'Вопросы к интервью
А. ПЛЮЩЕВ — Даже, честно говоря, не хочется ничего говорить, потому что на этих обычно аккордах вступает Дмитрий Борисов, обычно что-то говорит бодрым своим голосом звонким. А я в это время бездельничаю. И поэтому я привык, что у меня есть ещё лаг в минуту-другую, когда можно почесать в носу и прочих частях тела, как-то расслабиться, а он уже представит всё и так далее. А его нет сегодня. Нет Дмитрия. Не знаю, кстати. Хотелось бы нам всем узнать, где Дмитрий Борисов. Прогуливает нещадно программу «Попутчики». Впрочем, надо признать, что пару программ я планирую прогулять в ближайшее время, так что будет отдуваться один Дмитрий Борисов. Сегодня мне в его отсутствие повезло проехаться, как мы… Мы же типа едем всё время в нашей программе «Попутчики». Вот, мне повезло проехаться с блогером Татьяной Никоновой.

Т. НИКОНОВА — Добрый вечер.

А. ПЛЮЩЕВ — Добрый вечер. Татьяна у меня как-то была в программе «Точка», и мы рассказывали… не рассказывали, мы обсуждали интернет для девочек. Я сейчас, ты знаешь, перечитал наискосок эту беседу, была она в 2009 году, вообще другой мир, просто другой мир.

Т. НИКОНОВА — У меня даже не было смартфона.

А. ПЛЮЩЕВ — Прикинь, а у меня не было ни одного прибора Apple.

Т. НИКОНОВА — У меня до сих пор.

А. ПЛЮЩЕВ — Нет, у меня сейчас все приборы Apple, но тогда я приходил с красненьким ноутбуком Lenovo, это зафиксировано в нашей беседе.

Т. НИКОНОВА — Я его помню.

А. ПЛЮЩЕВ — Да. И транслировалось с него видео, кстати. Эхо не транслировало видео. Представляешь, вот этого всего, то, что сейчас видят наши телезрители по Сетевизору, вот этого всего богатства, четырёх камер, не было всего 3 года назад. Не было Twitter-аккаунта vyzvon, по которому можете задавать вопросы. А СМС был: +79859704545. Даже номер тот же. Какие-то вещи остаются незыблемыми. А так вообще другой мир. Сейчас, честно говоря, мне бы, может быть, и в голову не пришло делать такую тему «Интернет для девочек». Или она до сих пор актуальна?

Т. НИКОНОВА — Ну, мне кажется, что сейчас дело не в девочках и не в мальчиках, а в потребителях продукции Apple и в не потребителях продукции Apple, и скорее сегментирование идёт таким образом. Но у девочек интересы остались те же самые. Другое дело, что они по другим группам немножко распиханы.

А. ПЛЮЩЕВ — По другим группам. Группы – это вообще такое кодовое слово интересное. Но у нас, как вы догадались, дорогие наши радиослушатели, сегодня много об интернете будет, потому что Таня – она блогер, и, в общем, это основное кредо, может быть, не основное занятие, приносящее деньги, не знаю, мы разберёмся, кстати, в этом в течение эфира. Но кредо основное, основной индикатор, основной маячок, по которому она известна – это блогерство. По-моему, чуть ли не первый случай, когда основное кредо человека, попавшего в программу «Попутчики» — блогер, хотя у нас есть, и прямо с самого начала программы были планы звать сюда блогеров, но только что сподобились. Таня это славное племя, славную плеяду открывает, так сказать, у нас в программе. И вот возвращаясь к вопросу о группах. Слово «группы» у меня всегда ассоциируется вовсе не с каким-нибудь пошлым смыслом, которые некоторые сразу на ночь глядя наверняка прицепили к этому слову, а к Facebook’у. Там всё время группы, в которые меня всегда добавляют, а я по этому поводу негодую.

А раз Facebook, то логично будет тебя спросить про перетекание из ЖЖ и блогов в Facebook. Ты, мне кажется, и сама туда перетекла. Я посмотрел твой блог, и в нём последняя запись датирована 18-ым, что ли, марта, ну, в общем, как-то так примерно, плюс-минус. Посмотрел в ЖЖ – там ещё хуже история. И я так понял, что ты теперь живёшь в Facebook’e, всё остальное как-то не актуально совсем.

Т. НИКОНОВА — Ну, можно так сказать. Другое дело, что идея жизни в каких-либо сетях – она тоже претерпела значительные изменения.

А. ПЛЮЩЕВ — Крах.

Т. НИКОНОВА — Нет.

А. ПЛЮЩЕВ — Жизнь удалась.

Т. НИКОНОВА — Если я завела в своё время standalone, чтобы там оставлять какие-то длинные записи, которые имели бы смысл для меня и окружающих, то с 18 марта я не видела ни одной возможности, не было ни одной минуты, когда я бы задумалась о том, что я хочу написать и что было бы важно для окружающих.

А. ПЛЮЩЕВ — Самое интересное. Если вы посмотрите блог Тани Никоновой, kbke.ru/blog, если вы посмотрите последние записи, вы увидите – там длинных записей, которые были бы длиннее записей в Twitter’е, вы найдете не очень много, прямо скажем. Ну, уж точно на первых страницах, дальше не знаю, я глубоко не копался сейчас. Поэтому и там записи даже сокращались, сократились, сократились, да и все вышли совсем. Вот это очень интересная такая тенденция, ну я и за собой в том числе замечаю, но на себе как-то глупо экспериментировать и анализировать, да? Я всё чаще замечаю, что меня как будто кто-то подменил. И потихонечку с ЖЖ и со standalone потихоньку в Facebook, Twitter всё уходит. Казалось бы, и раньше были предпосылки. Я просто читал твоё интервью от 2006 года Лёхи Андреева, ты представляешь, помнишь такой факт? Был такой факт в твоей биографии?

Т. НИКОНОВА — Неоднократно.

А. ПЛЮЩЕВ — И там тебе тоже задавался похожий вопрос про – а как там живой журнал? Уже не тот? И ты говорила, что много раз в истории ЖЖ я слышала, что он уже не тот, да и всё, в общем, он заканчивается, часть людей перетекает туда, сюда, пятое, десятое. Ну что, похоже, момент-то всё-таки настал?

Т. НИКОНОВА — Ну, он настал. Но нужно понимать, что это случилось не потому, что ЖЖ какой-нибудь плохой, а потому что изменились существующие условия. Например, когда я говорила, что в 2009 у меня ещё не было смартфона, а сейчас он есть, то есть я как технопурист очень долго от этого отмазывалась, но наконец-то даже у меня он появился, самые отсталые слои населения облачились в джинсы, и обнаружилось, что я всё время могу быть онлайн. И, разумеется, как только у меня появились такие возможности, как только у меня появился дешёвый мобильный интернет, как всех, как только у меня появилась лёгкая возможность отправлять какие-то сообщения, буквы и картинки в Интернет, мне никакие блоги не стали нужны, потому что изменился формат общения, то есть это всё очень взаимосвязанные вещи. В общем-то, трудно активно пользоваться Twitter’ом, если у тебя нет возможности оперативно реагировать, смотреть, кто где находится и быстро туда рвануть или посмотреть…

Сейчас такая возможность есть. Таким образом, бытие определяет сознание. Мы начинаем думать иначе и начинаем интересоваться совсем другими способами общения. То есть сейчас сама коммуникация стала смыслом коммуникации, а не идея, которую мы в это закладываем.

А. ПЛЮЩЕВ — Вот это отличные фразы такие, которые осознавать можно месяцами, если не годами. Сама коммуникация стала смыслом коммуникации. Вот, моего среднего ума не хватает на это, чтобы так моментально вдруг… Я, наверное, приду когда-нибудь к выводу и пойму, что имелось в виду. Это не к тому, что ты слишком заумно говоришь, к тому, что я, видимо, всё-таки отстаю от жизни потихоньку. Я помню очень хорошо, когда ещё даже был… мы сейчас можем по-стариковски здесь как-то поветеранствовать, повспоминать, что когда был на 14 400 модемах интернет, там, и так далее, интернет, да?

Т. НИКОНОВА — Я помню FIDO.

А. ПЛЮЩЕВ — Подожди, да. А я не помню, кстати, то есть ты старше меня в этом смысле. Я уже тогда… то есть конец 90-ых, да? Помню, что огромная дискуссия была, что вот это жизнь онлайн постоянная, как она там заменяет оффлайн, и как это ужасно, что это заменяет нам общение, туда-сюда, вот это то, что люди некоторые гордились, что они в отпуск уезжают, и у них там нет доступа ни к интернету, ни к телефону, и так далее. В общем, сейчас это вспоминать довольно… ни к пейджеру… довольно смешно, довольно забавно, потому что люди тогда себе ещё и не представляли степень вовлечённости в сети. Тогда это была просто сетевая девственность абсолютная.

И буквально как бы её потеряв, люди думали, что всё – вот она сетевая жизнЬ, мы живём сетевой жизнью. Оказалось, что они даже туда только сунули кончик носа или чего-то другого, значит, и даже не поняли, куда они вступают. А жизнь-то совсем другая. Теперь у тебя сеть внутри тебя. В том смысле, что внутри кармана, например, твоего. А это вообще было непредставимо раньше. И у меня даже нет вопроса в связи с этим.

Хочется какого-то твоего подтверждения или опровержения этих глобальных тезисов.

Т. НИКОНОВА — В целом так. Но, опять же, я считаю, что всегда есть возможности. Есть инфраструктуры и есть возможности. А выбор всегда ты делаешь сам. Если сейчас, для того чтобы понимать, что ты живёшь, нужно находиться в постоянной коммуникации, иначе люди про тебя просто забывают, в то время как раньше достаточно было читать блоги и чувствовать себя находящимся в информационной среде, при этом можно было вообще никогда не появляться.

То сейчас, если ты отключишься на пару недель от интернета, на самом деле ничего не произойдёт. Я в марте ездила в Таиланд на 10-11…

А. ПЛЮЩЕВ — Это как раз ты после этого забросила и блог, и ЖЖ.

Т. НИКОНОВА — Типа того. Я не стала покупать местную симку. Интернет у меня был только в номере, и я там читала Twitter, но поскольку тогда ещё были, я помню, были выборы президентские, и все писали только о президентских выборах, это было настолько неинтересно, я была в Таиланде, что я и этого не читала, и когда я вернулась, чувствовала себя настолько освобождённой, что с тех пор я даже не смотрю сериалы, не смотрю фильмы, хожу только в кино иногда, занимаюсь работой, встречаюсь с людьми. Это так прекрасно.

А. ПЛЮЩЕВ — Это так благотворно Таиланд действует. Ну, я знаю многие случаи, когда в… люди приезжают и не возвращаются совершенно.

Т. НИКОНОВА — Не будем путать.

А. ПЛЮЩЕВ — Понимаешь, то есть есть от этого лекарства противоядие. Интересная история. Но тем не менее, мы всё больше и больше входим в это пространство, да? И страшно представить себе, что будет дальше. Вот, я всегда думал, что, посмеиваясь над своими родителями, предками, не знаю, которые не могут освоить таких простых вещей, как настройка телевизора, допустим…

Т. НИКОНОВА — О, знакомо.

А. ПЛЮЩЕВ — Понимаешь, да? Ну, вот, уже который с пультом. Я думал, что я всё время буду стараться догонять. Не то что догонять, а быть просто в курсе. А теперь я понимаю, что я и догонять не успеваю. Это как-то… при том, что я интернет-обозреватель, туда-сюда. И это как-то не то чтобы обидно, но делает жизнь какой-то немножко неуютной. Ну, например, я так и не проникся и совершенно не думаю проникаться в 4square, и я не понимаю, в чём смысл check-in’ов и оставления следов о себе. Их мы и так вроде бы много оставляем. Но получается, что процесс прогресса, да, он оставляет как бы за бортом… мне кажется, поскольку он ускоряется, он оставляет за бортом всё больше и больше людей. Если раньше возраст отсечения, условно говоря, был 50+, то сейчас он всё снижается и снижается. Вот, люди, которые остаются за бортом тех или иных мейнстримовых технологий, они всё моложе и моложе.

Т. НИКОНОВА — Ну, наверное, это полезно, потому что если за бортом будет большая клёвая тусовка взрослых образованных людей, мы можем устроить что-нибудь ещё. Вообще я думаю, что…

А. ПЛЮЩЕВ — Альтернативный…

Т. НИКОНОВА — Нет, серьёзно, я думала о том, что сервисы онлайновые и оффлайновые для людей 50+ — ими уже нужно начинать заниматься, чтобы забить нишу, потому что через 10 лет люди нашего с тобой поколения – они начнут дряхлеть, нуждаться в медицинском уходе, специальном интернете, больших мониторах с большими буковками, очки уже не спасут. И это большая такая капиталоёмкая штука, поэтому подумай об этом. Но если говорить о 4square’е и иже с ним, и прочих новых штуках, мне кажется, тут есть два интересных момента. Во-первых, повторюсь, ты можешь использовать это так, как ты захочешь. Например, я использую 4square ровно в двух случаях.

Когда я хочу похвастаться, обычно когда я иду на балет, на балет я хожу редко, поэтому я check-in’юсь. Либо я использую для контроля. Я хожу в спортзал, и чтобы не читать на бумажке, как часто я хожу и понимать, отлыниваю я или нет, я просто check-in’юсь, а потом просто смотрю за месяц. Очень удобно.

И так же все видят, что я очень спортивная. Это тоже очень полезно.

А. ПЛЮЩЕВ — То есть всё равно хвастаешься?

Т. НИКОНОВА — Да. В конце концов все эти сервисы – они и созданы, для того чтобы похвастаться, потому что, как писал в своей знаменитой колонке Рома Волобуев, все мои знакомые ведут такую интересную жизнь, живут в самолётах, пьют шампанское и не вылезают из разных прекрасных стран, если верить их отметкам в социальных сетях.

А. ПЛЮЩЕВ — Ну я действительно веду такую жизнь.

Т. НИКОНОВА — Да?

А. ПЛЮЩЕВ — Да.

Т. НИКОНОВА — А социальные сети дают такую возможность похвастаться. Но с другой стороны, тут есть ещё одна любопытная вещь. Мне кажется, что это очень, несмотря на то что распространено во всём мире, это очень такая российская, я бы даже сказал деревенская история, потому что если мы становимся очень открытыми, что все знают, где мы бываем, когда мы бываем, что мы делаем, все знают каждый наш носок, как он выглядит, потому что всё есть на фотографиях, что мы едим, какие у нас привычки, ну, всё абсолютно известно тебе, то границы приватности – они исчезают. Слова privacy в русском в принципе нет, потому что это русской ментальности не очень свойственно, не очень понятно.

А тут она исчезает. Мы снова возвращаемся в деревню, где каждый знает, кто жену бьёт, а кто пьёт, у кого всё хорошо.

А. ПЛЮЩЕВ — Ты понимаешь…

Т. НИКОНОВА — Это очень любопытно.

А. ПЛЮЩЕВ — Это ты здоровскую тему сейчас подняла, делая за меня мою работу, за что тебе большое спасибо, правда. Потому что я не думал об этом разговаривать. Но она очень глубокая, эта тема, на самом деле, потому что есть вот эта информированность действительная, а есть кажущаяся. Есть такая наведённая. Мы же можем очень легко, причём, даже часто сами не желая того, создать о себе стереотип какой-нибудь.

Т. НИКОНОВА — Да, с нами со всеми это происходит.

А. ПЛЮЩЕВ — Мы часто, не давая себе отчёта, можем, если мы активно очень в соцсетях или где-то в интернете, там, у нас у журналистов есть ещё эфиры и страницы газет, я не знаю, телевизор, мы можем у артистов, любых публичных персон есть какое-то медиапространство. Мы можем, опять же, повторю, не желая того, легко создать о себе миф, и тогда никакой деревни не получается. Получается параллельная реальность, когда люди друг о друге знают только мифы. Получается, мы вступаем в эпоху, потому что это всё будет множиться, ясное дело, вступаем в эпоху такого мифологизированного общества, когда мы друг о друге будем знать исключительно мифы, которые мы почерпнули из соцсетей, то есть это очень много, огромное количество информации, часто совершенно не нужной, абсолютно не нужной, и при этом ты не знаешь, насколько она соответствует действительности. Часто вообще не соответствует, напрочь. Получается, мы на пороге нового такого общества мифологизированного.

Т. НИКОНОВА — Ну, это не совсем так, потому что мифов и так очень много, потому что если, например, посмотреть на историю глянцевой журналистики за последние сколько-то… 20 лет. Мы увидим, что в каждом журнале существует огромное количество неких персон, которые выдуманы этой редакцией, и которые в представлении читателей журнала…

А. ПЛЮЩЕВ — Николай Басков, в частности.

Т. НИКОНОВА — Девушка ... Есть некий персонаж, который якобы является героем журнала XXL. Есть некие девушки, которыми интересуется персонаж героев XXL. Есть в конце концов книга «Generation P», которую мы все знаем, а также есть, кстати говоря, есть хорошая книжка того же Лёхи Андреева, по-моему, написанная под именем Перси Шелли, я не помню, как она называется, я читала их несколько, я всё время забываю название. Прости, Лёша.

Как раз о том, как автоматически делались некие конструкты на каждого человека, анализировались их предпочтения, и на основе этого делались рекламные модели под каждого. Но каким-то образом потом стали делать модели, которые уже влияли на человека, потому что проще было построить модель и изменить человека, и таким образом уже проецировать на него уже какую-либо рекламу. Так вот, глянцевая журналистика, которая работает и продаёт рекламу для своих придуманных персонажей, она в принципе работает точно так же. Мне кажется, просто немножко форматы изменились, и сейчас выдумыванием… такой маленькой редакцией становится каждый человек, а не несколько журналистов в своём красивом или не очень красивом офисе.

А. ПЛЮЩЕВ — Отличная футурологическая тема. И вот в студии прямо витает дух Лёхи Андреева, которого мы неоднократно вспоминали, надо как-то его позвать. Он был у меня в «Точке», вот, надо будет в «Попутчиках», собственно, разочек встретиться. Спасибо тебе тоже за эту мысль, ты натолкнула меня на неё. У нас в гостях Татьяна Никонова, она же, как здесь у меня на бумажке написано, блогер Лилу, вот, а кстати, если сейчас охарактеризовать, чем ты занимаешься, то что основной род твоих занятий?

Т. НИКОНОВА — Это сложный вопрос. Я всё время не знаю, как это назвать, но в целом…

А. ПЛЮЩЕВ — Я посмотрел сегодня твой профиль во Free, это физиономия русского интернета, ну такой наш как бы…

Т. НИКОНОВА — Я давно его не заполняла.

А. ПЛЮЩЕВ — Да. Фактически официальные такие у нас рунет-элиты, вот, фактически официальные такие профили. Но мы ленимся все их заполнять. У нас там устаревшая информация. Вот, например, у Тани там последняя активность какая-то – 2009 год, последнее место работы.

Т. НИКОНОВА — Я занимаюсь организацией интернет-проектов контентных с нуля. То есть сначала с концепции, с разработки форматов материалов, наём людей, обучение, если это необходимо, формирование редакционной политики, выстраивание структуры работы, и так далее, и так далее, то есть две мои последние работы – это сайт takzdorovo.ru – это…

А. ПЛЮЩЕВ — Где худеют все, да?

Т. НИКОНОВА — Ну что значит худеют? Мы здоровеем.

А. ПЛЮЩЕВ — Там просто на шапке написано «сколько-то людей выразили желание похудеть».

Т. НИКОНОВА — Ну потому что это самый популярный интерес, да. Это о портал о здоровом образе жизни для министерства здравоохранения. Меня позвали … и партнёры участвовать в написании заявки на тендер, мой тендер выиграл, так я получила работу. Я занималась контентом, это потрясающий был опыт, я проработала там 2 года. Это совершенно замечательно. Я считаю, что работать на государство – это очень-очень хорошо и правильно. Можем об этом поговорить, если хочешь. А затем я работала…

А. ПЛЮЩЕВ — Я как раз, ты знаешь, буквально… какое сегодня число? Третье? Я буквально третий день не работаю на государство… поэтому могу с большим удовольствием поговорить об этом, да.

Т. НИКОНОВА — Затем я работала у Ники Белоцерковской. Мы делали и сайт, занимались всячески её пиаром, собственно, я называлась «директором специальных проектов», но внутри мы называли меня директором по кулинарным делам. И в частности я занималась приложениями для мобильных устройств, приложениями совершенно замечательными, с прекрасными фотографиями, которые делает сама Ника. В феврале мы с ней расстались.

И сейчас я на новом месте работы, о котором пока рассказать не могу, потому что проект ещё не запущен. Когда будет запущен, я с удовольствием расскажу.

А. ПЛЮЩЕВ — Вообще, у меня сложилось впечатление, что ты довольно часто меняешь места своей работы, или они тебя часто меняют.

Т. НИКОНОВА — Нет. Я одно время регулярно занималась несколькими вещами одновременно. Поэтому складывается такое ощущение, потому что большой набор за короткое время. Но мне кажется, что два года, например, полтора, на одном месте работает… очень мало. Учитывая, что в нашей отрасли среднее времянахождение на одном месте работы 9 месяцев, по-моему.

А. ПЛЮЩЕВ — Поскольку аудитория нашей радиостанции сильно политизирована, то я думаю, что если здесь произнести то, что мы уже произносили, словосочетание «работа на государство», то первая ассоциация, если мы говорим о блогерах, которая возникает, то это какие-нибудь платные блогеры, боты, ДОС-атаки, вот, на независимые сайты вроде «Эха Москвы» и так далее. Но ты только что сказала, что работать на государство в твоём разрезе, опять же, да, это очень хорошо и здорово. И согласился развить эту мысль, даже предложил её, с удовольствием хватаюсь за твоё предложение. Каким образом можно сейчас у нас работать блогеру или интернет-деятелю на государство и при этом сохранить достоинство.

Т. НИКОНОВА — Ну, вот, я могу привести…

А. ПЛЮЩЕВ — Если вообще входит в систему твоих ценностей.

Т. НИКОНОВА — Да, абсолютно, потому что я не занимаюсь ничем незаконным, потому что я очень трусливая, и если я буду заниматься чем-то незаконным, моя жизнь превратится в ад, я перестану спать. Я просто не хочу. Но вот в качестве примера я могу привести свою работу takzdorovo.ru, потому что это одна из самых замечательных вещей, которые я делала в своей жизни, несмотря на то что это сопряжено со множеством негативных моментов, в частности, как правило… от имени этого проекта, поэтому не можешь говорить о некоторых вещах.

А. ПЛЮЩЕВ — Я, конечно, уже старческий склероз мучит, это так здорово, тогда обвиняли в том числе в том, что на сайт было потрачено в несколько раз больше средств, на его разработку и запуск, чем вообще стоило бы.

Т. НИКОНОВА — Да, обвиняли люди, которые не в теме. Люди из отрасли мне ни разу такого слова не сказали. Потому что я знаю… я знаю, на что тратилась. Все цифры, о которых говорилось о том, что они потрачены на разработку, они были потрачены на разработку, 15 месяцев поддержки, 15 месяце работы редакции, большой редакции, и размер редакции был установлен контрактом. Мы бы не могли сделать меньше, даже если бы хотели. А у нас было видео, мы работали только с людьми уровня кандидатов наук, профессорами, главными врачами крупных больниц, работали только научные журналисты, профессионалы. Это всё дорого. Это правда всё дорого. И ни одной копейки не было потрачено зря. Во всяком случае, я этого не видела. Поэтому я всё это отметаю, и если б вы знали, сколько времени, усилий было на всё это потрачено, вы бы не сказали этого никогда, серьёзно.

А. ПЛЮЩЕВ — Да, возможно. Я просто, честно говоря, забыл совершенно о том… вы сказали сейчас, прямо всплыло в памяти, сильно критиковали, когда минздрав… запуск этого портала. Насколько я, опять же, помню, он после скандала сильно преобразился.

Т. НИКОНОВА — Нет, нет. Он продолжался в плановом порядке, потому что, как и всегда это бывает, мы посмотрели, что-то не работает, что-то работает.

А. ПЛЮЩЕВ — Там много всяких скандалов было с министерством образования и с…

Т. НИКОНОВА — Это и есть та самая проблема, которая отвращает людей от работы на государство, они считают, что они всё время будут закиданы всякими дурно пахнущими вещами. Это в принципе… Если у тебя крепкие нервы и толстая кожа, то совершенно спокойно можешь делать своё дело, и получать fun от того, что, во-первых, самореализуешься, делаешь классные вещи и делаешь абсолютно полезные вещи, потому что когда я вспоминаю то количество писем, которое приходило к нам и приходит до сих пор от людей, которые стали меньше болеть, стали здороветь, у которых прекратились какие-то проблемы дома, на работе, в их семье, которые бросили курить, у которых закончились проблемы с алкоголем, те, что нашли возможность изменить свою жизнь, изменить свою жизнь к лучшему – это очень поддерживает, это очень-очень важно. Более того, я помню, одна из идей в обвинениях в неразумно потраченных деньгах звучала таким образом – лучше бы потратили деньги на больных детишек.

Я вот, что хочу сказать – больные детишки, и деньги на них… На них, безусловно, деньги нужно тратить. Но также существуют больные взрослые. Если бы больные взрослые были бы не больными, а здоровыми, они бы скорее всего могли бы достаточно заработать, для того чтобы оплачивать лечение этих больных детишек. Если не целиком, а частично. Поэтому наша задача была в том числе и в том, чтобы взрослые не болели, или болели как можно меньше. Если человек бросит курить, и рак лёгких перестанет быть реальным, и он не будет тратить средства своей семьи, для того чтобы лечить рак лёгких, и скорее всего шансы велики, он загнётся и оставит своей семье долги, если этого не случится, то жизнь его и его семьи станет гораздо лучше, и в перспективе эти деньги потрачены как раз разумно, потому что государству не придётся его лечить и не придётся потом содержать его детей, которые останутся без родителей. Поэтому профилактические меры такого рода очень-очень важны, и очень важно, чтобы люди были информированы. Я свою профессиональную миссию вижу как помощь людям в принятии правильных решений. То есть каждый человек сам хозяин своей судьбы и свои решения принимает абсолютно самостоятельно. Никто не может ему указать, что делать, но для того чтобы принять правильное решение, он должен быть информирован. Поэтому информация такого рода о том, как сделать свою жизнь лучше, как сделать её богаче, насыщеннее и счастливее — она абсолютно необходима и совершенно прекрасно, что этим занимается государство. И оно должно заниматься этим во всех направлениях, во всех сферах человеческой жизни. И привлекать профессионалов вроде меня.

А. ПЛЮЩЕВ — Скромное добавление нелишнее абсолютно. Татьяна Никонова, наш блогер Лилу сегодня в гостях у программы «Попутчики». Меня зовут Александр Плющев. Вы можете присылать свои СМС на +79859704545. Twitter-аккаунт vyzvon. Честно говоря, мне понравилось насчёт… как там было сказано? Крепких нервов и толстой кожи. Да, это замечательно было сказано.

Т. НИКОНОВА — Ну, вот, блогерский опыт – он помогает.

А. ПЛЮЩЕВ — Ну да, там… ты имеешь в виду… когда тебе в ответ на что-нибудь, на какие-нибудь розовые сопли валится куча дерьма? Да, это, наверное, закаляет не обращать внимание на фидбек, ты имеешь в виду.

Т. НИКОНОВА — Да, или, скажем, я много лет была модератором сообщества «Girls only», закрытого сообщества для девочек. Несколько тысяч человек. И когда каждому из них… поскольку ты для них являешься представителем власти, не нравится каждый твой шаг, ты как-то привыкаешь обращать внимание только на конструктивную критику, а всё остальное пропускать мимо ушей.

А. ПЛЮЩЕВ — Что с «Girls only» –то случилось?

Т. НИКОНОВА — «Girls only» закрылось.

А. ПЛЮЩЕВ — Я как многолетний посетитель… и почитатель… очень меня волнует эта тема.

Т. НИКОНОВА — Это была смешная история. Я его случайно удалила. Я собиралась удалить другое сообщество, но случайно выбрала «Girls only», и я его удалила, я хотела его вернуть обратно тут же, это возможно. Но подумала и решила, что подержу его пару дней и посмотрю, что будет. В итоге не случилось ничего. Прошёл месяц, и никто не обратился ко мне с вопросом «что случилось?». После этого решила, что доктор сказал «в морг», значит, в морг, и не стала его восстанавливать.

А. ПЛЮЩЕВ — Я просто поясню нашим слушателям. Одно время это было очень мощное сообщество, я бы не сказал, что, может быть, самое массовое. Но что оно одно из самых читаемых, влиятельных особенно в интернете для девочек, это точно. Но во всяком случае упоминания его какие-то я очень часто встречал в интернете, ссылки на него, там, я не знаю. Не ссылки в смысле линки, а в смысле что там-то там, «Girls only». Так мы, мужики, с вами и не узнали, что там было на самом деле. Всё и удалилось к чертям.

Одновременно с, ну, вот, «Girls only» – это же такая, общественная деятельность фактически.

Т. НИКОНОВА — Да, я всегда занимаюсь какой-нибудь общественной деятельностью.

А. ПЛЮЩЕВ — Вот, чем ты сейчас занимаешься в смысле общественной деятельности? У тебя есть какие-нибудь проекты такого плана?

Т. НИКОНОВА — Ну, вот, сейчас единственный момент, наверное, в моей профессиональной жизни, когда я ничем в общественной деятельности не занимаюсь. Это немножко странно, но с другой стороны я стала так часто ходить в спортзал, что у меня просто не остаётся времени на общественную деятельность.

А. ПЛЮЩЕВ — Ну, прямо скажем, те, кто смотрят «Сетевизор», они могут сказать, что и тебя практически не остаётся в результате твоих занятий в спортзале. А ты упомянула про Белонику, что ты работала у неё, и о том, что вы расстались. А в связи с чем это произошло?

Т. НИКОНОВА — Это никак не связано с работой, там было несколько факторов, связанных с личными обстоятельствами. Честно говоря, если я смогу ей как-нибудь полезна в будущем, я буду только очень рада, потому что Ника – это один из тех людей, которые меня восхищают, потому что, наверное, главная черта, которая меня в людях восхищает – это наличие страсти к своему делу, то есть неважно, что это, какие-то семейные вещи, это хобби, это работа, но страсть всепоглощающая – то, что меня абсолютно чарует и то, что я обожаю, и у меня глаза начинают гореть, когда я вижу это в своих сотрудниках, в своих коллегах, и в том числе это то, что я вижу в Нике, потому что Ника совершенно потрясающая. И всё, что она делает, такой любовью к делу наполнена, это прекрасно.

А. ПЛЮЩЕВ — Ну, кто-то может сказать, что, с другой стороны, такие люди, как Белоника, они… Белоцерковская у нас, если помните, как-то была в «Попутчиках» не так давно. Они могут себе это позволить. Они могут себе позволить заниматься тем, чем им хочется.

Т. НИКОНОВА — Любой человек может себе позволить заниматься тем, чем ему хочется. Любой человек может себе позволить любить свою работу. Я не понимаю людей, которые ходят на работу, 8 часов проводят и при этом не находят ни одного момента, который бы им понравился, которые просто сидят и отсиживают задницу перед монитором или что-нибудь там делают. Бессмыслица.

А. ПЛЮЩЕВ — К банкомату им ходить нравится 2 раза в месяц. Подходить к банкомату им нравится. Или раз в месяц, зависит от того, как часто бухгалтерия у них транзакции проводит. Вот. А все остальное им может и не нравиться. Я с таким сталкивался очень часто. Даже на… работах.

Т. НИКОНОВА — Ну, бедные люди, что я могу сказать? Я просто хочу сказать, что в моей жизни я за последние лет 7 ни разу не приходила на уже готовое рабочее место. Это место создавалось под меня, либо мы вместе его каким-то образом создавали, то есть чего бы это ни касалось, либо я продала свой блог и мы сделали из него сайт, и я стала главным редактором, или меня позвали на какой-то проект, который до этого не существовал, или мы вместе собрались и что-то придумали и вместе сделали. Главное – делать то, что ты любишь, что тебе нравится. Если тебе нравится… И достигнуть такого мастерства, чтобы всегда находилась работа. А ты непременно достигнешь мастерства, если будешь делать что-то со страстью и упоением.

А. ПЛЮЩЕВ — Это очень здорово звучит. Вообще, и мне очень нравится. И я прямо даже нахожусь в некотором таком гипнотическом состоянии, немножко загипнотизирован в смысле. Как люди, которые читают бизнес-книги. Ты знаешь, люди, которые адепты бизнес-книг, смотрю – с ними разговариваешь, они говорят формулировками из этих бизнес-книг, находясь, собственно, в загипнотизированном состоянии. И говорят, что если делать вот так, то будет вот так.

Этим славна наука под названием маркетинг, например. Они выучили какой-то набор приёмов, которые описаны в подобных книгах, и таким образом живут, мало того, они общаются, абсолютно уверены в этом и тебе это дело впихивают.

Но мне кажется, жизнь несколько сложнее и многообразнее. И я думаю, что, например, наши радиослушатели легко это опровергнут по СМС +79859704545 или Twitter аккаунт vyzvon. И первое такое опровержение от Эндрю Штольца поступило ещё до того, как я успел произнести все наши реквизиты, он пишет – «Сложно любить, быть шахтёром». То есть быть кулинаром на южном берегу Франции легко любить. Шахтёром, считает Эндрю Штольц, сложно. Не знаю, можем ли мы это оценить, поскольку ни один из нас не работал шахтёром.

Т. НИКОНОВА — Я сомневаюсь, что Эндрю Штольц работал шахтёром. Как он может судить?

А. ПЛЮЩЕВ — Возможно. Я не знаю. Тем не менее, но мы легко можем представить, что сложно любить быть шахтёром.

Т. НИКОНОВА — Не знаю, можно работать шахтёром, и, поскольку это физическая работа, в это время напевать про себя оперу Моцарта «Волшебная флейта», и можно её выучить и быть совершенно прекрасным весь день, потому что твоя голова будет наполнена музыкой. Это чудесно.

А. ПЛЮЩЕВ — Это вообще обалденно. То есть в плане троллинга какого-то очень тонкого ты достигла мастерства, потому что сейчас был продемонстрирован очевидный пример троллинга радиослушателей, которым сложно любить быть шахтёром. Это абсолютный троллинг, то есть ничего более совершенного, чтобы разозлить их, невозможно сказать. И я чувствую это по фидбеку вот такому: «Слушаешь и чувствуешь, что гостья занимается ерундой».

Ну, действительно надо сказать, что вот эти работы, вот эти профессии из новых профессий, да, условно сейчас говорю, не относя это к тебе, например, СММ-щик, условно говоря, носят несколько… они производят несколько наносное впечатление, такое какое-то искусственное, как будто это какой-то, как будто это какая-то пена, которую нанесло вот этими новыми технологиями, мы ещё даже не разбираемся, эта пена – она полезная, вредная или просто неприятные пузырьки такие.

Т. НИКОНОВА — Ну, по отношению к СММ, мне кажется, это всегда абсолютная правда, потому что большинство из СММ-щиков занимается тем, что рисует отчёты, и на конференциях показывают чужие кейсы.

А. ПЛЮЩЕВ — На ipad’е.

Т. НИКОНОВА — Да, на ipad’е, как показывает опыт, посмотрите, как компания, не будет называть бренд, но такая большая крупная буржуйская компания сделала такой офигенный кейс, вот, кейс слово обязательно должно быть, посмотрите на эту прекрасную презентацию, мы умеем так же. И так происходит годами на каждой конференции. Каждый раз, когда вижу, опять же, не буду называть пару известных компаний СММ, потому что происходит именно так. По-моему, это только рисование отчётов. И я понимаю людей, которые занимаются СММ прицельно, у них есть конкретные задачи, то есть привести пример, опять же, что так здорово… Были конкретные задачи, например, по приведению пользователей из социальных сетей. И всё это делалось руками с помощью общения, с помощью налаживания связи и с помощью переманивания лояльной публики.

Это тяжёлая, трудоёмкая работа, которая не очень благодарная, потому что любой евангелист – он огребает почище всякого искреннего блогера. Но тем не менее.

А. ПЛЮЩЕВ — Я вынужден сделать небольшой глоссарий сейчас, поскольку то, о чём мы с Таней немного поговорили, может быть не совсем понятно в силу употребления некоторых терминов. В частности, SMM – Social Media Marketing – это продвижение чего-либо в социальных сетях. Подожди, ещё что-то. Черт, всё из головы вылетает, вообще лечиться надо.

Т. НИКОНОВА — А это неважно. Это действительно новостная пена, поэтому что её обсуждать?

А. ПЛЮЩЕВ — Да. И евангелист. Вот, вспомнил. Евангелист. Евангелист, ну, это типа проповедник. Я думаю, по самому слову понятно. Это человек, который продвигает ту или иную марку, ту или иную, я не знаю, фирму или продукцию, и так далее. Ну, например, в программе «Точка» неоднократно бывали евангелисты компании Microsoft, допустим.

Т. НИКОНОВА — Целых два.

А. ПЛЮЩЕВ — Ну, у меня был Володя Гавриэль, вот, сейчас ещё Миша Черномордник придёт. Да, их два. Подожди, был же ещё Пётр Дяденко, конечно. Вот, целых три. Значит, отлично.

Есть ещё одна тема, довольно глобальная, когда мы говорим о блогосфере, об интернете, о человеке в ней и так далее, это монетизация. Люди когда начинают писать блог… Ой, у меня был один случай прекрасный, хороший повод рассказать о нём. Я всё ждал, когда же выдастся. И вот расскажу. Есть одна знакомая… я её никогда не видел… виртуальная совершенно. Она где-то тоже в медиа работает, не знаю. И она говорит – а я тоже типа… ну, как по аське списывались, она говорит – я тоже хочу вести twitter, но я боюсь, что у меня будут… мои twit’ы, значит, копировать и воровать.

Меня в этом больше всего поразило то, насколько человек себя мощно оценивает. То есть до меня никогда не доходило, что, оказывается, мои twit'ы, мои воризмы, золотом отчеканенные, будет кто-то копировать и воровать. Обидно, конечно, но просто не приходило в голову, понимаешь?

Оказывается, некоторые люди первое, о чём задумываются – это о том, что у них кто-то что-то сворует. Но, естественно, у тех же людей и у других людей рано или поздно возникает мысль – нафига я всё это делаю? Ну, ладно, там, в Facebook’е пообщаться с друзьями, создать группу, пойти вместе в кино, я не знаю, отметить день рождения, выпечь кексов благотворительных. Но если человек делает это регулярно, особенно ещё и ударяется в какую-нибудь тематику, у него рано или поздно возникает вопрос – а не монетизировать ли мне как-нибудь это дело? Есть разные способы… есть способы такие… ну, размещать какую-нибудь рекламу или чаще… подожди, как это называется? Product placement. Предлагают какие-то такие обычные СММ-щики, о которых мы говорили, за копеечку. Или CO-шники, да, за копеечку за такую… прям за такую копеечку унизительно совсем.

Выдерживает ли сейчас это направление проверку временем? Мне кажется, что первичное обольщение, когда все говорят, что скоро все блоги монетизируются и блогеры будут зарабатывать вообще почище, чем все вы, вместе взятые вообще, вот, оно как-то проходит, потому что монезитировать, как я понимаю, большинство блогов не удаётся. Ну, 99,(9).

Т. НИКОНОВА — Ну да, потому что тут забавная история. С одной стороны, уровень журналистики в стране настолько низок, что любой, кто прикладывает достаточно усилий и имеет некоторое количество знаний по предмету, способен этого уровня достичь и поэтому тут же приходит к идее монетизации, потому что он же делает не хуже, а времени тратит столько же.

Но, с другой стороны, у всего этого явления есть другая сторона. Поскольку он в состоянии это сделать, то ещё миллион человек тоже могут это сделать. Когда их много, нету никого лучше, нету никого, кто высунулся не на один сантиметр, на два метра, поэтому в общей массе человек теряется, и никому он не нужен. В конце концов, все эти, извиняюсь, желающие монетизироваться – они либо становятся профессиональными монетизаторами, и в основном их блоги посвящены тому, как монетизироваться.

Да, я встречаю очень много записей о том, как правильно настраивать свой ресурс, чтобы у тебя не украли посты.

А. ПЛЮЩЕВ — Об одном и том же люди думают, понимаешь?

Т. НИКОНОВА — Да, либо люди занимаются всем совершенно бесплатно, но имеют fun в виде того, что они абсолютно независимы. Независимое мнение – это очень ценно. То есть понимание того, что ты можешь говорить всё, что угодно – это очень ценно, особенно в наше время.

А. ПЛЮЩЕВ — Ценно, но никак это не монетизируется, я прошу прощения.

Т. НИКОНОВА — Ну, не в деньгах счастье, правильно?

А. ПЛЮЩЕВ — Как сказать… То есть если смотреть с точки зрения как раз того же вопроса, который я поставил о монетизации, то а тогда в чём?

Т. НИКОНОВА — Мне кажется, нужно просто давать себе разумные границы, то есть если ты тратишь на некий ресурс 8 часов в сутки помимо своей основной работы, семьи и личной жизни, и на что там ещё время остаётся, то нужно задаться вопросом – зачем? В состоянии ли это выдержать твоя личная жизнь, работа и всё остальное. Если же она не выдерживает, то просто необходимо правильно расставлять приоритеты, и, может, тратить не 8 часов, а, скажем, 5.

И тогда ты сможешь и жить, и быть независимым, и высказываться, и иметь полную жизнь. В жизни всегда должен быть баланс. Это важно.

А. ПЛЮЩЕВ — Как-то тоже затихли немножко, мне кажется, дискуссии. Одно время были популярными, что блоги заменят СМИ. Это продолжение того же разговора, когда ты сказала о том, что уровень журналистики у нас настолько низок, что всем кажется, что можно сделать так же. Ну, как-то чего-то тоже не очень заменили, хотя, может быть, я неадекватно оцениваю этот процесс. Я так могу, наверное, по пальцам перечислить блогеров, которые стали известны как блогеры, микроблогеры, не знаю, только за счёт исключительно интернета. Ну, их буквально, там, человек 5. Все остальные, вот, все, кто известны в интернете, там, тысячники, многотысячники, я не знаю, они все и без того, как это называется, когда известные персоны, celebrity, они и без того celebrity. И вот типичные celebrity, пришедшие в интернет, они сразу обрастают своей аудиторией.

Можно ли сейчас вообще в принципе сделать себе имя исключительно благодаря одному интернету без поддержки оффлайновых, что называется, медиа.

Т. НИКОНОВА — Навальный.

А. ПЛЮЩЕВ — Ну, я говорю – по пальцам. И то Навальный, вот, всё равно существует какая-то граница, я ещё помню, ну, наверное, полгода назад или год назад, всегда, когда ты упоминаешь фамилию Навальный, всегда тебе комментарий обязательно, даже неважно, как они относятся к ним, они говорят – а кто его знает за пределами интернета?

Сейчас такого нет. Понятно. Потому что оффлайновые СМИ… То есть есть какой-то порог, после которого оффлайновые СМИ, которые могут это делать, да, они подхватывают и дальше уже неважно, ты в онлйне состоялся, в оффлайне, где угодно, всё, ты на волне и тебя знают все. Всё, ты как бы вышел на орбиту, да? Но вот хотя бы этот порог достижения… порог выхода на орбиту… сейчас он достижим в принципе или это вообще удел исключительно единиц?

Т. НИКОНОВА — Ну это конечно же удел единиц, потому что необходимо прилагать довольно много усилий. Но для этого не нужно быть очень умным, очень талантливым, нужно просто очень постараться. Например, возьмём Карину Барби.

А. ПЛЮЩЕВ — Кто это?

Т. НИКОНОВА — Ты не знаешь Карину Барби? Тебе нужно чаще смотреть телевизор. У неё есть прекрасный блог karinabarbi.com, это девочка из Караганды, которая приехала в Москву и сказала, что она живая барби. Она одевается только в розовое, она стриптизёрша…

А. ПЛЮЩЕВ — А, это мечта всех детей – барби-проститутка.

Т. НИКОНОВА — Ну, типа того. Да. Она снималась в фильме… документальный фильм «Девственность», она была одной из героинь. Самый невнятный… я так и не поняла, девственница она или нет. И у неё очень-очень прокачанный product placement’ом блог, активная страничка vkontakte, она сначала снималась для ужасных роликов на Russia.ru, а сейчас на всех каналах, и она была даже… как это называется… «Минута славы»? Нет, это передача… Ну, в общем, её очень много и это невероятно просто. Это человек, который абсолютно не блещет умом и привлекательностью, но за счёт своей пробивной силы и даже при наличии крайне местечкового акцента пробивает стену головой. Это очень круто. Было бы желание.

А. ПЛЮЩЕВ — Надо сказать, что в нашей стране местечковый акцент никогда не был преградой большой.

Т. НИКОНОВА — Да, на меня посмотрите.

А. ПЛЮЩЕВ — Для народной любви, я имею в виду, не для того чтобы программы на гостелерадио вести, а для народной любви. Так что здесь ничего страшного нет, но я до сих пор нахожусь в шоке, что я совершенно как-то часть культуры мимо меня прошла. Это тоже интересная история. Такое сегментирование. Мне кажется, оно всегда было, то есть люди, интересующиеся классической музыкой, никогда не знали персону уровня Николая Баскова, несмотря на всеобщую их известность, или наоборот, да? Но тем не менее сейчас, мне кажется, это сегментирование – оно вообще, во-первых, сегменты стали меньше, то есть я знаю Рому Жёлудя, а многие не знают, понимаешь?

Т. НИКОНОВА — Я тоже не знаю.

А. ПЛЮЩЕВ — Вот, а ты не знаешь. Понимаешь, какая история? Для меня Рома Жёлудь кумир, да, например, ну, условно.

Т. НИКОНОВА — Мне кажется, сегменты не стали меньше, они стали меньше относительно размеров интернета, потому что интернет стал больше, и людей в интернете стало больше, потому что в конце концов сколько бы контента ни производилось, сколько бы сервисов ни производилось, сколько бы ни производилось вообще всего, включая продукцию компании Apple, всё упирается в возможность…

А. ПЛЮЩЕВ — Я слышу в этом упрёк в свою сторону. Я это произвожу.

Т. НИКОНОВА — Всё упирается в возможность конкретного пользователя это потребить. Ты можешь посадить огромную-огромную команду и производить, не знаю, миллион фильмов, миллион сайтов, миллион заметок, миллион видео, миллион Карин Барби каждый день, но конечный пользователь не сможет потребить этот миллион, у него есть некий предел. Поэтому люди не скачивают, например, больше фильмов в торрентах, когда у них становится лучше интернет. Они скачивают в лучшем качестве, потому что всё равно не смогут посмотреть больше какого-то количества. Больше трёх фильмов за вечер не полезет. Соответственно…

А. ПЛЮЩЕВ — Нет, по ночам можно скачать… Когда-нибудь я на пенсии я посмотрю все жёсткие диски… есть такой феномен, интересный, кстати. Надо отдельно как-нибудь поговорить о нём.

Т. НИКОНОВА — Так что раньше просто интернет был маленький. Информации было не очень много. А сейчас каждый, кто хочет что-либо производить, производит много, благо для этого есть вся инфраструктура, потому что я помню ещё те времена, поскольку я помню фидо, я не очень молодой человек, я помню времена, когда… о, у меня есть сотрудница, ей 23 года, и я ей на днях рассказывала, что такое home-page и как я это верстала руками, потому что нужно было знать html, потому что для неё была проблема, она рассказывала про то, что на хабр-хабре всё очень лаконично, это для людей, которые знают html, и она была возмущена. То есть человек, который вырос, не зная, что бывают истории, когда у тебя нет нормальной… нет у тебя. Тебе нужно сделать руками. Придумать, как это будет, и реализовать. И тогда на это, конечно, уходило много времени. А сейчас я могу со своего мобильного телефона обновлять какой угодно сайт и делать для него контент, производить очень быстро. И поэтому я могу работать на какую-то аудиторию практически круглосуточно, не отходя от кассы. Поэтому, разумеется, меньшее количество людей могут обеспечивать интересы и наполнять досуг какого-то количество людей. Но у конечных пользователей, повторюсь, они не могут обладать бесконечными интересами. Они не могут обладать бесконечным временем для потребления.

Поэтому они находят то, что им интересно, и останавливаются на этом.

А. ПЛЮЩЕВ — Соответственно, повышается конкуренция среди производителей контента, среди них мало того что есть профессиональные, да, ну там телевизор, он тоже в интернете… от него никуда же не денешься, правда? Радио, газеты, журналы, чёрт знает что. И плюс ещё самодеятельные, условно говоря, блогеры, которые вступают точно такую же конкуренцию. Получается, что среда становится всё более и более конкурентной и, соответственно, всё более и более дешёвой для потребителя. И в идеале совершенно бесплатной.

Т. НИКОНОВА — Ну, и да, и нет. То есть, с одной стороны, пока ещё ситуация нормальная, потому что количество людей, присутствующих в интернете, ещё немножко увеличивается. Но мы практически уже наблюдаем момент, когда рост замедлился.

А. ПЛЮЩЕВ — Просто некем уже пополнять особенно там. Кто хотели, уже здесь.

Т. НИКОНОВА — Именно. Но насчёт бесплатности это как раз очень хорошая тема, я считаю, потому что я думаю, что интернет и телевидение будут срастаться, потому что телевизоры уже умеют очень многое, они должны становиться такими главными медиаточками снова в квартире, то есть мой телевизор, например, умеет использовать скайп, читать все видеоформаты, включая все пиратские, и смотреть ролики на youtube’е, у него весь этот софт есть, и при этом он 47 дюймов.

Поэтому я думала, что блогерам или людям, которые хотят имеют какую-то свою интернет-известность, действительно необходимо осваивать телевизионные форматы, потому что поскольку всё это будет дешёвым, а, может быть, и бесплатным, им нужно будет пролезать в такого рода телевизоры. А инфраструктуру им рано или поздно обеспечат для проникновения.

А. ПЛЮЩЕВ — Татьяна Никонова, блогер Лилу, сегодня была гостем программы «Попутчики» с громадным количеством футурологических всяких прогнозов. Спасибо тебе большое, Тань.

Т. НИКОНОВА — Спасибо. Всего доброго.

А. ПЛЮЩЕВ — Всем счастливо. Пока.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире