'Вопросы к интервью

И. Воробьева 21 час и 4 минуты в столице, 23:04 в Екатеринбурге. Мы начинаем наш эфир. Это программа «Личный прием» с Евгением Ройзманом. Соответственно, в Екатеринбурге – Евгений Ройзман. В Москве – Ирина Воробьеве. Евгений, добрый вечер!

Е. Ройзман Здравствуйте!

И. Воробьева И опять же у нас тут просто из всех возможных средств передачи звука сейчас голос Евгения. Но, слава богу, связь отличная. Слышно тебя прекрасно.

Е. Ройзман Хорошо.

И. Воробьева Я напомню нашим слушателям, что в Ютюбе можно смотреть нас на канале «Эхо Москвы», писать нам в чате ваши вопросы, а также присылать на номер +7 985 970 45 45. Тут в чате нам пишут, мол, может быть, здесь про Грузию не будет. Будет про Грузию. И это мой первый вопрос к Евгению Ройзману. Что происходит? Почему нам внезапно запретили летать в Грузию? И почему в Грузии внезапно люди вышли с такими лозунгами на улицу?

Е. Ройзман Ну, во-первых, в Грузии это копилось уже давно. Слышно нормально, Ирин?

И. Воробьева Да, да, да. Все хорошо.

Е. Ройзман В Грузии это копилось уже давно. И то, что сработало катализатором – не самое умное поведение одного из наших парламентариев – вызвало вот именно такую реакцию. В Грузии никто не забыл, что мы у них забрали Абхазию, забрали Южную Осетию. Причем эти республики не процветают, в отличии от той же Аджарии, которая долго оставалась в таком пограничном состоянии. И потом Саакашвили ее освоил и создал совершенно нормальную жизнеспособную… Хотел сказать «республику», но это не совсем республика. То есть все видят разницу между Батуми и Сухуми.

Ну и в Грузии эта тема достаточно болезненная. И давление на Грузию никогда ни к чему позитивному не приводило. На самом деле это республика, где действительно к русским относятся хорошо. Там нет надписей на русском языке, там нет памятников Ленину, Сталину и прочим. Но там везде памятники Пушкину, Лермонтову, Грибоедову. Относятся совершенно доброжелательно. То есть действительно культура – это очень мощное средство коммуникации. Ну, молодые, правда, уже особо на русском-то не говорят. Но тем не менее отношение доброжелательное.

Когда-то в 2006-м году мы зашли с ними в конфликт. И накануне отопительного сезона совершенно небогатой стране взяли и перекрыли газ. Тогда грузины очень спокойно договорились с Азербайджаном – стали покупать газ у них (90% у них газа из Азербайджана). И 10% натурой мы отдаем засчет транзита в Армению. Просто они не стали перекрывать со своей стороны транзит соседям своим. Обошлись спокойно.

И вот то, что сейчас отменили рейсы – это удар по самим себе. То есть совершенно откровенно удар по самим себе. Отношение продемонстрировали. Грузии особых проблем не создадим. Они могут провалиться сейчас в этом сезоне. Но они все активизировались. У них поедут туристы из Европы, со всего мира. Они сумеют это сделать. Это удар по самим себе, ну и просто по дружеским, по добрым отношениям с соседями. Подход совершенно неграмотный. Зря это сделали.

А что касается русофобии, слово искусственное, слово придуманное. Вот я объездил полмира. Ну нет нигде русофобии. Если ты не будешь соседу гадить под дверь, то никакой русофобии не будет вообще нигде и никогда. Ну это касается всех. Вот, в общем-то, все, что я могу сказать про Грузию.

И. Воробьева А как же лозунги, которые были у людей в руках. Там явно было что-то про Россию нехорошее.

Е. Ройзман Слушай, там было то, чего наши власти заслуживают. Я не хочу ассоциироваться здесь с нашими властями. Я им не давал полномочий никаких, чтобы отсекать часть территории у Грузии, что нападать на Южную Осетию и так далее. То есть это я так воспринимаю. Я не голосовал за этого президента. Я считаю, что президент пересидел, что уже легитимность под вопросом.

И. Воробьева То есть ты не отождествляешь себя с теми людьми, на которых эти лозунги направлены?

Е. Ройзман Ирина, я скажу больше: я себя не ощущаю с этим парламентом. Я не понимаю, кто эти люди и кто за них голосовал. Откуда там взялись православные коммунисты? Их в природе быть не может вообще. Это нонсенс изначально. Я не имею отношения никакого к этим людям. С Грузией всегда были добрые отношения. Мы соседи. И нам быть соседями продолжать. Поэтому у людей – своя дипломатия, у властей – своя дипломатия. Так вот, дипломатия, которая у людей, она в 100 раз надежнее и правильнее, чем та, которая у властей.

И вот эта вот дикая совершенно синусоида внешнеполитических российских отношений, она коррелируется именно спокойствием и разумностью граждан обеих стран. Вот и все. Я же понятно говорю, да?

И. Воробьева Да. Ну, кроме того, какое время, такие и коммунисты православные. Тут уж ничего не поделаешь, конечно. И, единственное, последний вопрос у меня про Грузию пока что. Если еще от слушателей что-то будет, еще задам попозже. Вот то, с чего все началось, когда посадили нашего этого коммуниста православного в кресло спикера, просто, я не понимаю, почему к нему такие претензии предъявляют. Ведь это же грузинские политики приняли решение, что он в это кресло сядет. Почему наши-то виноваты?

Е. Ройзман Смотри, на самом деле, существует очень много разных форм коммуникации между парламентами. Это совершенно нормальная история, что ездят, разговаривают, встречаются. Но когда действительно 20% аннексировано и никто ничего не забыл… Это они нам не напоминают, в глаза не говорят, когда мы там бываем, потому что они понимают, что в этой ситуации мы тоже заложники собственных властей. Но к России как к Российской Федерации у них свои претензии. Их тоже можно понять. К власти у них свои претензии. Ничего ты им здесь не скажешь.

Но претензии они высказывали в данном случае не к России, а к своим властям. И обратите внимание, спикер грузинского парламента ушел в отставку. Они сейчас продолжают требовать. Они пока не останавливаются. Но это претензии не к России, а к своим властям.

И. Воробьева Ладно, мы еще вернемся к теме Грузии, поскольку такая история, которая касается действительно многих людей. Ну, в частности, меня, например, потому что у меня в Грузии родственники, у меня и билеты были в Грузию как раз ровно на тот момент, когда отменили эти рейсы. Понятно, что все и так попадут в Грузию. В этом смысле никто не собирается ничего отменять. Но действительно эта история касается просто очень многих людей.

Е.Ройзман: Когда ты едешь в Грузию, там одна проблема настоящая, серьезная – там надо все время есть и пить

Е. Ройзман Ирин, но еще это касается российских авиакомпаний, которые несут сумасшедшие убытки в связи с этим. И многие другие – и туроператоры, и все, что отсюда следует, как обычно. Ну и просто по нашим людям. Как всегда, эти санкции, ну, контрсанкции любые, они ударяют по нам. Зачем? Мы так не договаривались?

И. Воробьева Это правда, мыт не договаривались. По крайней мере, не хотели. Еще одна история, которая в новостях сейчас и которую я хочу, чтоб мы как-то прокомментировали – это отставка Юнус-Бека Евкурова. Он уходит с поста главы Ингушетии. И хочется спросить, ты тоже считаешь, что это из-за протестов, которые были в Ингушетии? И правильно ли делает глава республики, что сейчас уходит в отставку?

Е. Ройзман Смотри, у него очень сложная ситуация. Достойный мужик. О нем многие хорошо говорят. Но он попал в сложнейшую ситуацию. У него выборы-то тоже такие были, потому что его сначала назначили. То есть ситуация такая. У него начальство сидит в Москве. Народ Ингушетии ему не начальство в этой ситуации. Но поскольку он оттуда родом, всеми корнями, он не может игнорировать свой народ в пользу федерального центра. То есть у него сложнейшая ситуация. И просто чтобы оставаться порядочным человеком, в этой ситуации надо уходить в отставку.

И. Воробьева То есть это его правильное мужское решение?

Е. Ройзман Я думаю, да. Там очень сложная ситуация. И на мой взгляд, она изначально была совершенно невынужденная. Но есть замечательная пословица: «Не чеши там, где не чешется». И это вот ровно тот самый случай был, на мой взгляд. Понимаешь, там никто ничего не забывает. И вот это огромная проблема. И неизвестно, где и когда это закипит.

И. Воробьева Я, просто, подозреваю, что с уходом Юнус-Бека Евкурова протесты не прекратятся. В этом смысле накал, может быть, спадет, но не более того. Но, что называется, будем наблюдать, как говорит Алексей Венедиктов. Это программа «Личный прием» с Евгением Ройзманом. Я напомню нашим слушателям, что можно задавать вопросы в чат в Ютюбе на канале «Эхо Москвы». Можно: +7 985 970 45 45. В том числе вы можете задавать личные вопросы Евгению Ройзману. Я их обязательно соберу и ближе к концу эфира задам.

Давай вот новости, которые мы еще собирались обсудить, мы как-то ближе во вторую часть передвинем и сейчас поговорим о том, что было на приеме в прошедшую пятницу – истории из жизни людей, которые так любят наши слушатели. И я так понимаю, что сегодня истории не менее интересные, чем обычно.

Е. Ройзман Слушайте, на самом деле, каждый раз, когда я думаю, что я уже видел все, обязательно попадается что-то новое, чего я не видел. Ну, история возникла. Пришла женщина. У нее был сын наркоман и жена у него наркоманка. И вместе они кололись. Нажили они двоих детей. И бабушки с двух сторон помогали. В результате один умер и другая умерла. И вот дети остались с бабушками.

И одна бабушка начала оформлять опеку. А там две девочки: одной – 10 лет, другой – 4. И одна бабушка (она более состоятельная) начала оформлять опеку. А другая бабушка тоже стала оформлять. И они начали делить внучек. А внучки, одной – 10, другой – 4, они сестры, они это понимают. И когда у одной уже почти получилось оформить опеку, вступила в борьбу другая бабушка за младшую внучку. И там такое началось… Никто не хочет сдавать, никто не хочет уступать.

И я постараюсь как-то со своей стороны смодерировать, помочь. Но это одни из самых тяжелых ситуаций. И я видел ситуацию, когда ребенка родственники с той и с другой стороны одни тащили за ручки, а другие тащили за ножки. То есть прямо вцепились в ребенка и тянули в разные стороны. И помнишь эту знаменитую историю про суд Соломона?

И. Воробьева Да, конечно. Две женщины…

Е. Ройзман Да. Просто коротко скажу. Когда к царю Соломону пришли две женщины и начали делить ребенка. И одна говорит: «Мой», другая говорит: «Мой». И тогда царь Соломон сказал: «Ну хорошо, разрубите на две части. Одной – одну половинку, другой – другую. Пусть все будет поровну». И одна говорит: «Да, так и сделаем». А другая говорит: «Нет, пусть заберет». И Соломон сказал: «Вот ей отдайте ребенка. Это ее». То есть никто ничего нового не придумал.

Но я столкнулся с ситуациями, в которых участвовал с разной стороны. Я сейчас говорю, а у меня мурашки по коже. У меня была история. Парень с Химмаша сидел, освободился и пришел ко мне. Говорит: «У меня ситуация. Я сидел раньше. Но в последний раз я сел случайно. Я не пил. У меня бабушка умерла – я выпил, набарагозил. Меня посадили. Посадили за дело. Но у меня сыну было 2 года, когда меня посадили. И когда меня посадили, у меня жена кололась, и ее лишили родительских прав. Я сейчас даже не знаю, где она. Ее лишили родительских прав. И моего сына усыновили. Сейчас ему около 4 лет. И он живет у других людей».

Я говорю: «Подожди. Не торопись». Он говорит: «Я настроился жить. Это мой сын. И я все равно его заберу. Я буду воспитывать». Начали узнавать. А там семья, им под 40, они бездетные. Хорошая, добрая семья. И ребенок их признал. И они уже его считают сыном. И я этого парня тоже понимаю: это его сын, это у него самый близкий человек остался. Он пока сидел, у него еще и мама умерла. Ну никого нету.

И он поехал туда. Люди оказались нормальные. Он поехал туда, поговорил с ними. И ребенок вышел, и он присел на корточки и говорит: «Ты меня узнаешь?». И он говорит: «Ты – мой папа».

И. Воробьева Ох!

Е. Ройзман И всё. И он его прижал. Но он сумел с этими людьми сохранить контакт, он с ними общается, бывает в гостях. Он нашел свою жену. Ну, в каком состоянии она была… Там сколько мог, в чувства привел.

И. Воробьева Но он ребенка забрал, я правильно понимаю?

Е. Ройзман Да. И как-то борется. Вроде, все получилось. Но я видел ситуацию совершенно обратную, когда семья из Каменск-Уральского усыновила маленькую девочку. А мать у этой девочки была наркоманкой и жила где-то в Краснодарском крае. Ну, сгинула вообще. И они усыновили маленькую девочку. И она с ними прожила три года. И они для нее – мама с папой. Добрая семья. Хорошие люди.

Всё, эта наркоманка объявилась и говорит: «Это моя дочь. Отдайте». А она не была лишена родительских прав. Там как-то по-другому произошло. Она просто нашлась. И там настолько сложная была ситуация, суды. Судебные приставы должны ребенка изъять. Они приходят изымать ребенка и вдруг видят, что они изымают ребенка-то у родителей, отнимают; что она не уходит, что она за них держится, для нее они – мама с папой. А у них есть решение, которое надо исполнять. Сложнейшая была ситуация. Но там пытались «купить» ребенка (договориться за деньги).

И. Воробьева Получилось?

Е. Ройзман Вот такая вот история была очень сложная.

И. Воробьева Там ребенок в итоге где остался, в какой семье?

Е. Ройзман Ребенок остался в той семье.

И. Воробьева В той семье.

Е. Ройзман Да. Откупились. Бывает и так. Вообще, вот эти вот усыновления, передача – это настолько сложная субстанция. Кто-то считает своим долгом своим детям сказать, что они приемные. Кто-то не говорит. То есть такие заплетаются случаи. Ну и самое главное, конечно, когда ты берешься решать, модерировать, помогать, конечно, в первую очередь надо интересы ребенка. Но это, пожалуй, самое сложное и деликатное, с чем я вообще сталкивался в жизни.

Е.Ройзман: Я вдруг обнаружил, что президент не знает, какие законы он подписывает

И. Воробьева А вот возвращаясь в первой истории, где две бабушки и две внучки. Тут спрашивают, кто пришел на прием. Кто из бабушек пришел, собственно, и чего хотела бабушка?

Е. Ройзман Пришла бабушка, у которой пока обе внучки живут. Но на одну из внучек заявила права другая бабушка. Но если посмотреть немножко отстраненно, у обеих были дети, у обеих дети погибли. И у них кроме этих внучек нет никого. Но они живут в разных городах. И им, конечно, договариваться и как-то… Ну, только договариваться.

И. Воробьева Ну да.

Е. Ройзман Чтобы не травмировать детей, надо где-то будет переступить через себя и просто договариваться. Но одна бабушка более обеспеченная и считает, что в силу этого у нее больше каких-то моральных прав. Очень сложная ситуация.

И. Воробьева Но главное, чтобы не разлучали детей. В этом смысле это же самое важное, чтобы детей на разлучали.

Е. Ройзман Да, это очень важно.

И. Воробьева Да, спасибо большое. Вот тут нам пишут, что, можно сказать, этим девочкам повезло. «Их могли вообще просто бросить, а за них две семьи борются и хотят, и любят» — пишет нам Евгений из Пензы. Ну это смотря чем эта история закончится, конечно, Евгений.

Е. Ройзман Да.

И. Воробьева Тут в этом смысле довольно трудно прогнозировать. Еще истории. Есть время до перерыва. Давай начнем какую-нибудь следующую.

Е. Ройзман Слушай, у меня очень интересная история была. У меня пришли две женщины. Им обеим за 80. Обе с высшим образованием. И у них садовое товарищество недалеко от города. А оно уже такое полузаброшенное садовое товарищество, потому что предыдущий председатель, который там был, он ну уже так вел дела. К нему пришли молодые такие юристы, которые ему говорят: «Знаешь что, нас не интересует этот сад. Пусть он вообще заглохнет. Но здесь куча земельных участков. Мы их оформим. Близко к городу. Под застройку пойдет». И начали этим заниматься.

А тетушки (им за 80), им в институте эти сады давали. Они ухоженные, стараются. И они вступили в конфликт с новым руководством. И они руководству говорят: «Понимаете, мы сдавали взносы постоянно. У нас ни электричества не стало, ничего. А мы деньги платили регулярно. Где эти деньги?». Те говорят: «Да ничего тут не велось». И умные тетушки пошли и подали в суд. И выиграли суд у нового руководства.

И новое руководство обязали отчитаться за все эти деньги, провести электричество, потому что ничего не фиксировалось. И тогда вот эти молодые юристы (новое руководство) взяли и подали в суд на этих тетушек, потому что, говорят: «Да они не платили никакие взносы. Видите, ничего не фиксировалось. Где?». И выиграли суд. И заставили бедных теток платить. Им обеим за 80.

И они пришли ко мне и говорят: «Мы хотим побороться». Я говорю: «С чем?». Они говорят: «Это несправедливость». Я говорю: «Понятно все. Но вы должны понимать, если сейчас вступать с ними в борьбу, вы потратите на это… Весь остаток своей жизни вы проведете в этой борьбе». Ну понятно, что я хочу за них заступиться. Но им придется посвятить остаток жизни. Ну и мне часть какую-то жизни придется этому отдать. Хотя ситуация там совершенно понятная. Они потихонечку купят все участки и оформят под застройку. Достаточно большую территорию. Им есть за что рубиться. Несправедливая совершенно ситуация.

И вот с этими садовыми участками произошло то, что… Вот эти вот садовые товарищества, как правило, если попадается какой-то недобросовестный председатель, там столько моментов для злоупотребления… И никто не хочет этим заниматься – ни прокуратура, ни полиция, никто. Жаловаться некуда. А люди, которые в этих садовых товариществах, им уже помногу лет. И вот тратить на это жизнь очень жалко. Вот много такой несправедливости, куда надо влезать.

Но я столкнулся с другой ситуацией. Молодые ребята, преподаватели из университета, вступили в какой-то кооператив и строили коттеджный поселок. Построили коттеджный поселок, стали там жить. Но предыдущий председатель ничем особо не занимался, его сменили. И парень (один из этих преподавателей) занял его место. И он пришел и говорит: «Я не понимаю, что делать. Люди не хотят платить взносы. Люди не хотят добиваться, чтобы нам передали сети. Они говорят: «Пусть власть все заберет. Нам главное, чтобы тепло и свет был». Они просто ничего не хотят. А я понимаю, насколько сложная ситуация. Я уже свои деньги начал вкладывать».

И я ему говорю: «Беги оттуда. Ну беги оттуда. У тебя команды не сложится. Люди считают, что оно все должно само. Само не будет никогда. Поэтому продавай и беги оттуда. И занимайся сам собой и своей семьей». И у него как гора с плеч спало. И дай бог, чтобы у него все получилось. Просто, спасение утопающих – дело рук самих утопающих. И люди думают, что если они ничего шевелить не будут, то оно само как-то сделается. Само не сделается ничего.

И. Воробьева Само конечно ничего не сделается. Но тут еще по поводу первой истории хочется сказать, что, безусловно, все фиксировать приходится. Любой платеж без бумажки – не платеж, к сожалению.

Е. Ройзман Ирин, всё, советская власть закончилась, времена другие совершенно. И просто за все надо отвечать. И надо полностью ориентироваться в ситуации.

И. Воробьева Но вот что касается истории, когда полиция не помогает, хочется перейти снова на новости. Вот сейчас в Москве, как по крайней мере пишет издание «The Village» (у них одна из сотрудниц пострадала в этой истории), они сейчас опубликовали текст о том, что в Москве какой-то неизвестный человек травит молодежь, насколько я понимаю, каким-то неизвестным веществом, предлагая им просто попить что-нибудь (там несколько вариантов напитков есть). Дальше они теряют сознание и очухиваются уже в коме. Некоторые – с побоями. Все ограблены.

И вот в один из этих случаев прохожие скрутили его и передали полиции. Но полиция отпустила его по подписку. И он дальше продолжает травить людей, потому что вот буквально 21-го числа, 3 дня назад, был очередной случай. Во-первых, конечно, наверное, имеет смысл сказать людям не пить ничего, что дают чужие люди, я правильно же понимаю?

Е. Ройзман Послушай, во-первых, это проще простого. Во-вторых, эта история настолько давняя. Все эти клофелинщики – это с 80-х годов существовало, а, возможно, и раньше. То есть искали способ, поили чем-либо, угощали, ну и потом грабили. В Москве это было всегда. Но здесь, насколько я знаю, уже 24 потерпевших. И один там в коме находится, в тяжелом состоянии.

И. Воробьева Да.

Е. Ройзман Ну я удивлен, что отпустили под подписку. Вон Леню Волкова, кандидат наук, никто ни под какую подписку не отпускает. Чуть что – раз, в спецприемник. Способов у полиции удержать вот такого подозреваемого – море. И они это знают, они умеют. Причем они держат тех, кого не надо. а в данном случае удивительно, как отпустили под подписку.

И. Воробьева Да. И всех это тоже возмутило. Ну и сейчас все начинают наседать на московскую полицию, чтобы они начали хотя бы камеры смотреть, как-то искать этого человека, потому что страшно же.

Е. Ройзман Москва простреливается камерами, центр – весь. И это можно сделать. И понятно, что к московской полиции претензий все больше и больше.

Е.Ройзман: Каждый раз, когда я думаю, что я уже видел все, обязательно попадается что-то новое, чего я не видел

И. Воробьева Есть такое, да. Но тут надо еще сказать, что, во-первых, безусловно не надо ничего пить то, что вам дают чужие люди. Ну вот у нас несколько лет назад был случай, когда у девушек была своя бутылка Шампанского, а таксист им просто предложил стаканы (одноразовые стаканчики), которые он достал откуда-то в машине. И, собственно, история закончилась ровно так же: девчонки очнулись в лесу. Обе потом в коме были. То есть, получается, что ничего и ни у кого брать нельзя.

Е. Ройзман Ирин, а вот давай с другой стороны посмотрим на ситуацию. Ну неужели до такой степени хотелось выпить, что были готовы любые стаканчики из бардачка?

И. Воробьева Ну, он предложил, я так понимаю: «Что вы будете из горла пить? Выпивайте из стаканчиков». Ну и все, собственно. Просто, еще, на самом деле, пугает, что вообще ничего ни у кого никогда брать нельзя: ни воды, ни конфеток, ни яблок. Ничего и никогда у незнакомых людей.

Е. Ройзман Слушай, ну так, вообще, жить трудно, конечно, всего бояться, всего сторониться.

И. Воробьева Нет? Ты предлагаешь все-таки попробовать?

Е. Ройзман Нет, я не предлагаю.

И. Воробьева Вот именно. Так что, если уж вы хотите про безопасность, то не берите ничего у чужих людей. Только у своих, только у тех, кого вы лично знаете. К сожалению, тут ничего уже не сделаешь. К сожалению, мир стал таким. И ничего с этим не поделать. Особенно, я же говорю еще раз, по поводу полиции. Как видите, несмотря на то, что человека задержали, передали в руки полиции, он все равно избежал наказания и продолжает травить людей.

Есть вопросы от наших слушателей на предыдущие темы. У нас, просто, пара минут осталось. Мы не успеем начать новую тему. Вот тут Павел задает вопрос: «Если Евгений Ройзман станет снова мэром Екатеринбурга или губернатором Свердловской области, вы будете продолжать вашу программу «Личный прием»? В связи с этим вопрос: Евгений, собираетесь ли вы на выборы?»

Е. Ройзман Ирин, слушай, я, на самом деле, ни на какие выборы никогда не собирался вообще. И каждый раз складывались обстоятельства так, что это надо было сделать. Я же никуда не делся. Я внимательно слежу за ситуацией. Губернатором Свердловской области я стать смогу. То есть выиграть выборы, если они будут, я смогу. Свою область я знаю очень хорошо. Я здесь родился и вырос. Я понимаю, что надо делать. И основные проблемы понимаю. И сторонники у меня по всей области есть.

Мне надо к себе прислушаться, хочу ли я этого. Выборы мэра, если они будут, я их сумею выиграть. Но тоже надо к себе прислушаться, насколько это надо. Если я потребуюсь, я увижу, что я востребован, я смогу это сделать. Но пока торопиться некуда. Мы же не торопимся никуда.

И. Воробьева Абсолютно точно не торопимся. И второй вопрос: будут ли продолжаться программы в том случае, если Евгений Ройзман снова станет мэром (или вдруг станет губернатором)?

Е. Ройзман Ну смотри, эта программа, на самом деле, занимает час в один день. Поэтому это несложно. И это возможность выхода на федеральный уровень. И это всегда послужит решению каких-то проблем, которые возникают на приемах. Поэтому это достаточно мощный ресурс. И любой из глав города, любой из губернаторов всегда бы этим воспользовался.

И. Воробьева Ну вот поскольку мы еще не знаем, как сложится ситуация дальше, но если вдруг Евгений Ройзман решит, что он будет участвовать в каких-либо выборах, считайте, что вот сейчас было предвыборное обещание не оставлять эту программу ни при каких обстоятельствах. Мы продолжим через несколько минут. Это программа «Личный прием» с Евгением Ройзманом. Я напомню, что Евгений Ройзман – в Екатеринбурге, я – в Москве, в московской студии. У вас есть возможность задавать вопросы Евгению либо через канал «Эхо Москвы» в Ютюбе, либо по СМСкам. Никуда не уходите. Мы скоро вернемся.

НОВОСТИ/РЕКЛАМА

И. Воробьева 21 час и 34 минуты в столице. Это программа «Личный прием» с Евгением Ройзманом. Мы продолжаем. У нас прямой эфир. Вы можете смотреть нас на канале «Эхо Москвы» в Ютюбе, можете писать нам сообщения по +7 985 970 45 45. Вот нам слушатель из Екатеринбурга задают вопрос. Вот Дмитрий спрашивает про вторую ветку метро: «Насколько она необходима и какое у вас к ней отношение?». Это, видимо, вторая ветка метро в Екатеринбурге имеется в виду.

Е. Ройзман В любом городе-миллионнике необходима ветка метро хотя бы одна. Если есть одна, то необходима вторая. В Екатеринбурге есть предпроект второй ветки. Делала «Метрогипротранс» — самая серьезная организация, которая в свое время строило московское метро. И у них есть предпроект даже третьей ветки метро. Но денег пока на это нет.

Мало того, в проект зайти не могут, потому что достаточно серьезное финансирование требуется. Просто так копать никто сейчас не будет, потому что содержание самого тоннеля прокопанного при незапущенном метро – это огромные деньги. Это минус миллионов 100-150 ежегодно для города. Поэтому пока будет пауза. Ну просто другие приоритеты существуют.

Но и вам чтобы понимать, большую часть заработанных денег у городов забирают. Местное самоуправление так устроено, что город не может распоряжаться своими деньгами и города нет полномочий. Поэтому такая ситуация. Пока местное самоуправление не вернется к какому-то своему нормальному состоянию, об этом можно даже не говорить.

И. Воробьева Ну а по трафику, по загрузке метро, вторая ветка нужна в Екатеринбурге?

Е. Ройзман Вторая ветка очень сильно разгрузит город сразу же. То есть она разгрузит город от транспортных потоков.

И. Воробьева То есть она нужна.

Е. Ройзман Конечно она нужна. Ирин, конечно нужна.

И. Воробьева Хорошо. Я продолжаю собирать личные вопросы Евгению Ройзману. И просто вопросы Евгению Ройзману можете задавать. Ну а мы, наверное, дальше перейдем к историям, с которыми приходят граждане на прием к Евгению Ройзману (не нашу программу, а на прием в Екатеринбурге). Я так понимаю, что некоторые истории, ну правда, повторяются из раза в раз. Например, развод на деньги. Причем развод именно пожилых людей.

Е. Ройзман Слушай, ну именно пожилых и именно в очень сложной ситуации. Пришла женщина на восьмом десятке. У нее умер муж. Через некоторое время ей позвонили и говорят: «Вам тут полагается большое наследства. Для вступления в наследство вам надо заплатить пошлину. Она говорит: «Так у меня нет денег». Они говорят: «Так мы сейчас вам поможем – оформим кредит». То есть нашелся человек, привел в «Совкомбанк». И она взяла кредит 70 тысяч, перевела деньги куда сказали. Естественно, никакого наследства. Ну, на нее потихонечку начал там наседать банк.

Тут же подвернулись какие-то молодые юристы и «Единый центр юридической помощи». Говорят: «Подпишитесь на наши услуги. Мы все порешаем». И она им еще платила 6600 в месяц. В результате банк вышел в суд. И в конце концов, у нее сейчас отнимают половину пенсии у бедной тетки. Ну понятно, что мы сейчас найдем какие-то варианты, чтобы не половину, а хотя бы 20%. Ну, она такая… Ну обидно. То есть именно воспользовались беспомощным положением.

Е.Ройзман: Выборы мэра, если они будут, я их сумею выиграть

И помнишь, мы с тобой разговаривали, когда у нас вдова одного известного изобретателя… Ей позвонили. Им за 80. По-моему, 830 тысяч – все, что было накоплено за долгую жизнь. И мой помощник Степа Чиганцев это преступление раскрыл. И приехал, в конце концов, в МВД уже, передал всю информацию. Они там задержали всех. И ничем дело не кончилось. Нам с тобой после эфира позвонили и не отзвонились больше. Сказали, что министру доложат, все передадут. И не отзвонились больше.

И. Воробьева Подожди, после предыдущего эфира, вот ровно неделю назад мы призывали МВД как-то снова начать активные действия. Ничего не происходит, да?

Е. Ройзман Ирин, и очень важный момент. Вот такие преступления в отношении пенсионеров очень чисты именно потому, что ими никто не занимается и не хочет заниматься их раскрытием. Потому что несколько показательных таких процессов сделать, на всю страну показать, как грабили пенсионеров безжалостно, как получили за это сроки. И поверь, что оно сработает. И вот такие преступления подлые, системные только потому, что безнаказанность. Вот мы уже который раз говорим. Ноль реакции.

И. Воробьева Да-да, то правда. И сколько было этих историй, действительно, отчаяние наступает ровно из-за того, что ничего с этими людьми никто не делает, никак их не ловит, никак их не судит, не сажает и так далее. В этом смысле они продолжают приходить к пожилым людям, обманывать их и ставить их в жуткие совершенно ситуации, когда у них нет денег, а приходится платить кредиты, долги и так далее.

Е. Ройзман Не, мало того, это истории для мошенников совершенно безошибочные, потому что, в конце концов, будет решение суда, и бедный пенсионер будет отдавать половину своей пенсии до конца жизни. А потом, когда умрет, взыскание наложат на его квартиру. И те, которые будут наследовать, вынуждены будут эти деньги выплатить. Это безошибочная схема. И я считаю, что, конечно, здесь МВД может включиться и особое внимание уделять, потому что пенсионеры действительно доверчивые люди и в силу возраста, и в силу воспитания. Ну это просто скотство.

И. Воробьева Не, ну потом всегда можно же определить, куда были перечислены деньги, которые она перечисляла. То есть хоть как-то установить людей вполне можно.

Е. Ройзман Да не, все деньги, которые перечислялись и снимались (хоть из банкоматов, хоть так) – это все отслеживается элементарно. Этим могут заниматься даже не сыщики, а просто… Я вам говорю, у меня помощник раскрыл это преступление. Полностью собрал всю информацию и передал.

И. Воробьева Нам тоже тут пишут, что, к сожалению, пенсионеры сами все подписывали. И сделать ничего нельзя, поскольку формально никаких претензий к этим людям быть, типа, не может.

Е. Ройзман Можно сделать. Если заниматься, то сделать можно. То есть поверьте, что можно.

И. Воробьева Да, мне тоже кажется, что можно. +7 985 970 45 45 – это телефон для СМС-сообщений и для ваших вопросов Евгению Ройзману. Я соберу (особенно личные) ваши вопросы, чуть попозже их задам. Я знаю, что есть совершенно невероятная история про школьника, который написал очень крутое сочинение. И дальше с ним начали происходить приключения.

Е. Ройзман Слушай, это очень хорошая история. Парень написал по какой-то теме… Тема такая звучала, по-моему: «Электронные деньги – это удобно». Что-то такое. По экономике. А учился он в колледже искусств. И вдруг оказалось, что это сочинение его заняло третье место в России на каком-то очень серьезном конкурсе. Ему там наобещали всего. Сказали: «Поедешь в Москву». Ну и наговорили, наобещали, а ничего на самом деле нет. Ну он взял, эту историю всю рассказал и выставил на «Пикабу». Ну и там такое обсуждение началось, столько народу! Ему позвонили из колледжа и говорят: «Ну что ты уж сразу-то? Ну поедешь ты на вручение». А денег не дают.

А парень он из Полевского. Живут с матерью вдвоем. Денег нет вообще. Мама говорит: «Я очень хочу, чтобы ты вышел в люди. Съезди в Москву. Получи ты там свою премию». Он говорит: «Мама, если вот оплатят, то поедем. Это они обещали. Пусть оплачивают». Короче, мать у знакомых назанимала 30 тысяч – и поехали. Ну, вручили какую-то книжку, вручили какую-то футболку. Парень, конечно, обескураженный такой. Говорит: «Ну что, наобещали… Мать заняла…».

Но потом приехали, он зашел на сайт Правительства Свердловской области и вдруг увидел там благодарность, что особая благодарность губернатору Евгению Куйвашеву за то, что смог обеспечить эту поездку. И у парня глаза выпучились. Ну что, человеку 18 лет. То есть это откровенная несправедливость и неправда.

И вот он ко мне с этим пришел. Ну я ему что скажу? Ну да, так в жизни бывает. Успокоил, как мог, поговорил. Но парень-то толковый. Может, даже работу предложим. Но он забрал документы из колледжа и уехал к себе обратно. В 11-й класс пойдет. А потом уедет в Москву поступать. Ну интересный, непростой парень такой. Уже совсем другое поколение. Но вот такая вот история.

И. Воробьева Слушай, но вообще, конечно, удивительно, насколько все сохранилось. То есть в первую очередь надо объявить губернатору благодарность. В независимости от того, насколько он вообще что-то сделал. Причем я почти уверена, что сам губернатор не в курсе.

Е. Ройзман Да нет конечно. Послушай, Ирин, ну холуи всегда бегут впереди паровоза. Всегда так было.

И. Воробьева Да. В этом смысле, конечно, только хуже делают. А парень классный, да. И то, что он решил не молчать и рассказать об этой истории, тоже, конечно, большой молодец, потому что у нас теперь всем страшно.

Е. Ройзман Ирин, подожди.

И. Воробьева Да.

Е. Ройзман Суть в том. Он не жадный вообще. Он говорит: «Ну вы обещали. Сделайте по-честному». А ему еще обидно, что у него мать из последних сил пытается для него что-то делать, старается. И просто вот откровенная мелкая такая несправедливость на старте. Вот что его задело.

И. Воробьева Да, безусловно.

Е. Ройзман Но хочу сказать, что у меня тут еще один парень 15-летний, про которого я говорил, который пришел и говорит: «Я хочу создать организацию, которая будет закрашивать все надписи негативные». Я сегодня бегал по набережной, смотрел специально. Он реально закрасил все надписи, которые рекламируют торговлю наркотиками. То есть очень качественно отработал. Всего 15 лет парню. Конечно я с удовольствием буду его поддерживать. И кто сейчас слышит из Екатеринбурга, кто хочет в процессе поучаствовать, тоже приходите, познакомлю, можете помочь.

И. Воробьева То есть он все правильно рассчитал: Евгений Ройзман про него рассказывает и даже напишет – и он, скажем так, получит свою популярность, которая ему нужна была.

Е. Ройзман Ирин, но он ее получит засчет того, что он делает. Это очень важно. То есть это не на голом месте, не высосано из пальца. И у него это останется в голове, что если ты сделал, ты имеешь право на какие-то дивиденды от людей – на признание, на благодарность. Пусть будет так. Многие парни что-то делают для того, чтобы им было чем похвастаться перед девушками. Это тоже нормально. Но только пуст сначала сделает, а потом хвастается.

Е.Ройзман: В любом городе-миллионнике необходима ветка метро хотя бы одна. Если есть одна, то необходима вторая

И. Воробьева Да. И возвращаясь к истории с тем, что всем страшно что-то делать. Естественно, не всем, конечно, а многим. Тут очень интересная такая реплика нам пришла, что вот, мол, российские власти (точнее, Владимир Путин) запретили летать в Грузию, а я очень хочу поехать. «Но мне страшно. Вдруг мне за это что-то будет». Представляешь, до какой степени? Страшно даже просто поехать в Грузию, потому что боится, что по приезде будут проблемы какие-то.

Е. Ройзман Смотрите, когда ты едешь в Грузию, там одна проблема настоящая, серьезная – там надо все время есть и пить. Вот это вот самая большая проблема. А других проблем там нет. Обычная хорошая страна, доброе отношение к людям. Часть общей хорошей, настоящей истории. Вот понимаешь, культурные связи между народами – это именно искренние симпатии между людьми, которые не могут навязываться сверху. Это действительно личные отношения народов друг с другом независимо от правителей. И вот культурные связи, они самые прочные, как правило.

И. Воробьева Нет, человек боится, что когда он вернется из Грузии, у него здесь в России начнутся проблемы, что он вообще ездил в Грузию, понимаешь? Вот чего он боится.

Е. Ройзман Ирин, не понимаю.

И. Воробьева Ну… Да. Я тоже не понимаю. Но тем не менее люди этого тоже… Они просто боятся нарушить указ президента, который сказал, что лучше туда не кататься. Вот, собственно, и все, о чем идет речь. Ладно, у нас есть еще почти 15 минут, то есть у нас прямо еще много времени и есть возможность еще много чего обсудить. Давай про жуткие истории. Ну правда, у нас разные истории в нашей программе.

Е. Ройзман Ты понимаешь, то, что я сейчас скажу, это, пожалуй, самая болезненная история была на приеме. Девчонка пришла. У нее сынок, 10 лет. Хороший парень. Футболом занимался. Бежал вечером домой. И дам люк канализационный на пригорке. И крышки люка не было. И он провалился. А это апрель был. Он провалился. И когда его достали, он от переохлаждения умер. И хороший парень. Ну и начали разбираться. И вдруг выяснилось, что в январе еще вызывали. И не было этой крышки люка еще в январе. И сейчас перепихивают друг на друга. Там глава района сменился. Пытаются за это осудить квартального, главу района, водоканал. Виноватых, как обычно, нет. А там срок давности – 2 года. И пытаются уйти под срок давности.

Ну я ей там кое-что подсказал. Она сходила в прокуратуру. Прокуратура на ее стороне. А я говорю, почему… Ну я ей не могу сказать, что «ты своего сына уже не вернешь никогда». Я пытаюсь так аккуратно понять мотивацию. Она говорит: «Чтобы с другими детьми этого не происходило. Чтобы все видели, что не дай бог люк открытый, ищите быстро крышку. А то всех посадят. Не дай бог там кто-то погибнет». Тоже верный подход. Пусть так.

И. Воробьева Я очень ее поддерживаю, потому что это большая проблема в регионах и не только. И в Москве тоже есть такая проблема. Но она, конечно, здесь гораздо меньше. У нас, просто, за последний год очень сильно увеличилось количество детей и взрослых тоже, но в основном, конечно, детей, которые проваливаются в эти люки.

И еще огромная проблема – это жуткие уличные туалеты в региональных школах. В основном, в сельских, например. Просто дети проваливаются туда и погибают. Просто в яму. Поэтому я очень поддерживаю эту женщину. Готова ее поддерживать публично и прямо ей помогать. Потому что когда мы добьемся того, чтобы действительно и коммунальные службы, неважно кто… Вот дайте нам, не знаю, кто за это будет отвечать. Одного конкретно. Значит все, кто видит открытый люк, должны звонить на номер горячей линии. И все должны реагировать. Потому что это действительно очень страшная история. И действительно дети погибают. И взрослые тоже погибают точно так же, к сожалению.

Е. Ройзман Ирин, но и надо понимать, что когда экономическая ситуация как-то нарушается, крышки люков как правило их воровали и сдавали в скупку, в прием металлолома. И здесь как раз контролировать возможно.

И. Воробьева Да. Я как раз об этом и говорю, что все возможно. Поэтому я очень надеюсь, что она не опустит руки и пойдет до конца, что называется. И здесь ее по всей стране может поддержать большое количество родителей. Я к этому веду. Это прям можно сделать таким большим родительским движением.

К другим историям, которые происходили со всеми нами. Вот на прошлой неделе со всеми нами произошла очередная Прямая линия с Владимиром Путиным, которая, как подсчитали по крайней мере эксперты, оказалась самой непопулярной с 2011-го года. То есть ее стало смотреть все меньше и меньше, и меньше людей. Вот почему это происходит? Просто никто не хочет тратить свои 4 часа жизни на это? Или никто не верит больше в то, что это действительно что-то изменит?

Е. Ройзман Ирин, ну послушай, если человека кормить каждый день регулярно черной икрой, то ему это надоест. А здесь же не черной икрой кормят, здесь другая история. Если называть вещи своими именами, просто надоело. Раз.

Второе. Все понимают, что никто ничего нового не услышит. Все трюки, все постановки ровно те же самые – собачка, детская площадка и так далее. Ну все это уже видели. Новое что-либо в этой ситуации придумать сложно. И в Этот раз я впервые видел, как этой Прямой линии боялись и понимали, что ее лучше не проводить, что она тогда рейтинг как-то не заденет и не зацепит, если не проводить. А если проводить, то есть риски. И вот эти риски произошли.

Что меня задело? Я вдруг обнаружил, что президент не знает, какие законы он подписывает. Представляешь, президент страны не знает, что выборов мэра не осталось в стране. Всё, прямых выборов мэра не осталось. Только в Новосибирске сейчас будут избирать. Но там по договоренности. Всё, закончились выборы мэров. Он этого не знает. Он не знает, как действует Закон об оскорблении власти, хотя это касается лично его. Он просто не понял, что этот закон есть и как он работает. И меня это, на самом деле, насторожило. Потому что человек, который эти законы пописывает, он должен их знать.

Ну, то, что не прозвучало слово «Шиес», это, конечно… Просто не дали сказать. Это говорит о том, насколько болезненная эта точка. Раз. И второе – у окружения президента есть откровенные бенефициары этой истории: собянинские замы, Генпрокурор (или его дети) или еще кто-то. Может быть, поэтому не пропустили. Сейчас нам остается только догадываться, почему слово «Шиес» не пропустили в эфир. Хотя, поверьте, что звонков и вопросов было очень много.

И. Воробьева Но вот интересно же, что когда он про мусор отвечал (это как раз та часть, которую я слушала), он как-то так выразился, что вот, мол, действительно это проблема, мы всё понимаем, вот мы годами этим не занимались. Сейчас мы начинаем заниматься. Но что остается делать? Только вывозить подальше. И вот это «вывозить подальше» на фоне того, что про Шиес ни слова не сказали, это выглядело, конечно, так, будто: «Ну что поделать? Вот вывозим туда. Ну что поделать?».

Е. Ройзман Ну, во-первых, то, что какой-то 15-летней блогерше девочке дали задать этот вопрос, уже сразу статус вопроса снизили. Ну и «вывозим подальше». Ничего себе! А если мы живем подальше?

И. Воробьева Ну да. Это как-то вот странно все было. То есть не странно, конечно, но по крайней мере резануло.

Е. Ройзман Слушай.

И. Воробьева Да.

Е. Ройзман Скажи мне, пожалуйста, вот вся Европа – вот Германия, Австрия, Швейцария – у них вообще Шиеса нету. Но они как-то этот вопрос решают.

Е.Ройзман: Москва простреливается камерами, центр – весь

И. Воробьева Вот поэтому и решают, что у них Шиеса нет, понимаешь. Вот поэтому они и решают. Им просто некуда вывезти его. У них нет Архангельской области, нет Дальнего Востока и вообще вот этого всего нет. Поэтому приходится эту проблему решать.

Еще про Прямую линию Путина тут у нас спрашивают: «А как вы думаете, вот эти истории как раз про дворы, про отсутствие воды и так далее – бытовые истории, которые попадают в Прямую линию Путина – это настоящие истории или тоже подделка?

Е. Ройзман Ну, про воду в Тюменской области история, когда там же под рукой оказалась съемочная группа. Они нелепые постановочные. Я не понимаю, кто в них верит. Слушай, я к своим в деревню приехал и говорю: «Смотрели?». Они говорят: «Нет. А зачем?». А вот биатлон смотрят все. У нас вся деревня смотрит биатлон. Обсуждают, болеют.

И. Воробьева Почему биатлон?

Е. Ройзман Ну интересно.

И. Воробьева Серьезно? Вот это очень странно. Просто интересно, а почему не футбол, не волейбол, а именно биатлон?

Е. Ройзман Не, футбол не так. А биатлон смотрят все.

И. Воробьева Очень классно. Еще по поводу Прямой линии Путина, точнее не конкретно про нее, а про историю, которую тоже затронули. Просто, когда ее начали анонсировать, я очень удивилась. Речь шла про касаток и белуг из китовой тюрьмы. Но выяснилось, что в этот момент уже сняли репортаж о том, как их отпускают. То есть получается, что все-таки некоторые темы имеют развязку специально к прямой линии, чтобы все было хорошо. Но это же тоже хорошо, что хоть что-то заканчивается.

Е. Ройзман Ирин, ну да, хорошо. Могло бы не закончиться. Ну да, хорошо. Но представляешь, мы вот так вот живем. И то, что для всех нормально, нам так хорошо.

И. Воробьева Нет, ну правда, ну есть же, просто, вещи, которые решаются специально к Прямой линии Путина. Ну кому-то становится легче. Это же тоже как-то неплохо. Лучше же, чем всем было бы совсем плохо.

Е. Ройзман Слушай, понимаешь, там, где должно быть всем легко, мы радуемся тому, что у нас стало кому-то легче. Ну понятно же всё. Ну что…

И. Воробьева Да? Ну а что? Надо же хоть за каких-то людей порадоваться. Или вот за касаток с белухами.

Е. Ройзман Ну вот за касаток с белухами.

И. Воробьева Если все, конечно, так, как о ней по крайней мере говорят. Еще спрашивают про марафон и про то, к чему готовится Евгений Ройзман. «Не понимаю. Вот все время вижу в Инстаграме фотографии с тренировок». Я тоже уже запуталась. Там Ironman, не Ironman.

Е. Ройзман Нет, слушай, у меня сейчас первый серьезный старт. У нас 11-го августа традиционный марафон «Европа-Азия». И все, кто сейчас слушает, кто бегают, 11-го августа марафон «Европа-Азия». Там будет 21 километр, 10, марафонская дистанция, детский забег. Приезжайте. Я буду рад всех видеть. Какая-то культурная программа серьезная будет. Я, может, к этому приурочу, пару лекций прочитаю по Невьянской иконе.

А вообще, я готовлюсь к Ironstar. Я готовлюсь к прохождению полной «железной» дистанции в Сочи 12-го октября.

И. Воробьева Про Невьянскую икону расскажи, пожалуйста. Я видела, у тебя отдельное видео вышло.

Е. Ройзман Ну, у меня вернулась Невьянская икона. Почти полгода была в Москве. Очень серьезные отзывы. Все первые номера русской науки, древнеруссники собирались, очень серьезные ученые, очень много зрителей. Высочайший класс. Невьянская икона – это вершина уральского горнозаводского старообрядческого иконописания. Это очень серьезный уровень. И она сосредоточена в таком небольшом анклаве. А музей Невьянской иконы – это был в России частный музей иконы. И наконец-то она вернулась домой. Ну я все равно буду здесь и экскурсии проводить, и лекции читать. Поэтому если интересно, приходите.

И. Воробьева То есть сейчас в Екатеринбурге снова можно прийти и все это…?

Е. Ройзман Да, на Энгельса, 15 музей Невьянской иконы. Пожалуйста. Буду рад видеть.

И. Воробьева Да. Еще у нас буквально пара минут. Хочется спросить, как погода в Екатеринбурге. Насколько жарко? У меня тут почему-то слушатели об этом пишут много. Жарко у вас там?

Е. Ройзман Слушай, у нас хорошо в Екатеринбурге. У нас тепло, замечательно. Я сегодня бегал по Плотинке. Огромное количество красивых женщин ну и просто хороших людей. И очень мне приятно.

И. Воробьева Я, в общем, спросила не про красивых женщин. В смысле не для того, чтобы это послушать, хотя это прекрасно, безусловно. Про пожары напомнить еще раз людям, что в жару, несмотря на то, что все говорят, что в жару пожароопасность повышается, на самом деле, она, конечно, повышается исключительно из-за людей, потому что погода является только распространителем пожаров. Но особенно это касается Екатеринбурга, где у вас там торфяники. Помните, что они не самовозгораются. Пожалуйста, не разводите костры на торфяниках. Очень вам прошу.

Е. Ройзман Ирин, и очень важный момент. То, что знают все пожарные. Абсолютно большинство пожаров: причина – это незатушенный окурок. Вот тем, кто курит, это очень важно. Особенно окурок, выстреленный из кона машины и так далее. Следите за этим.

И. Воробьева Да. Ну и традиционные полминуты до конца программы. Тебе слово.

Е. Ройзман Смотрите, у меня в пятницу на Толмачева, 11 снова будет прием. Если хотите людям помогать или самим помощь нужна, приходите. Мы там. Толмачева, 11. Ну и, на самом деле, что бы ни было, поверьте, все равно все будет хорошо. Даже не сомневайтесь. Удачи!

И. Воробьева Все будет хорошо. Это была программа «Личный прием» с Евгением Ройзманом. Кто не успел послушать, посмотреть, можете сделать это у нас на сайте. До встречи через неделю!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире