'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 14 октября 2012, 23:08

Д.БОРИСОВ: 23:08 в российской столице. Добрый вечер. Это радио «Эхо Москвы». Меня зовут Дмитрий Борисов. Александр Плющев тоже здесь. Привет.

А.ПЛЮЩЕВ: Добрый вечер.

Д.БОРИСОВ: Сегодня в программе «Попутчики»...

А.ПЛЮЩЕВ: Слава Богу, программу «Попутчики» не закрыли к чертям. «Точку» закрыли к чертям, ты знаешь? Ну, на сегодня только.

Д.БОРИСОВ: Не пугай меня так. Не пугай меня так. Это всё из-за того, что?.. Из-за результатов выборов в Химках?

А.ПЛЮЩЕВ: Чирикова, там, всё, все дела.

Д.БОРИСОВ: Да?

А.ПЛЮЩЕВ: Да.

Д.БОРИСОВ: Она сказала «Не хочу»? «Стану мэром — не хочу слышать «Точку»»?

А.ПЛЮЩЕВ: Я не знаю, что там было…

Д.БОРИСОВ: И не стала поэтому…

А.ПЛЮЩЕВ: Всё, да.

Д.БОРИСОВ: В следующее воскресенье «Точка» будет на своём месте, наверное, в 21:00.

А.ПЛЮЩЕВ: Я очень надеюсь, что больше не будет никаких выборов в ближайшую неделю.

Д.БОРИСОВ: Нам на этой неделе удалось сохранить программу «Попутчики» в эфире, не смотря ни на что. И сегодня здесь мы будем не одни. Нас здесь четверо в студии. Вы, кстати, можете подглядеть на сайте «Эхо Москвы» в интернете — echo.msk.ru. Работает Сетевизор, прямая трансляция. Там есть видеорежим и вы увидите, что здесь, во-первых, тот прекрасный голос, который сейчас фоном идёт. Это Ольга, которая нам будет очень помогать сегодня в течение часа. Но она пришла не одна.

А.ПЛЮЩЕВ: Дэвид Браун из группы «Brazzaville», хорошо известный российским слушателям, сегодня у нас в эфире. Добрый вечер.

Д.БОРИСОВ: Добрый вечер.

Д.БРАУН: Добрый вечер.

А.ПЛЮЩЕВ: Девид уже настолько, мне кажется, освоился здесь в России, что я сильно был удивлён, что он оказался не готов говорить по-русски в эфире.

Д.БРАУН: Я говорю чуть-чуть по-русски.

А.ПЛЮЩЕВ: Слушайте, вы прекрасно говорите по-русски.

Д.БРАУН: Спасибо.

А.ПЛЮЩЕВ: Замечательно. На самом деле, вчетвером, мне кажется, нам будет веселее просто.

Д.БРАУН: Great. I agree.

А.ПЛЮЩЕВ: Когда в первый раз приехали в Россию?

Д.БРАУН: В ноябре 2003.

А.ПЛЮЩЕВ: Как вообще получился тот визит? И что вы представляли о России, прежде чем в неё попали?

Д.БРАУН: Я вырос в Соединённых Штатах в Лос Анджелесе. И, собственно, во время Холодной войны мы себе Россию представляли несколько, может быть, однобоко. У меня было, такое, чёрно-белое представление о России. Сами понимаете, железный занавес, нам казалось, что в стране всё запущено. Меня очень поразил мой первый визит в Россию. Я помню, первый человек, первый русский, который мне предложил в Россию с концертом был некто Саша Чепарухин. Он на меня вышел в Лос Анджелесе, позвонил, пригласил выпить и задал неожиданный вопрос: «Как ты думаешь, где самые красивые женщины в мире?». Я задумался — Бразилия, Венесуэла, Лос Анджелес, в конце концов. А он ответил: «Нет-нет, ни в коем случае. Россия». Я очень удивился. Мы в Америке себе представляли русских женщин похожими на холодильники, например.

Д.БОРИСОВ: Очень надёжные, работающие десятилетиями холодильники «Минск».

Д.БРАУН: Моя первая поездка для меня получилась очень странной. Потому что Россия разительно отличалась от того, к чему я привык. С 2003 года, конечно, многое изменилось, но тогда меня просто шокировало, когда ты можешь, например, поздороваться с человеком, а он на тебя смотрит абсолютно без всякого выражения. Для нас, американцев, это было дико.

Д.БОРИСОВ: Вы часто бываете не только в России, но и на Украине. Там вас очень любят. Вы там побывали после России уже или всё-таки сначала приехали туда,

Д.БРАУН: Намного позже. Через пару лет после того, как приехал в Россию.

Д.БОРИСОВ: Разницу чувствуете? Или для вас всё-таки это одно пространство?

Д.БРАУН: Конечно, различия есть, но, конечно, есть много общего. Общая славянская культура. Мне очень пища нравится, еда нравится на Украине.

А.ПЛЮЩЕВ: Мы тоже. Хорошее дело. Кстати, я понимаю, почему Дима задал этот вопрос. Потому что украинские женщины всегда соревнуются с русскими по красоте. Вот, в чём дело. Они претендуют на первое место.

Д.БРАУН: Может быть, я не тот человек, которому нужно задавать этот вопрос, поскольку у меня немного нестандартный вкус в плане женской красоты.

А.ПЛЮЩЕВ: У нас всего много, надо сказать.

Д.БРАУН: Мне, например, нравится, когда у женщин нестандартные зубы, когда у женщин между передними зубами небольшая расщелинка или когда они носят коронки, поскольку я вырос в том районе Лос Анджелеса, в котором было очень много латиноамериканцев — людей из Центральной Америки, из Мексики. И там особым писком считалось носить коронку, которая закрывает не весь зуб, а как бы ободком охватывает золотую коронку. Мне казалось, что в этом есть какая-то невероятная изюминка и привлекательность. А современная стандартная красота действительно красива. То есть я признаю, что это действительно красиво, но никакого отзыва, отклика в моём сердце не вызывает.

А.ПЛЮЩЕВ: Отлично. Я предлагаю сделать вот, что. Я предлагаю сейчас послушать одну из песен группы «Brazzaville». Я так понимаю, это новая песня.

Д.БРАУН: Ок. Да.

А.ПЛЮЩЕВ: Речь идёт о песне «Прасковья». Дэвид, как вы хотите — сначала рассказать историю о ней или мы сначала послушаем, а потом будет история?

Д.БРАУН: Давайте сначала я расскажу о песне. Песня эта появилась в январе прошлого года. Я был в Москве. У меня есть ещё проект, над которым я работаю, по созданию корабля. Я об этом вам подробнее расскажу позднее, если вы захотите…

А.ПЛЮЩЕВ: С удовольствием. Я об этом хотел спросить.

Д.БРАУН: Я был в Москве и встречался с людьми, применительно к этому проекту, и работал над песней. Я тогда ещё не знал, о чём будет эта песня. Собственно, у меня есть друг Ваня, который рассказал мне как-то историю о его деде, которого тоже, кстати, звали Иван, Иван Королёв. Он в советское время был очень смелым лётчиком, пилотом, пилотом-испытателем. И однажды он испытывал сверхзвуковой самолёт, который поднялся в верхние слоя атмосферы прямо на границу с космосом и он рассказывал о том, какие удивительные он испытал ощущения, когда поднялся выше атмосферы и увидел одновременно тёмное небо со звёздами и Солнце, которое светило, и атмосферу под собой. Я решил написать песню об этом ощущении. Я тогда позвонил Ване, сказал «Давай встретимся» и попросил его рассказать всё, что он сможет, о своём деде, об истории этого полёта и о том, откуда дед родом, как звали его жену, детей. Он сказал, что жену деда звали Прасковья Михайловна. Мне показалось, для носителя английского языка, это сочетание звуков «Прасковья Михайловна» звучит очень мелодично. Я выбрал его в качестве припева песни.

А.ПЛЮЩЕВ: Прекрасно. Давайте прямо сейчас и послушаем, потом вернёмся. Я напомню, что SMS в наш эфир — +7-985-970-45-45. Твиттер-аккаунт vyzvon. Ваши вопросы Дэвиду Брауну, группа «Brazzaville».

ЗВУЧИТ МУЗЫКАЛЬНАЯ КОМПОЗИЦИЯ

Д.БОРИСОВ: Программа «Попутчики» продолжается. Дмитрий Борисов, Александр Плющев. У нас в гостях Дэвид Браун. Мы тут, пока шла песня, наши видеозрители в Сетевизоре могли подслушать наш разговор и узнать, что мы спрашивали Дэвида, почему же он не живёт в Лос Анджелесе в последние годы.

А.ПЛЮЩЕВ: Соврал Дмитрий зачем-то.

Д.БОРИСОВ: Почему?

А.ПЛЮЩЕВ: Ты спрашивал? Я просто слушал музыку.

Д.БОРИСОВ: Ты был в наушниках, а мы тут с Ольгой и Дэвидом разговаривали.

А.ПЛЮЩЕВ: Простите. Извините, что я обвинил тебя…

Д.БОРИСОВ: Есть свидетель…

Д.БРАУН: Знаете, есть такое слово, которое примерно на русский переводится, как предчувствие, ощущение внутреннее. Например, используется как? Есть у меня предчувствие, я, конечно, погоду не смотрел, но есть предчувствие, что завтра будет хорошая погода. И вот у меня возникло, такое, необъяснимое предчувствие иррациональное, что в Барселоне мы будем счастливы. Я никого там не знал. Никаких логических причин переезжать не было. Я уже тогда был женат. Я и сейчас женат. Нашему сынишке тогда было 3 года. И мы просто упаковали чемоданы и уехали в Барселону. И не проходит и дня, чтобы я не благодарил Бога. Мы там очень счастливы, нам там намного лучше, чем в Лос Анджелесе.

Д.БОРИСОВ: Вам пришлось для этого выучить испанский? Там же практически никто не говорит на английском. Это большая проблема.

Д.БРАУН: Когда не говоришь по-испански, проблема, конечно. В принципе, когда я уезжал, я уже немного по-испански говорил, потому что у меня случалось бывать в Мадриде. А ещё я говорю по-португальски, поскольку жил какое-то время в Бразилии. Поэтому я достаточно быстро освоился. Вообще, я очень ленивый человек, но я способный к языкам, поэтому я довольно быстро научился.

А.ПЛЮЩЕВ: Мы уже были свидетелями этой способности, в смысле русского языка. Правда здорово.

Д.БРАУН: Русский мой действительно заслуживает всяческого восхищения. Не поверите, свободное время провожу переводя Толстого, Достоевского.

А.ПЛЮЩЕВ: Потрясающе. Некоторые их даже не читали здесь.

Д.БОРИСОВ: Вот это вот плохо сейчас прозвучало, Саша.

А.ПЛЮЩЕВ: Да? Все читали? Мы перечитываем всё время.

Д.БОРИСОВ: Конечно.

А.ПЛЮЩЕВ: Постоянно. Хорошо. Бог с нами. Давайте всё-таки о Дэвиде поговорим. Я просто возвращаюсь к тому, что мы говорили о ваших гастролях, о ваших поездках в Россию. Это 10 лет и я не помню какого-нибудь года, чтобы не было вашего приезда сюда. Мне кажется, каждый год по несколько раз. Сейчас у вас очень большой тур по России. Я посмотрел, весь октябрь вы здесь. И, знаете, простите, может быть, жёсткий вопрос, но закрадывается подозрение, что здесь успех у вас гораздо больше, чем где бы то ни было.

Д.БРАУН: Подозрение ваше, в общем, вполне обосновано. Действительно, я очень популярный в России, в Турции. Вообще, похоже, что, скажем так, семена «Brazzaville» намного лучше приживаются на российской, турецкой, украинской почве, да и на китайской чувствуют себя очень неплохо. Я вырос в Лос Анджелесе, прожил там большую часть своей жизни. Достаточно много играл с Беком. И могу сказать, что наш коллектив был достаточно успешным, но успех не был сногсшибательным. В какой-то момент я понял, что в некоторых странах, таких, как Россия и Турция, успех приходит к нам естественно. Люди искренне счастливы слушать нашу музыку. Я решил просто отдаться на волю волн — не навязывать себя, а играть в тех странах, где нам искренне рады. В музыке, музыкальном мире достаточно много примеров, когда артисты покидают свою родину и переезжают в другие страны, на другие континенты. Например, многие переезжают в Европу. Наверное, я один из таких артистов. Знаете, я действительно счастлив, что так сложилось, потому что в каком-то смысле Россия сейчас очень похожа на Дикий Запад, или на то, как западные страны выглядели 20-30 лет назад, как музыкальный бизнес там выглядел 20-30 лет назад. Потому что сейчас в России очень много всяких сумасшедших промоутеров с безумными идеями, в то время как на западе все эти промоутеры, как правило, куплены крупными музыкальными компаниями. Я помню, мы ездили в турне по Голландии и там всё было правильно, размеренно, нам вовремя платили. Мне кажется, если бы моя жизнь выглядела всё время, как тот тур, я бы застрелился. Потому что это невыносимо скучно. А каждый приезд в Россию — это приключение. Полёт на российском самолёте — приключение, поездка в российском поезде — приключение. Мне очень нравится.

Д.БОРИСОВ: Я понял, почему Дэвид переехал в Барселону. До России ближе.

А.ПЛЮЩЕВ: Да. 4 с небольшим часа и всё. Вообще, мне кажется, по количеству приездов в Россию у Дэвида должен быть уже русский паспорт, потому что страницы очень быстро должны от штампов заканчиваться.

Д.БРАУН: Показать паспорт? Таких паспортов вы никогда не видели.

Д.БОРИСОВ: Регистрацию-то сейчас проверим.

Д.БРАУН: Единственный, вообще, паспорт, который я видел в жизни, куда бы трижды вклеивали дополнительные страницы. Обычно американские власти соглашаются максимум дважды вклеивать страницы в паспорт. Но тут я сказал: «Ну что, ребята, что делать? Закончились страницы». Они посмотрели, говорят: «Нормально. Вроде паспорт в кондиции, поэтому постараемся вклеить в третий раз».

Д.БОРИСОВ: Хорошая практика. Жалко, у нас не вклеивают. Приходится заменять паспорт, когда заканчивается.

Д.БРАУН: Комментировать это я не буду.

А.ПЛЮЩЕВ: Мы всё равно спросим вас о российской политике, хотите вы того или нет. Потому что многие ваши коллеги музыканты в последнее время разной степени известности отметились в нашей политике поддержкой группы «Pussy Riot». Возможно, вы слышали об этом.

Д.БРАУН: Я не слышал об этом. О чём вы говорите?... Нет, я шучу. Конечно, я слышал.

А.ПЛЮЩЕВ: Классно. Очень хороший розыгрыш был бы. Просто у меня уже лицо вытянулось. Я хотел спросить об этой ситуации, о ситуации с «Pussy Riot», о вашем отношении.

Д.БРАУН: Прежде всего, хочу сказать, что название для группы они выбрали просто фантастическое. Меня поражает, я вырос в Лос Анджелесе как раз в годы расцвета панка и меня поражает, что никто не додумался до такого классного названия для группы. Они вообще музыкальный коллектив? Я их песен никогда не слышал.

А.ПЛЮЩЕВ: В том-то и проблема.

Д.БРАУН: Я, может быть, мог бы с ними написать совместно песню?

А.ПЛЮЩЕВ: Мы обязательно сделаем всё, чтобы этот посыл был передан и тем девушкам, которые находятся в тюрьме, тем людям, которые представляют их на воле. Дело в том, что действительно до всех акций…

Д.БРАУН: Они петь умеют?

А.ПЛЮЩЕВ: Это тоже проблема. До всех акций, которые были предприняты, мало, кто слышал о таком музыкальном коллективе, как «Pussy Riot». Боюсь, кроме них самих, никто. Конечно, если отбрасывать в сторону всякие обиняки и экивоки (я не знаю, как Оля это переведёт), то мы имеем дело с акционистским движением. Они акционисты, которые делают свои акции в виде выступлений рок-группы, как я это понимаю. Я так понимаю это искусство.

Д.БРАУН: Но петь-то они умеют? Название отличное. Пожалуй, славы им уже не прибавить. То есть 2 важнейшие составляющие успеха есть. Поэтому сейчас им остаётся что? Песни?

А.ПЛЮЩЕВ: Я, честно говоря, не спрашивал о перспективах их успеха. Меня больше интересовало ваше отношение собственно к истории, благодаря которой они оказались в тюрьме. Я могу её рассказать кратко, если вы не в курсе.

Д.БРАУН: Я слышал, что они пришли в церковь. И они начали совершать действия, которые вызвали раздражение, неприятие у людей. Поэтому я прежде всего хочу сказать, что я не россиянин, я иностранец, я приехал в вашу страну не надолго, поэтому я лишь шапочно знаком с ситуацией. Конечно, мне, как американцу кажется странным, что за такой поступок кого-то сажают в тюрьму. Я, вообще, человек застенчивый. Возможно, это неожиданное признание от музыканта, который выступает на сцене. Но я по натуре человек застенчивый. Мне не нравится принимать участие, когда меня втягивают во всякие подобные акции, тем более, что мне приходилось становиться свидетелем беспорядков, например, в Лос Анджелесе, когда целые районы в огне, когда толпа крушит. Мне больше по душе мягкая сила. Я понимаю, что для людей со стороны, всяких западных артистов очень просто сказать: «Да, мы поддерживаем то, да пошло оно — вот это». И, конечно, мы всегда должны поддерживать право других людей протестовать, высказывать своё мнение, высказываться в поддержку свободы речи. Однако, мы, как люди, должны смотреть на ситуацию с разных сторон. Потому что я верю, что намерения этих девушек были хорошими. Но нельзя забывать, что в этом храме могли оказаться какие-нибудь бабушки, пожилые женщины, которые увидев происходящее, могли быть шокированы и оскорблены. Поэтому этот аспект тоже нельзя забывать. Однако, я, конечно, не считаю, что за такие действия нужно сажать людей в тюрьму.

А.ПЛЮЩЕВ: Я знаю, что если вдруг совсем не заладится с каким-то выступлением, концертом или ещё чем-то, Дэвид легко найдёт работу дипломата. На самом деле, по-моему, мы слишком долго разговариваем. Я попросил бы спеть в живую Дэвида.

Д.БРАУН: Посмотрим. Надеюсь, что гитара у меня не расстроилась. Я спою новую песню со своего нового альбома. Он посвящён девушке, которая живёт в Калифорнии. Это первый тематический альбом, над которым я работаю. Он рассказывает историю жизни девушки с момента ещё до рождения, когда её дух витает где-то в космосе. Потом она рождается, живёт очень непростую жизнь, потом умирает. И альбом заканчивается возвратом в первоначальную точку, когда её душа воспаряет обратно в небо.

ЗВУЧИТ МУЗЫКАЛЬНАЯ КОМПОЗИЦИЯ

А.ПЛЮЩЕВ: Дэвид Браун. Группа «Brazzaville» в эфире «Эхо Москвы». У нас ещё минут 15. Ваши вопросы по SMS — +7-985-970-45-45. Твиттер-аккаунт vyzvon. Хотя у меня есть какие-то большие сомнения, что мы их успеем задать, потому что я хотел спросить про корабль.

Д.БРАУН: Кстати, пока я не забыл. Мы 19 числа будем выступать в «Б2».

А.ПЛЮЩЕВ: Отлично. 19 числа в «Б2».

Д.БРАУН: Приходите.

А.ПЛЮЩЕВ: Спасибо.

Д.БРАУН: В июне следующего года мы планируем совершить речной круиз по Волге. Мы планируем зафрахтовать корабль, который будет останавливаться в каждом волжском городе. Мы будем посещать там дома ребёнка, выступать с акустическими концертами, а так же заранее мы будем составлять какой-нибудь список, которые живут в этом городе — музыкантов, художников, деятелей искусства — и приглашать их к нам на корабль, устраивать для них мастер-классы. Мы надеемся, что когда наш корабль будет отплывать из очередного порта, город, который мы будем оставлять, станет чуточку лучше, чем был до нашего приезда.

А.ПЛЮЩЕВ: Это очень, такая, прекрасная идея идеалистическая. Я читал у вас на сайте и там была последняя информация на сентябрь 2006 года. Правильно ли я понимаю, что наконец-то дело сдвинулось с мёртвой точки.

Д.БРАУН: Сдвинулось значительно.

А.ПЛЮЩЕВ: Как удалось найти деньги на осуществление этого проекта? Потому что зафрахтовать корабль (я это хорошо знаю) — дело недешёвое.

Д.БОРИСОВ: Как и поезд.

Д.БРАУН: Первоначально наш план заключался в том, чтобы купить грузовой корабль, как, возможно, вы на нашем сайте читали, и совершить турне по всему миру. Надеемся, что когда-нибудь нам к этому плану удастся вернуться. Ну а на данном этапе мы решили арендовать речной кораблик и совершить тур по Волге. У меня в России есть партнёры, которые с финансовыми вопросами нам помогают.

Д.БОРИСОВ: Это здорово и замечательно. Сколько будет продолжаться?

Д.БРАУН: Примерно 2 недели.

А.ПЛЮЩЕВ: Очень неплохой… Какие города, пока не известно?

Д.БРАУН: Пока ещё список городов согласовывается, но скорее всего это будет Москва, Нижний Новгород, Казань, Самара, Саратов и Ростов.

А.ПЛЮЩЕВ: Здорово. Я ещё хотел спросить вот, что. Опять же, читая про корабль на сайте, про тот самый «Cargo ship», который вы мечтали купить, я обратил внимание, что обязательно он должен работать на отработанном масле. Вас настолько серьёзно волнуют экологические проблемы? И как вы будете переступать через это, плывя на солярке (это дизель) по Волге?

Д.БРАУН: Это меня, конечно, не настолько беспокоит. Просто крупные корабли, их двигатели приспособлены для использования как раз такого топлива низкого качества. Более того, его практически не нужно обрабатывать. Если использовать такое топливо в двигателе автомобиля, нужно какую-то дополнительную обработку, то здесь даже сейчас эти крупные корабли используют специальные нефтепродукты очень низкого качества. Даже у них есть специальные обогреватели, которые разогревают эту низкокачественную бензиновую смесь до приемлемой температуры. Так что вполне приспособлен.

А.ПЛЮЩЕВ: Вы, опять же… У нас красной нитью проходит то, что вы часто бываете в России и здешние ваши впечатления… Очевидно, что и российская культура — не только Достоевский и Толстой — на вас оказали влияние, но и очевидно, российские музыканты тоже. Я делаю такой вывод хотя бы потому, что вы перепели как минимум 3 песни моих соотечественников.

Д.БРАУН: Да.

А.ПЛЮЩЕВ: Дело в том, что здесь у нас существует мнение, что российская музыка некачественная и она совершенно неконкурентноспособна за рубежом. Ваш пример, то, что вы исполняете песни в том числе, например, Виктора Цоя одна из песен, то, что вы исполняете песни наших соотечественников, говорит, скорее, об обратном. Я как раз хотел у вас спросить, так это или нет?

Д.БРАУН: Мой любимый исполнитель — Марвин Гэй — это исполнитель музыки соул. И как-то в Бельгии сняли про него документальный фильм. И его спрашивают там, в частности: «Какую музыку вы любите?» Он ответил: «Мне нравится грустная музыка — русская музыка, цыганская музыка». Во многом я на него очень похож. Я помню, как я приехал в Россию, меня потрясло, как мне нравится русская музыка. Причём, самая простая, которую слушают таксисты, старые советские мелодии с мелодической точки зрения, с точки зрения гармонии. И, может быть, дело в моих предках, потому что мои дедушка с бабушкой были евреи, как раз с Украины, Польши, Белоруссии. И, возможно, у меня в генах заложено. Бабушка, кстати, даже играла на балалайке. Так что возможно, у меня в генах заложена любовь к русской музыке.

А.ПЛЮЩЕВ: Наверное, как и у нас, у наших слушателей не могло вызвать умиления напоминание таксистов, которые считаются, разумеется, у нас образцом хорошего вкуса в музыке. С иронией, на всякий случай, говорю я. Я предлагаю послушать ещё одну песню. Есть же у нас ещё одна песня?

Д.БОРИСОВ: Да. Мы, наверное, успеем. Ты знаешь, я открываю в тебе много нового. Оказывается, я веду программу с человеком-скепсисом просто, который…

А.ПЛЮЩЕВ: Сейчас поговорим об этом на песне давай?

Д.БОРИСОВ: Давай. Для зрителей Сетевизора будет эксклюзив с Александром Плющевым. А мы с Дэвидом Брауном вернёмся совсем скоро.

ЗВУЧИТ МУЗЫКАЛЬНАЯ КОМПОЗИЦИЯ

А.ПЛЮЩЕВ: Остаётся поблагодарить нам Дэвида Брауна из группы «Brazzaville». Огромное спасибо за то, что нашли время зайти к нам. Я надеюсь, что у вас не последний приезд в Россию. Ведь правда? Может быть, ещё как-нибудь заглянете?

Д.БРАУН: Я думаю, я скоро вернусь в Россию. Спасибо за то, что пригласили. Было весело.

А.ПЛЮЩЕВ: Спасибо большое. Спасибо и Оле за прекрасный перевод. И всё, собственно говоря.

Д.БОРИСОВ: Кстати, история группы «Brazzaville» в России началась с нашего коллеги Артемия Троицкого, который приглашал сюда Дэвида в студию «Эхо Москвы» и здесь был тогда российский дебют «Brazzaville» в российском радиоэфире. Собственно, мы продолжаем эту традицию. Наверное, не в последний раз вы у нас здесь. Хорошего концерта в пятницу. Мы — Дмитрий Борисов и Александр Плющев — с вами прощаемся до воскресенья в 23:05 в программе «Попутчики» вновь услышимся.

Д.БРАУН: Спасибо большое.

Д.БОРИСОВ: Пока.

Д.БРАУН: Пока.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире