'Вопросы к интервью
Д.БОРИСОВ: 23:06 в российской столице. Радио «Эхо Москвы». Прекрасный эфир вас ждёт в течение ближайшего часа. Меня зовут Дмитрий Борисов. Именинник Александр Плющев, которому будем сегодня петь «Happy birthday to you»...

А.ПЛЮЩЕВ: Спасибо тебе. Вижу, специально даже музычку второй раз включили.

Д.БОРИСОВ: Да? Я, видишь, не соблюдаю эфирную дисциплину, снял наушники, не слышу, что происходит в эфире.

А.ПЛЮЩЕВ: Чтобы тебе лучше петься.

Д.БОРИСОВ: Я, кстати, придумал тебе новую программу, ты знаешь? Я когда ехал сюда, слышал твой предыдущий эфир, который был посвящён 5 «iPhone». Я подумал, что хорошая, на самом деле, программа «Пятая точка». Не просто «Точка», а «Пятая точка». Я думаю, что надо как-то рассмотреть и сделать ребрендинг.

А.ПЛЮЩЕВ: Хорошо. Я подумаю. Смешная, кстати. Для пародий хорошо, кстати, на мою программу. «Пятая точка». Смешно.

Д.БОРИСОВ: Для нового сезона как раз.

А.ПЛЮЩЕВ: Молодец.

Д.БОРИСОВ: Сегодня будем здесь не вдвоём. На Сетевизоре наши зрители, по Сетевизору на сайте echo.msk.ru уже видят, наверное, с кем мы сидим. Сидим мы с Максимом Покровским. Добрый вечер.

М.ПОКРОВСКИЙ: Здравствуйте. Прежде всего присоединяюсь к поздравлениям.

А.ПЛЮЩЕВ: Спасибо. Спасибо, Макс.

М.ПОКРОВСКИЙ: С днюхой!

Д.БОРИСОВ: Человек работает в день рождения…

А.ПЛЮЩЕВ: Нормально.

Д.БОРИСОВ: Последний час своего дня рождения тоже проводит с нами — это же прекрасно.

А.ПЛЮЩЕВ: Да. С большим удовольствием. А Максим не был с нами довольно давно. Я поднял эфиры. Я вообще, честно говоря, в силу склероза (я уже старенький сегодня стал) своего, забыл, был ли у нас Максим Покровский. И я обратился к сайту радиостанции «Эхо Москвы» и понял, что в программе «Аргентум» нашей с Дмитрием Борисовым…

Д.БОРИСОВ: Была такая прекрасная программа.

А.ПЛЮЩЕВ: Макс Покровский был в 2003 и 2007 годах. И я понял, что последний раз 5 лет назад. И мы тогда обсуждали…

Д.БОРИСОВ: Как вчера.

М.ПОКРОВСКИЙ: Как вчера. Я только хотел сказать: «как вчера».

А.ПЛЮЩЕВ: Тогда мы ставили диск «Идём на восток», обсуждали эту песню и фильм, собственно, в котором она звучала.

М.ПОКРОВСКИЙ: Да.

А.ПЛЮЩЕВ: И другие песни ставились. Это была прямо премьера диска. Нигде ещё на радиостанция не звучала. И вдруг я понял, что с тех пор о Максиме Покровском я ничего практически не слышал. Как-то канул куда-то. Где ты пропадал всё это время? Спрошу я в стиле Карлсона.

М.ПОКРОВСКИЙ: Дорогой Карлсон, действительно, меня немножко потаскало. Я не могу сказать, что я был совсем за морями, за океанами. Был я и там, был я там не так долго, в общем частично. Как сказать так, чтобы это было не нудно и не долго? В двух словах опишу ситуацию: наделавшись много музыки и поняв, что сделал на тот момент в этом направлении столько, сколько я мог и поняв, что насытил себя и свою профессиональную среду настолько, на сколько я мог, я просто ушёл в музыкальные эксперименты. Я ушёл и физически, и морально, ментально, если можно так выразиться. Я просто стал делать разную музыку, стал делать её сольно, стал делать её дома, стал делать сам с собой и не сам с собой. Это с одной стороны, с другой стороны я подался в разные страны, пытался что-то делать и искать там. Но при этом я ни на секунду (ну, так, фигурально) не забрасывал концерты. То есть концертная деятельность «Ногу свело» не прекращалась всё это время. Концерты всегда мне доставляли очень большое удовольствие, доставляют сейчас. Но по поводу создания того материала, который становился, там, альбомом, песней в радиоэфире. За это время едва ли мы выпустили в эфир пару-тройку песен. Я помню года 3-4 года назад я выпустил в радиоэфир весьма успешную сольную песню «Шопинг». Пару лет назад мы выпустили «Марсианский вальс» — это «Ногу свело». Год назад мы выпустили в радиоэфир песню под названием «Чукотка». Это опять «Ногу свело». И сейчас я пришёл с тремя новыми песнями, которые я написал не вместе с «Ногу свело», а написал вместе со своим другом, соавтором, автором стихов, текстов, песен. Его зовут Михаил Гуцериев. То есть если говорить в общем, я нахожусь на, таких, полувольных хлебах.

А.ПЛЮЩЕВ: Михаил Гуцериев тот самый?

М.ПОКРОВСКИЙ: Да. Тот самый. Более того, ещё будет больше.

Д.БОРИСОВ: Чего только не узнаёшь о людях, с каких сторон. Давайте мы сразу с места в карьер послушаем одну из песен. Потом вернёмся сюда. А вы пока, дорогие слушатели, присоединяйтесь к нам при помощи SMS, отправляйте нам свои сообщения на +7-985-970-45-45. Ну или в Твиттере используйте для этого аккаунт vyzvon (через «y»).

ЗВУЧИТ МУЗЫКАЛЬНАЯ КОМПОЗИЯ

Д.БОРИСОВ: Максим Покровский. Песня «Московские пробки»?

М.ПОКРОВСКИЙ: Есть!

Д.БОРИСОВ: В соавторстве с Михаилом Гуцериевым.

М.ПОКРОВСКИЙ: Абсолютно.

Д.БОРИСОВ: А Михаил Сафарбекович там на бэк-вокале? Это он?

А.ПЛЮЩЕВ: Пошутил…

М.ПОКРОВСКИЙ: Нет. Это я сам.

Д.БОРИСОВ: Просто мне интересно, как вы разделили там полномочия авторов.

М.ПОКРОВСКИЙ: Полномочия разделили очень просто. Они делятся просто, как 4 делится на 2.

Д.БОРИСОВ: Слова и музыка?

М.ПОКРОВСКИЙ: Почему? Я написал музыку.

Д.БОРИСОВ: А слова, соответственно?..

М.ПОКРОВСКИЙ: А слова написал Михаил Гуцериев.

А.ПЛЮЩЕВ: Конечно, некоторым слушателям нашей радиостанции имя и фамилия Михаил Гуцериев…

М.ПОКРОВСКИЙ: Знакомы в другом ключе.

А.ПЛЮЩЕВ: Не то, что в другом ключе. Им, может, даже больше знакомо, при всём уважении, чем Максим Покровский. Вот, в чём дело! Поскольку это радиостанция, такая, политическая. Михаил Гуцериев — некогда бывший член парламента, если мне не изменяет память и, вообще…

Д.БОРИСОВ: Мы помним. «Роснефть», «Русский уголь».

А.ПЛЮЩЕВ: Бизнесмен известный…

Д.БОРИСОВ: Помним список «Forbes».

А.ПЛЮЩЕВ: Оказывается, не только Владиславу Суркову свойственно писать тексты для рок-групп.

Д.БОРИСОВ: Мы ещё знаем прекрасного… Правда, там не рок-группа. Мы знаем опыт Джахан Поллыевой, прекрасные тексты для прекрасных попсовых песен. Страна поёт их до сих пор.

А.ПЛЮЩЕВ: Мне кажется, это побочный эффект пребывания во власти — начинаешь писать тексты. Как вы познакомились, вообще? Как вы творчески сошлись?

М.ПОКРОВСКИЙ: Я познакомился через одного своего большого друга, который живёт не в Москве. Пути-дороги просто свели, потому как просто жизнь сводит разных людей с разными людьми. Меня познакомил один наш общий друг.

А.ПЛЮЩЕВ: А давно это произошло?

М.ПОКРОВСКИЙ: Где-то месяцев 5-6-7 назад.

Д.БОРИСОВ: То есть вы довольно быстро нашли общий язык и сразу решили заняться творчеством?

М.ПОКРОВСКИЙ: Нет. Мы общий язык нашли весьма небыстро. И пришлось очень серьёзно друг к другу привыкать для того, чтобы песня стала песней.

А.ПЛЮЩЕВ: Просто знать, какая история-то. У любого непредвзятого, или наоборот предвзятого слушателя, который, например, лично не знает Макса Покровского, возникает мысль: «Ага, значит таким образом, вот, богатенький дяденька решил прославиться». Ну, вот, ещё с одной стороны. В смысле, я имею в виду Михаил Гуцериев. «И, вот, нанял музыканта, чтобы был, таким, пушем»... Я просто реакцию такого слушателя сейчас транслирую.

М.ПОКРОВСКИЙ: Вы знаете, я весьма забавляюсь вашей реакцией с того момента, как вы, собственно, вошли, попали в тему. Я на вас смотрю и мне весьма интересно, поскольку вы являетесь ребятами увлечёнными. Я думаю, что подарок ко дню рождения я приготовил вам весьма хороший. Я вижу это по вашим счастливым лицам. Но кое-какие ваши сомнения я готов здесь в прямом эфире развеять. Потому что для меня нет ничего более прекрасного, чем прямой эфир и чем всякие вопросы, в том числе и неожиданные. Что касается писания песен для кого-то, то у нас с моим соавтором существует абсолютно чёткое решение, чёткая договорённость, что я не пишу песен для него, а он не пишет эти песни для меня. Мы пишем эти песни вместе. Соответственно, любые вопросы, которые вы мне задаёте, являются для меня весьма милыми, забавными. Я совершенно чётко понимаю ту ситуацию творческую, в которой я прибываю сейчас, чувствую себя в ней абсолютно комфортно. Более того, я вам могу сказать, что я купаюсь в этой ситуации, как рыба в воде. Мне очень хорошо. Я делаю музыкально то, что я хочу, и мне это делать очень интересно.

А.ПЛЮЩЕВ: Максим, песня, которую мы только что услышали — это же, такая, стилизация, правда? Извините за глупый вопрос…

М.ПОКРОВСКИЙ: Это не глупый вопрос. Это, пожалуй, один из лучших вопросов, которые я сегодня услышал в настоящий момент…

А.ПЛЮЩЕВ: Отлично.

Д.БОРИСОВ: Все остальные были просто ещё глупее, Саша, не обольщайся.

А.ПЛЮЩЕВ: Ничего. Мы растём зато. Вектор-то правильный.

Д.БОРИСОВ: К 20-й минуте…

М.ПОКРОВСКИЙ: Нет-нет. Уже так быстро летит время! Всё дело в том, что я должен признаться в том, в чём, возможно, артист и не должен признаваться, потому что когда я пишу музыку, я живу с произведением и живу весьма долго. Но почему-то у меня в голове где-то зазвучал Утёсов. Я думаю, что если я не опошлю таким образом имя великого артиста предыдущих лет. Скажу, что я не думаю, что это стилизация в чистом виде, но однако, как вы можете по звучанию, как сказать, понять принять, услышать, это совершенно не… Я этого не скрывал. То есть когда я это делал… Более того, я это подчёркивал, когда делал это звучание.

А.ПЛЮЩЕВ: Просто здесь же есть опасность. Я вовсе в этом не упрекаю. Просто здесь есть опасность, как мне кажется, того, что… Я прочитаю одно сообщение от абонента, чей номер заканчивается на 58. «Ну прямо современный Рыбин». Понимаете, о чём, да? То есть есть какая-то опасность стать условной группой… Как она называлась? Чёрт…

Д.БОРИСОВ: Скажи же.

А.ПЛЮЩЕВ: Не помню. Правда.

Д.БОРИСОВ: Я пока не умею читать твои мысли. Прости.

А.ПЛЮЩЕВ: Рыбин, понимаешь? Вышибло из головы у меня. Ну, не важно. Есть какая-то опасность стать чем-то… Я даже не знаю, как это выразить.

М.ПОКРОВСКИЙ: Я понял ваш вопрос.

А.ПЛЮЩЕВ: Спасибо, Максим.

М.ПОКРОВСКИЙ: Дело всё в том, что опасность есть и опасность угрожает тому человеку, который может оказаться слабом, состоянии зависимом, состоянии лишённом чего-то или отлучённым чего-то, скажем, или от кого-то. В частности, от своего, там, слушателя или…

Д.БОРИСОВ: «Дюна» ты имеешь в виду? Простите, Максим. Просто вспомнил…

А.ПЛЮЩЕВ: О!

Д.БОРИСОВ: Спасибо «Яндекс».

М.ПОКРОВСКИЙ: Дело всё в том, что поскольку у меня такой опасности не существует, то я могу себе позволять в творчестве то, что я хочу. То, что люди, которые найдутся, которые это прокомментируют — это замечательно. Меня, вы знаете, 23 с половиной или 24 года только и делают, что комментируют. Как только я напишу какую-нибудь песню лихую, меня комментируют за это. Как только я напишу песню более или менее спокойную, сдержанную и без кунштюков, так скажем, то меня начнут комментировать за это. Пускаю люди комментируют, как хотят. Я ещё раз повторяю, что передо мной стоят замечательные творческие задачи. Я их решаю, находясь совершенно в свободном полёте, находясь в состоянии максимального комфорта. Более того, могу сказать, что такая работа и написание такой песни в таком стиле… То есть я вам сегодня предложу ещё 2 песни, которые сделаны абсолютно по-другому. Я надеюсь, что вы это услышите. То есть я не прошу… Я рад услышать. Но я не жажду ничьей оценки. Я просто её рад услышать, если она будет… Тем не менее, для меня это возможность делать то, что я хочу. Просто, я захотел сделать песню вот так и я её сделал. Если бы я её не захотел сделать, она бы просто не родилась.

Д.БОРИСОВ: Тут пишут: «Раньше у вас были песни, а это отрабатывание спонсорского бабла».

А.ПЛЮЩЕВ: Ты знаешь, секунду. Я просто перечитывал этот эфир 2005, на самом деле, года (меня правильно тут поправили), а не 2007. Извините. 2005 года с Максимом Покровским. Там был телефонный звонок. Вот, почему у нас теперь их нет, кстати. И человек, который позвонил сказал, что он хотел донести до Максима Покровского…

Д.БОРИСОВ: Это есть в расшифровке дословно?

А.ПЛЮЩЕВ: Он сказал: «Вы знаете, Максим, надо было останавливаться на «Хару Мамбуру», потому что это была песня». И каждый раз же так будет абсолютно.

М.ПОКРОВСКИЙ: Так будет каждый раз. Так устроен человек. Более того, за то время, которое я нахожусь в музыке, в этой профессии, а как вы знаете, я нахожусь в этой профессии достаточно долго (вы сами сейчас перечисляете годы и вспоминаете, когда мы). Тут же вы высчитали, что, оказывается, я был у вас всё-таки в 2005. То есть последний раз я был у вас 7 лет назад. Я очень хорошо понял, что одно из великих удовольствий, которые есть у человека и, как минимум, у моего соотечественника, потому что я очень хорошо знаю своих соотечественников, другие народы я знаю чуть хуже — это желание высказать своё мнение. Для человека это является… Я понимаю. Я это, в общем-то, не то, что приветствую, по крайней мере, я это не осуждаю. Я понимаю, что человеку очень важно высказать своё мнение, когда его об этом спрашивают, когда его об этом не спрашивают. В данном случае люди, которые присылают SMS, высказывают своё мнение, потому что их об этом просят. То есть они ещё оказывают нам услугу, высказывая своё мнение. Поэтому что может быть, кроме хорошего? Естественно, я, как человек абсолютно взрослый, понимаю прекрасно подоплёку всех этих вопросов. Точно так же я прекрасно понимаю, что я хочу делать то, что я хочу. Меня совершенно не может остановить. Вы можете назвать это отрабатыванием спонсорских денег здесь в прямом эфире ещё 20 раз. И я 20 раз улыбнусь спокойно и скажу, что это не является отрабатыванием спонсорских денег, это является совместным творчеством. Данная работа, благодаря безусловной энергии этого человека, очень важна для меня, потому что он так же, как и я прёт, как танк в самом хорошем смысле этого слова. Именно поэтому я сказал «так же, как я». Поэтому кто бы и как к этому не относился, я делаю то, что я делал. Более того, я вам сейчас уже заявляю совершенно спокойно глядя в глаза, что я буду продолжать это делать.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну и слава Богу.

Д.БОРИСОВ: Раньше вы писали тексты к своим песням сами. И я помню, на сегодня, радиоэфир одной из конкурирующих радиостанций напомнил мне ваш шедевр «Если в слове «Клязьма» «я» заменить на «и», то получится «Клизьма», хи-хи, хи-хи, хи-хи».

М.ПОКРОВСКИЙ: «Правда, смешно? Хи-хи».

Д.БОРИСОВ: «Правда, смешно? Хи-хи». Прошу прощения за неточность…

М.ПОКРОВСКИЙ: Я вас уверяю, я продолжаю писать тексты сам и всё, что делается для «Ногу свело», эти тексты я пишу сам.

Д.БОРИСОВ: Это же круто!

М.ПОКРОВСКИЙ: На мой взгляд, круто вообще всё. Ещё раз хочу сказать, что меня данная творческая ситуация очень сильно разноображивает мою жизнь, потому что то, что творится в отечественной музыкальной индустрии последние годы, заставляет меня весьма сильно горевать. Выходить из состояния горя, из преддепрессионного состояния я привык только работой, потому что вешать нос и опускать руки — просто потом ты уйдёшь в самого себя, это не очень бы хотелось. Я, как я вам уже сказал, занимаюсь весьма большим количеством дел. Помимо того, что я представляю с радостью и с гордостью сейчас, я занимаюсь тем, что время от времени отклоняюсь в Англию и там со своими пацанами пытаюсь экспериментировать в каком-то совершенно… Ну, не совершенно другом для меня ключе, но я это делаю. Я ищу свою музыку, я буду её искать, пока… Я какую-то свою музыку нашёл. В «Ногу свело» прожил с этой музыкой много. Продолжаю жить. Продолжаем мы сейчас «Ногу свело» делать. Это мой путь. Я хочу им идти и всё.

Д.БОРИСОВ: Почему Англия?

М.ПОКРОВСКИЙ: Потому что есть только 2 страны, которые производят музыку так уж наверняка. Это не значит, что я научился в этих странах хорошо её производить. Это 2 разные вещи. Есть 2 страны — это Англия и Америка. С Англией у меня сложились отношения сейчас больше, просто она ближе — это элементарно географически ближе. Во-вторых, как я уже сказал, у меня там много друзей и своему знакомству с господином Гуцериевым я, как раз, обязан своему другу, который в принципе проживает просто в Англии. Я протусовал в Лондоне много. У меня от этого города уже прочное состояние усталости, потому что я там со взмыленным задним местом бегаю, я много там занимаюсь музыкой, не только в Лондоне. Я последние полгода-год тусую в южной Англии, у меня есть там свои парни. В общем, это весьма глубокая и тяжёлая работа. Её предстоит мне вести весьма долго. Она у меня отжирает огромное количество времени, сил, энергии, но я буду этим заниматься. Я буду заниматься всем тем, чем хочу. Я буду писать дальше песни здесь такие, какие я пишу, какие я буду писать. Я буду писать с «Ногу свело», я буду писать со своими английскими пацанами, пока у меня хватит сил.

А.ПЛЮЩЕВ: Как человек, проживший в Кенте целый месяц, я Максима очень хорошо понимаю. В южной Англии прекрасно. Насчёт состояния отечественной музыки, которое вы затронули. Я тоже стал замечать, что…

Д.БОРИСОВ: Елена Ваенга не та.

А.ПЛЮЩЕВ: Некий процесс снижения интереса к тому, что называлось рок-музыкой — он идёт и прямо развивается очень сильно, мне кажется. То ли я сам перестал интересоваться и, вот, наша программа перестала интересоваться вплотную. У нас же была программа исключительно по отечественной музыке…

Д.БОРИСОВ: Нам даже присылали диски новые музыканты. К счастью, перестали делать это в последнее время. Мы честно всё слушали…

А.ПЛЮЩЕВ: Ну правда. Как-то, мне кажется, ослаб интерес вообще у людей. С чем вы это связываете? Как бы вы охарактеризовали это самое состояние, которое вы затронули и есть ли из него какой-то выход?

М.ПОКРОВСКИЙ: Вы знаете, я не могу прокомментировать это так профессионально и так глубоко. Я могу сказать, что меня больше всего (я говорю сейчас о своём личном) пугает не потеря интереса людей… Извините, что я сужу с позиции эгоистичной. Вы спрашиваете меня, я сегодня имею честь быть вашим гостем. Меня очень сильно пугает потеря моего собственного интереса. Если, скажем, в начале своей карьеры — это начало 1990-х годов — я очень хотел преуспеть у себя на родине. Если даже в то время, о котором мы вспоминаем, то есть это издание диска «Идём на восток», выхода фильма «Турецкий гамбит». Я ездил тогда на «Последний герой», я снимался, до сих пор прекрасные у меня воспоминания об этом. Но у меня сейчас почему-то произошла потеря амбиций в области нашего национального музыкального рынка. Потому что звучит всё то же. Потому что, в общем-то, для того, чтобы оформить визу и купить билет в ту же самую пресловутую Англию, я уже говорю о ней второй раз, не нужно иметь ни особых связей, ни большого ума. А кому это делать лень, кому это делать не досуг, можно просто войти в сеть Интернтет и понять, что в мире существует музыка. Я люблю музыку. У меня есть такая слабость, мужики, простите меня за фамильярность, господа. Я люблю музыку. Время от времени меня трясёт. В последний раз меня протрясло, как ни странно, мне очень повезло, позавчера я был на этом концерте. А буквально 2-3 недели я услышал последний альбом коллектива «Scissor Sisters». Там есть одна композиция… Ну, там есть не одна и они все замечательные. Но одна наиболее мной любимая — номер 12 под названием «Somewhere». Меня трясло. Меня, как музыканта, трясло. Я очередной раз понял, мне доказательства не нужны, что мир живёт музыкой. Наша отечественная, в частности рок музыка, как, впрочем, и поп-музыка, никуда не хочет развиваться. Ей здесь хорошо. Ей хорошо в самой себе. Именно поэтому я пошёл, ну, не на вольные хлеба, опять же, на полувольные хлеба, потому что я не забросил «Ногу свело» и не забросил концерты. Я ещё раз вам хочу сказать это абсолютно искренне. Вот, у меня был, например, здесь в Москве в одном из клубов концерт пару недель назад. Меня опять трясло полностью. То есть это полный зал. Слава Богу, что полный зал. Полнейший контакт с публикой, я ухожу просто воскресший всячески. Концерт лечит всё — и хандру, и простуду. Действительно, и моральную, и физическую хандру.

А.ПЛЮЩЕВ: Новые песни поёте там?

М.ПОКРОВСКИЙ: У «Ногу свело», повторяю, не много новых песен. У нас есть песня «Чукотка», она вышла в эфир год с небольшим назад.

Д.БОРИСОВ: Это тоже же относительно новая песня.

М.ПОКРОВСКИЙ: Относительно. Я об этом и говорю. Такой же свежести, чуть более свежая песня «Ангара», которые заняли место в новой программе. Сейчас я тоже готовлю, но пока только готовлю и делаю это весьма аккуратно. Я открою вам секрет, я только что закончил свой сингл. Он называется «Heaven Eyes Flight». Эта песня сделана на английском языке, но у неё есть и русский вариант куплетов. Она сделана весьма комплексно. Эта песня написана мной в содружестве… Правильнее сказать, основным продюсером этой песни является замечательный гениальный человек, наш русский саунд-продюсер Антоха Беляев. Он мне продюсировал «Шопинг» несколько лет назад. Гитару мне записал мой хороший друг, творческий партнёр, его зовут Тим Стивенсон. Он является текущим гитаристом группы «EMF», английской группы. Тим иногда мне уделяет время. Иногда мы работаем очно, иногда через интернет. Спродюсировано Антохой. Мы с Тимом записали эту песню. Я позволил себе снять на эту песню видеоклип. И вы знаете, что я с ним делаю? Я его просто держу. Я его никому не показываю. Потому что та версия, которая есть, далась мне… Вообще, этого сингла. Это длинная история. Я сегодня сидел, ждали эфира, у нас было время, с Ирой, нашим пресс-аташе, я рассказывал всю эту историю… Такое количество сил, времени и нервов, такое количество препятствий, которое я прошёл, делая то, что я хотел делать, в общем, заставляет меня просто жадно зажать всё это в кубышку и не сказать… Я говорю это сейчас: я этого не покажу, пока это не будет хорошо подготовлено. Покуда какой-то лейбл, мало-мальски вменяемый, отечественный лейбл не подготовит мне релиз и не сделает так, чтобы эту песню, этот сингл хорошо люди увидели или услышали. Если меня спросить, разумен ли я в этой ситуации, нет, я абсолютно эмоционален, я абсолютно неразумен, но, я вам повторяю, я делаю и буду делать только то, что хочу, потому что в нашей стране… Я трогаю не всю страну, я трогаю только профессиональную свою среду. Я сейчас сужаю рамки до того, в чём я компетентен. В нашей стране для того, чтобы я продолжал зарабатывать себе на кусок хлеба, самая основная моя творческая задача, к сожалению моему огромному — это ничего не делать. То есть чем меньше я делаю, тем больше я продолжаю исполнять «Хару Мамбуру», тем больше мне цена. Я так могу просуществовать в том же составе с тем же репертуаром группы «Ногу свело» в течение ещё 5-10, а может быть, 15 и более лет. Может быть, и более — это сколько Господь нам отвёл активного времени лично мне на сцене. Я могу ничего не делать и становиться более выдержанным, чем коньяк. Это мне сказал Олежек Нестеров из группы Мегаполис где-то лет 5 или 7 назад. И он абсолютно прав. То есть я могу в принципе ничего не делать. Ограничиться не жигулями, а иномаркой, ограничиться трёх-четырёхкомнатной квартирой и дачей, я так протошню нормальное количество лет и со мной ничего не будет. Я просто другой человек, я хочу делать. Поэтому я ищу возможности, как я вам уже рассказал, в двух направлениях. Одно направление я представляю — это мои песни, которые я делаю с Михаилом Гуцериевым и все 3, которые я вам представлю, абсолютно разные. Более того, следующая — она называется «Жёлтые очки» — я совершенно вам прямо заявляю, что это лучшая моя мелодия на сегодняшний день.

А.ПЛЮЩЕВ: Давайте прямо её и…

Д.БОРИСОВ: Максим Покровский в программе «Попутчики». Вернёмся сюда совсем скоро. На всякий случай поставим маркер «18+».

ЗВУЧИТ МУЗЫКАЛЬНАЯ КОМПОЗИЦИЯ

А.ПЛЮЩЕВ: Макс Покровский у нас в гостях. Это песня была «Жёлтые очки». Здесь был отличный вопрос на SMS. И я понял, что моя реакция не очень похожа на те, которые какие-то слушатели испытывают. Серж спрашивает (я нашёл это сообщение). В чём загадка нестарения? Я просто, когда мы до эфира послушивали песни, играют они или нет и в каком порядке мы будем их играть, я вдруг подумал, что голос Макса Покровского, который сегодня едва ли не моложе, чем голос, который я слышал раньше.

М.ПОКРОВСКИЙ: Вы знаете, спасибо. Это для меня комплимент, потому что я петь стал выше.

А.ПЛЮЩЕВ: Я имею в виду, там, записи. Не сейчас здесь. Здесь, мне кажется, не изменилось.

М.ПОКРОВСКИЙ: Я стал петь чище и выше, что для меня очень странно в приятном смысле. Не знаю. Стараюсь просто.

А.ПЛЮЩЕВ: Я дольше задавал вопрос, чем Макс отвечал.

М.ПОКРОВСКИЙ: Нет-нет, хорошо. Я просто к своей скромной персоне много внимания. Если отвечать полно, в чём нестарение… Во-первых, все мы, естественно, развиваемся и меняемся — меняются мысли, меняются и наши лица. И я не стою на месте, и не в сторону молодости. Но одна из причин того, что я держусь состоит в том, что я очень сильно хочу. Я очень люблю своё дело. У меня нет другого дела. Я не бизнесмен, у меня не пойдёт эта история, я думаю. Но своё дело я люблю настолько, что… То есть с одной стороны я тут перед вами выпендриваюсь, говорю «мне ничего не грозит», в том смысле, что действительно.., В стране музыка стала… Пой «Хару Мамбуру», я ещё раз это повторяю. Я безумно хочу развиваться. Я безумно люблю музыку. Я её безумно хочу делать. Мне кажется, что я её немножко слышу. Мне ещё много предстоит сделать. Если мне будет отведено время, я буду очень сильно стараться, ребята и буду много делать.

А.ПЛЮЩЕВ: Ряд политических вопросов, с вашего позволения. Начнём с того, который Дмитрий уже фактически анонсировал ещё перед песней. Кирилл спрашивает: «Как вы относитесь к тому, что теперь на радио должны объявлять возраст, для которого предназначена песня? У вас много песен, попавших под запрет?»

М.ПОКРОВСКИЙ: У меня ни одной песни не попало под запрет, потому что те песни, которые могут попасть под запрет на радио в принципе не крутятся и на радио в принципе не предполагалось крутить. Моё отношение к тому, что должен объявляться возраст, я не успел сформулировать и перед этим даже сформировать даже в принципе в голове. Потому что я об этом только что услышал. Вы знаете, не то, чтобы секрет, такая, прямо тайна, у меня сегодня (поймите меня правильно, я не выпендриваюсь тут) пресс-день. Я в последнее время слишком сильно и глубоко в музыке, я не очень много бегаю по радио и по телевидению. Я с большой радостью узнал, что я сегодня приглашён к вам на «Эхо». Перед этим у меня было сегодня 3 телевизионных-интернет съёмки. Я все новости вот такие вот, что называется, запрет-не запрет, я узнаю многое сегодня. Поэтому, извините, я нахожусь в состоянии, такого, социального не то, что шока…

Д.БОРИСОВ: Счастливый человек…

М.ПОКРОВСКИЙ: Я абсолютно перед вами не красуюсь. Мне есть, чем заниматься. У меня есть моя любимая профессия. Поэтому, ну как… В принципе то, что детей надо защищать от нецензуры, от нецензурности, от нецензурных произведений — к этому я отношусь позитивно.

Д.БОРИСОВ: А надпись «16+» в начале программы сильно детей отвадит от того, чтобы посмотреть эту программу?

М.ПОКРОВСКИЙ: Ребят, извините за фамильярность ещё раз, это другой разговор. Мне сегодня задавали подобный вопрос, не такой, как вы. Я вообще очень бы хотел, чтобы в том государстве, в котором я живу, в котором мне предстоит жить…

Д.БОРИСОВ: Не в южной Англии имеется в виду?

М.ПОКРОВСКИЙ: Нет. Здесь, да. Столицей которого является тот город, чьё эхо звучит на волне 91.2. Я очень хочу, чтобы в этом государстве была создана какая-нибудь машинка, какой-нибудь шпунтик, какой-нибудь механизмик… В данном случае если мы говорим о правовом механизмике… Который бы действительно заработал. Чтобы у нас его кто-нибудь позаимствовал, купил. Просто нам в хорошем смысле позавидовал. Я очень хочу, чтобы создавались какие-нибудь вещи, которые работали и действовали. Когда я был совсем юный, я заканчивал Московский Авиационный Институт, у нас была, например, очень сильно, очень хорошо развита авиационная промышленность. Сейчас в одном из авиационных предприятий… Я даже не буду называть компанию, не потому что мне запретили рекламировать и называть названия каких-то… Просто не хочу я сам. Есть огромный склад компаний, которые торгую уже много лет. Склад компании, которая торгует строительными материалами. Это находится в здании огромного предприятия «Алмаз». Теперь там находится ещё клуб, что для меня хорошо, потому что я вчера сходил на «Scissor Sisters». Но, тем не менее, для меня всё хорошо, кроме отсутствия авиационной промышленности в моей стране. Извините, что я далеко ушёл. Если у нас сработает, будет закон… Я не думаю, что «16+», отвечаю на вопрос, отвадит детей. Но если хотя бы одного отвадит, может быть, это хорошо. Я, правда, не знаю, оправдает ли это те деньги, которые затрачены на разработку закона. Извините, пожалуйста, я не политик, не политолог, не экономист, не политический экономист… Возможно, даже такой профессии нет. Или есть политический экономист?

А.ПЛЮЩЕВ: Конечно, есть…

Д.БОРИСОВ: И экономический политик…

А.ПЛЮЩЕВ: Политика — это же концентрированная экономика, кажется, да? У нас традиционно стало для нашей программы спрашивать это. И многие радиослушатели, зная это, тоже напоминают…

Д.БОРИСОВ: Ну, может, тоже будет новость для Максима, конечно?..

А.ПЛЮЩЕВ: Да. Мы не знаем.

М.ПОКРОВСКИЙ: Я уже знаю, что будет, но не буду… Говорите. Я предполагаю.

А.ПЛЮЩЕВ: Это про «Pussy Riot».

М.ПОКРОВСКИЙ: Да-да-да. Всё. Угадал.

А.ПЛЮЩЕВ: Хорошо.

М.ПОКРОВСКИЙ: Я могу вам абсолютно чётко…

Д.БОРИСОВ: Ответ без вопроса. Любимая рубрика.

М.ПОКРОВСКИЙ: Могу вам абсолютно чётко высказать своё отношение. Мне эта ситуация неприятна с трёх сторон. Мне неприятно то, как пацаны (ну, в данном случае не пацаны, а девушки) поступили. Я являюсь православным христианином и мои дети являются крещёными православными христианами. И я, например, не очень рад тому, что в тот храм, в который приходят молиться Господу Богу люди одно со мной веры, в том храме девчата повели себя не очень хорошо. Вот. Точно так же, не больше и не меньше, мне совершенно неприятно, что пацаны, которые занимаются, там, судебными делами и так далее, устроили из этого дела то, что они устроили. Потому что существует, наверное (я, опять же, не законник), в нашем законе наказание за такие вещи — так и надо наказывать. Не надо, там, устраивать 325 тысяч, миллиард, 300 миллионов лет заключения, устраивать из этого ту историю, которая из этого сделали. Вообще, из этого не надо было устраивать пресс-историю. Потому что люди… Даже девчата, которым за это надо было бы, по-хорошему, просто отвести домой и надрать попу, чтобы надрали попу, там, папы, мамы, дедушки, бабушки. Они на то и рассчитывали, чтобы из этого была устроена история. Поэтому мы, собственно, сами себя поставили в весьма неловкое положение. И там уже, в рамках этого пункта, есть некоторые подпункты. Я уже сказал, почему неловкое. Во-первых, потому что придали этому такую огласку. Во-вторых, потому что решили из них действительно уже сделать по полной программе козлов отпущения (козюлек)... Я фигурально выражаюсь, это без личностей. Третья сторона, я не знаю насколько она затрагивалась, потому что я действительно не слушаю радио и не смотрю, уж тем более, телевизор (там совсем всё худо у нас)... Я не знаю, затрагивали ли эту сторону в разговорах мои коллеги или другие люди… Это, конечно, та реакция, которую высказал окружающий мир. То есть та часть реакции, которая защищала девочек в том смысле, что «Верните всё в нормальное русло, ну, накажите, ну своровал конфетку, значит накажите за конфетку». Это безобразие — не конфетка. Это намного большее безобразие, но надо наказывать так, как надо наказывать. Но другая сторона этой медали такова, что, например, извините, мне пока певица Бьорк не предложила дуэт. Хотя я весьма много сделал музыки. Многие меня по темпераменту, например, с ней сравнивают. Я вовсе не напрашиваюсь в дуэтчики к певице Бьорк. Я не напрашиваюсь.

Д.БОРИСОВ: И «Мадонна» на спине у себя не написала «Ногу свело».

М.ПОКРОВСКИЙ: И «Мадонна» на спине у себя не написала «Ногу свело». Поэтому такая тоже история, что, вот… Как бы, с профессиональной точки зрения…

Д.БОРИСОВ: Профессиональная зависть прямо…

М.ПОКРОВСКИЙ: Я мог бы об этом не говорить. Вы меня попросили дать честный ответ на вопрос. У меня нет зависти, я вам скажу абсолютно чётко, потому что я не испытываю профессиональной зависти, потому что я не слышал records и не видел видео.

Д.БОРИСОВ: А вообще музыку их?..

М.ПОКРОВСКИЙ: Что?

Д.БОРИСОВ: Музыку «Pussy Riot» слышали? Песни, там…

М.ПОКРОВСКИЙ: Нет. Я не слышал… Поэтому если бы я боялся получить встречные комментарии, что это профессиональная зависть…

Д.БОРИСОВ: Это шутка, Максим.

М.ПОКРОВСКИЙ: Нет-нет. Я очень серьёзно отвечаю на серьёзный для меня вопрос. Это серьёзный для меня вопрос. Потому что, я ещё раз говорю — это тройной прыжок в грязь со всех сторон. То есть мне этот треугольник неприятен со всех трёх его сторон. Я не поддерживаю ни одну из сторон. Какая из ситуаций, из подситуаций этого треугольника наиболее потенциально опасна, я не знаю, потому что я в этом уже больше не ковырялся. Вот и всё.

А.ПЛЮЩЕВ: Максим Покровский. Ваши вопросы. +7-985-970-45-45 или через Твиттер-аккаунт vyzvon. Вспоминая, опять же, всё тот же самый эфир 2005 года, там большое место у нас занимала песня «Идём на восток» и фильм «Турецкий гамбит» — всё вокруг этого. После, и может быть, сейчас для кино ничего не делаете?

М.ПОКРОВСКИЙ: Ну как же? Год назад вышел фильм, весёлая очень молодёжная комедия под названием «На Байкал». Сняли её бурятские ребята, но она вышла за пределы Бурятии и даже за пределы Иркутской области. Не сильно по стране она прогремела. Туда саундтреком вошла «Ангара», о которой я уже упоминал. Туда же вошла песня «Чукотка». А сейчас скоро выходит «На Байкал-2» и я написал песню, которая так и называется «На Байкал»:

Играют волны и фляги полные, и смылся макияж.
В лучах заката берут пираты девчат на абордаж.

Я приехал на Байкал, на Байкал, на Байкал.
Там русалку отыскал.

Для этой песни, сугубо национальный, мне мой товарищ, английский гитарист писал гитару (Тим). Это была замечательная работа. Я закончил её (песню) где-то месяц назад.

Д.БОРИСОВ: Явная работа для удовольствия.

А.ПЛЮЩЕВ: Отличная, да, такая.

М.ПОКРОВСКИЙ: Мне доставляет, ещё раз вам хочу сказать, вся работа, которую я делаю, удовольствие, потому что я её делаю абсолютно сознательно и пока я не слышу песню и пока я не понимаю, что это песня, будь то в случае с песней «Heaven Eyes Flight», будь то с песней «На Байкал», либо с «Ангарой», либо с «Жёлтыми очками»... Кстати, простите, жёлтые очки, которые прозвучали только что в эфире «Эхо Москвы» — во-первых, это премьера песни «Жёлтые очки» в том её оригинальном звучании, в котором замышляли её мы с тем же самым замечательным талантливым гениальным человеком, продюсером этой песни Антошкой Беляевым. Я считаю это одной из наших лучших работ совместных, и не только.

Д.БОРИСОВ: И у нас ещё третья должна быть песня. Мы пообещали её выдать в эфир. Давайте мы её и выдадим, расскажем, что это за песня.

М.ПОКРОВСКИЙ: Это, на мой взгляд, абсолютнейшая поп-песня. Мы недавно закончили снимать видео с Димой Фиксом — это талантливейший режиссёр, которого я знаю с тех пор, когда он снял «Кармаштат» группы «Мегаполис». Позвольте представить песню под названием «Азия-80».

А.ПЛЮЩЕВ: Я перед этим хотел бы спросить. Если первая песня, которую мы сегодня прослушали была стилизацией, и мы об этом говорили, под…

М.ПОКРОВСКИЙ: Это ретро-звучание.

А.ПЛЮЩЕВ: Там, 50-е, не знаю. То это стилизация, опять же, под поп-хит.

М.ПОКРОВСКИЙ: Вы что имеете в виду?

А.ПЛЮЩЕВ: Правильно я понимаю? Это вопрос.

М.ПОКРОВСКИЙ: Нет-нет. Если мы говорим…

А.ПЛЮЩЕВ: Вот сейчас будет. Которая будет.

М.ПОКРОВСКИЙ: В данном случае уже ни о какой стилизации не может быть речи с песней «Жёлтые очки».

А.ПЛЮЩЕВ: Безусловно.

М.ПОКРОВСКИЙ: За основу взято электронное звучание и… С песней «Азия-80»...

Д.БОРИСОВ: Абсолютно японская получилась, такая вот…

М.ПОКРОВСКИЙ: Спасибо. Я тронут. Спасибо. На самом деле… У меня есть минута? Я вам ещё…

А.ПЛЮЩЕВ: Конечно.

М.ПОКРОВСКИЙ: Для меня там самым главным с точки зрения мелодической является мелодия куплета. Ярким светлячком…

Д.БОРИСОВ: НРЗБ.

М.ПОКРОВСКИЙ: Спасибо. Ещё раз спасибо. Мелодическое — то, что ещё… Это совсем русское. Что касается того, к чему мы сейчас подойдём — «Азия-80» — просто песня, которая родилась у меня тогда, когда родилась основная мелодия. Это не мелодия слов… Всё время я хотел найти какого-нибудь хорошего производителя миксов и сделать dance-микс на эту песню. Просто не дошли руки, поэтому я понял, что это должна быть поп-песня.

Д.БОРИСОВ: «Азия-80».

М.ПОКРОВСКИЙ: «Азия-80».

ЗВУЧИТ МУЗЫКАЛЬНАЯ КОМПОЗИЦИЯ

Д.БОРИСОВ: Наш маркер «18+» продолжает работать последние 10 секунд. Максим Покровский у нас в эфире. Песня под названием «Азия-80» сейчас. Плющев себе уже забрал диск, который звучит у нас в эфире.

А.ПЛЮЩЕВ: Мне понравилось. Особенно, песни «Жёлтые очки» я просто фанат теперь стал.

М.ПОКРОВСКИЙ: Спасибо. Мне очень приятно.

А.ПЛЮЩЕВ: Да. Под конец, конечно, глупо задавать такой… За 2 минуты до конца, потому что на такие темы можно говорить вечность. Тем не менее, от Владимира я не могу не задать вопрос… Раз Владимир…

Д.БОРИСОВ: Философский вопрос?

А.ПЛЮЩЕВ: Немного философский вопрос. «Как, по-вашему, нужно находить себя в жизни?»

Д.БОРИСОВ: 30 секунд на ответ.

А.ПЛЮЩЕВ: Да ладно. Полторы минуты.

М.ПОКРОВСКИЙ: Нужно… Я, как по образованию — математик, я уложусь в 30 секунд. Мне интересно самому. Я иногда, чтобы доказать теорему, иду от противоположной. Я просто понимаю и очень чётко осознаю, без чего я не могу, не сделав что я скажу «я был большим дураком, что я это не сделал». И когда я понимаю, что я без этого не могу, я понимаю, что мне нужно и как дальше идти.

Д.БОРИСОВ: По-моему прекрасный ответ для Владимира.

А.ПЛЮЩЕВ: Меньше, чем за 30 секунд. За 20 уложился Максим. Тогда ещё один себе позволю. Он, конечно, совсем не для конца программы. Он, такой, проходной. Тем не менее. «Как ребята из «Ногу свело» относятся к вашим личным экспериментам и всё прочее?»

М.ПОКРОВСКИЙ: Весьма давно это всё происходит. Ну как? Нормально. Они это воспринимают, как должное, во-первых. Во-вторых, «Ногу свело», не смотря на то, что очень стабильный коллектив, всё-таки за последние 4-5 лет реорганизовалось. Поэтому пришли некоторые ребята, которые уже понимают, с сознанием этого. Это был пункт 2. А пункт 3 — я к очень многим вещам привлекаю ребят в процессе. Поэтому…

Д.БОРИСОВ: Не чувствуют себя забытыми?

М.ПОКРОВСКИЙ: Нет, ну в той или иной степени я делаю что-то и без, но стараюсь пацанов не забывать.

Д.БОРИСОВ: Тут слушатели согласны с Сашей, что голос ваш молодеет и молодеет. Приводит ещё один пример неменяющегося голоса — Сергей Жуков из группы «Руки вверх» выпустил (кстати, о ногах и руках) новую песню, где тоже звучит точно так же, как звучал 7, 10, 15...

А.ПЛЮЩЕВ: Видимо, название группы, связанное с конечностями этому тоже способствует.

Д.БОРИСОВ: Программа «Попутчики» нужно тоже переименовать, чтобы наши голоса тоже с тобой сквозь года и расстояния… 11 лет мы уже в эфире…

А.ПЛЮЩЕВ: Песня не прощается с тобой.

Д.БОРИСОВ: Всё. Твой день рождения закончился. Так и закончилась программа «Попутчики». Макс Покровский был у нас в гостях. Спасибо большое.

М.ПОКРОВСКИЙ: Спасибо. Мне было в вашем купе очень уютно.

Д.БОРИСОВ: Дмитрий Борисов и Александр Плющев. В следующее воскресенье услышимся. Пока


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире