'Вопросы к интервью

Е. Ляховская 22 часа 8 минут в Москве, 0 часов 8 минут в Екатеринбурге. Это программа «Личный прием» с Евгением Ройзманом. И жителям других городов мы здесь тоже рады. Так что, все правильно сделали, когда включили «Эхо». В студии – Елена Ляховская. Здравствуйте! Приветствую вас из Москвы. А из Екатеринбурга с нами на прямой связи Евгений Ройзман. Добрый вечер!

Е. Ройзман Здравствуйте! Слышно нормально?

Е. Ляховская Да, слышно отлично. Сейчас попросим наш чат в Ютюбе подтвердить, что со связью все в порядке. Напомню, что нас можно не только слушать в эфире, но и смотреть в Ютюбе на канале «Эхо Москвы». И наши контакты для связи: телефон для СМС: +7 985 970 45 45 и Твиттер-аккаунт @vyzvon. В течение программы можете задавать свои вопросы. Постоянные слушатели знают. Может быть, для тех, кто присоединился к нам впервые, напомню, что программа «Личный прием» посвящена реальным историям из реальной жизни, с которыми приходят жители Екатеринбурга (да и не только жители Екатеринбурга) к Евгению Ройзману на личный прием каждую пятницу, обращаются за помощью.

И лучшие, самые важные, самые значимые истории, наверное, те, на которые нужно обратить особое внимание, попадают в наш эфир. И не откладывая, к этим историям перейдем. Пусть будет первой история человека, который в торговом центре создал тренировочную площадку.

Е. Ройзман Слушайте, это хорошая история. Пришел парень молодой, толковый. Он говорит: «Я в самом крупном центре городском сделал тренировочную ледовую арену хоккейную для детей. Специальные тренажеры стоят. Именно специализация. Мало того, сделал единственную в городе беговую дорожку». Вот как мы бегаем в зале на дорожке, там точно такая же на коньках. Ну, понятно, что это пластик, новые материалы. 500 человек занимается. Он говорит: «Проблема в том, что льда не хватает». А льда действительно не хватает.

И проблема в том, что его не хватает для фигуристов, для шорт-трека, для хоккеистов. И он говорит: «Я готов построить за свои деньги ледовую арену. И моя задача сейчас – просто найти, кто бы меня принял, выслушал, дал бы возможность. И я готов сам. Я сам договорюсь с банками, сам возьму кредиты. У меня есть свои строители. Я сделаю». Ну, хороший проход такой. Поэтому я посмотрю, чем и как я смогу ему посодействовать. Вслед за ним пришел парень совершенно убитый, переживает, работает где-то каким-то подмастерьем, несмотря на то, что человек уже взрослый.

А судьба у него оказалась очень непростая. Или, скажем так, простая. Он служил в погранвойсках, потом – в ФСБ, потом – снова на границе по контракту. И взял квартиру в ипотеку. И есть такая организация – «Росвоенипотека». Они ему за эту квартиру ипотеку выплачивали. Если бы он отслужил 20 лет по контракту, то эту ипотеку государство бы за него погасила, и квартира перешла бы ему в собственность. У него двое детей – 4 и 9 лет. Он попался пьяный за рулем. Но выгонять его не стали. Его перевели на границу аж в Калининград. Туда отправили. А там его поймали с перегаром.

Е.Ройзман: Госдума вышла с предложением «пьяное» ДТП с жертвами приравнять к умышленному убийству. Полностью поддерживаю

А надо понимать, что сейчас и ФСБ, и во все эти структуры отбор очень жесткий, потому что это одна из таких серьезных кормушек с кучей социальных благ. Там особо никто не кантует, а разные льготы и на пенсию рано, и так далее. И поэтому очередь стоит. Поэтому у них отбор очень жесткий и строгий. И пьянка – это такой серьезный показатель. Все, его уволили. И вдруг тут же «Росвоенипотека» выставила ему претензии. То, что за него платили, с него попросили обратно с процентами. И одновременно банк попросил. И он теперь платит 27 тысяч в месяц за «Росвоенипотеку» (то, что они за него погашали), а 23 тысячи – в банк.

То есть 50 тысяч платежей в месяц. Кроме этого ему надо выплатить 4 миллиона 200 тысяч. А квартиру покупали за 2 миллиона 900 тысяч. И вот такая вот у него судьба: двое детей, податься некуда, сумасшедший долг. Деться некуда вообще. И даже если он эту квартиру продаст, то еще останется должен. С одной стороны, жалко. А с другой стороны, ты пьяный за руль садился – ты о чем думал? И ты же не думал о своих детях, что у тебя двое детей, что у тебя квартира в ипотеке, когда пьяный садился за руль. И сейчас Госдума вышла с предложением «пьяное» ДТП с жертвами приравнивать к умышленному убийству.

Звучит, конечно, юридически не очень корректно, но я полностью поддерживаю. Этот законопроект будет внесен в ближайшие дни. Я посмотрел пояснительную записку к этому законопроекту. Беда в том, что у нас снова увеличилось количество «пьяных» ДТП, и смертность выросла. В прошлом году еще была 17 тысяч человек, в 18-м году – уже 18 тысяч человек. Пошел откровенный рост. В пьяном виде смертей больше 4 тысяч в «пьяных» ДТП. И надо сказать одну вещь. Выяснили, что за ДТП в пьяном состоянии 62% приговоров меньше меньшего дают, ниже низшего предела. И, конечно, это ни на кого не действует.

Я считаю, что санкции будут повышены, и это будет правильно. Здесь я полностью поддерживаю Госдуму. Мало того, я считаю, что надо конфисковывать сразу автомобиль за ДТП в пьяном состоянии. За езду в пьяном состоянии надо конфисковывать автомобиль сразу же. Потому что в деревнях, в маленьких городах права отнимают у людей – они продолжают также ездить без прав. Пьяный за рулем – это убийца.

Мало того, я скажу вам одну серьезную вещь. Когда говорят: «Да вот, если ужесточить, то гаишники будут больше брать…». Да нет проблем, пусть они в 100 раз больше берут. Но ты 10 раз подумаешь, прежде чем сесть пьяный за руль. Правильно? И еще одна подсказка такая. Когда проводили серьезные ужесточения в 2004-м – 2005-м году, то погибало 32 тысячи на дорогах. И это были очень серьезные ужесточения: двойная осевая, еще несколько очень жестких правил.

Так вот, сейчас – 18. Но даже 18 тысяч – это жуткая, на самом деле, цифра. Это очень большая цифра. Значит, у нас в России 18 человек на 100 тысяч погибает. В Норвегии, Швейцарии – 2,7 человека, Германия – 4,1, по-моему, и Франция – 5,5. Ну в разы меньше. Поэтому я считаю, что это совершенно оправданно.

И еще один очень важный момент. У нас сейчас в Клинике Мозга находится парень в коме, в вегетативном состоянии. 17 лет. Его сбил пьяный таксист на переходе. И самый дешевый способ, самый простой убийства человека в России – это в пьяном виде, в трезвом просто сбить, уехать. В большинстве случаев дают условные срока, то есть как-то человек умудряется отделать. Мы видели, депутат за две смерти штрафом отделался. В Иркутске в свое время за 2 смерти на 7 лет исполнение приговора перенесли какому-то члену «Единой России». Была такая история. Поэтому я считаю, здесь все ужесточения имеют смысл. И в данном случае я Госдуму поддержу. Пьяный за рулем – это убийца.

Е. Ляховская Есть у нас еще одна важная история, связанная с ипотекой. Перед этим я только попрошу наших звукорежиссеров наладить ситуацию с Ютюбом. Там у нас нет звука, есть только изображение. В итоге, приходится слушать через радиоприемник и смотреть видео. Будем надеяться, сейчас эту ситуацию поправят.

История с ипотекой, которую взяли муж и жена. И муж, к сожалению, ушел из жизни.

Е. Ройзман Слушайте, это тяжелейшая история. Она очень распространенная. Но вот здесь обстоятельства такие. Муж с женой, нормальные совершенно люди. У них ребенок. У них есть 2 100 000. Они берут ипотеку 1 700 000 и покупают за 3 850 000 двушку на Уралмаше 40 метров. И очень довольны. А потом случается несчастье – муж умирает. Она лишается работы. Очень сложно у нее все в жизни. Платить какое-то время не может. А потом она устраивается в хоспис. Ну, 25 тысяч у нее зарплата. Она медсестра, и от нее очень много пользы. Она помогает людям.

И она выходит к банку и говорит: «Ну давайте заключим мировое соглашение, и я тихонечко войду в график и начну погашать». Ей говорят: «Да нет проблем. Давайте только вы сейчас сначала всю неустойку выплатите». Она говорит: «Но у меня нет денег. А по 15 тысяч в месяц я смогу вносить. И потихоньку-потихоньку с годами я закрою этот долг». Банк вместо того, чтобы как-то разговаривать, договариваться, просто идут в суд, отсуживают и выставляют ее квартиру на торги. Ей пойти некуда вообще. Вот есть заповедь: вдову и сироту не обижай. Вот здесь обидели и вдову, и сироту одновременно.

Вот банку надо получить свои 1 700 000. Они готовы продать эту квартиру за бесценок, выгнать людей на улицу, чтобы свои 1 700 000 получить. Вот поверьте, что эти 1 700 000 им где-то поперек глотки встанут, потому что так делать нельзя. Это нехорошо, некрасиво. Это не сделает чести. Это не даст никакого дохода банку. Это идет разговор о «Росбанке». Мы разговаривали с руководством. Они говорят: «Ну что сейчас уже?». Выставили квартиру на торги. Все, вариантов практически не остается. Мы сейчас начали разговаривать с другими банками более мощными. Может быть, они просто перекупят эту квартиру и дадут возможность этой бедной женщине потихонечку войти в график и платить.

То есть я сейчас использую все свои возможности, все контакты. И вполне возможно, что кто-то найдется, кто поддержит. Но это досаднейшая ситуация.

Е. Ляховская Слушай, а что делать, что если дойдет до края и действительно банк будет выселять уже на улицу? Предусмотрено что-то в таких ситуациях?

Е. Ройзман А там будет не банк выселять. Там получится, что банк получит свои деньги, а выселять будет тот, кто эту квартиру за недорого купил. Я таких ситуаций видел много. Ну понятно, что можно сопротивляться до конца, тянуть время, еще что-то. Но это, как каток едет. И человек-то не виноват ни в чем. И можно было пойти навстречу. И у государства мощности достаточно людей поддержать в таких ситуациях. Посмотрим. Но все равно будем сопротивляться. Буду в курсе держать.

Е. Ляховская Ну, в принципе, людей же не могут оставить на улице. Должно быть какое-то социальное временное жилье?

Е. Ройзман Понятно, что мы сделаем все, чтобы они на улице не остались, что-то придумаем, подскажем, поможем. Но это реально очень тяжелая ситуация. И у меня здесь просто претензии к банку. Причем я сталкивался: чем мощнее банк, тем безжалостное он выкидывает людей на улицу.

Е. Ляховская И есть еще одна ситуация, с которой тоже к тебе обращались на недавнем личном приеме. Ситуация эта, в общем-то, очень жизненная. История о том, как подросток стал уходить из дома и воровать.

Е.Ройзман: Надо конфисковывать авто за ДТП в пьяном состоянии. Права отнимают – они ездят без прав

Е. Ройзман Слушайте, он не только воровать. Он там такие номера отмачивает. Парню 12 лет. Учится в нормальной школе. Началось у него лет с 10. И он растет без отца. Отец в другом городе. И мать когда увидела, что не приходит домой, то в одну компанию, то в другу, ищет, где ночевать, только чтобы не дома. Пробует все, что можно попробовать. Катается на поездах в метро между вагонами, на трамваях. Ну, мы все так катались. Это как бы нормально. То есть я понимаю, когда говорят, что мужчины – это выжившие мальчики. Но коммуницирует с более старшими подростками, те ему предлагают что-нибудь украсть в магазинах. Он это гордо ворует в магазинах и тем самым становится как-то востребованным у старших.

Мать не имеет влияния. Хотя мать настойчивая, умная, пытается что-то сделать, обращается во все службы. Они говорят: «Будет постарше – мы его посадим». Она говорит: «Меня это не устраивает. Мне жалко». А парень очень активный. И эта активность такая на грани… В общем, мы созвонились с очень мощными психиатрами. Они говорят: «Вполне возможно, что это наш вопрос. Будем искать, будем как-то корректировать». Ну вот сейчас возьмутся.

Но эта история, к сожалению, распространенная. И не первый случай. И каждый раз надо индивидуально. Ну, мы договорились, что она придет вместе с ним. Я хочу на него посмотреть, сам поговорить. Но я скажу, что когда говорят, что при советской власти такого не было, при советской власти в сто раз жестче эти вещи решали и гораздо быстрее.

Е. Ляховская И все же, понятно, что универсально рецепта нет. Но если подросток начинает себя вести как-то, мягко скажем, не так, как хотели бы родители, что они могут сделать, если это только начало, если только видят, что ребенок немного не в себе что им сделать? В спорт куда-то отдать? Контроль усилить? Контроль ослабить?

Е. Ройзман Слушайте, с ним пробовали со всеми видами спорта. И тренера за ним ходили. И как-то я рассказывал случай, у меня там с 13-летним парнем такая же история была. Лен, никто не знает. Это очень сложно. В каждом случае это очень тонкие настройки. Понятно, что надо вытаскивать из окружения. Понятно, что должна быть опека, контроль. Но не должно быть это навязчиво. Понятно, что надо искать какие-то интересы, чтобы за что-то зацепился. Это труд. Это очень серьезный труд.

Но я в 14 лет ушел из дома. И как я остался жив, почему я сейчас здесь, а не где-то, для меня это тоже загадка. Это очень сложная история. Ну, нам удавалось, когда был детский реабилитационный центр, как-то удерживать. Ну, сейчас посмотрим. Я поговорю, попробую. Посмотрим, что мы можем сделать.

Е. Ляховская А вот интересно, если обратиться к твоей личной истории, ты сейчас можешь вспомнить, что тебя тогда вернуло на нужный путь, не дало пойти по наклонной, скажем так?

Е. Ройзман Ну, я скажу тебе честно. Я читал очень много книг. Я всегда много с детства читал. У меня свои какие-то идеалы были, свои какие-то мечты, я что-то искал. Я мечтал поступить в университет, я мечтал стать историком. Это у меня было с 10 лет. Несмотря ни на что, где бы я ни находился. И даже когда меня посадили в конце концов, я понимал, что я хочу поступить в университет и стать историком. И вот это моя мечта, тягота. Я же, как Филипок, к знаниям стремился. И в конце концов я все-таки поступил в университет, закончил и стал историком.

Е. Ляховская Будем следить за этой историей. Будем надеяться, что она закончится хорошо. Еще одна важная тема. Проблема, с которой обращаются постоянно – это возможность, а вернее невозможность попасть к нужному врачу. И в этот раз, я так поняла, приходила женщина, которая никак не может попасть на прием к ревматологу.

Е. Ройзман Смотрите, на самом деле возникла эта проблема. Она очень серьезная. Мало того, узких специалистов стало меньше. Местами просто на приемах сидят фельдшеры. Но к узкому специалисту сейчас можно попасть только по направлению от терапевта. Терапевты берегут свих узких специалистов и лишний раз никого туда не посылают. Просто они их вот так вот ограждают. Но люди попадают в следующую ситуацию. За бесплатно – нет никакой мочи ждать, а за деньги – нет никакой возможности финансовой.

И это огромная проблема для людей, особенно для пожилых. Потому что медицина в России – это явление, кроме собственно профессионального, оно еще и социальное, это еще вопрос коммуникаций (коммуникаций с миром, коммуникаций с системой, с государством). И для пожилых людей это очень важно. Это очень серьезная проблема. И вот это то, что называют оптимизацией, на самом деле, конечно, урезание, усечение медицины и деградация медицины как социального института. Я это вижу.

Е. Ляховская Знаешь, я попрошу я тебя еще раз вернуться к истории про ипотеку. Ты сейчас рассказывал про женщину, которая взяла вместе с мужем ипотеку, муж умер. И вот Анна из Петербурга прислала вопрос. И вопрос, на мой взгляд, важный и стоит того, чтобы к этой теме вернуться. Анна пишет, что при ипотеке всегда должны страховать жизнь, а почему в этом случае семья не может рассчитывать на страховку, на какую-то компенсацию?

Е. Ройзман Слушайте, я, на самом деле, не сталкивался с этим. Я вот знаю, что в Швеции ипотека в среднем 1,5% и в эти 1,5% входит страховка, если ты вдруг потеряешь работу. Ну и во многих странах так. Здесь я с этим не сталкивался. То есть для меня впервые прозвучало.

Е. Ляховская Ну, возможно, к этой истории можно будет еще вернуться, разобраться и посмотреть.

Е. Ройзман Мы не бросаем эту историю. Мы договорились с мощным, серьезным банком, в среду она туда пойдет с нашим юристом, будем разговаривать, искать варианты. Если нет, еще с одним банком, еще с одним банком. На личных отношениях попробуем. Ну нельзя бросать. Ну есть заповедь действительно: вдову и сироту не обижай.

Е. Ляховская Да. Стас из Курска спрашивает, возвращаясь к медицинской теме. Евгений, подскажите, что делать, если врач намекает на взятку?

Е. Ройзман Слушайте, по конкретной ситуации. Можно, конечно, искать правду и потратить на это остаток жизни. Можно серьезней отнестись к своему здоровью. Никто за вас это не решит.

Е. Ляховская А если у семьи нет денег, а врач намекает, что хотите хорошее лечение – заплатите?

Е. Ройзман Я ничего не могу сказать. Понятно, что я против этого. Но в каждой конкретной ситуации люди должны решать сами. Огромное количество народа попадает в эту ситуацию в последнее время. Многие уходят из государственных клиник, ищут в частных, платят деньги, потому что это быстрее, проще, понятнее. Но такая откровенная ситуация… Конечно, врачи не имеют права вымогать. Ну не имеют право, потому что они как бы стоят между жизнью и смертью на последнем рубеже. То есть когда-то для врачей это было не характерно.

Е. Ляховская А есть смысл пожаловаться главврачу, например, или написать жалобу в Минздрав региональный, в Горздрав? Или это не приносит результата?

Е.Ройзман: Медицина в России – это явление, кроме профессионального, еще и социальное, это вопрос коммуникаций

Е. Ройзман Да нет, за свои права надо бороться, то есть сдаваться все равно нельзя. И если уже ситуация такая, когда тебя поставили перед выбором, а у тебя нет даже денег, чтобы этот выбор сделать, то конечно надо бороться и идти везде.

Е. Ляховская И какой путь? В прокуратуру писать сразу?

Е. Ройзман Да я думаю, может быть, просто идти к главврачу и объяснять ситуацию, показывать ситуацию. Потому что, на самом деле, как бы там ни было, все равно большинство людей – люди хорошие, нормальные. Всегда можно найти тех, кто выслушает, поймет это.

Е. Ляховская Дмитрий спрашивает: «Как привлечь платный медицинский центр за то, что он заставляет брать кредит на лечение?». Ну, я не очень понимаю ситуацию.

Е. Ройзман Нет-нет, я объясню. Эта ситуация распространенная.

Е. Ляховская Давай мы сделаем так. Сейчас мы сделаем небольшой перерыв на новости и потом начнем вторую часть программы «Личный прием» с ответа на вопрос Дмитрия о том, как привлечь платный медицинский центр, если он заставляет брать на лечение кредит.

НОВОСТИ/РЕКЛАМА

Е. Ляховская 22 часа 33 минуты в Москве, 0:33 в Екатеринбурге. Это программа «Личный прием» с Евгением Ройзманом. Мы продолжаем. Остались, правда, сегодня без Ютюб-трансляции. Видео есть, на Евгения можете там посмотреть, а звук в трансляции у нас так и не появился. Ну, слава богу, все в эфире хотя бы хорошо. Для слушателей продолжаем. И перед перерывом, перед тем, как уйти на новости, мы коснулись важной темы, которая касается платных медицинских центров, которые, как выясняется, могут заставить брать кредит на лечение.

Е. Ройзман Смотрите, как правило, это разные центры косметологии, разных нетрадиционных методов медицины. Они сразу же предлагают. Они сначала – бесплатно, потом предлагают услуги. Когда у человека нет денег, предлагают сразу же здесь заключить договор, юристы обеспечивают. И люди берут кредиты. Я видел, когда людей загоняют на достаточно серьезные суммы.

Люди идут потом разными путями: и через суды, и через Роспотребнадзор как услуги, не соответствующие и так далее. Но, как правило, эти центры работают с очень сильными юристами, и судиться с ними всегда тяжело. И для меня любое мошенничество, которое связано с тем, что люди заботятся о своем здоровье, что людей сумели чем-то напугать, какими-то их медицинскими проблемами и предложили эти услуги. Это некрасивое мошенничество. И, конечно, в таких ситуациях надо стараться доводить до конца.

Е. Ляховская Ситуации, проблемы, связанные с деньгами, довольно часто всплывают у тебя на личном приеме. И я так понимаю, что нередко приходят пенсионеры, которые получают крошечную пенсию, на которую, если заплатить за квартиру, совсем не прожить. И вот опять была такая история. Расскажи о ней подробнее.

Е. Ройзман У меня подряд историй несколько было. Пришла женщина, у нее пенсия – 16 тысяч. Она говорит: «Я вот 5 плачу за квартиру, а на остальное у меня только на еду, на лекарства. Я себе уже много лет ничего не покупаю. У меня нет денег совершенно. Ну как так? Я проработала… У меня стажа 50 лет». Пенсия хорошая. 16 тысяч считается хорошей пенсией, потому что у нас минимальная – 8 800. Средняя – тысяч 12, наверное, по моему пониманию, здесь в регионе. Она говорит: «Я проработала 50 лет. Ну я неужели не заработала?».

А я же не могу ей сказать, что «знаете, с вами рассчитались величием, вы же себя чувствовали как гражданин великой страны, рассчитались вторжением в Афганистан, полетами в космос. То есть это же вот оно вот так вот. То есть считается, что вы уже все получили. Но я же ей этого не скажу. А потом подошла женщина, под 80 уже лет. Она говорит: «Женя, я ничего не могу. Пенсия – 10 тысяч. 5 я отдаю за квартиру. А в квартире со мной прописан мой сын. И поэтому я отдаю 5 за квартиру. Мы там двое прописаны. И у меня остается 5 тысяч».

Я говорю: «А сын-то почему не помогает?». Она говорит: «А у него жена умерла. У него – трое детей. Он тянет один трех детей. И я еще стараюсь помочь». Я говорю: «Чем я вам могу помочь?». Она говорит: «У меня нет зубов». А у нее торчат три каких-то осколка. Она говорит: «У меня нет зубов. Мне стыдно. Я рот не открываю. Но у меня нет никаких денег это сделать». Понимаете, вот эти зубы гораздо дороже, чем полет человека в космос, для этого конкретного человека. Ее не утешает, что страна была великая, что полмира принадлежало, что нас все боялись. У нее беда с зубами. Я вот думаю, величие страны все-таки меряется какими-то другими категориями.

Кстати, вот знаешь, Лен, еще специально скажу про зубы. Люди, которым за 70 и старше, они практически все без зубов. И это жутко выглядит и страшно. И страна, которая не может обеспечить вот такое своим гражданам, у которых по 50 лет стажа и которые всю свою жизнь отдали своей стране… Ты же не скажешь им, что вы уже этим величием все получили.

Е. Ляховская Скажи, пожалуйста, а насколько частный бизнес хорошо, активно откликается на такие просьбы, когда нужно решить проблему конкретного человека? Вот связался ты с владельцем стоматологической клиники какой-то в Екатеринбурге и говоришь: «Вот нужно человеку помочь». Они охотно на это идут или они боятся, что пойдут потом другие, их начнут осуждать, что они не помогают всем?

Е. Ройзман Я найду, с кем договориться. Это будет кто-то из моих знакомых. Я буду просить, уговаривать, объяснять ситуацию. Потом постараюсь как-то ответить: где-то упомянуть, где-то как-то прорекламировать. Все равно, если люди пойдут навстречу, ты тоже должен будешь как-то им чем-то достойно ответить. Поэтому я буду что-то изобретать, придумывать. Эта женщина ко мне придет в пятницу. Буду обзванивать. Ну, попытаюсь что-то сделать.

Но, на самом деле, для всех, кто в Администрации работает, для чиновников это очень сильный всегда аргумент – ты по закону не обязан помогать. Если ты сейчас поможешь, то к тебе потом выстроится очередь. То есть это ты можешь услышать везде, на любом уровне. Но видишь, я же не систему пытаюсь выстроить. Я пытаюсь каждому конкретному человеку помочь. Поэтому постараемся что-нибудь придумать.

Е. Ляховская Так, есть история женщины из Полевского, которая 20 лет работает без договора на разных работах и тоже обратилась к тебе за помощью.

Е. Ройзман Слушай, на самом деле, таких много. Она работала раньше на Северском трубном, потом переехала в Екатеринбург и работает везде, где только можно. Умеет с документами работать, в торговле, еще что-то. Я говорю: «Слушай, а почему трудовой у тебя нет?». Она говорит: «У меня была трудовая, но она мне была не нужна. Везде, где меня брали, меня брали без трудовой».

Я говорю: «А с пенсией что ты будешь делать?». Она говорит: «Вы что думаете, я доживу что ли до пенсии?». И конечно я сказал сейчас трудовую восстановить. Мы сейчас посмотрим. Она такая дельная. Попробуем помочь. Она говорит: «Ну вы же знаете, вот такие обстоятельства. Моя трудовая не интересовала никого. Интересовали мои какие-то деловые качества. Деньги платились наличкой. Так же очень многие живут». Так действительно живут очень многие.

Е.Ройзман: Для чиновников это очень сильный всегда аргумент – ты по закону не обязан помогать

Е. Ляховская Знаешь, я предлагаю затронуть еще одну важную тему. В какой-то степени она касается прежде всего Екатеринбурга. Но такие ситуации возникают и в других городах. Вся страна наблюдала за историей, которая разворачивалась и продолжает разворачиваться вокруг строительства храма у Театра Драмы. Теперь выяснилось, что в Екатеринбурге есть еще одна такая история, что в городе собираются вырубать часть известного парка – Зеленая Роща.

Е. Ройзман Да. Там ситуация не совсем такая. Зеленая Роща — это вообще реликтовое место. Это было еще до города. Это осталась часть деревьев, часть зеленых насаждений, которые были до города еще. И место очень хорошее, его в городе любят. Но оно за последние годы сократилось раза в полтора. А там кому-то надо построить – договорились, построили, чуть-чуть продвинулись в рощу, потому что сразу же постройки становятся гораздо дороже. Потом проложили дорожку, потом за дорожкой поставили забор, потом поставили фонари – и еще немножечко отжали.

И не так давно Роща была больше 20 гектар, сейчас осталось 13. Но самое интересное другое – вокруг Рощи еще остаются части этого парка, который можно с Рощей объединить, завести их под особо охраняемые территории. Но тогда там ничего нельзя будет строить. И поэтому невозможно пробиться через Администрацию. Хотя парк можно снова сделать 22 гектара.

Но проблема в другом. Мы смотрели по благоустройству, что можно сделать. Моя-то задача была – прирезать максимально, чтобы как можно большую территорию завести под особо охраняемые. Ну и решили сделать ряд дорожек, засыпать нормально, фонари поставить. И посчитали – 161 миллион. Такой мощный проект. Но почему-то по этому проекту вдруг оказалось, что нужно вырубить 240 деревьев. И вот здесь можно, конечно, говорить, что где-то – суховерхость, где-то – деревья старые. Но мне это не нравится. И люди уже возмутились, уже начинают писать письма в разные инстанции.

Я в свое время столкнулся с одной вещью. Я вот сам считаю, что в городе нельзя трогать ни одно дерево. Ну просто нельзя. Если оно только не грозит упасть. Я разговаривал в свое время с мэром Гетеборга (это второй город Швеции). Она говорит: «У нас очень строгий закон: если ты срубил дерево, ты обязан посадить 2. Если ты срубил 100, ты обязан посадить 200». И этот закон соблюдается неукоснительно. Швеция – один из крупнейших поставщиков леса на мировой рынок. Одновременно с этим у Швеции производство леса выше его потребления. То есть они гораздо больше его создают, чем тратят.

Но самое интересное другое. Мне мэр города говорит: «У нас чтобы в городе какое-то дерево спилить, мы должны поставить в известность общественность. Мы должны доказать, что это дерево надо спилить. На дай бог кто-то просто так спилит. Это будет такой скандал!». Вот это правильное отношение к своей земле, к своему лесу. И, к сожалению, у нас этого нет. Может быть, с годами воспитается. Но при таком отношении к своей земле…

Знаете, это очень яркий пример, такой демотиватор, когда с высоты птичьего полета показан Нью-Йорк и чуть не на пол-Нью-Йорка такой зеленый прямоугольник – Национальный Парк и написано: «У этих парней достаточно денег, чтобы застроить этот зеленый прямоугольник, но они не делают этого». Я считаю, что на территории города нельзя рубить ни одно дерево. И никто меня с этих позиций не столкнет.

Е. Ляховская Я видела, что разворачивается сейчас в Екатеринбурге целая кампания по защите Зеленой Рощи, что деревья в парке обклеили листовками – «Это дерево собираются вырубить, но ты можешь его спасти».

Е. Ройзман Я здесь поддержу, конечно. Это очень важно. Нельзя давать рубить деревья в своем городе.

Е. Ляховская Костя из Москвы пишет: «Вот в Екатеринбурге есть свой Евгений Спаситель, а что нам, москвичам, делать? Эх». Вот как раз по поводу обращений, с которыми люди приходят на личный прием к Евгению Ройзману по пятницам в Екатеринбурге. Я так поняла, что бывают такие истории, когда приходят люди из бизнеса, как и в этот раз, и говорят, что они готовы помогать тем, кто обращается за помощью.

Е. Ройзман Лен, к тому, что девушка сказала. На самом деле, у москвичей достаточно активных и сильных людей. Просто, с москвичами и борются так же, как со всеми, то есть при помощи Росгвардии, при помощи охранных предприятий. Все с этим сталкиваются. Страна изменилась за последние годы. Страна надела сапоги. И проблемы очень серьезные. И вот к тому, что мы сейчас говорили. Неожиданно пришел парень, 27 лет, из бизнеса. Толковый, серьезный парень. И говорит: «Мне не нравится, что происходит в стране. Уезжать отсюда я не хочу. Но я не могу понять, что делать. Выборов нет. То есть сколько-то значимых кандидатов – или возбуждают уголовные дела, или какими-то другими способами через муниципальные фильтры отсекают от выборов. То есть я не могу своих кандидатов увидеть даже на выборах. Митинги по факту запрещены. Что делать? Я не согласен с тем, что происходит. Я не собираюсь с этим мириться». Потом пришел мужик, 42 года. Он говорит: «У меня есть бизнес. У меня есть какие-то средства. Мне не нравится то, что происходит. Я не буду с этим мириться. Поэтому если какое-то движение, если какая-то активность, на меня всегда рассчитывайте».

Е.Ройзман: Я считаю, что в городе нельзя трогать ни одно дерево. Если оно только не грозит упасть

Потом пришел мужик еще, ему 46 лет. Он говорит: «Я не смогу уехать. Я хочу уехать вместе с детьми, но я не смогу уехать – я не накопил достаточно денег. Но я готов сопротивляться, потому что мне это не нравится». И вы знаете, таких людей появляется все больше. Другое дело, что для какого-то разумного протеста просто поляны не оставили: тут – Росгвардия, тут – запрещены митинги, тут – нельзя власть критиковать, тут – нет выборов. Послушайте, так не бывает. Это все равно что котел с водой поставить на огонь, и еще сверху сесть, чтобы не дай бог крышку не сорвало. Ее сорвет в любом случае. И власть делает для этого все.

Я хочу сказать, что активных и разумных людей много. Просто люди не понимают, не определились пока, как себя вести. И у меня особых советов нет. Но я тоже не собираюсь с этим мириться. Но я не могу сейчас ничего сделать. Но еще раз: ты же уступаешь дорогу автобусу не потому, что ты вежливый. Но я хотя бы оставляю за собой право говорить то, что я думаю, и делать, то, что я считаю нужным. Ну никто не заставит человека на черное сказать «белое», потому что это наша страна, другой страны у нас не будет. И, на самом деле, вот эти настроения копятся. Я людей понимаю и поддерживаю в этом.

Е. Ляховская Наталья, я так понимаю, из Екатеринбурга спрашивает: «Что делать, если хочется помочь Фонду, но не деньгами?».

Е. Ройзман Смотрите, здесь речь о деньгах не идет. Здесь очень много просто ситуаций, когда надо по-человечески помогать. Ну придите в пятницу ко мне на прием, посидите там в уголке немножечко, посмотрите. Может, вы скажете: «Вот эту ситуацию мы можем собраться решить. Вот здесь мы можем помочь». Пробуйте свои силы. Делать добрые дела никто никому не запрещал. И у человека всегда есть шанс что-то сделать для других.

Е. Ляховская А такое бывает, что приходят люди, может быть, те же предприниматели, сидят, слушают весь прием и выбирают истории, к которым они готовы присоединиться и помочь?

Е. Ройзман Слушайте, оно ведь так все и начинается. То есть где-то кто-то услышал, человек написал: «Я вот слышал то-то, то-то. Дайте адрес. Я помогу». То есть бывало такое, что и дома покупали людям общими усилиями, и другие какие-то проблемы решали. На самом деле, общество может помогать. И эта добрая потребность в людях существует. И дай бог, у кого есть силы, энергия, пожалуйста, приходите, всегда найдем, как эту силу и энергию применить.

Е. Ляховская Вот знаешь, очень мне понравилась история про художников, которые тоже готовы помогать и хотят провести аукцион, чтобы деньги потратить на благотворительность.

Е. Ройзман Слушайте, меня на самом деле эта история очень порадовала. Пришли молодые, хорошие парни. Причем я вижу у них по рукам, что они руками умеют работать – заляпанные, в краске. И они говорят: «Мы хотим провести мощный аукцион. Он будет называться, рабочее название – «Художники уличной волны». Мы соберем лучших уличных художников с их работами провести аукцион и все деньги потратим на благотворительность. Это не коммерческая такая идея, но она может быть красивая». Они сразу вспомнили, что можно Тиму Радю пригласить.

Е. Ляховская Известный екатеринбургский художник.

Е. Ройзман Он не екатеринбургский. У него гораздо шире известность. Пригласить Тиму Радю в отборочную комиссию, еще несколько известных художников. И они мне понравились, потому что глаза горят. У них есть свое дело, они умеют его делать и хотят просто поделиться результатами. То есть я их поддержу с большим удовольствием. Думаю, все их поддержат.

Е. Ляховская А вот интересный вопрос из Республики Татарстан от Олега. Вопрос-просьба. «Евгений, проведите выездной личный прием в Казани». А можно в принципе такое сделать? Ведь Екатеринбург – твой город, у тебя там связи. Можно ли сделать что-то подобное в Казани?

Е. Ройзман Нет. Здесь вся суть личного приема и то, что это получается, связано с тем, что это мой город, в котором я прожил 56 лет, всех знаю и меня все знают. И я могу здесь обращаться. И ко многим я могу не просто так обращаться. И люди будут рады помочь, и я буду рад в ответ чем-нибудь помочь. Не получается. Эти вещи можно делать только в своем городе. А потом, я такой умник приеду в Казань. Там Ильсур Метшин, мэр Казани, который свой город любит. Он скажет: «Женя…». Я понимаю, что его это заденет. Ну, как и любого другого мэра задело бы.

Но у меня когда были депутатские полномочия, когда я был депутатом Госдумы, я работал на всю страну. То есть у меня там по 15-20 обращений в день бывало со всей страны, когда статус позволяет. То есть за этими вещами надо смотреть, чтобы своей работой, своей деятельностью не обижать и не ставить других в неловкую ситуацию. Потому что если ты умеешь договориться и умеешь как-то сотрудничать, то это повышает твой потенциал как человека, который ведет прием. И, наоборот, если ты заходишь в конфликтные ситуации, ты снижаешь свои возможности.

Е. Ляховская Слушай, но ведь обращений много. И я знаю, что приезжают из других городов люди специально, чтобы попасть на прием, чтобы рассказать о проблеме и получить какую-то помощь. А есть какие-то приоритеты? То есть сначала своим бы, например, помочь, а потом уже другим. Или как выстраивается эта очередь?

Е. Ройзман Слушай, вообще, в классике в благотворительности всегда принято: сначала помоги себе сам. Потому что как ты можешь помогать другим, когда ты для себя и для своих близких не способен ничего сделать. Следующий момент. Когда стоит выбор, помоги сначала соседу, который живет рядом. Если ты помог, значит, помоги человеку, который живет на твоей улице. Оно так и строится. Но, с другой стороны, все равно это все – это твой город. Поэтому я город воспринимаю как такое единое целое. Но, вообще, я сталкивался с молодыми, которые приходят и говорят: «Вот я хочу помогать людям». Я говорю: «Расскажи, что ты сделал для себя. И от этого станет понятно, что ты способен сделать для других».

Е. Ляховская Приходят на прием с историями-продолжениями, когда обращались к тебе за помощью, просили помочь – и что-то сдвинулось с места. И вот одна из таких историй была в этот раз. Расскажи, пожалуйста, о ней подробней.

Е. Ройзман Слушай, на самом деле, у меня таких историй много, что получается помочь. И мне это нравится и приятно, когда люди приходят с обратной связью. У нас юридическая контора появилась – «ЮК Основа» («Компани Пром»). Они умудряются давать очень жесткую, агрессивную рекламу. Юридические услуги. И к ним приходят, и они берут какие-то очень большие деньги в силу своей такой бодрости, агрессивности, и не выполняют никаких обязательств. Просто берут, берут, берут. Когда у них доходит до дела, они перерегистрируют фирму и снова продолжают. Ну, у нас юристы выиграли несколько дел в судах у них. И сейчас пришли еще.

То есть узнали, что есть юрист, который способен выигрывать, – пришли еще. И будем дальше помогать. Но последний случай, когда мы с тобой разговаривали на передаче, рассказали историю про вдову 80-летнюю, у которой умер муж изобретатель, у них было 875 тысяч на счету, и у нее звонками эти деньги выманили. И уголовное дело как-то заглохло. Хотя вроде уже всех нашли. И после нашей передачи, буквально через короткое время, позвонили из МВД, попросили напомнить некоторые вещи. На следующий день отзвонились, сказали, что все, даны все указания, по подследственности направили и будут сейчас работать на результат, и сразу же дадут знать.

Это, кстати, огромный плюс. Это очень хороший подход. И поэтому как только будут приняты такие решения, я сразу всем об этом расскажу. И постараемся сказать доброе слово о тех, кто по этой теме работал и у кого все получилось.

Е. Ляховская Тамара из Москвы спрашивает: «Есть ли шанс вернуть деньги, потраченные на покупку, проданную продавцом дома?». Как она пишет, «втюханную продавцом дома». Я так понимаю, это такая классическая история, когда пришли торговцы в квартиру, вынудили за большие деньги что-то купить. Я уже, честно говоря, думала, что такого нет. Оказывается, вот таких случаев мошенничества еще достаточно.

Е.Ройзман: Активных и разумных людей много. Просто люди не понимают, как себя вести. И у меня особых советов нет

Е. Ройзман Слушайте, пожалуй, одна из самых подлых ситуаций за последнее время, когда по чужим, по поддельным документам продают квартиру. Люди платят, покупают, приезжают. Вдруг приходит хозяин и говорит: «Вы что тут делаете?». – «Как? Мы купили». Хозяин говорит: «Как это вы купили?». И есть ситуации, когда каким-то способом кто-то из хозяев в этом участвует. А есть, когда хозяева ни сном, ни духом. И попадают в ситуацию, когда людей надо выгонять из квартиры. Им пойти некуда. В то же время, это твоя квартира.

Ну с чего вдруг там живут чужие люди? И мы столкнулись с ситуацией, когда Росреестр зарегистрировал сделку. И люди только после того, как Росреестр зарегистрировал, до конца рассчитались, оказалось, что Росреестр не проверил паспорт. Если бы Росреестр проверил, то выяснил бы, что паспорт поддельный. И вот сейчас мы ищем вариант, как переложить эту ответственность с людей, который отдали последние деньги, на Росреестр. Ну вот посмотрим, что скажет прокуратура.

Е. Ляховская «Как тренировки?», — спрашивает Олег. Это тоже наша традиционная рубрика уже: как тренировки Евгения Ройзмана?

Е. Ройзман Слушайте, тренировки ежедневно. Вот мы в выходные откатали с субботы 90 километров по кольцевой, у нас по объездной. Очень хорошо сделана объездная вокруг Екатеринбурга. Со средней скоростью – 30 км/ч. Очень я доволен. Потихонечку накатываем, готовимся. Ну, тренируюсь.

Е. Ляховская А вот скажи, пожалуйста, я обратила внимание в эти выходные, что на пробежку, как я поняла из описания к фотографии в Инстаграме, впервые в своей жизни вышел Алексей Навальный. Ты имеешь к этому какое-то отношение?

Е. Ройзман Слушайте, я не имею к этому отношения, потому что это Навальный бегал. Но он, на самом деле, бегать начал раньше. Он уже бегал по десятке. А сейчас он принимал участие… Это официальные старты, официальный забег. Причем он достаточно прилично пробежал. Он же крупный тоже – он под 100 килограмм весит. И люди, которые начинают заниматься бегом, они на этом не останавливаются. И я надеюсь, что у него все получится. Лена, вот ты бегаешь, я бегаю. Сейчас вот Навальный еще бегает. Ты же знаешь, что, на самом деле, как правило, жизнь показывает, что бегом занимаются хорошие люди. Плохие люди бегом не занимаются.

Поэтому я рад, что нас стало больше. Присоединяйтесь. В последний раз я столкнулся на пробежке… Нашей пробежке традиционной субботней скоро будет 6 лет. И мы когда начинали на набережной бегать, вообще никого, кроме нас не было. А сейчас выходишь в субботу – вся набережная бежит. То есть как-то восприняли, что набережную можно использовать как площадку для бега. И все больше и больше народу начинает бегать. И меня это, на самом деле, радует. Особенно радуют молодые, которые понимают, что здоровый образ жизни – это основной залог успеха. И дай бог, чтобы так и было.

Е. Ляховская А это ведь не только площадка для бега. Это площадка для хороших, важных знакомств, чтобы потом вместе… Например, бизнесмены знакомятся на этой пробежке и дальше вместе создают какие-то интересные и важные проекты.

Е. Ройзман Слушай, у меня и такое было. Приходит человек на прием. Ну, нормальный, молодой человек. Они интересный, все. Но у меня нет возможности разговаривать, потому что люди там пришли, для них решаются вопросы жизни и смерти. Я ему говорю: «Видели, какая очередь в коридоре. Приходите на пробежку. Завтра пробежимся, поговорим обо всем». И у меня таких тоже много. И я рад их видеть на пробежке. Есть, о чем поговорить. И возможность коммуницировать, какие-то общие вопросы решать.

Е. Ляховская То есть на пробежке тоже часть личного приема.

Е. Ройзман Ну да. Да, конечно.

Е. Ляховская Знаешь, у нас остается буквально минута на то, чтобы попрощаться со слушателями, сказать несколько слов, пригласить тех, кто готов помогать, и тех, кто нуждается в помощи, на личный прием.

Е. Ройзман Личный прием будет на Толмачева, 11 в пятницу с 10 утра и до конца. А вообще, если кто-то хочет людям помогать, куда-то энергию свою, силы приложить и возможности, приходите. Если, мало ли, помощь нужна, то тоже приходите. И хотел сказать, что, на самом деле, все будет хорошо. Даже не сомневайтесь.

Е. Ляховская Спасибо! Это был Евгений Ройзман и программа «Личный прием». Сегодня ее помогала вести Елена Ляховская. В следующий понедельник программа выйдет в традиционном составе: Евгений Ройзман и Ирина Воробьева. Пока!

Е. Ройзман Удачи!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире