'Вопросы к интервью
Д.БОРИСОВ: 23-07 в российской столице. Вы слушаете радио «Эхо Москвы». Программа «Попутчики» начинается. Александр Плющев, не смотря на присутствие в московском «Макдональдс» Марка Цукерберга, всё ещё с нами. Не пошёл стоять с ним в очередь за каким-нибудь сандвичем…

А.ПЛЮЩЕВ: Если бы ты не сказал «не смотря на присутствие в московском «Макдональдс»», дальше следовало бы название какого-нибудь экзотического блюда, там…

Д.БОРИСОВ: Ты знаешь, я знаю твою любовь к интернету, поэтому я боялся, что тебя не окажется в этой студии…

А.ПЛЮЩЕВ: Да нет. Я всё равно понимаю, что в очереди за Цукербергом я буду не у свободной кассы, очевидно, поэтому я спокоен. Нынешняя компания для меня-то… Я не буду сравнивать, чтобы Цукерберга не обидеть, но крайне приятно…

Д.БОРИСОВ: Ближайший час мы здесь будем не одни. С нами, между прочим, группа «Пикник» и когда я написал обо этом в Твиттере, у меня было какое-то немыслимое количество откликов. По-моему, последний раз столько reply'ев на наших гостей такую реакцию я получал давно. Я помню гостя, но я не буду называть его, потому что…

Э.ШКЛЯРСКИЙ: Потому что он политик.

Д.БОРИСОВ: Чтобы не смутить Сашу.

А.ПЛЮЩЕВ: Эдмунд Шклярский сегодня у нас в гостях и Марат Корчемный. Добрый вечер.

М.КОРЧЕМНЫЙ: Добрый вечер. (обычный)

А.ПЛЮЩЕВ: Эдмунд ходил всё к нам один. Теперь вот наконец-то стал прихватывать кого-нибудь из группы. Этот кто-нибудь, на самом деле, Марат с нами знаком раньше всех участников группы «Пикник». Он, собственно, самым первым её сюда привёл. Было это чёрт знает, когда. Я сегодня, опять же, как это обычно бывает — перелистываешь в памяти какие-то страницы и думаешь: «Ну, давно у нас «Пикника» не было. Лет 5, наверное» — думал я — «Может быть, 6». Посмотрел, что последний эфир был в 2003 году, 9 лет назад. А ровно 10 лет назад в декабре 2002 состоялся большой концерт здесь в студии «Эхо Москвы» (в другой только), где участвовала и группа «Пикник» и Юта, которая у нас была на прошлой неделе и масса всяких интересных людей — группа «Ундервуд»... Я рассказывал нашим гостям сегодняшним в гостевой, но расскажу ещё и слушателям. Вы не поверите — мало того, что вот эта концентрация, что Юта, а сегодня «Пикник». Я на этой неделе встретил одного из гостей того эфира — слушателей. Тогда это был Кирилл, мальчик, 11 лет ему было. Он написал нам…

Д.БОРИСОВ: Теперь 20?..

А.ПЛЮЩЕВ: 21 год. Я его приглашал на сегодняшний эфир, но, к сожалению, он улетел учиться в Англию. Ну, и к радости — улетел и ладно… Масса таких совпадений фантастических. Мне кажется, что наши сегодняшние гости притягивают к себе такие штуки чудесные какие-то. Что с вами было за эти 10 лет, эти 9 лет, которые мы с вами не виделись? Наверное, одного эфира не хватит, чтобы рассказывать. Давайте начнём откручивать историю с конца? Даже не то, чтобы с конца. С того конца, который даже ещё не наступил. Оба, как я сказал. Во вторник выходит новый альбом, так ведь?

Э.ШКЛЯРСКИЙ: Есть предположение. Выходит он, опять же, в нескольких вариантах — и на виниле экзотическом. Но сначала будет CD, ограниченный тираж на виниле…

М.КОРЧЕМНЫЙ: И в сети он выходит.

Э.ШКЛЯРСКИЙ: И в сети на «Яндекс» он выходит одновременно.

М.КОРЧЕМНЫЙ: Называется «Певец декаданса». У него 11 песен. Одна лучше другой, так бы я сказал.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, как обычно. На каждом такое, практически.

М.КОРЧЕМНЫЙ: Это особенный альбом, лично для меня. У меня к нему своё какое-то отношение…

Э.ШКЛЯРСКИЙ: Личное отношение.

М.КОРЧЕМНЫЙ: Пока он у меня на первом месте за последние 400 лет.

Э.ШКЛЯРСКИЙ: 400 лет…

А.ПЛЮЩЕВ: Расскажите чуть-чуть об альбоме, а я потом о своих ассоциациях всяких о группе «Пикник», которые произошли тоже на этой неделе. Я вспоминал одну вашу песню и вдруг прямо почувствовал, что это о сегодняшних днях было написано 10 лет назад. Расскажите пока об альбоме.

Д.БОРИСОВ: Заинтриговал прямо.

Э.ШКЛЯРСКИЙ: Рассказывать об альбоме? Проще рассказать о каких-то этих самых, действительно отматывая. Что мы можем вспомнить? Это лето. Летом мы были в паломничестве…

Д.БОРИСОВ: Где?

Э.ШКЛЯРСКИЙ: Пешем. «Путь Святого Иакова» — это по Испании. Мы колесили…

М.КОРЧЕМНЫЙ: Мы пешком шли, мы не колесили.

Э.ШКЛЯРСКИЙ: Долетели, потом шли пешком. Марат нашёл этот путь в интернете.

М.КОРЧЕМНЫЙ: Это древняя история, на самом деле. Она корнями уходит ещё во времена друидов, кельтов, я не знаю, кого ещё. Ты говоришь про чудеса. Там они на каждом углу встречаются. То есть, допустим, мы видели Коэльо…

Э.ШКЛЯРСКИЙ: Как нам казалось.

М.КОРЧЕМНЫЙ: Как нам казалось. Мы выдели его как? Мы идём по дорожке — сидит Коэльо. Мы проходим 5 километров — опять сидит Коэльо, тот же самый. Потом уже стал нам кивать, подмигивать, улыбаться. То есть правда, путь наполнен чудесами и пройдя его мы получили индульгенцию, компостелу… Перед тобой сидят 2 чистых безгрешных человека.

Э.ШКЛЯРСКИЙ: Поэтому можешь загадывать желание.

М.КОРЧЕМНЫЙ: Можешь, да.

А.ПЛЮЩЕВ: Как связано ваше паломничество с альбомом?

Э.ШКЛЯРСКИЙ: У нас ничего не связано с альбомом…

А.ПЛЮЩЕВ: Просто это был ответ на вопрос про альбом.

Э.ШКЛЯРСКИЙ: Это время, в которое происходило.

М.КОРЧЕМНЫЙ: Это время, в которое писался альбом, мы были в паломничестве. Пока альбом писался, мы были в паломничестве…

Д.БОРИСОВ: Вернулись, а он написан.

Э.ШКЛЯРСКИЙ: То есть всё происходило летом, поэтому он писался до, после, поэтому это паломничество было, таким, промежуточным звеном, если можно так сказать.

Д.БОРИСОВ: Посмотреть на просветлённых наших гостей вы можете на сайте «Эхо Москвы» при помощи Сетевизора. Прямая трансляция там ведётся. Кроме того, вы можете прямо сюда нам бросать свои сообщения на московский номер +7-985-970-45-45. Что за песня, Саша, заставила тебя задуматься о настоящем?

А.ПЛЮЩЕВ: Вчера с приятелем моим, он как раз спросил, кто у меня будет в «Попутчиках». Я сказал, что группа «Пикник». Он тут же вспомнил песню «Мракобесие и джаз» — это альбом 2007 года одноимённый. И если ты прочитаешь текст этой песни, ты поймёшь, что это прямо про…

Д.БОРИСОВ: Я видел, у тебя был открыт в iPad.

А.ПЛЮЩЕВ: Да. Я вернулся к нему. Вчера вспоминали припев. Если весь текст песни прочитать, ты поймёшь, что это просто про нынешнее время, вообще про последние месяцы буквально.

М.КОРЧЕМНЫЙ: Саша, ты знаешь, была такая история, что нам запрещали вешать афиши с этим названием. То есть в то время не одни мы пророчили — уже народ был готов. И афиши во многих городах приходилось менять на другие.

Э.ШКЛЯРСКИЙ: Просто не было названия.

М.КОРЧЕМНЫЙ: Был «Пикник», а название программы…

Э.ШКЛЯРСКИЙ: Подстраховались.

А.ПЛЮЩЕВ: Да. Понимали об этом.

Э.ШКЛЯРСКИЙ: У себя они уже понимали.

А.ПЛЮЩЕВ: Процитирую совсем чуть-чуть:

«Рисую кровью апокалипсис сейчас.
На дворе средневековье, мракобесие и джаз».

Вообще, по-моему, открытым текстом описывается обстановка, которая происходит.

Э.ШКЛЯРСКИЙ: Не самая плохая.

А.ПЛЮЩЕВ: Джаз-то остался!

Э.ШКЛЯРСКИЙ: Не попса.

А.ПЛЮЩЕВ: Не так плохо, действительно. Отматываем ещё немножко назад. У вас не так давно, я так понимаю, завершился гастрольный тур большой.

Э.ШКЛЯРСКИЙ: Какой большой? Там было 5 городов по Америке. Это как раз из просветлённого Сантьяго, значит, в центр вот этого самого…

М.КОРЧЕМНЫЙ: В центр греха и культа потребления.

Э.ШКЛЯРСКИЙ: Ожидания не обманули. Нью-Йорк — действительно потрясает, так или иначе.

М.КОРЧЕМНЫЙ: Он потряс всех, кроме нашего барабанщика, который так и не вышел из гостиницы.

А.ПЛЮЩЕВ: А что с ним?..

М.КОРЧЕМНЫЙ: Неинтересно. «Да ну, нафик».

Э.ШКЛЯРСКИЙ: Он проспал, потом походил по околице. Мы жили в гостинице, где вокруг кубинские какие-то кварталы. Он ощутил…

А.ПЛЮЩЕВ: Понравилось ему?

Э.ШКЛЯРСКИЙ: Понравилось.

А.ПЛЮЩЕВ: Зачем Манхэттен?

М.КОРЧЕМНЫЙ: Зато потом, когда мы жили в Голливуде, там рядом был квартал…

Э.ШКЛЯРСКИЙ: Мексиканский.

М.КОРЧЕМНЫЙ: Как в фильмах Родригеса. Там он говорит: «Это моё. Здесь я буду гулять».

А.ПЛЮЩЕВ: Вспоминая сегодня тот самый концерт десятилетней давности, мы сделаем ему некоторый привет, я так понимаю. Потому что сегодня в кои-то веки в программе «Попутчики» у нас запланировано живое выступление, такое, акустическое выступление усечённого состава группы «Пикник».

Д.БОРИСОВ: Условия уже, конечно, не те.

А.ПЛЮЩЕВ: Вообще всё не то.

Э.ШКЛЯРСКИЙ: Лучше!

А.ПЛЮЩЕВ: Мы постараемся хотя бы джаз оставить, выражаясь вашим же языком. Поэтому сегодня будем слушать, я не знаю, новые или какие песни группы «Пикник»?

Э.ШКЛЯРСКИЙ: Скорее всего, те, которые в руках, наверное, будем пробовать. С чего начать?

ЗВУЧИТ МУЗЫКАЛЬНАЯ КОМПОЗИЦИЯ

А.ПЛЮЩЕВ: Ура! Сегодня у нас в гостях группа «Пикник» в несколько усечённом составе. Эдмунд Шклярский и Марат Корчемный. Я, так понимаю, вы только что прямо с концерта к нам?

Э.ШКЛЯРСКИЙ: Да.

А.ПЛЮЩЕВ: В «Олимпийском» это было?

Э.ШКЛЯРСКИЙ: Точно.

А.ПЛЮЩЕВ: Это концерт памяти Цоя?

Э.ШКЛЯРСКИЙ: Не памяти, а 50 лет.

М.КОРЧЕМНЫЙ: Мы вспомнили к этому случаю 2 песни. Мы не помним, что было, потому что мы с некоего, мягко говоря, перемора. Поэтому что там было, правда, ты вспомнил быстрее, чем мы успели тебе ответить.

А.ПЛЮЩЕВ: Я могу и дальше продолжать.

Д.БОРИСОВ: Тут повторяются вопросы по поводу концертов вообще. Тут пишут, что на концерты «Пикника» на билетах пишут «18+», а раньше многие делали с детьми. Что делать? Многие ходили.

А.ПЛЮЩЕВ: Я, например, пошёл с Варварой, когда ей было 5 лет.

Д.БОРИСОВ: Теперь что? Не пустят?

А.ПЛЮЩЕВ: Теперь ей 13, её не пустят, видимо. Нет, может быть, в сопровождении родителей и пустят.

Д.БОРИСОВ: А вот вопрос. В кино не пускают.

А.ПЛЮЩЕВ: Значит, туда не пустят.

Д.БОРИСОВ: Своими глазами я видел, как развернули родителей с детьми на какой-то фильм.

Э.ШКЛЯРСКИЙ: Эти цифры, наверное, мало, кому понятны…

Д.БОРИСОВ: А кто определяет — 18+ или нет? Не вы?

М.КОРЧЕМНЫЙ: Мы были в Штатах, там тоже на афишах, на билетах «18+», там. То есть этот бред охватил всю планету.

А.ПЛЮЩЕВ: Всё самое бредовое друг у друга берут. Нет бы что-нибудь хорошее.

М.КОРЧЕМНЫЙ: Поэтому мы уже привыкли.

Д.БОРИСОВ: Мне просто казалось, что это главные герои концерта должны сами определять возраст. Вы бы как определили? Какое бы ограничение поставили?

Э.ШКЛЯРСКИЙ: Во-первых, у нас возили грудных детей, которые мирно спали. И родители были очень довольны, собственно говоря, этим.

А.ПЛЮЩЕВ: Это раз. А во-вторых, мне кажется, подростки — это вообще движущая сила любого концерта. Сейчас ходят к вам подростки? Провокационный вопрос.

М.КОРЧЕМНЫЙ: Самые зажигалки в зале.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну вот. Я, например, услышал группу «Пикник», когда мне было лет 14. На концерты я тогда не ходил, правда, но тем не менее.

Э.ШКЛЯРСКИЙ: Я надеюсь, это… Где такие билеты?

Д.БОРИСОВ: Здесь несколько сообщений от разных людей. Специально даже сравнил их номера телефонов, чтобы это был точно не один человек. Хотя есть версия, что в рекламе по радио говорили «без возрастных ограничений» только что нам Маша по Твиттеру сбросила.

М.КОРЧЕМНЫЙ: Я, например, не представляю ситуацию, что где-нибудь, не знаю, на концерте в Нижнем Новгороде бабушка, которая отрывает билет будет, там, водительские права, паспорт…

Э.ШКЛЯРСКИЙ: Я знаю, что на DVD, в том числе на наши, ставят какие-то ограничения. Поскольку пошла разнарядка и это необходимо.

Д.БОРИСОВ: С DVD и с телепрограммами проще. Всё равно домой не придут сотрудники…

А.ПЛЮЩЕВ: Пока.

Д.БОРИСОВ: Пока не придут и не будут проверять, смотрят, не смотрят.

М.КОРЧЕМНЫЙ: Знаешь, как, вот, помнишь видеомагнитофоны были?

Д.БОРИСОВ: Да.

А.ПЛЮЩЕВ: Я напоминаю, что SMS для нашего эфира — +7-985-970-45-45. Твиттер-аккаунт vyzvon. Судя по всему, вы помните это отлично и без всего этого. Приветы из разных городов и ожидания концертов и так далее.

Д.БОРИСОВ: Тут кто-то посчитал, что группе «Пикник» уже больше 30 лет, а голос не меняется. Как такое может быть?

Э.ШКЛЯРСКИЙ: Он не меняется не только у меня. Это, скажем… Есть образцы, на которых я ориентировался. У них тоже голоса не менялись. Ни у Харриса не менялся, ни у это самое. Не надо стараться петь другим голосом. Надо стараться петь, как ты пел. Я часто замечал, что с возрастом человек хочет, многие певцы, например, хотят показать…

Д.БОРИСОВ: Другую манеру.

Э.ШКЛЯРСКИЙ: Нет, не другую манеру. Они хотят показать свои вокальные данные. Начинают громче петь и много очень вибрировать. Это ужасно. Ты сразу отличаешь, когда певец начинает вибрировать голосом и показывать своё мастерство, что я могу взять и такую ноту, и такую — это показатель, что он не может взять ни эту ноту, и, короче…

Д.БОРИСОВ: Время идёт. Гура становится гуристее и гуристее. Как же не показать?

Э.ШКЛЯРСКИЙ: Это невозможно. Всегда должен быть запас прочности. Человек не должен ни играть, ни петь на пределе своих возможностей. У него должен быть всегда запас. Он должен играть, скажем, соло менее виртуозное, чем он играет на пределе. И петь ноты не те, которые он, там, может… Он может сочинять какие-то вещи… И в спорте, наверное… Может, я, конечно, не прав. Может, наоборот надо перепрыгивать через себя…

М.КОРЧЕМНЫЙ: Мне кажется, в футболе оно так и есть.

Э.ШКЛЯРСКИЙ: По крайней мере, надо иметь какой-то запас прочности.

А.ПЛЮЩЕВ: Подтверждают про «18+». Лиля, которая задавала вопрос: «Билеты 18+ в Санкт-Петербурге в «БКЗ»».

Э.ШКЛЯРСКИЙ: Посмотрим.

А.ПЛЮЩЕВ: В вашем родном Санкт-Петербурге какие творятся дела. Пока вас не было, там в Питере столько всего произошло! Одна реклама «Весёлого молочника» чего стоит. В смысле история с рекламой. Не сама реклама, а история. Я вам потом расскажу, чтобы эфир не занимать.

Д.БОРИСОВ: Слушатели «Эхо Москвы», я думаю, слышали, знают.

А.ПЛЮЩЕВ: Они-то точно мимо не прошли. Мы с вами немножко вспоминали начало 2000-х, которое было очень своеобразным временем. И здесь даже на «Эхо Москвы» устраивались концерты, что уж совсем сейчас невообразимо, хотя мы пытаемся как-то вспомнить это. Но понятно, что ничего похожего масштабного, там, четырёхчасового марафона уже сделать не получится. Но вообще как-то была другая история, кроме того, что деревья были выше…

Д.БОРИСОВ: Как-то ты пессимистично говоришь. Давай наоборот — сделаем.

А.ПЛЮЩЕВ: Давай.

Д.БОРИСОВ: Просто назло тебе хочется сделать.

А.ПЛЮЩЕВ: Давай. Я для этого, собственно, чтобы взбунтовался твой молодой организм. Как иначе? Короче говоря. Время немножко поменялось. Кроме того, что деревья были больше, трава зеленее и всё прочее. Обстановка была с музыкой, прежде всего, несколько иная. Как вы себя сейчас изучаете в начале 2010-х годов? Какое место вы собственному творчеству отводите? Задумываетесь ли вы об этом или вам всё равно? Вы пишете свою музыку, играете концерты для тех, кто на них ещё приходит и так далее?

Э.ШКЛЯРСКИЙ: Например, мы когда были маленькие, деревья были большие. Всем музыкантам, которые начинали играть на гитарах, родители говорили одно и то же: «Хорошо. Ты играешь. А когда тебе будет 50 лет, что ты будешь делать?» Поэтому родители были, так скажем, озабочены больше всех ситуацией. А ситуация во многом не зависит от нас. Она складывается так, как складывается. К счастью для нас, она складывается так, что мы уже несколько лет по накатанному пути с новыми программами катаемся по стране. Слава богу, она ещё велика. Мы захватываем ближнее зарубежье — скажем, Украину, Белоруссию. И, собственно говоря, в этом заключается наша жизнь. Потому что мы, как минимум, половину своего времени в году проводим на гастролях.

М.КОРЧЕМНЫЙ: Мы сознательно выбрали путь вот таких бродячих артистов, «Бременских музыкантов». Наверное, это нас спасает от всех катаклизмов, которые происходят, как, там, крах CD-промышленности или ещё чего-то. Смотришь то на одни часы, то на другие, поэтому я думаю…

А.ПЛЮЩЕВ: Не на часы. Я смотрю на камеры. Нам подсказывают, что самого главного человека — Эдмунда не видно. То, что я сейчас вижу — я вижу колонну отлично вот эту, зато не вижу за ней Эдмунда. Я попрошу Эдмунда чуть-чуть передвинуться влево и всё будет отлично видно. Мне кажется, сейчас всё будет хорошо. Извините за такие… У нас просто всё в ручном режиме управляется…

Д.БОРИСОВ: Почему-то разные картинки, ну ничего.

А.ПЛЮЩЕВ: Видишь, это разный Сетевизор.

Д.БОРИСОВ: Камера одна…

А.ПЛЮЩЕВ: Простите, друзья.

М.КОРЧЕМНЫЙ: Вообще, сейчас ужасная тема с этими трансляциями. Потому что если раньше можно было как-то ковыряться…

Д.БОРИСОВ: В носу. Здесь хуже ещё. Здесь камеры и звук не выключаются даже во время рекламы и новостей. И поэтому если гости забывчивые (мы обычно предупреждаем заранее) или сотрудники забывчивые, как подсказывает Светлана Ростовцева, наш звукорежиссёр сегодня… Рады видеть, кстати. Света очень с нами здесь. Когда забывают, наши Сетезрители узнают нового для себя и для всех. И себе, и людям.

М.КОРЧЕМНЫЙ: Мы уже сталкивались с этой штукой, поэтому мы уже учёные.

А.ПЛЮЩЕВ: Да. Я предлагаю… Просто мне прямо жалко не то, чтобы времени, а жалко не воспользоваться возможностью послушать ещё песню другую. Поэтому если Эдмунд не очень устал после…

Э.ШКЛЯРСКИЙ: Я бы послушал, если есть возможность…

А.ПЛЮЩЕВ: С диска?

Э.ШКЛЯРСКИЙ: Да.

А.ПЛЮЩЕВ: Давайте сделаем. Это с нового?

Э.ШКЛЯРСКИЙ: Чередовать. Да.

А.ПЛЮЩЕВ: Отлично. Прекрасно. Скажите тогда пару слов об этой песне.

Э.ШКЛЯРСКИЙ: Мы её ещё не ставили в эфире и интересно, как она прозвучит.

М.КОРЧЕМНЫЙ: Барабанная дробь! Всемирная премьера песни…

Э.ШКЛЯРСКИЙ: «Вплети меня в своё кружево».

ЗВУЧИТ МУЗЫКАЛЬНАЯ КОМПОЗИЦИЯ

Д.БОРИСОВ: Птички из Сочи. Группа «Пикник» в программе «Попутчики». «Вплети меня в своё кружево» — это была премьера в радиоэфире.

А.ПЛЮЩЕВ: Да. Охотно нынче радиостанции вплетают вашу музыку в своё кружево ротаций?

Э.ШКЛЯРСКИЙ: Не знаю, как у кого. Но у нас всегда была такая ситуация, что начиная с «Иероглифа», выбиралась всегда самая быстрая песня. Это была на то время песня «Праздник». Она подходила и к новому году.

А.ПЛЮЩЕВ: «Праздник»-то да. И выступать хорошо на корпоративах.

Э.ШКЛЯРСКИЙ: Да. Её ставили, а потом её стали прятать, потому что иначе бы… Чтобы не превратиться в группу песни «Праздник». Ну и, собственно говоря, мне вполне понятно желание редактора… Если бы я был редактором, я бы тоже старался выдёргивать, чтобы держать какой-то темпо-ритм, чтобы все не уснули. Какую-то более или менее ритмичную музыку. Мне кажется, что раньше, да и сейчас — время быстрое. Чтобы человека заставить слушать, надо прилагать какие-то усилия невероятные.

А.ПЛЮЩЕВ: С другой стороны, ваша песня «Серебра», которая долгое время лидировала в хит-параде «Наше радио» или была там на втором месте после Кипелова. Я помню просто это, когда полстраны слушало этот хит-парад и так далее. Она совсем была не быстрая.

Э.ШКЛЯРСКИЙ: Если её сравнить, например, с песней «Ночь», она сверхбыстрая.

А.ПЛЮЩЕВ: Это правда.

М.КОРЧЕМНЫЙ: Там была история, что с большим удовольствием брали песню «Итальянец» крутить. И никто не верил, что, там…

Э.ШКЛЯРСКИЙ: Иногда кажется, что быстрая песня принимается на «Ура». Я помню, что мы по чьей-то инициативе поставили самую быструю песню, которая у нас только была — это «Я иду по дну» — и она посадила весь концерт. Потому что дело не в скорости, а в какой-то драматургии.

М.КОРЧЕМНЫЙ: Мне кажется, самая визитная карточка «Пикника» — это песня «Египтянин». У неё вообще не было радиоистории.

Э.ШКЛЯРСКИЙ: Это была концертная история. Она зажила жизнью от этого самого. Отклик получила исключительно от зрителей.

М.КОРЧЕМНЫЙ: Хотя на концертах градус… Зритель принимает. «Египтянин» пока конкурентов не знает.

А.ПЛЮЩЕВ: Мой вопрос-то был, на самом деле, такого плана. От того, что было в те же начало 2000-х годов, когда песни, значительное количество… Понятно, что артистам всегда мало. Но тем не менее — много песен попадало в радиоэфир. К нынешнему, как сейчас с этим? Берут? С нового альбома взяли что-нибудь?

Э.ШКЛЯРСКИЙ: Сейчас звучит на «Нашем радио» песня «Декаданс».

М.КОРЧЕМНЫЙ: С этого альбома какая-то история пошла, какие-то песни расходятся. Ты знаешь, у нас, как бы, наверное, мы на свою беду никогда этого специально не отслеживали. Я сейчас даже не могу сказать, на каких радиостанциях мы крутимся, на каких не крутимся. Это можно принять за некий снобизм…

А.ПЛЮЩЕВ: Нет, так все говорят, Марат.

М.КОРЧЕМНЫЙ: Я честно говорю.

Д.БОРИСОВ: Да и ладно. В эпоху интернета это не так важно.

М.КОРЧЕМНЫЙ: Мне хочется как-то зайти. Есть сайт «Москва FM», там можно посмотреть, что крутится, что не крутится. Даже до этого не могу себя заставить…

Э.ШКЛЯРСКИЙ: Никакая ротация никому не вредит — это 100%. Но насильно это самое… Если берётся, значит берётся. Насилия в этом вопросе мы никогда не принимали, потому что это, как правило, бесполезно.

М.КОРЧЕМНЫЙ: Мы были в Штатах и Канаде…

А.ПЛЮЩЕВ: Тут спрашивают, почему вы не доехали до Сан-Франциско.

М.КОРЧЕМНЫЙ: Доехали.

Э.ШКЛЯРСКИЙ: И уехали оттуда.

М.КОРЧЕМНЫЙ: Просто мы не успели его. Мы приехали на концерт, отыграли и уехали.

А.ПЛЮЩЕВ: Концерт-то был! Юрий, вы как-то прощёлкали, что называется.

Э.ШКЛЯРСКИЙ: Там были ностальгические времена… То есть не ностальгические времена, а ностальгические нотки, когда организатор, например, в Лос-Анджелесе исчез. Местный администратор.

А.ПЛЮЩЕВ: Удобно.

Э.ШКЛЯРСКИЙ: Удобно, да. И по-нашему.

М.КОРЧЕМНЫЙ: И другой организатор вытягивал за него эту ситуацию. Концерт всё равно состоялся. Нормально всё. Про что я хотел рассказать? То, что там практически любую радиостанцию включаешь — там рок играет. Представляешь? Особенно, в Канаде.

Д.БОРИСОВ: Там 2 миллиона радиостанций.

М.КОРЧЕМНЫЙ: Я не знаю, сколько миллионов…

Д.БОРИСОВ: Переключаешь…

А.ПЛЮЩЕВ: Имеется в виду в FM-диапазоне.

М.КОРЧЕМНЫЙ: Я щёлкал-щёлкал, там вообще плохую музыку не крутят.

Д.БОРИСОВ: Любителю попсы там не рай совсем.

А.ПЛЮЩЕВ: Не любят группу «Мандаринки». Нет ротации, что ты сделашь?

М.КОРЧЕМНЫЙ: Хотя в Европе вообще ад. В Италии слушать FM-радиостанцию — это надо быть…

Д.БОРИСОВ: Вам повезло в этот приезд в Америку, потому что когда я там был в июне, переключая между FM-радиостанциями… К счастью, там есть ещё спутниковое радио и выбор большой. На всех FM-радиостанциях было 2 песни — либо Джастин Биббер, либо ещё одна песня «Call me maybe», которая сейчас добралась и до нас — везде играет. 2 песни. Правда. На одно радиостанции одна, на другой другая и наоборот.

М.КОРЧЕМНЫЙ: Был диск, который там застрял?

Д.БОРИСОВ: К сожалению, нет.

А.ПЛЮЩЕВ: Расскажите о публике нынешней. Что за публика в Соединённых Штатах ходит на концерты рок-исполнителей из России? Рок-ветеранов, я бы сказал.

Э.ШКЛЯРСКИЙ: Русские. По душе… По крайней мере, барышня в Лос-Анджелесе бедного своего американского друга (она сама из Владивостока) таскала из Америки во Владивосток на концерты. Притащила из какого-то города… Он говорил: «Я вынужден посещать ваши концерты».

М.КОРЧЕМНЫЙ: Он был рад, потому что в этот раз ему пришлось ехать…

Э.ШКЛЯРСКИЙ: Поближе. Не во Владивосток хотя бы.

М.КОРЧЕМНЫЙ: В Голливуд, а не во Владивосток, представляешь? То есть ходят наши люди и пленные американцы…

Э.ШКЛЯРСКИЙ: Которые смирились и вынуждены ходить…

М.КОРЧЕМНЫЙ: Вынуждены получать удовольствие.

А.ПЛЮЩЕВ: Как новый материал люди воспринимают? Обычно же…

Э.ШКЛЯРСКИЙ: Новый материал?..

М.КОРЧЕМНЫЙ: Имеется в виду последние 10 лет.

А.ПЛЮЩЕВ: Последние 10 лет. Да. Для меня это тоже всё новый.

М.КОРЧЕМНЫЙ: Измеряем такими категориями.

А.ПЛЮЩЕВ: Конечно. Широкими мазками кладём.

Э.ШКЛЯРСКИЙ: Основной, скажем, срез, если так можно сказать — это как раз «Мышеловка», «Египтянин», естественно, альбом и «Королевство кривых»...

М.КОРЧЕМНЫЙ: Это альбомы, которые вышли как раз после…

Э.ШКЛЯРСКИЙ: После 2000-х.

М.КОРЧЕМНЫЙ: После 2000 года — это примерно 80 % нашей программы.

Э.ШКЛЯРСКИЙ: И кому-то близок «Вечер», кто давний слушатель, кто давно иммигрировал.

М.КОРЧЕМНЫЙ: Кстати, с «Вечером» на концерте была такая удивительная история. Песня «Вечер», если кто забыл, у нас есть. У нас Лёня, барабанщик, опять же, придумал к ней новую аранжировку и на концерте нам её показал.

Э.ШКЛЯРСКИЙ: Да. Под песню «Праздник» пришла пара, говорят: «Мы себе некогда под вашу песню, знаешь ли, делали целую ночь, теперь у нас 2 детей. Обвенчайте нас».

А.ПЛЮЩЕВ: Это в Лас-Вегасе было?

Д.БОРИСОВ: В кубинском квартале.

Э.ШКЛЯРСКИЙ: «Обвенчайте нас именно там». Да.

А.ПЛЮЩЕВ: Группа «Пикник» сегодня в эфире. +7-985-970-45-45. Так же Твиттер-аккаунт.

Д.БОРИСОВ: Мне кажется, мы дали им отдохнуть…

А.ПЛЮЩЕВ: Сейчас я ещё про мракобесие спрошу. И после этого сразу джаз.

Д.БОРИСОВ: Любимый вопрос хочешь задать?

А.ПЛЮЩЕВ: Нет. Но можно и его, кстати.

Д.БОРИСОВ: Хорошо.

А.ПЛЮЩЕВ: У нас уже есть…

Д.БОРИСОВ: Система кодов, да.

А.ПЛЮЩЕВ: Просто пока вы колесили по Америке, у нас здесь мракобесие просто развернулось полным, зацвело полным цветом. Но мы же хорошо знаем творчество Эдмунда Шклярского поэтическое. Наши слушатели сегодня тоже спрашивали про вампирскую тему. Понятное дело, что рано или поздно…

Э.ШКЛЯРСКИЙ: Её прикроют.

А.ПЛЮЩЕВ: Рано или поздно встанет вопрос о сатанизме, оскорблении религиозных чувств и прочего. Насколько вы готовы, насколько вы во всеоружии подходите к этой новой реалии? Потому что это не за горами, о чём, собственно, ваше творчество, уже предупреждало много лет назад?

Э.ШКЛЯРСКИЙ: Собственно говоря, новые реалии ничем не отличаются от прежних. У нас песня «Ночь», где впервые присутствовало слово «вампир» — её литовали, когда в «Рок-клубе» мы ещё выступали. Это была организация не государственная, но, тем не менее, проходила литовка текстов. И, собственно, слово «вампир» ничего не вызывало. Вызывало, собственно говоря, «карты». Я, собственно говоря, согласен с человеком, который литовал, потому что в этом есть определённая пошлость. Но мне нечем было заменить это слово, потому что карты — это действительно как-то туз, что-то такое…

М.КОРЧЕМНЫЙ: Цыганщина…

Э.ШКЛЯРСКИЙ: Цыганщина там идёт. И поэтому. А «вампир» не вызывает. То есть «ядерный взрыв» у Гайдая не вызывал ничего…

А.ПЛЮЩЕВ: Если говорить чуть более серьёзно, вам, особенно Эдмунду, как человеку состоявшемуся уже в советские времена фактически, или начавшему… Какой начавшему? Там ещё долго оставалось до конца Советского Союза, больше 10 лет. Эта творческая деятельность начиналась в советские времена. Как нынешнее время? Оно пожиже будет в смысле порядков, в смысле каких-то проблем, там, с текстами, не знаю, с чем угодно. Эта тенденция, которая сейчас есть — она шутейная, неправдашняя, ничего подобного того, что было в советские времена, не грозит нам?

Э.ШКЛЯРСКИЙ: Честно говоря, никаких тенденций, кроме стрельбы по каким-то мишеням непонятным. Абсурдные причём мишени. Вот эти 16, 17. Я понимаю, допустим, если бы было это осуществлено в фильме «Пятый элемент», когда тебя сразу так фиксируют…

А.ПЛЮЩЕВ: В Ростове, пока вы ездили, запретили рок-оперу «Иисус Христос — суперзвезда», например.

Д.БОРИСОВ: Потом разрешили, нет?..

А.ПЛЮЩЕВ: Вроде нет.

Э.ШКЛЯРСКИЙ: Я имею в виду, например, по телевизору появляется цифра 12, значит фиксируются сразу дети какими-то роботами. То есть тогда это работает. А так непонятно, для кого эти цифры написаны. Сначала у меня жена думала, что это градусы. Я говорю: «Нет, не температура. Температура другая. Это убирать надо детей». Пока какая-то стрельба по непонятным мишеням.

М.КОРЧЕМНЫЙ: Нет, в конце концов всех упекут куда-нибудь. Будем шансон играть, что делать.

Д.БОРИСОВ: А на нём не поставят никаких маркеров?

М.КОРЧЕМНЫЙ: Авторская песня… Грушинский… Натренируем.

Э.ШКЛЯРСКИЙ: В Самару мы ездим. Грушинский недалеко оттуда. Что сыграть-то?

М.КОРЧЕМНЫЙ: Давай нашу… «Шаманы».

ЗВУЧИТ МУЗЫКАЛЬНАЯ КОМПОЗИЦИЯ

А.ПЛЮЩЕВ: Надеюсь, были оскорблены и попраны религиозные чувства многих людей, которые с шаманами общаются. Не то, чтобы в них верят, а общаются с ними и так далее. Мы всё, что могли для этого сделали. Эдмунд Шклярский выступил. Ждём исков. У вас будут концерты в Москве? Приехали вы не просто так сейчас? Не только для того, чтобы на концерте 50-летия Цоя выступить и к нам в эфир сходить?

Э.ШКЛЯРСКИЙ: Концерты 5-6 будут.

М.КОРЧЕМНЫЙ: Приехали в эфир и уже к этому…

А.ПЛЮЩЕВ: Уже к этому подогнали концерты?

М.КОРЧЕМНЫЙ: К этому подогнали концерты.

А.ПЛЮЩЕВ: Приятно всегда. Это приятно.

М.КОРЧЕМНЫЙ: 5-6 октября. Хотел сказать «В дворце спорта». Нет. В концертном зале «Минск». Ой…

Э.ШКЛЯРСКИЙ: «Мир».

А.ПЛЮЩЕВ: Так.

Э.ШКЛЯРСКИЙ: 7 — «БКЗ» ближайший.

М.КОРЧЕМНЫЙ: «БКЗ Октябрьский» в Санкт-Петербурге представляем новую концертную программу «Декаданс», где сыграем, наверное, большую часть альбома и вернём в программу песни, которые давно просились вернуться туда.

А.ПЛЮЩЕВ: Неужели «Праздник»?

Э.ШКЛЯРСКИЙ: «Праздник» и не уходил. Будет живая виолончель, вновь ожившая в песне «Глаза очерчены углём», потому что некоторые слушатели начали слушать «Пикник» позже и они не застали то время, когда выходила барышня под названием «Живая виолончель».

А.ПЛЮЩЕВ: Некоторые прямо сейчас начали слушать. Пишут, что сегодня впервые услышали.

М.КОРЧЕМНЫЙ: Обычно мы таким людям даём какой-нибудь приз.

Э.ШКЛЯРСКИЙ: Даём шанс.

М.КОРЧЕМНЫЙ: У вас есть какой-нибудь приз, чтобы можно было?..

А.ПЛЮЩЕВ: У нас есть! Нормально. Это хорошо.

Д.БОРИСОВ: Маленькая тележка.

А.ПЛЮЩЕВ: Пишут из Ярославля: «Мне 21. Только что услышала «Пикник» в первый раз и влюбилась». Вот, что она сделала. А Марина Метровцева спрашивает: «Ваш сын стал постоянным членом группы? Расскажите поподробнее о девушке-скрипачке».

Э.ШКЛЯРСКИЙ: Девочке-скрипачке?

А.ПЛЮЩЕВ: Да. Так написано. Я не знаю. Может быть, мы что-нибудь?..

М.КОРЧЕМНЫЙ: Давай ты про сына, я про девочку.

Э.ШКЛЯРСКИЙ: Хорошо. Сын, собственно говоря, родственник играет на клавишах.

А.ПЛЮЩЕВ: Стал членом группы постоянным?

Э.ШКЛЯРСКИЙ: Да.

А.ПЛЮЩЕВ: Вот. Всё. Да.

Д.БОРИСОВ: Скрипачка?

М.КОРЧЕМНЫЙ: Была у нас девочка, скрипачка, играла на скрипке. Ирина Сорокина — замечательный человек. Потом она нашла свою любовь жизни, вышла замуж, переехала в другой город и перестала играть. Но мы иногда как-то переписываемся. Может быть, тряхнём стариной.

А.ПЛЮЩЕВ: Скажите, ваши концерты всегда славились, такими, шоу. Там огненное шоу было. Что будет на этот раз? Что в этой программе задумано такого?

Э.ШКЛЯРСКИЙ: После огня зрителей какое-то время поливали водой. Мы решили, что это негуманно, особенно когда это происходит зимой.

М.КОРЧЕМНЫЙ: Попирал чувства этих…

Э.ШКЛЯРСКИЙ: Моржей. Сейчас на этом концерте будет впервые радиоуправляемая модель подруги кентавра. Она на сайте представлена. И плюс светодиодные экраны… Видеоряды помогает делать Виталий Мухаметзянов, известный…

М.КОРЧЕМНЫЙ: Мы на это надеемся, что он успеет к сроку…

Э.ШКЛЯРСКИЙ: И всё это будет сверкать.

М.КОРЧЕМНЫЙ: Помимо всего прочего у нас есть… Кстати, много на этот раз всяких декораций. И честно говоря, сцена будет сильно отличаться для тех, кто бывает на наших концертах. В этом году просто не узнаете. Там будет совсем всё по-другому. Сегодня, допустим, наш завпост, мы его называем — человек, который инженер сцены — испытывал дверь, она же чехол для виолончели. Как в фильме про…

Э.ШКЛЯРСКИЙ: «Сим-сим, откройся». Про циклопа.

А.ПЛЮЩЕВ: Как в мультфильме.

М.КОРЧЕМНЫЙ: обычно у нас виолончель выходила из-за кулисс. А теперь она будет выходить из футляра. Для кого-то это…

А.ПЛЮЩЕВ: Круто, что?

Д.БОРИСОВ: В общем надо сходить и посмотреть.

А.ПЛЮЩЕВ: Да. Потому что на словах…

М.КОРЧЕМНЫЙ: Нам очень трудно это описывать, потому что мы когда говорим, человек, который не в теме…

Э.ШКЛЯРСКИЙ: Песня не изменится, но визуальный ряд будет, так скажем, более насыщенным.

А.ПЛЮЩЕВ: Тут у вас спрашивают, почему вы не выступаете на фестивале «Рок над Волгой». Сразу 2 вопроса пришло, от одного и того же человека, правда.

Э.ШКЛЯРСКИЙ: Ответ на 2 вопроса одинаковый. Для этого надо получить приглашение.

А.ПЛЮЩЕВ: Вас просто не звали. Не зовут. Зовите на «Рок над Волгой» и всё будет. Они даже в Соединённые Штаты летают, а вы говорите Самара. Самара…

М.КОРЧЕМНЫЙ: У нас много фестивалей. На Вудстоке мы ни разу не выступали. Ещё где-то. Нас, кстати, ни разу не зовут на все эти, вот, когда Олимпийские игры проходят в Лондоне. Нас туда не зовут. Ничего, мы нормально.

А.ПЛЮЩЕВ: Кстати, о концертах. Одно время, помните, было модно делать эти «Open Air», как «Нашествие». Их было штуки 3, наверное, летом или 4 даже. Потом как-то все поумерли по-тихоньку. Одно «Нашествие» осталось.

Д.БОРИСОВ: Или ты подрос и перестал обращать на это внимание.

А.ПЛЮЩЕВ: Да нету их. Ну всё.

Э.ШКЛЯРСКИЙ: Нет, периодически есть…

Д.БОРИСОВ: Я просто обращал внимание, что этим летом их довольно много.

А.ПЛЮЩЕВ: Все так зашипели. Ну есть, есть. Ну что вы?

Э.ШКЛЯРСКИЙ: Штуки 4-5 есть где-то.

М.КОРЧЕМНЫЙ: Мы участвовали в фестивалях в «Калининграде», подобных «Нашествию».

А.ПЛЮЩЕВ: Я говорил про Московский регион.

Э.ШКЛЯРСКИЙ: Байкерские существуют фестивали, куда иногда зовут нас.

М.КОРЧЕМНЫЙ: В Москве эти фестивали организовывали одни и те же люди, у них были какие-то конфликты интересов, они конкурировали между собой…

Д.БОРИСОВ: Переезжали с одной площадки на другую.

М.КОРЧЕМНЫЙ: Как следствие любой конкуренции, остался сильнейший.

А.ПЛЮЩЕВ: Эдмунд, вы продолжаете заниматься живописью?

Э.ШКЛЯРСКИЙ: «Живопись» — громко сказано. Я иногда рисую. Вышло 2 альбома с рисунками, картинами и белыми. Может быть, и третий появится. Говорить о них сложно. Надо было принести и показать. Это будет на концерте только.

Д.БОРИСОВ: Один из наших слушателей, у которого ник SpikyApples тут задал целых 13 вопросов на сайте. Один из них не могу не задать. Вы говорили сейчас о том, что ездили в Европу. Вообще, он спрашивает, каковы на данный момент итоги ваших религиозных поисков? В паломничали в Ватикан, он вспоминает, получаете награды от РПЦ, а в промежутки занимаетесь буддистской и разной восточной тематикой. Что у вас с религией сейчас?

Э.ШКЛЯРСКИЙ: В Ватикан мы не паломничали…

Д.БОРИСОВ: Это цитата из вопроса.

Э.ШКЛЯРСКИЙ: Я просто проясняю. Мы были в Риме и, естественно, ходили в Ватикан. Это вопрос конкретно ко мне обращён?

А.ПЛЮЩЕВ: Единственный человек в студии, которого можно спросить.

Э.ШКЛЯРСКИЙ: У меня традиционное воспитание католическое. А все остальные, скажем, религии дополняют моё мировоззрение. В каждой религии есть частицы, которые тебе близки и, собственно говоря, нечего это скрывать и от них открещиваться.

А.ПЛЮЩЕВ: Группа «Пикник» сегодня у нас была в несколько усечённом составе. Передавайте привет всем остальным. Это я обращаюсь к нашим сегодняшним гостям. К слушателям обращаюсь: приходите на концерты в ближайшие дни. Эдмунд Шклярский и Марат Корчемный были у нас в эфире. Знаете, что ещё хочу сказать буквально за 20 секунд до эфира? Эдмунд, в прошлом эфире (это было 9 лет назад) вы выглядели старше сильно. Сейчас как-то… Я не знаю, как так получается…

Э.ШКЛЯРСКИЙ: Это маска.

А.ПЛЮЩЕВ: Может быть.

Д.БОРИСОВ: Мне то же самое сейчас писали в Твиттере, я повесил для мамы фотографию в Твиттер, потому что она большая ваша поклонница. И как была 10 лет назад, и остаётся сейчас. Мне написали, что вы выглядите моложе. И вы не вы, мне написали.

М.КОРЧЕМНЫЙ: Значит работает паломничество.

Д.БОРИСОВ: Подменили. Новые технологии. Программа «Попутчики» закончилась. Группа «Пикник». Мы — Дмитрий Борисов и Александр Плющев. Октябрь наступил. Всем пока.

Э.ШКЛЯРСКИЙ: Ура! Надо переворачивать календарь…


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире