'Вопросы к интервью


Д.БОРИСОВ: Добрый вечер. Вы слушаете радио «Эхо Москвы». 23 часа и уже 7 минут в российской столице. Программа «Попутчики» начинается. Меня зовут Дмитрий Борисов. Александр Плющев передаёт мне шоколадку, спасибо, тоже здесь.

А.ПЛЮЩЕВ: Причём угощаю не своей шоколадкой, а чужой. Ну, в смысле не чужой, а принесённой.

Д.БОРИСОВ: Очень вкусной шоколадкой. А кто нам её принёс?

Н.ДРОЗДОВ: Ну, не чужой, по крайней мере.

Д.БОРИСОВ: Нет, не чужой. А вы уже догадались, кто принёс по голосу. Николай Николаевич Дроздов сегодня с нами. Спасибо, что вы согласились к нам прийти.

Н.ДРОЗДОВ: Да ну что вы? С удовольствием, с радостью.

Д.БОРИСОВ: Рады вас здесь видеть.

Н.ДРОЗДОВ: Весёлое время хорошее.

Д.БОРИСОВ: Как раз самое время начинается для веселья. Как вы обычно, в 11 вечера что делаете?

А.ПЛЮЩЕВ: В воскресенье.

Н.ДРОЗДОВ: Вообще, мечтаю лечь спать. Даже в 10 стараюсь, тогда я встаю в 4:30, как йоги учат. Но если попозже, вот, сегодня встану в 6 тогда.

Д.БОРИСОВ: В 6? Не смотря на то, что…

Н.ДРОЗДОВ: Ну а зарядку когда делать?

Д.БОРИСОВ: А как же правило, что нужно 8 часов спать, или сколько?

Н.ДРОЗДОВ: Ну, добираю — в метро где-нибудь сплю. Если удастся сесть с самого начала, поспишь немножко.

Д.БОРИСОВ: Вы в метро ездите?

Н.ДРОЗДОВ: Ну а куда? Останкино — это же моё основное место, куда я езжу, Королёво-12.

А.ПЛЮЩЕВ: Нет, ну, я думал, там, на автомобиле. Я помню, вы были поклонником отечественных автомобилей. У вас «четвёрка», по-моему, была.

Н.ДРОЗДОВ: Конечно. А можно, вообще, даже на иномарке доехать из Беляево до Останкино за час, например?

А.ПЛЮЩЕВ: Невозможно.

Н.ДРОЗДОВ: А на метро всегда просто. Останкино — это основное место, куда я езжу чаще всего.

Д.БОРИСОВ: Что вы сейчас там делаете?

Н.ДРОЗДОВ: Ну, всё-таки главное — это передача «В мире животных», потому что она стала уже действительно, такой, моей жизненной работой основной.

Д.БОРИСОВ: Визитной карточкой?

Н.ДРОЗДОВ: Ну и визитной карточкой, конечно. Представляете, я был приглашён в эту передачу… Единственное, что не надо говорить — «бессменный» ведущий, потому что был приглашён в эту передачу её создателем, Александром Михайловичем Згуриди. Он создал её в 1968 году, когда ему самому было 64 года, представляете? Создание передач в то время было плодом вот таких мэтров, таких как Шнейдер, Згуриди, Капица Пётр Леонидович, ой, нет, Сергей Петрович, что я говорю? Я был знаком с его отцом, не пугайтесь. Динозавров я не видел. Понимаете, динозавров не видел, но Петра Леонидовича Капицу я встречал и даже беседовал с ним. А Сергей Петрович, его сын, сейчас в возрасте за 80 лет ведёт передачу «Очевидное невероятное», по-моему, так.

Н.ДРОЗДОВ: А Згуриди создал передачу «В мире животных» в 1968 году. 17 апреля 1968 года родилась эта передача, и меня уже в декабре он пригласил в качестве выступающего. И так мы понравились друг другу. Он меня начал приглашать, ну, через 2 на третий. Разных учёных, а я в течение года появлялся у него регулярно. Потом в 1975 году он меня взял во вторую киноэкспедицию в Индию. Сначала мы с ним в 1970 в Африку поехали, он взял меня с собой, чтобы там слонов разворачивать, носорогов подзывать и всякие такие вещи делать. А в Индии он снимал художественный фильм «Рикки-Тикки-Тави», помните, по Редьярду Киплингу. Тут уже змеи мои любимые, я натаскался с этими змеями. А в это время он попросил вести передачу второго ведущего, Василия Михайловича Пескова, ныне здравствующего собкора «Комсомольской правды», писателя, эколога, вы знаете его. Он вёл 2 года, а потом попросил меня подсоединиться, потому что одному было трудно, мы с ним вели по очереди.

Н.ДРОЗДОВ: В 1990 году он оставил передачу, уехав в Америку писать очередную книгу. Сравнивал Аляску с Чукоткой, очень интересная книга. В это время начались, как вы помните, центральное телевидение распалось, разошлось на разные части. и всё-таки удалось нам сохранить программу «В мире животных», такой, небольшой ассоциацией. Она называется «Ассоциация научно-популярного и просветительского телевидения», сокращённо «АСТВ». И вот это «АСТВ» в течение чуть ли не 20 лет держит эту передачу на плаву, потому что, знаете, утопить передачу очень легко. Сколько передач ушло. Даже уж такая великолепная передача как «Клуб путешественников» — всё-таки взяла и перестала быть ведущей. Помните, Юрий Александрович Сенкевич ушёл из жизни по болезни, и передача сразу прекратила существование, поэтому я очень в этом отношении человек внимательный к детищу. Оно не моё собственное детище, но выращенное Згуриди, Песковым и мной сохранённое, у нас эта ассоциация работает очень крепко. Другие, может быть, не очень думают, а я думаю, как сделать так, чтобы передача имела, так сказать, продолжение. И сейчас у нас, если вы посмотрите, у передачи новый формат. Она покороче стала, более плотной.

А.ПЛЮЩЕВ: Динамичной.

Н.ДРОЗДОВ: Да, динамичной. Студия такая, знаете: современные стулья, проходы, смена, кабинет учёного, встреча с животными — продумано, в общем. Я сначала думал, что это не играет роли. Ну, из леса делаешь подводку сначала и пошёл по лесу, по пустыне. Это здорово, но для знакомства с учёными и с любителями животных их всех в лес вытаскивать? Ну это как-то несерьёзно сейчас уже. Так что студия очень сложная. И что удалось сделать новой страничкой — у меня есть теперь юный корреспондент, юный натуралист Алёша, который появляется на плазме, и мы с ним беседуем. Это вообще новая же форма, понимаете, очень интересно. Мы с ним беседуем, он начинает ездить по заповедникам, по питомникам каким-то, домой к кому-то, рассказывает о животных. В общем, мальчику вообще-то 9 лет, и он такой развитой, так интересно рассказывает.

Д.БОРИСОВ: Растите смену себе?

Н.ДРОЗДОВ: Да вот и именно! Конечно. Вот видишь, ты угадал сразу. Правда, единственное, я что думаю — поздновато я начал растить, надо было чуть раньше взяться. С другой стороны, ещё мальчик тогда был совсем маленьким. Вообще он уже года 3 ведёт.

Д.БОРИСОВ: Ему сейчас 9?

Н.ДРОЗДОВ: Да.

Д.БОРИСОВ: То есть он с 6 лет.

Н.ДРОЗДОВ: Практически, да. Сначала у нас была детская страничка, где я с ним беседовал и, как бы, ему рассказывал о чём-то. А потом я думаю: чего я ему рассказываю? Пора чтобы он мне рассказывал. Он сейчас теперь выезжает в разные места и оттуда прямо репортаж серьёзно, интересно ведёт. Посмотрите. Я не помню ни в одной передаче, чтобы какой-то регулярный, постоянный юный корреспондент участвовал вместе с ведущим. Все так как-то всё время пекутся о том, чтобы всё время занимать, а я поделился этим временем с юным корреспондентом Алёшей, что мне очень радостно, и действительно я чувствую, что это не только укрепляет передачу, не только в будущем, но и сейчас.

Д.БОРИСОВ: Николай Николаевич Дроздов сегодня с нами в программе «Попутчики». Вы, кстати, можете присоединяться к нашему прямому эфиру при помощи SMS +7-985-970-45-45. На этот номер вы можете скидывать свои вопросы, пожелания. Можете делать это также через Твиттер, аккаунт vyzvon. Укажите его в своём твите и мы увидим его здесь у нас на экране.

А.ПЛЮЩЕВ: Надеюсь, нас видно сейчас через Сетевизор, так что в некотором смысле у нас тоже телевизионная передача.

Д.БОРИСОВ: echo.msk.ru — там вы можете смотреть.

Н.ДРОЗДОВ: Ребят, можно я расскажу то, что я говорил вот. Внук спрашивает бабушку, так же вы можете спросить меня: «Николай Николаевич, а когда вы были маленький, у вас был мобильный телефон?» Я скажу: «Нет, не был». «А когда вы были маленький, у вас был iPad?» Я скажу: «Я даже не очень знаю, что это такое». «А когда вы были маленький, у вас был компьютер?» Я скажу: «Конечно, не было». И тогда вы по инерции можете спросить: «Николай Николаевич, а вы не видели динозавров случайно?» Примерно так внук с бабушкой разговаривает, и вы со мной можете. Вот, я сейчас слышу «Сетевизор», «Твиттер», «Facebook».

А.ПЛЮЩЕВ: Не обращайте внимания, Николай Николаевич.

Н.ДРОЗДОВ: Это же жизнь идёт вокруг. Я где-то мимо неё пролетаю, ребята.

А.ПЛЮЩЕВ: Нет. Это, такие, параллельные «В мире животных», параллельные животные просто, они там где-то существуют.

Н.ДРОЗДОВ: Вообще очень интересно. Просто некогда даже взяться, чтобы просто войти в это. Потому что текущая работа, вот, съёмки, выезды в зоопарки. Мы же лучшие зоопарки мира снимаем.

Д.БОРИСОВ: Продолжаете путешествовать?

Н.ДРОЗДОВ: Конечно, да. То зоопарки, то какие-то… Буквально в прошлом году были на острове Бали, сняли Комодского варана этого знаменитого. Самая крупная в мире ящерица.

Д.БОРИСОВ: Полтергейст в студии. Откуда-то кто-то квакает.

А.ПЛЮЩЕВ: Механический голос какой-то.

Н.ДРОЗДОВ: А. Ну «барабашка» — это по-русски. «Полтергейст» — это в переводе, знаете, что значит? В переводе с голландского — это «шумный дух». Дух, он шумит… Его не видно, но…

Д.БОРИСОВ: Сразу вспомнилось… Как вы её назвали, когда вы ходили к Ване Урганту в эфир? Тамара Георгиевна, кажется?

Н.ДРОЗДОВ: Да, кто?

Д.БОРИСОВ: Лягушечка, помните?

Н.ДРОЗДОВ: Ну да. Глафира Алексеевна.

Д.БОРИСОВ: Глафира Алексеевна. Кажется, что она где-то здесь.

А.ПЛЮЩЕВ: Кстати, тут был вопрос. На сайт нам пришло много вопросов. «Николай Николаевич, правда ли, что вы действительно носите в карманах пауков, тарантулов и разных грызунов?» — спрашивает Сандро.

Н.ДРОЗДОВ: Ну, носил, честно говоря. Потому что сейчас это стало заурядно, неактуально. У меня все мои ученики, дети. Вот Алёша — натуралист, он носит в карманах всяких пауков и прочих. Это же было, кстати, и с Джеральдом Дарреллом. Это замечательный писатель-натуралист (Джеральд Даррелл), который создал зоопарк на острове Джерси, мы тоже оттуда делали репортаж с ним вместе, были у него в гостях. Так он тоже всё детство во всяких коробочках, в карманах, там лягушки, скорпионы, — всё, что он поймал, таскал. И это, конечно, очень помогает сближаться с природой, понимаете. Поэтому, конечно, в детстве, в студенческие годы, даже позже. А потом всё серьёзнее, серьёзнее становился, думаю, как-то это уже… Вот сейчас бы я вытащил змею…

А.ПЛЮЩЕВ: Нормально.

Д.БОРИСОВ: Мы бы не удивились.

Н.ДРОЗДОВ: Ну вот видите. Я когда к Якубовичу пришёл на передачу, думаю, его порадую, вытаскиваю – он как завизжит, бросился туда, где эти буквы большие, спрятался за них, говорит: «Уйдите-уйдите, никаких животных. Вы что, вообще?» Хороший человек очень, но боится он змей, понимаете. Я даже пожалел.

А.ПЛЮЩЕВ: Я тоже недолюбливаю, но я знаю, что в ваших руках змея очень добрая.

Н.ДРОЗДОВ: Конечно. Поэтому я так удивился, что Лёня никак не мог подойти ближе. Ну, у него, такой, уже страх. Некоторые думают, что страх врождённый. На самом деле врождённого страха нет. У всех любопытство. И вообще это любопытство всю жизнь движет человеком.

Д.БОРИСОВ: Ну, бывает брезгливость, там, когда цикада падает на тебя сверху, многие боятся по инерции, не как насекомое, а просто как что-то…

Н.ДРОЗДОВ: Что-то упавшее. Но, вот, смотрите. Некоторые боятся, брезгуют тараканами, понимаете? Действительно, говорят: «Ой, какой таракан тут пробежал, я его шлёпнул, кишки раздавлены». Конечно, если его шлёпать, извини. Кишки раздавленные даже мне противны будут. А если он пробежал мимо, усиками пошевелил, такой забавный. Понаблюдай за ним, это же очень интересно. У него глазки, так, усики, лапки такие, он мордочку себе чистит. Очень чистоплотное животное. Кстати, никогда не переносит никаких болезней, в отличие от всяких мух Цеце, блох, вшей. Бегает и бегает. Если что найдет, съест, понимаете? А не то чтобы — не нагадит никогда. В общем, нет: тараканы, если в небольшом количестве, особенно если они крупные – это просто товарищи по жилью.

Д.БОРИСОВ: Я думаю сейчас тысячи людей, которые знакомы с этой проблемой, в прошлом сталкивались, они бы с вами не согласились.

А.ПЛЮЩЕВ: А почему они ушли?

Н.ДРОЗДОВ: Ну, тут вообще. Тут, понимаете, не достигнешь большинства. В разных вопросах выбора надо, чтобы большинство. Ну, это, такие, вопросы… Вы можете достичь большинства, например, референдумом решить: строить синхрофазотрон или не строить там в Дубне. Ставился этот вопрос на референдум?

А.ПЛЮЩЕВ: Нет.

Н.ДРОЗДОВ: Нет. А почему? Получишь 90% отрицательный ответ.

Д.БОРИСОВ: Да, в принципе. Согласен, что это вопрос порядка: насколько прекрасны тараканы. Я согласен.

Н.ДРОЗДОВ: Они скажут: «Зачем нам этот синхрофазотрон?» А на самом деле нужен. И это решают умные головы, не чета нам.

А.ПЛЮЩЕВ: Николай Николаевич, а почему тараканы ушли? Вы не знаете, почему ушли тараканы?

Н.ДРОЗДОВ: Откуда?

А.ПЛЮЩЕВ: Из домов. Нету практически. По сравнению хотя бы с 80-ми годами, с 70-ми я вообще не говорю.

Н.ДРОЗДОВ: Я же пропагандировал новый метод, так сказать, выведения тараканов. Первые опыты были неудачными. Я объяснил людям. Одному приятелю рассказал, что таракана надо… Лёг ночью, они начинают все выползать. Потом ты встаёшь, садишься и громко говоришь: «Ну всё, надоело здесь жить, я ушёл насовсем», уходишь из квартиры и ждёшь на лестнице. Они услышат это, все собираются и ручейком куда-то уходят. Но потом… Я одного друга научил. Они пошли, главное, а он увидел это и расхохотался. И тут главный таракан говорит: «Ну, ребятки, хозяин пошутил, пошли обратно», и все зашли. То есть надо очень сдерживаться от смеха, очень серьёзно это воспринимать. А у меня друг был, который, например, я к нему зашёл, а он говорит: «На этот диван не садись». Я говорю: «А что?» «Он полон клопов». Я говорю: «Старый какой-то разбитый диван, давай его вынесем нафиг и на дворе и поставим». Он говорит: «Знаешь, три раза выносил, они его потом обратно заносят, там холодно». Такие, вот, дела. Так что с этим сложно.

Д.БОРИСОВ: Давайте от животных ненадолго отвлечёмся. Не очень надолго. Вы же поёте? Мы слышали, знаем. Даже послушаем сегодня. Не прямо сейчас.

Н.ДРОЗДОВ: Биологический закон я открыл новый. Дарвин открыл законы, Эйнштейн открыл, неужели я буду отставать? Я открыл новый биологический закон. С Эйнштейном не сравнится, там Теория относительности. Где-то близко к Дарвину, так сказать, частный закон о продолжительности жизни человека. Продолжительность запрограммирована в генах, правда? Это, так сказать, введение как аксиома сейчас уже запрограммировано в генах. Аксиомой является то, что обратного нет. Омоложение – это всё ерунда. Как идёт процесс старения? Он идёт однонаправленно и непрерывно. Но я обнаружил и ответственно вам заявляю, что этот процесс может останавливаться. Назад не идёт, но останавливаться может, причём на довольно длинное время: в то время, когда человек находится в трёх состояниях. Эти состояния надо в себе вызывать, и тогда это будет вычитываться из вашего возраста. Хорошо же, правда? Теперь запомните 3 состояния: смеяться, петь и танцевать. Ой! Это просто останавливает процесс старения.

А.ПЛЮЩЕВ: А если все три сразу?

Д.БОРИСОВ: Это уже «Евровидение».

Н.ДРОЗДОВ: Это бабушки наши Бурановские.

Д.БОРИСОВ: Была новость (последняя неделя) — это «Евровидение», которое было в Баку. Вчера поздно закончился финал, на котором «Бурановские бабушки» заняли второе место, а певица Лорин заняла первое и привезёт «Евровидение» в следующем году в Стокгольм. Вы не смотрели?

Н.ДРОЗДОВ: Ну, не успел, но я увидел это в новостях, бабушек таких. Они радостные, значит, сообщают из Баку. Баку – мой любимый город. Я столько раз туда ездил, когда студентом был. Все мои аспирантские годы прошли в Азербайджане, в Туркмении – две моих любимых республики. Потому что я пустынями занимаюсь, а там того и другого много (и там, и там). Так вот, бабушка выходит и говорит: «Как хорошо, что мы заняли серебро!» Оптимизм, понимаешь? «Теперь нам не надо тащиться по всей Европе с этим самым турне». Турне победителя по всей Европе. «А мы едем сейчас на огороды свои и в сады. Будем сейчас копать, собирать, там». Это она искренне сказала. Не то, чтобы кривляется. Ей хочется домой, ей хочется к своему огороду, к своим друзьям. Этот самый тур по Европе, перспектива тура пугала. А серебро это, я считаю, здорово. Мне единственно жалко, что мой любимый Энгельберт Хампердинк, который приехал туда. Он мой ровесник, понимаете? Он выступал. Я думал, ему бы хоть третье место дали. Такой мужик бесподобный. Но уже формат не тот, понимаете? Его нельзя. Как будто и не заметили. Но бабушки – это просто суперформат. В первый раз такое было, поэтому не могли серебром хотя бы не отметить. Победительница, надо сказать, при всём уважении к ней – это стандарт, золотой современный стандарт. То есть песня на англо-американском языке, надо обязательно, чтобы всю её трясло и колотило, чтобы волосы тряслись. Народ заводится, правда? Песня называется «Эйфория», правильно? Я хочу вам напомнить, что такое эйфория, не помните? Это такое состояние, которое чаще всего вызывают наркотики, увы. В состояние эйфории изредка приходишь от какого-то события, а чаще всего привести себя в состояние эйфории — ну, стаканчик алкоголя, там. Я вообще не говорю о дальнейших… Это же разрешённый наркотик. Даже так, закурить, закурю-ка что ли сигарету я. В основном алкоголь и дальнейшие наркотики приводят человека в состояние эйфории. Я не слышал содержания этой песни и даже не видел. Я только вот так, какой-то кусочек там показали: она вся там на сцене в истерике и… Я понимаю, что это уже международный стандарт, она не отразила шведскую культуру современного пения. Наши бабушки отразили нашу российскую культуру.

Д.БОРИСОВ: А они отразили, вы считаете?

Н.ДРОЗДОВ: По-моему, да. Я понимаю, что это не песни наши современные. Я люблю, конечно, больше всего наши советские, постсоветские песни. Такие, знаешь, душевные, содержательные. Там я не понял, о чём это было.

Д.БОРИСОВ: Но печка была, и уже спасибо.

Н.ДРОЗДОВ: Да ладно. В общем, бабули – я рад за них.

Д.БОРИСОВ: Давайте прервёмся сейчас тоже на песню. Кстати, +7-985-970-45-45. Вы не забывайте про наш номер мобильного телефона. Туда отправляйте SMS-сообщения Николаю Дроздову. А сейчас как раз Николай Николаевич исполнит песню «Жил отважный капитан» и мы вернёмся.

А.ПЛЮЩЕВ: Погрузит нас в эйфорию без 100 грамм.

Н.ДРОЗДОВ: Здорово.

ЗВУЧИТ МУЗЫКАЛЬНАЯ КОМПОЗИЦИЯ

Н.ДРОЗДОВ: Я, знаешь, я назвал это double-track, когда идёт, так сказать, плюсовка, и под неё поёшь, да? Double-track, нет?

А.ПЛЮЩЕВ: Отлично. Double-track – хорошее название.

Н.ДРОЗДОВ: Я сам придумал. Двойной, так сказать, трек.

Д.БОРИСОВ: Николай Николаевич Дроздов вживую только что исполнил песню «Жил отважный капитан».

Н.ДРОЗДОВ: Под свою плюсовку.

Д.БОРИСОВ: Под свою же фонограмму, почему нет? Получилось здорово. Тут масса сообщений с благодарностями вам за всё, что вы делаете.

Н.ДРОЗДОВ: Спасибо.

Д.БОРИСОВ: Вы живёте в Москве, не за городом?

Н.ДРОЗДОВ: Да. Как-то, вот, садовый участок меня не увлекает. Он существует, но это не самое главное, куда я стремлюсь.

Д.БОРИСОВ: Ну, там же можно завести кого-нибудь.

Н.ДРОЗДОВ: Да ну, завести. Нет-нет, крота…

А.ПЛЮЩЕВ: Медведку, да.

Н.ДРОЗДОВ: Вместо медведя завести медведку – это хорошо. Вот, конечно, с супругой в выходные дни, так сказать, на даче побыть, чем-то там заняться – огородом или садом. Ну, это, вы знаете, не главное в моей жизни. Главное – это путешествия, и возможность сейчас очень хорошая для этого есть. С передачей «В мире животных» на съёмки, там. Я говорю, были мы на Бали, в Индии, на Канарах, ещё где-то там. Даже в США бывали несколько раз с передачей «В мире животных», причём не по городам, а в диких местах совершенно. Очень здорово. Ещё в последнее время я занимаюсь (может быть, возраст к этому склоняет) благотворительностью, но не подумайте, что я жертвую сильно что-то. Но я помогаю, конечно. Существует количество денег, которые ты заработал и можешь ими распорядиться, чтобы поддержать семью и всё, так? Но если остаётся что-то лишнее, что? Идти в казино? Выпивать? Или что-то? Многие же на это тратят деньги, и я их не осуждаю. Но гораздо приятнее этот излишек отдать, там, больным детям. Я расставляю приоритеты. Есть, так сказать, помочь церкви, помочь бездомным животным, помочь престарелым, помочь детям, бездомным или в детдомах. И расставляя эти приоритеты, у меня, к сожалению, для других аспектов…

Н.ДРОЗДОВ: На первом месте оказываются больные дети, потому что эти современные болезни, особенно некоторые врождённые, как «волчья пасть», «заячья губа» – они появляются неизвестно до сих пор, откуда. Но явно что-то такое. Или среда наша нездоровая, или нездоровый образ жизни родителей. Неожиданно появляются. И появляются, и появляются. И вот мы помогаем делать операции. Собственно, не столько сами, но ещё уговариваем других помочь. Есть люди, которые готовы жертвовать. Стоимость операции фиксирована. Проведённые операции имеют свой счёт – сколько заплачено за операции. Живые дети. Вот он был больной, вот он стал здоровый, когда ему сделали операцию. Счастлив он, счастливы родители, потому что он уже перестаёт быть изгоем с таким лицом. «Заячья губа», «волчья пасть» — невозможно с детьми, со своими сверстниками дружить, влюбляться, тем более. Так это. И мы их возвращаем к нормальной жизни. Эта называется программа «Вернём детям улыбку», потому что человек с этим недостатком внешности даже улыбаться перестаёт. И мы его вернём в свой детский социум. Детский, подростковый – очень важно. Этих операций программа «Вернём детям улыбку» сделала более 800.

Н.ДРОЗДОВ: Сейчас мы бы были в Эквадоре и нашли там врача, который организовал, оказывается, у них называется «Операция улыбка», и они в своих клиниках делали что-то около 20 000 операций по Эквадору. Эквадор – маленькая страна, но он собирает таких детей со всей Южной Америки. У них есть такая организация УНАСУР. Это Организация объединённых наций Южной Америки, такая, локальная. И Эквадор сейчас признан центром УНАСУР. Как у нас Брюссель в Европе, а там, в Южной Америке – Эквадор и город Кито. Вообще маленькая страна, но крепкая, динамично развивающаяся. Президента мы встречали – такой боевой человек. У нас посол здесь – он бард, певец, поёт прекрасные вместе с дочкой песни и плюс к тому ещё большой друг нашей страны, учился здесь, русский знает. И мы сейчас будем сотрудничать, нам надо догонять этот уровень. Они 20 000 сделали, а мы только к 1000 подбираемся. Наши технические возможности, Институт пластической хирургии, его главврач Виссарионов Владимир Алексеевич – это, конечно, люди-герои, вся его команда. Но более интенсивно они не могут.

Д.БОРИСОВ: И вы на это много времени своего тратите?

Н.ДРОЗДОВ: Ну, как-то хочется, да. Хочется своё время потратить на это. И самому, когда-то и самому операции помочь. А чаще всего, чтобы они шли, надо привлекать людей. И поэтому мы, конечно, не тревожим людей, которые зарабатывают себе на жизнь. Это нормально. Нельзя каждого считать потенциальным благотворителем. У кого идёт особо успешно, так сказать, предпринимательство, они могут, если они люди добрые. Часто человек добрый, сам имеющий семью, заботящийся о своих детях, думает и о других.

А.ПЛЮЩЕВ: Аудитория нашей радиостанции весьма политизированная.

Н.ДРОЗДОВ: Батюшки!

А.ПЛЮЩЕВ: Радиостанция такая.

Н.ДРОЗДОВ: Ну как же? Я знаю. Я поэтому рискнул тут появиться с внутренним убеждением, что насчёт политики я сильно не соображаю.

А.ПЛЮЩЕВ: Абсолютно.

Н.ДРОЗДОВ: Сдобрили Сашу шоколадкой, поэтому…

А.ПЛЮЩЕВ: Да. Они не спрашивают о политике совершенно. Они задают в том или ином виде. Очень много людей на сайте в том или ином виде тот же вопрос. Лучше всех его сформулировала Линяша, кажется. «Почему поддерживаете Путина?» — спрашивают они.

Н.ДРОЗДОВ: Да-да-да. Это очень хорошо. Дело в том, что… Я же сказал, что я не оцениваю его программу политическую. То есть я слушаю её, она мне, в общем, нравится, но её анализировать или не то, что критически, но экспертно оценивать: каким путём сейчас развивать экономику, какой там сектор вот этого частного сектора, какого-то такого бизнеса, вступать нам в ВТО или нет, как нам общаться с европейским сообществом. Честно говоря, здесь Владимир Владимирович решил так, и я буду соглашаться, потому что я не знаю в деталях, доказать, что нужно так или не так. Но я ему доверяю по всем тем параметрам, по которым он проявляет себя в вопросах, в которых я компетентен. Если я, например, знаю, что он заботится об охране природы, взял под охрану Амурского тигра. Его коллега Иванов, бывший министр обороны, сейчас вице-премьер занялся Дальневосточным леопардом. Я ведь географ. Я не столько биолог, сколько даже географ. Я на географическом факультете работаю МГУ, и мне особенно, просто, оказалось приятно. Наше географическое общество СССР, а потом России влачило жалкое существование.

Н.ДРОЗДОВ: Путин обратил внимание на то, какой это серьёзный орган, и возглавил попечительский совет Русского географического общества. Президентом его стал Шойгу Сергей Кужугетович. Это специально, чтобы не думали, как некоторые говорят: «Для русских это общество». «Русский» в смысле «российский». Понимаете, чтобы сделать синонимами «русский» и «российский». Это те люди, для которых русский, конечно, язык – это язык межнационального общения. Может человек знать ещё и татарский язык и какой-нибудь ещё, но это наш общий язык межнационального общения. Многонациональная, многоконфессиональная страна, конечно. Но вот, Сергей Кужугетович – яркий пример того, как человек, который нерусский по национальности, но, я считаю, это такой россиянин, что остальным поучиться надо, правда? Вы же видели, как он много лет возглавлял МЧС. Это же фантастика, правда? Мы его рассматриваем. Мы географы. Я же вхожу тоже в Совет этого Русского географического общества. Я член этого общества с шестьдесят каких-то годов немыслимых. И я прекрасно понимаю, что Сергей Кужугетович – один из лучших наших географов, потому что он изучил географию всех катастроф, всяких там природных и техногенных катастроф на нашей территории. Всех их объездил и тут же решал вопросы, которые географ как раз решает. Как восстановить, так сказать, жилой фонд? С учётом всего: ландшафтных условий, температуры, вечной мерзлоты, режима рек, наводнений и всё такое, пожаров. Это же всё нужно решать с комплексной географической точки зрения. И у него по практике – он вообще академик географии.

Н.ДРОЗДОВ: А про Путина, вернусь к нему… Я вот смотрю, Путин тигра защищает, леопарда кавказского заселяет в горы. Я понимаю, что это не главное его дело, у него много и других. Но так серьёзно и компетентно он это делает в области, которую я знаю: география, биология, охрана редких видов. Понимаете? У нас очень серьёзная проблема. Я понимаю, что если он так же серьёзно и компетентно в остальных вопросах разбирается. Я апологет и пропагандист, так сказать, здорового образа жизни. И, конечно, когда я вижу человека, извините за выражение, который не пьёт и не курит, занимается спортом, содержит себя в идеальном весе – это то, что надо, кстати, для президента. Потому что если мы представим себе президента доброго, умного, но который при этом держит сигару в зубах, запивает коньячком – ну, это я понимаю, что в его мозгах будут, такие, проплешины серьёзные. А когда человек ведёт здоровый образ жизни и постоянно сосредоточен на работе, то это, я считаю, что… По крайней мере, у нас, из того, что мы имели возможность выбрать, я абсолютно уверен, что это единственная достойная кандидатура, и я с чистой совестью выступил в ролике в поддержку Путина.

А.ПЛЮЩЕВ: Таким образом, если говорить об охране природы в России… Поскольку вы уже упомянули меры, которые делаются. Здесь есть ещё вопросы про это. От Артура он поступил. «Как вы оцениваете государственную охрану природы в России и как относитесь к негосударственным природоохранным организациям, «Greenpeace» и другим?»

Н.ДРОЗДОВ: Вы знаете, я как человек, выросший в условиях государственной охраны природы, когда у нас она вся была государственная система, наша система заповедных территорий, заповедников, заказников и национальных парков, всегда до девяностых годов считалась лучшей в мире. И наша так называемая «летопись природы», которая велась во всех заповедниках нашей страны… В течение 70 лет с лишним велась тщательная «летопись природы», каждый заповедник записывался, все фенологические явления, всё, что происходило. И сейчас этот накопленный гигантский статистический материал должен быть обработан современными вашими компьютерными методами, и он даст нам понимание того: что, где, как происходило и что дальше делать. Но, к сожалению, когда наступило, так сказать, перестроечное время, нас так потрясло, начали менять эти управления охраны природы, переносить их из одного министерства в другое. Это просто такой большой ущерб был нанесён в первые годы перестройки системе, она по сути дела почти развалилась. Потом её начали собирать опять и сейчас как раз это собирание. Время разбрасывать камни и время их собирать. Зачем их было разбрасывать, я, правда, не очень понимаю. Сейчас их собирают, чтобы восстановить то, что было в наше советское время. Просто очевидным бюджетное обеспечение было. Ну, конечно, наши егеря не так много зарабатывали, но, извините, они все работали с интересом. Сейчас они разбежались, потому что оклады там упали до совершенно ниже уровня выживаемости, то зачем уж работать там?

Д.БОРИСОВ: Если возвращаться к «Greenpeace», там, Всемирному фонду дикой природы, их деятельность у нас ощутима?

Н.ДРОЗДОВ: Знаете, Всемирный фонд дикой природы, я бы сказал, что очень серьёзно работает, потому что эта организация международная, в которой давно разработаны правила. Гармоничное сочетание государственных организаций и тех возможных путей помощи частного бизнеса, предпринимателей и каких-то благотворительных организаций, которые помогают решению этих вопросов. Но чем мне WWF нравится – там всё идёт позитивно. Всё, что мы можем сделать, мы сделаем. Если сейчас что-то не получается, мы подождём, когда это может получиться. «Greenpeace» – милые ребята, но вот это постоянное протестное настроение — это плохо. При этом практически – это очень неконструктивно, потому что они часто даже необходимые вещи, которые где-то для чего-то решаются, они начинают вмешиваться не путём…

Н.ДРОЗДОВ: Маленький пример, знаете, действительно, я увидел, как идёт судно с лесом из Владивостока в Японию. Кто-то разрешил вырубить наш лес. Там, на Дальнем Востоке. Это было 10 лет назад, я не знаю, кто там управлял. Разрешили порубать лес. Погрузили в этот самый сухогруз. Этот сухогруз идёт туда в Японию. Контрабандный лес, скажем так. Там сидят мужики, которых наняли в порту и дали по 100 баксов в зубы, говорят: «Довезите вон туда, вернётесь — вам ещё по 100 дадим». Для них это вообще единственный заработок, они сели там и плывут с этим лесом, и вдруг выскакивают на моторке «Greenpeace» и начинают карабкаться на судно. Карабкаются ребята. Блестящие, так. Они возбуждены. Они видят, что это явно природоохранное судно, а эти мужики баграми оттуда. Вплоть до смертоубийства доходит. А ребята всё лезут, потому что они знают, что надо протестовать. Я говорю: «Ребята, — хочется им так сказать, — Остановитесь. Вы на кого нападаете? На стрелочника, который поезд не туда послал. Вы пойдите туда во Владивосток, найдите людей, которые подписали это, и чтобы больше этого не повторялось. Найдите этих людей, которые тайком разрешили этот лес вырубить, тайком погрузили, тайком отправили, а вы пристаёте к мужикам, которые получили по 100 баксов и не знают, кто лес, кому какой лес». И тут драка развивается, опасная для жизни тех и других. А эти сидят где-то там в кабинетах…

Д.БОРИСОВ: А как их найти, с другой стороны?

Н.ДРОЗДОВ: Этим заниматься. Этим надо заниматься, а не приставать на последнем этапе, когда всё уже, собственно, преступление природоохранное совершено. Всё порублено уже, погружено. Идите туда на лесосеки, найдите. Только начнут рубить, скажите: «Ваши документы? Кто вы такие? Где разрешение?» Так? Там можно останавливать. А когда люди плывут, цепляться… Багром заедут тебе по башке. Мне жалко будет этого студента, который увлечённо, состоя в «Greenpeace», атакует это судно. Когда растёт какой-то чертополох, надо с корнем его вырывать. Если будешь листья вырывать, он опять и опять будет расти. Там корень мощный где-то под землёй, даст тебе снова эти листья, и ты будешь эти листья колючие срывать. Вырви корень и всё. Причём, корень когда вырываете, одуванчики и всё, взять с корнем. Расшевелил, и даже чтобы там корешка не осталось.

Д.БОРИСОВ: Говорите, что огород – не ваше.

Н.ДРОЗДОВ: Нет. Вся страна наша – огород. Поэтому очень хочется, чтобы этот чертополох был выполот. Но я помню тоже, когда вдоль Байкала собрались протянуть эту трубу нефтяную. И вот, значит, 40 метров, 60 метров, прямо по берегу. Обсуждают. Нефтяники уже там тянут. Это сейчас к тому предыдущему вопросу получится дополнительно. Тянут, тянут. «Нет, надо на 40 метров отнести, иначе будет очень плохо». «Да нет, на 100 метров надо, на 200». Обсуждали от 40 до 200 метров, куда относить этот нефтепровод. Вообще, 200 метров – это смешно. Если ты не знаешь Байкала, то там скалистый берег, он идёт вверх. Куда на 200 метров? Это всё гора будет. Куда ты там на 200 метров перенесёшь? Спорили-спорили. Природоохранными организациями всеми увещевали всех этих нефтяников. Те думают: «Ну!» Васька слушает да ест, там что-то началось. Вдруг на совещание в Иркутске приезжает Путин Владимир Владимирович вышеупомянутый, говорит: «Чего там? Какие обсуждения?» «Да вот, пытаемся нефтяников отпихнуть на 200 метров от Байкала». Он говорит: «Так, ребята. 40 километров. Чтобы это было даже в другом водоразделе. Чтобы даже если что-то случится, чтобы вообще ни одна речка, впадающая в Байкал. За 40 километров все речки текут в другую сторону. Пусть там проводят». Всё, сказал. Это не лучший способ решать эти вопросы. Но когда они не решаются сообществом, тогда картина, в конце концов, одна: жёсткая разумная воля говорит и делает.

Д.БОРИСОВ: Гальт задаёт вопрос практически в тему: «Николай Николаевич, как стать таким добрым, как вы?»

Н.ДРОЗДОВ: Добрым? Я, по-моему, сейчас очень недобро отозвался о некоторых аспектах нашей жизни, но я просто оптимист. Я считаю, что всё равно всё будет хорошо. Например, сколько народу с утра встанут: «Ой, какая погода противная, дождь идёт». Я говорю: «Какая чудная погода! Дождик идёт». В утрированном виде. Лучше все эти вопросы, отвечать на них маленькими сценами из жизни. Смотрите, какой-то человек изысканный, эстет пьёт коньяк. Не «Hennessy» ему попался, а какой-то там… Какие они бывают? Молдавский, пусть молдаване не обижаются. Пьёт, отхлёбывает: «Клопами попахивает». Знаете, такой коньяк не очень качественный – клопами попахивает. Простите, молдаване, у вас отличный коньяк. Чтобы не обижать. А тут один такой сидит человек в своей нищей квартирке в давно не стираном белье, старый холостяк. Сидит на своей кровати утром, проснувшись, и вдруг видит – клопик ползёт. Он его хватает пальцами, давит между пальцами и так: «Коньячком попахивает». Это утрированно. Жванецкий сказал великую фразу, что если раздуть наши радости до размеров наших неприятностей, то и от них можно получать удовольствие. Я Михаила Михайловича просто обожаю. Вот так сказать. Вот это он раздул свою маленькую радость до размеров своих неприятностей и порадовался, что клоп пахнет коньяком. Это не в буквальном смысле, это утрированный вариант.

Д.БОРИСОВ: Не надо давить клопов сейчас, дорогие слушатели.

Н.ДРОЗДОВ: А как выйти из кризиса… Юрий Владимирович Никулин – вы знаете такого? Помните?

А.ПЛЮЩЕВ: А как же?

Н.ДРОЗДОВ: Цирк Никулина. Так он такую рекомендацию великолепную дал. Его спросили. Это было в интервью, так что это не секретная информация, не злобные происки, так сказать, кого-то со стороны. Это наш добрейший клоун Юрий Никулин сказал. Это были 90-е годы. Его спрашивают: «А вообще какой-нибудь выход есть у нашей России из тупика?» Он говорит: «Даже 2 выхода есть. Один, правда, реальный, а другой фантастический». Ему говорят: «Какой же реальный-то?» «Реальный — это просто пригласить на управление инопланетян». Журналист скукожился: «Что вы говорите? Какой же тогда фантастический?» «А фантастический – это перестать трепаться и начать всем работать». Это, конечно, клоунский подход…

Д.БОРИСОВ: Можно ли посещать ваши лекции людям со стороны, не студентам?

Н.ДРОЗДОВ: Теоретически можно, но всё-таки у нас в МГУ только пропускная система, поэтому… Нет, ну, студентам других факультетов можно. Преподавателям даже можно. Это изредка бывает, но, знаете, когда входишь в университет, и в каждой второй-третьей аудитории читают великолепные замечательные педагоги лекции, среди которых я вполне заурядный профессор МГУ читаю свои лекции. Можно пойти туда, суда, туда. По крайней мере, для студента это маловероятный вопрос, чтобы сходить на лекцию и кого-то послушать другого. У него своя программа. Своих лекторов прекрасных там десяток он должен сейчас за этот семестр выслушать, и он будет ходить на другой факультет Дроздова послушать? Если только из любопытства на часок зайти. Знаете, на первом курсе реагируют очень неадекватно студенты. Начинают писать записочки какие-то: «Что вы делали на необитаемом острове?»

Д.БОРИСОВ: Зачем отравили команду?

Н.ДРОЗДОВ: Да, вот это. Как будто я отравил команду.

А.ПЛЮЩЕВ: Мы тоже много вопросов к сегодняшнему эфиру получили таких.

Д.БОРИСОВ: Мы читаем такие вопросы, поэтому представляем, о чём вы говорите.

Н.ДРОЗДОВ: Понимаете, всё равно я на лекции не буду это пояснять. Вам могу сказать, что мы отловили жабу-агу – это единственная крупная добыча, которая там была вместе с Кириллом Александровичем Толмацким. Помните? Его в природе называют Децлом. И мы с ним вместе ловили, вместе освежёвывали эту добычу и знаем, что мясо её неядовитое, потому что этих жаб едят еноты и енотовидные собаки. Знаете, как? Они переворачивают и там весь яд на спине.

Д.БОРИСОВ: А как же так получилось, что?..

Н.ДРОЗДОВ: Сейчас я скажу. Енот держит лапками и выедает серёдку с брюшка. На брюшке ядовитых желёз нет, и мясо он оттуда выедает. И эти чашечки выеденных жаб валяются по берегам рек Северной Америки, сколько хотите. Так вот, мы, понимая, что мясо неядовитое, начали их освежёвывать. Если бы мы взяли, как еноты, съели бы прямо с брюха туда внутрь, то всё было бы хорошо. А мы же начали шкуры снимать с них, чтобы сделать мясо отдельно от… Я только потом сообразил. Ещё у меня хватало сил за раз стянуть шкуру. А Кирилл Александрович – у него такие тонкие пальчики, он дёргает, потом дёргает в другую сторону. Да и я тоже долго дёргал, и мы, перехватываясь этой шкурой, которую мы надавливали пальцем, и этот яд переносили на мясо. И когда мы это мясо сварили, оно оказалось, конечно, слава богу, слабо ядовитым. Нас всех (меня первого) – я так отошёл – /НРЗБ/ через 15 – в оба конца одновременно. Я смотрю, и другие так же. Все побежали вокруг по кустам.

Д.БОРИСОВ: Это речь о событиях на шоу «Последний герой».

Н.ДРОЗДОВ: Какая очистка организма зато произошла!

Д.БОРИСОВ: Есть плюс.

Н.ДРОЗДОВ: Конечно, плюс. А когда студент какой-то написал мне записочку… Я её оставил, чтобы понять, что всё-таки на первом курсе люди приходят из любопытства. Но если вы получаете записку – лектор, профессор МГУ получает записку такую: «Это, правда, вы?» Я на неё не ответил, в карманчик сунул, думаю: «Что делать?» Им читаешь лекцию, они смотрят: «Правда, я его видал где-то или нет?» Понимаете, это дети, ещё пришедшие из школы.

Д.БОРИСОВ: Вы говорите, вы в метро ездите, на автобусах. Узнают часто?

Н.ДРОЗДОВ: Это мой секрет. Никто не узнаёт. Если я сейчас скажу…

Д.БОРИСОВ: Секрет, что вы делаете, чтобы вас не узнали?

А.ПЛЮЩЕВ: Маскировка в толпе.

Н.ДРОЗДОВ: Ну ладно. Не буду говорить, но меня не узнают.

Д.БОРИСОВ: Мне прямо стало очень интересно.

А.ПЛЮЩЕВ: Хоть в метро всё-таки спуститься, наконец-то.

Д.БОРИСОВ: Только что оттуда.

Н.ДРОЗДОВ: Я нет. Я могу сказать, как Никулин, реальный и фантастический. Самый простой способ – это идти спиной вперёд. Спереди никто не видит, а уже сзади они мимо тебя прошли. Отличный способ. И, кстати, хождение спиной – известно, знаете, есть такой йоговский метод?

Д.БОРИСОВ: Боюсь, в метро не поймут. «Правда, что вы вегетарианец?» — тут спрашивают.

Н.ДРОЗДОВ: Да. Мой друг Аникеев Леонид Степанович издаёт журнал «Гений здоровой жизни». Я был удостоен чести попасть на обложку этого журнала, где я сижу у него за столом, всё заложено только вегетарианской едой: фрукты, овощи, ничего там ни мясного, ни мучного, хлеба даже нет. Естественно, хлеб – это вообще, хоть и…

Д.БОРИСОВ: А мясо жабы входит в меню вегетарианское?

Н.ДРОЗДОВ: Это уже на острове экстремальные условия. Там же никакой растительной пищи не было вообще. Некоторые думают – там бананы, абрикосы. Ничего не висит там на этом самом острове. Там только колючки, вонючие болота, скалы.

Д.БОРИСОВ: И самый короткий вопрос ещё. У нас прямо остается совсем чуть-чуть времени. Просто много вопросов задают. У вас дома есть животные?

Н.ДРОЗДОВ: Сейчас нет. Хватит. Я уже столько их насодержался, насмотрелся.

Д.БОРИСОВ: Из карманов вынули и из дома выгнали.

Н.ДРОЗДОВ: Я сейчас столько езжу. Мне хотелось бы, чтобы… Песню мы не заведём «Гимн Москвы»?

Д.БОРИСОВ: Не получится! У нас времени нет. Но мы её оставим обязательно нашим слушателям. Мы оставим диск, сейчас попросим подписать нам и потом нашим слушателям обязательно дадим послушать.

Н.ДРОЗДОВ: Один куплет можно спеть?

Д.БОРИСОВ: Если очень…

Н.ДРОЗДОВ: Просто один куплет.

Д.БОРИСОВ: Ну, давайте.

Н.ДРОЗДОВ: Военный.

Д.БОРИСОВ: Вместо новостей. Давайте.

Н.ДРОЗДОВ: К 9 мая. Прошедший праздник.

ЗВУЧИТ ПЕСНЯ

Д.БОРИСОВ: Спасибо большое. Николай Дроздов, программа «Попутчики». Новости на «Эхе».


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире