрисдикции и, как я понимаю, готовы рассказывать и говорить. И им есть что рассказывать. Я не хочу никаким образом, даже косвенно этой истории касаться. Это вот моя личная такая позиция. Еще раз скажу, церковь умеет эти вопросы решать сама.

Но они умеют достаточно жестко решать эти вопросы. И задний ход уже включить невозможно. До какого-то момента они ему давали все шансы. Там достаточно было просто покаяться. Может быть, даже не столько публично, сколько так. Были люди, которые готовы были помочь до последнего моменте. Но все, эта история, на мой взгляд, она вот так вот закончилась. Извержение из сана – это очень серьезная процедура

И. Воробьева Хорошо. Если будут какие-то события вокруг этого монастыря или Сергея Романова (кажется, так его зовут), мы еще вернемся к этой истории. Давай еще немного поговорим про прием, если можно. И у меня еще пара вопросов будет.

Е. Ройзман (выдыхает).

И. Воробьева Ты так вздохнул. Извини, я не договорила. Прости, пожалуйста. Я хотела спросить про прием. Что-то не про ковид еще есть?

Е. Ройзман Ирин, смотри, на самом деле, по приему большая часть людей, которые в это время ждали скорую; большая часть вопросов – это определение в какие-нибудь больницы. Так получилось, что нас куча народу в это вынуждены были включиться. И решали через врачей.

Но у нас есть один момент положительный – у нас меньше всего заболевших среди врачей. То есть у нас умерших – 2, заболевших не так много. И надо сказать, что у нас, конечно, здесь «РМК» и Игорь Алтушкин. Они в первую очередь обеспечили врачей. Это не государство обеспечило, это частные люди, которые просто сами включились. Это, конечно, хороший такой поступок был.

И. Воробьева Такая ситуация, которая была неделю назад с этими госпитализациями и неприездом скорой, она как-то неделю спустя поменялась?

Е. Ройзман Нет. Скорая перегружена. Много народу болеет. Скорая сильно перегружена. И мест остается все меньше. И проблема заключается в том, что стало гораздо больше тяжелых. Как только появляются тяжелые, приостанавливается сразу выписка, и возникает очередь. Очень много бессимптомных на дому лечатся, на карантине сидят.

И еще раз скажу одну простую вещь. Если еще в начале мая тебя спрашивали: «Ну у тебя есть хоть один знакомый, который болеет?», ты говорил: «Да нету, вроде», то сейчас кого ни спроси, целыми семьями у всех есть знакомые. И видно, как это нарастает. Ну и конечно, это связано впрямую с парадом, с обнулением и со снятием ограничительных мер. Это так.

И. Воробьева Тут сразу тебя слушательница наша Фаина спрашивает. Вот ты упомянул, что будут «Царские дни» в Екатеринбурге. Крестный ход будет, я правильно услышала?

Е. Ройзман Крестный ход. Они каждый раз декларируют, что там 100 тысяч человек. На самом деле, там тысяч 40 собирается. Но это будут без масок, плечом к плечу, все вместе, все рядом. Совершенно точно, что это дает вспышку. И мы уже видели, сколько православных священников уже заразилось, умерло. И это огромная, действительно, проблема. И, кстати, с отцом Сергием первая стычка серьезная была, когда он сказал, что нет никакого ковида, нельзя закрывать церкви и так далее. Когда это касается жизни людей, закрывать можно все, кроме больниц и скорой помощи.

И. Воробьева Ну да. Он там проклинал всех, кто закрывает церкви и так далее. Просят здесь прокомментировать тебя сегодняшние события про Великобританию, которая ввела санкции против Александра Бастрыкина и еще двух десятков россиян. Там речь идет в том числе про дело Магнитского. Вопрос у меня короткий. Ты радуешься, когда санкции против них вводят?

Е.Ройзман: Мне не все нравится, но это наша страна. Это замечательная страна. Нам есть за что бороться

Е. Ройзман Ты понимаешь, это справедливость, это откровенная справедливость. На самом деле, я сам лично никогда бы у чужих людей не просил бы санкций в отношении своих людей, какие бы они ни были. Но я не хочу этих людей считать своими, я не хочу стоять с ними рядом и не хочу нести ответственность. Хотя я как гражданин страны несу точно такую же ответственность за Магнитского, за Скрипалей, за сбитый Боинг. Ну не деться никуда. Это моя страна. Это руководство моей страны. Я или голосовал за них, или я воспринял это как должное и не протестовал. На мне точно та же вина лежит. И я этой вины с себя не снимаю.

Но что такое санкции? Вот давай просто объясним, что такое санкции. Вот представь себе, у тебя есть сосед, который приходит к тебе в гости, плюет на пол, еще что-нибудь. И ты знаешь, за ним неблаговидные поступки. И ты говоришь: «Знаешь что, не ходи ко мне больше. Все, стоп. Не ходи. Я не хочу тебя видеть». Вот примитивно санкции выглядят так.

Больше того, ты можешь в какой-то момент сказать: «Знаешь что, у меня не будет с тобой никаких дел. Ты у меня раньше занимал деньги. Я тебе по такой-то причине деньги давать не буду, потому что ты их тратишь на оружие, на теракты, на какие-то подлости. Я не буду давать тебе деньги». Вот это называется санкциями. Говорить, что это несправедливо… Твой сосед может говорить: «Да ты несправедливо меня не пускаешь». Но это твой дом и ты решил не пускать. Во что такое санкции.

Поэтому это их дело. Они считают нужным. Почему они ждали 8 лет, я не знаю. Потому что Америка ввела в 12-м году. Мы им в ответ ответили «законом подлецов» – запретили им усыновлять наших детей инвалидов. Но это их дело. Почему они столько ждали, как эти санкции будут работать… Но самый серьезный эффект от введенных против нас санкций по итогам 14-го года и так далее – это, конечно, отсутствие кредитов, отсутствие дешевых денег. Это очень сильно ударило по нашему бизнесу, по банковскому сектору. Ну там много моментов. Что мы сейчас это будем обсуждать? Да, это снова ложится на нас всех

И. Воробьева Еще одно сегодняшнее событие – это история о том, как Европейский суд по правам человека планирует запросить у Москвы копию дела об убийстве Бориса Немцова. Это все в рамках разбирательства по жалобе его дочери Жанны Немцовой, которая подала в суд жалобу о том, что не расследовано до конца убийство ее отца.

Е. Ройзман Смотри, мы все видим, что убийство не расследуется. Мы все видим, что они дошли до какой-то точки и дальше не пошли. Но то, что у них есть полное понимание, и они знают, кто и как это сделал – это совершенно точно. Поэтому я считаю, что Немцов Мост, заявления Жанны Немцовой, постоянное называние скверов, улиц именем Немцова – это тот самой платок Фриды, который надо подавать каждое утро, чтобы они помнили, что они убили Немцова. Ну вот я считаю, что это так. Все, это кровь. Кровь впиталась в землю. Ее уже не спрячешь никуда. Это не оттирается. На их руках кровь. Поэтому пусть они об этом помнят и знают. Ну а как?

И. Воробьева Полминутки до конца эфира. Тебе слово.

Е. Ройзман На самом деле, конечно, мне не все нравится, но, тем не менее, это наша страна. Это замечательная страна. Нам есть за что бороться. И конечно, надо делать ее лучше. И нельзя сдаваться. Поэтому я надеюсь, что в конце концов все равно все будет хорошо. Давайте, всем добра и удачи.

И. Воробьева Спасибо большое. Это была программа «Личный прием» с Евгением Ройзманом. Далее в прямом эфире после 22 часов в программе «Разбор полета» Артемий Троицкий, ну а в 23 часа программа «Футбольный клуб» с Василием Уткиным и Максимом Курниковым. А мы с Евгением Ройзманом вернемся ровно через неделю. Пока-пока.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире