'Вопросы к интервью
Д.БОРИСОВ – Воскресенье, «Эхо», 23:05 в Москве. Меня зовут Дмитрий Борисов, начинается программа «Попутчики». Александр Плющев, как всегда здесь и как всегда с телефоном. Привет.



А.ПЛЮЩЕВ — Добрый вечер. Да, я просто смотрю, как нас видно в Сетевизоре. Вы можете наблюдать нас в Сетевизоре. Я просто поставил себе приложение для IPhone под названием «Сетевизор» – всем крайне рекомендую, кто пользуется вот этой штукой под названием IPhone или iPad. Вот. Теперь можно смотреть Сетевизор там – очень удобно, очень здоровская штука. Но только через Wi-Fi, к сожалению.



Д.БОРИСОВ – Особенно здорово, да, Плющев, когда тебя там показывают.



А.ПЛЮЩЕВ – Да, меня вот сейчас, например, там показывают и тебя тоже.



Д.БОРИСОВ – На сайте echo.msk.ru вы можете нас смотреть, даже если у вас нет IPhone и iPad, просто заходите туда. У нас сегодня получится прекрасная программа, потому что здесь сидим втроем и все смотрим в телефоны. Думаю, можно так весь час просидеть.



А.ПЛЮЩЕВ – (Смеется) Через них общаясь.



Д.БОРИСОВ – Через них общаться, да. Екатерина Рождественская сегодня у нас сегодня в гостях. Добрый вечер.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Добрый вечер.



Д.БОРИСОВ – Наш твиттер-френд.



А.ПЛЮЩЕВ – Да.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ — Территориально.



Д.БОРИСОВ – Да. Еще один человек из того самого мира микроблогов, которого мы очень рады видеть у нас здесь. Вы можете нам, кстати, присылать свои sms сообщения, от сюда мы все увидим, на наш номер телефона — +7-985-970-45-45 или в том самом твиттере можете писать сообщения, упоминая юзера «Вызвон» через «V» и тогда мы тоже здесь все это увидим.



А.ПЛЮЩЕВ – Да, ну что? Можем совершенно спокойно начинать. Но раз Дима затронул тему твиттера – вообще, конечно же, в последние год, там два – повальное увлечение людей этой заразой откровенной. И вот Екатерина Рождественская — человек, который этого дела не избежал тоже. Вы, наверное, у многих, ну у меня-то точно, ассоциируетесь с визуальным искусством, прежде всего. А это малая форма искусства, ну если можно так сказать искусства, ну самовыражения, хорошо, текстового, текстуального, такого словесного. А что она вам дает и зачем она вам вообще нужна?



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Да черт его знает. Как-то я так прикипела к этому делу, думала, что не получиться и вообще была скептически настроена, когда мне показали как этим пользоваться. Но со временем я поняла, что это очень хорошая машина для просвещения, мне кажется. Столько политики, столько мерзостей и столько всего в этом твиттере, что мне хотелось как-то внести свою лепту. Я не говорю, что я иду, как просветитель, во всяком случая я выкладываю туда стихи и любимых поэтов, я выкладываю фотографии. Я еду по Москве, вот я фотографирую, я пришла сюда на «Эхо» – я вас сфотографировала. Я считаю, что должны не только слышать, но и видеть.



А.ПЛЮЩЕВ – Спасибо, а то редко кто из гостей выкладывает.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Конечно. Нет, нет, нет, я сфотографировала кучу мусора около входа, я считаю, что так не должно быть. Я была вчера в музее Цветаевой и я тоже выложила эти фотографии. То есть я делюсь тем, что я вижу и мне кажется, что это может быть кому-то интересно.



А.ПЛЮЩЕВ – Но с другой стороны, ведь вот это вот «А я сейчас здесь, вот мой завтрак, а вот то се», я не знаю, ну я не знаю до какой.. Я, не смотря на то, что подписчик вашего твиттера и люблю особенно когда стихи вы выкладываете, правда, я не берусь судить до какой степени, так сказать, подробности, я не знаю постите вы завтрак или нет, я не за всем слежу, честно.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Не каждый завтрак, это точно.



А.ПЛЮЩЕВ – Вот это вот, вот эти вещи для чего нужны? Как бы некоторые критикуют за то, что ну вот там теперь мы, знаете ли, позавтракали, сходили в туалет или еще что-то сделали и оповестили об этом весь мир. Надо ли это?



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Ну я думаю, таких людей читаю несколько человек — вот кто сходил в туалет и оповестил об этом, я не думаю что там очень много подписчиков. Но мне интересно, во всяком случае, я подписана довольно на много людей и мне интересно, что делает Волочкова, мне очень весело это читать. Мои друзья там — Олег Газманов, Валерия, Тина Канделаки – много народу. Мне просто любопытно и здорово что я в курсе того что происходит. Я могу пригласить через твиттер людей там на свою выставку, на свой показ. Это общение и потом это какое-то раскрытие характером и я очень во многих разочаровалась, я очень во многих очаровалась, если можно так сказать. Поэтому это очень здорово и почему нет? Игрушка такая современна.



Д.БОРИСОВ – и как мы успели обсудить до эфира, раньше бывало прейдешь в какую-нибудь компанию где люди не знают что такое твиттер и начинаешь фотографировать, писать, отвлекаться в общем от общения, уходить в телефон с головой и все на тебя смотрели как на идиота просто. Что он там делает, зачем он это фотографирует, кому он это показывает? Теперь все меньше и меньше людей смотрят как на дураков на таких людей. Вот мы смотрим – пришла Екатерина Рождественская и первым делом прошлась по всем комнатам, по всем коридорам, все сфотографировала, все повесила, все уже в курсе.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Конечно, конечно. Ну вот, теперь люди видели, как живет «Эхо Москвы», что тут происходит, какие картины у Венедиктова висят, плетка висит. Вот зачем плетка-нахайка висит?



Д.БОРИСОВ – Она не просто висит, она висит под портретом Алексей Алексеевича.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – ну это естественно. Это чтоб его бить или чтоб бить тем, кто не понравился.



А.ПЛЮЩЕВ – Не, ну как это? Это для сотрудников, естественно. Это, как там, чтоб страх разумели там, все такое, пред лицом начальства. (Смеется)



Д.БОРИСОВ – Бывало по субботам, субботние летучки, туда приходят все, берут эту плетку и друг друга, друг друга. (Смеется).



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Ну Слава Богу, что я в воскресенье пришла.



А.ПЛЮЩЕВ — Да, вот. Нет, ну это, конечно, еще Екатерина Рождественская не была еще в кабинете собственном Венедиктова.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Ну Слава Богу.



А.ПЛЮЩЕВ – Что там!



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Я могу себе представить.

А.ПЛЮЩЕВ – Что там!



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Садо-мазо в основном.



А.ПЛЮЩЕВ – Я не берусь так судить.



Д.БОРИСОВ — Дарят, что делать.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Дарят, серьезно? Такие ассоциации с Венедиктовым? (Смеются) Ну что мы о таком, о грустном сейчас, на ночь?



А.ПЛЮЩЕВ – наоборот, о веселом, почему?



Д.БОРИСОВ – Алексей Алексеевич вполне веселый, да, абсолютно. Кстати, пишет в твиттер не только серьезные вещи, но и несерьезные из своей жизни, так же как и все мы. Но Екатерина Рождественская, прежде всего, сказала, Саша, ассоциируется с визуальным искусством. Мне очень нравится, как у вас написано в профайле в твиттере, что вы фото девиз графиня.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Ну а почему нет? Что я, не тяну на фото? Про графиню не спрашивай, а на фото?



Д.БОРИСОВ – Это очень здорово, мне понравилась игра слов. Я когда пытался, когда писал анонс в твиттере, как раз, кто будет, хотел использовать, сначала даже написал. Сначала люди не поняли, что это значит, как-то долго мысль у них шла, но я подумал, что фото-графины, можно поставить точку и расходиться.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – (Смеется) Пошли.



Д.БОРИСОВ – Сколько в вас работ уже вышло в 7 дня, в Караване истории, портретов?



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Около трех тысяч.



Д.БОРИСОВ – Три тысяче это… А сколько повторов, повторяются людей?



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Не, повторяются. те кто мне нравится я зову снова и приходят, и я их фотографирую. Это как домой пригласить, потому что студия у меня и оформлена как дом и если мне человек нравиться я его зову, зову и зову и общаюсь. Это ну просто приятно, есть люди, с которыми приятно.



Д.БОРИСОВ — Вам не надоело фотографировать людей?



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Надоело. (Смеется). Нет ну я, у меня есть такая реабилитационная, скажем. Надоело людей – я снимаю пейзажи. Недавно я сняла кошек, 16 штук за один день. Мы с Куклачевым как-то так пересеклись, и я сняла кошек для нового проекта. Получила большое удовольствие.



Д.БОРИСОВ – Но это были все-таки не обычные кошки. Это были кошки-артистки.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Это люди, они каждая со своим характером, со своими глазами, со своим взглядам, потрясающие животные-люди.



Д.БОРИСОВ – А с какого года вы занимаетесь?



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – С 98-го.



Д.БОРИСОВ – Вот этим с 98-го? То есть уже…



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – 14 лет.



Д.БОРИСОВ – 14 лет из недели в неделю?



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Конечно, каждый, практически Божий день.



Д.БОРИСОВ – Практически каждый Божий день..



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Но если не на съемках, то я фотографирую. У меня все время фотоаппарат с собой и я постоянно пользуюсь этим.



А.ПЛЮЩЕВ – Вот вы как профессионал цените камеру IPhone…



Д.БОРИСОВ – Вот я тоже хотел сказать: профессионал, который привык фотографировать профессиональной техникой в студии, красиво все, вдруг вешает в твиттер фотки сделанные даже Айфоном.



А.ПЛЮЩЕВ — Не удивлюсь, если даже с анстаграммом. Вы не пользуетесь анстаграммом?



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Нет, мне не очень понравилось. Но, кстати, тут очень хорошее разрешение и я считаю, что вполне профессиональная машинка. Вот если бы вы видели взгляд, который бросает на меня Дима – это вообще.



А.ПЛЮЩЕВ – Какой?



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Не а что так удивляться?



Д.БОРИСОВ – Скептический? Я не удивляюсь, я наоборот, больше скажу, я вот, у нынешнего моего, основного телефона очень плохая камера, к сожалению, так получилось, но у всех предыдущих были получше. Я даже стал себя ловить на мысли, что я не беру с собой в поездки фотоаппарат вообще нормальный. Потому что фотки сделанные телефоном лучше передает момент жизни.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ — Ну естественно, конечно. Потому что, пока вынешь эту махину, пока так, нет, нет…



Б Д.БОРИСОВ — Потому что получается идеальный результат – это все равно не жизнь.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Потом это уже такая привычка, уже человек с телефоном который что-то снимает – это дела такое, совершенно обыденное. Поэтому люди даже не позируют, они не обращают на это внимание и вот это вот тот самый момент, который можно ловить совершенно спокойно. Надо скачать какие-то приложения – будет еще лучше работать ваш IPhone.



А.ПЛЮЩЕВ – Нет, просто интересно. Просто люди некоторые не признают вот айфоновские фотки и все или там, я не знаю, мобильные. Нет-нет и все, не мучай нас своими фотографиями. Это интересно, что фотохудожник использует мобильную технику. Как вы думаете, как эксперт, вообще рано или поздно, доберется наш прогресс до того что бы заменить вот эту вот дуру огромную, которую пока вытащишь, на что-нибудь наберешь?



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Нет, но вот в каких-то ситуациях без дуры ни как, абсолютно, стопроцентно. Я вот снимаю в студиях Эсильбратом, но это шикарная такая машина, она как такой бентли среди остальных машин. И без этого нельзя, потому что нужно особое разрешение для журналов и иногда я делаю афиши, без этого вот.. Мыльницей такой или Айфоном не чего не получится.



А.ПЛЮЩЕВ – Ну естественно.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Поэтому без таких…



А.ПЛЮЩЕВ – Не, я имел ввиду, что как бы техника развивается же, вот. Другое дело, что стекла не чем не заменишь.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Но в том то и дело, с цельсем по жизни, никуда не денешься.



А.ПЛЮЩЕВ – И все время большие почему-то, ни как не уменьшаются.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – (Смеется) Что тут сделаешь.



А.ПЛЮЩЕВ – А расскажите о своей технике вообще.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Но вот у меня два стареньких Эсельбрата, которые стали теперь капризничать, почему-то они не любят. Знаете, как старики, они начинают отказывать в каких-то таких насущных проблемах, они скрипят, они.. И оба, два, главное, они как близнецы, спились и не любят, когда я их выношу из тепла на улицу. Странные машины, но совершенно замечательные и я к ним очень привыкла. они у меня 12 лет, ну плюс еще техника такая, которая может влезть еле-еле, конечно, влезть в дамскую сумочку. И я люблю очень G-10, я считаю, что это самый замечательный аппаратик, который можно спрятать и он почти как IPhone.



А.ПЛЮЩЕВ – Но это же Cenon, да?



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Да, да. Ну вот он мне очень нравится. И не одиннадцать, потому что я не люблю. Мне лениво все это вот раздвигать, внимать, а тут вот взял и… Вот собственно у меня IPhone и больше ничего нету. Конечно, я очень такая скромная.



Д.БОРИСОВ – Я ожидал услышать, что-нибудь там вроде 5-D, Mark-2.



А.ПЛЮЩЕВ – Ну да.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – ну а зачем?



Д.БОРИСОВ – Нет?



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – А от количества ничего не изменится (Смеется). И потом я всегда мучаюсь, когда всего много, я мучаюсь – что? А вот когда есть какое-то ограниченное количество, я знаю, что я буду снимать какой машиной, поэтому не надо.



Д.БОРИСОВ – Вас не тянет снимать видео?



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – А зачем?



Д.БОРИСОВ – Я слежу в разных социальных сетях за несколькими художниками, которые в последнее время вдруг, ну это во многом благодаря прогрессу, там может ли тот же Mark-2 снимать прекрасно видео, качество. Вдруг открывают в своем фотоаппарате режим видео и понимаю что – Уау, оказываются картинки могут двигаться.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Ну я, нет. Ну это не мое, ну зачем мне заниматься всем плохо, лучше одним хорошо. И объясню почему. Параллельно вот с моими съемками в студии идет съемка для интернета, есть профессиональные операторы, которые этим занимаются, потому зачем мне еще себя нагружать чем-то другим? Съемка есть параллельная. Самое интересное, что происходит вот в мой рабочий день – все выкладывается в интернет сайте, поэтому ни чего не снимаю такого-эдакого.



А.ПЛЮЩЕВ – Таня спрашивает, а я напомню, что есть номер специальный для смс +7-985-970-45-45 и специальный аккаунд в твиттере, он называется «Вызвон.



Д.БОРИСОВ – Кстати, прости, на секунду тебя прерву. Тут было несколько вопросов – Какой же у вас ник в твиттере?



А.ПЛЮЩЕВ – А, да.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Erojdestvenska.



Д.БОРИСОВ – Да, без «Я». Erojdestvenska.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Потому что «ская» уже есть.



Д.БОРИСОВ – так зато короче.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Конечно.



Д.БОРИСОВ – Меньше символов.



А.ПЛЮЩЕВ – Итак, Таня, которая правда спрашивает через интернет, не воспользовавшись ни одним из способов, которые я написал, спрашивает 2 вопроса. Задает один – На сколько сложно в одном, двух предложениях излагать свои мысли? И есть ли фотоальбом в бумажном варианте? Да или нет?



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Фотоальбом? Ну каталоги – да, много.



А.ПЛЮЩЕВ – Вот, и на сколько сложно в одном или двух, во дном или двух предложениях излагать свои мысли? Это вот про твиттер.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Очень просто, мне кажется, можно несколько твиттов, если не помещается в 140 знаков. Ну как раз вот это и есть искусство общения, что бы ни болтать попусту, а что бы основные мысли выразить в таком количестве знаков, как мне кажется. Проблемы со стихами, вот со стихами очень сложно, надо выбирать те, которые…



А.ПЛЮЩЕВ – Четверостишья вырезают в твит.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Да, да, да.



А.ПЛЮЩЕВ – Там не всегда это бывает, да.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Да, очень хорошо Губерман для этого. Я считаю, что это просто шикарно. Он начал писать, когда твиттера еще не было, но попал как раз очень здорово.



А.ПЛЮЩЕВ – Макс задаем вопрос – «У вас когда-нибудь заканчивалась память на фотоаппарате? «.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Заканчивалась, конечно. Я меняла флешку (Сеется).



А.ПЛЮЩЕВ – И он работал снова. А так что бы не было под рукой флешки? Где-нибудь в горах, я не знаю, что-нибудь…



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Никогда, нет, я запасливая, у меня все с собой есть всегда.



А.ПЛЮЩЕВ – А вообще так подходите основательно ко всему, ну я не знаю там, заранее готовитесь к поездкам, за три дня собираете чемодан:



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Ну иногда и за неделю, чтоб забыть об этом.



А.ПЛЮЩЕВ – Я не до оценил, простите (Смеются),



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Нет, ну конечно, потому что я часто на долго уезжаю, на все лето, поэтому надо собрать все что можно.



А.ПЛЮЩЕВ – А куда уезжаете обычно на все лето?



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Ну куда-то там, В Штаты или еще куда-то.



Д.БОРИСОВ – Почему именно на лето, а не на зиму?



А.ПЛЮЩЕВ – Ну зимой там говорят не очень.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Потому что я связана с каникулами с детскими.



Д.БОРИСОВ – А, с детскими.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Конечно, поэтому только так.



Д.БОРИСОВ – Понятно, потому что летом здесь как раз не плохо.



А.ПЛЮЩЕВ – Ну так, да, смотря в какой год попадешь (Смеются).



Д.БОРИСОВ – Да в любой год, на самом деле.



А.ПЛЮЩЕВ – Как позапрошлый был прекрасный.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Ужасный. Нет, от сюда надо бежать, вообще кошмар.



Д.БОРИСОВ – А вы можете себя назвать человеком легким на подъем? Или если…



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Очень, да.



Д.БОРИСОВ – При этом чемодан нужно очень заранее.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ — Нет, я могу собрать сразу, но если есть время собираю заранее. Нет, я очень легкая на подъем, я сейчас езжу по выставкам, у меня большое количество выставок по всей России, поэтому если что-то такое интересное открывается в городе в котором я не была, я моментально.… Недавно приехала из Ростова. Потрясающий город.



Д.БОРИСОВ – Первый раз там были?



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Да, да, да. Была в Таганроге. Снимала как раз в твиттер Дом-музей Чехова – это просто потрясающе. И такие впечатления и так это все.. Мне так нравится делиться, вот я как, знаете, как народный репортер. Вот мне хочется радовать людей и показывать то, что я вижу, если мне это нравится и если мне не нравится – тоже. Я недавно, позавчера, была в Литературном институте, снимался там фильм об отце, ему в этом году 80 лет исполнилось бы. И вот делается такой фильм, они с мамой там учились, и я была настолько поражена состоянием Литинститута – один из больших вызов, куда приезжают люди из многих стран учиться. Там родился Герцин, там читали стихи Маяковский, Есенин, Блок, там учились Айтматов, я не говорю про папу, ну человек, наверное…



Д.БОРИСОВ – Роберт Рождественский.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Сорок из самых наших, Симонов, самых наших знаменитых писателей. Там все в таком ужасающем состоянии находится, там… Я выкладывала фотографии в твиттер и я не понимаю, почему на это нельзя обратить внимание. Можно присуждать Букеровскую премию, ведь можно ведь эту премию просто вот послать на то, что бы отреставрировать, не отремонтировать, а отреставрировать это потрясающее здание. И как там, чему можно научиться, если у тебя там, я не знаю, падает потолок или если ты сидишь на стульях, на которых сидел Блок или Есенин. Это не прибавляет счастья и я просто вот, я была в шоке и я была под впечатлением от того, что это никому не нужно и некому заниматься этим.



Д.БОРИСОВ – Но так много где.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Что?



Д.БОРИСОВ – Много с чем…



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ — Ну я понимаю, что много, но это же Литинститут, это люди, которые творят культуру, которые воспитывают наших детей. Я в шоке была и в общем я до сих пор в нем и прибываю.



А.ПЛЮЩЕВ – Вы упоминали вашего отца. Здесь есть вопрос, который задан предварительно, значит, еще на сайте – «Давно не выходили сочинения Роберта Рождественского. Не планируете ли? А то мама хочет, а они только 85 года издания в Букинисте и то не найдешь».



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Ну собрания сочинений не будет, наверное, потому что многие стихи, которые папа писал, он не хотел их даже как-то публиковать , а собрание сочинений, естественно, предопределяет что будут все стихи изданы. Такого нет. Но мама и сестра занимаются очень в плотную издание книжек, недавно вышли две книжечки маленькие. Я вам, кстати, принесла в подарок.



А.ПЛЮЩЕВ – Спасибо.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Поэтому хотела чтоб вы тоже приобщились . Вот. Они выходят, и в этом году будет, будет что почитать.



А.ПЛЮЩЕВ – sms нашего эфира +7-985-970-45-45, твиттер аккаунд «Вызвон», в гостях у нас Екатерина Рождественская. Ваши вопросы всячески приветствуются.



Д.БОРИСОВ – Тут писали, что три тысячи портретов уже было, из них, наверняка, огромная часть уже в проекте.



А.ПЛЮЩЕВ – О, вот они подарки! Спасибо!



Д.БОРИСОВ – Спасибо! Роберт Рождественский «Мы совпали с тобой . Стихи о любви».



А.ПЛЮЩЕВ – Здорово как.



Д.БОРИСОВ – В прекрасно карманном варианте, который можно брать с собой.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Да, карман не тянет.



Д.БОРИСОВ – И читать.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Причем приятно читать книжку, а не интернетный вариант. Все-таки приятно в руках, эти тактильные ощущения, я считаю….



А.ПЛЮЩЕВ – Ну я вообще не очень себе представляю как на iPad читать стихи. Ну вот, ну просто как-то не вяжется.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Я не знаю как на них читать. Я их не читаю на iPadе.



А.ПЛЮЩЕВ — Я себе представляю, как читать книжку. Я сам читаю, читал Анну Каренину, но в телефоне даже, не в iPadе. Вот.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – (Смеется).



А.ПЛЮЩЕВ – Нет, прадва.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Здорово.



А.ПЛЮЩЕВ – Серьезно. Прозу ладно, но как читать стихи, как то не вяжется.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Не вяжется, абсолютно.



А.ПЛЮЩЕВ – Книжки – здорово.



Д.БОРИСОВ – Вообще книжки здорово читать в книжках.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Вообще, в прицепи, книжки хорошо читать.



Д.БОРИСОВ – Да, потому что вот даже специальные приборы вроде Ридеров, которые как бы не портят глаза даже не как iPad, которые светит в глаза.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Ну все равно, ну вот, ну нету запаха вот этого типографского, нету вот, ну нету..



А.ПЛЮЩЕВ – Мы люди, которые рождены еще при одной версии книжек.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Я думаю, что вот дети, да, да, да.



А.ПЛЮЩЕВ – Мы конечно этим очень дорожим. Я думаю, что вот с нашими детьми будет немного другая история.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Естественно, конечно другая, другое поколение. Но лишь бы читали, уже все равно.



А.ПЛЮЩЕВ – Уже все равно, абсолютно.



Д.БОРИСОВ – Но с другой стороны, это вечная история. Мы часто в программе поднимаем. Вот раньше все повально увлекались романами, читали много, много, много, но потому что это было единственным из доступных таких искусств, по сути.



А.ПЛЮЩЕВ – Массовых развлечений. Сейчас, когда появляются очень качественные телевизионные сериалы, например, вполне художественного качества. Как к ним относиться? Как к низкому жанру или как к равному жанру, равному, там, хорошей книги?



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Ну зачем к нему вообще относиться? Я не смотрю ни какие сериалы и мне это как то..



Д.БОРИСОВ – Я говорю не о сериалах там …



А.ПЛЮЩЕВ – Не, не, не о «Рабыне Изауре».



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Вот «Рабыню Изауру» я смотрела , это первый был сериал, который пришел к нам. Это было очень интересно. И «Санта» как ее «Барбара» это было особенно. А вот современное вот наше, я как-то, мне это. И времени нет.



Д.БОРИСОВ – Я не о нашем, речь идет о.… Да, американских сериалов очень хорошего качества, которые становятся просто культовыми и многим заменяют сейчас все. Сериалы такие, ну просто другого качества уже. Это не «Убойная сила», Опер отдел 87.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Ну а почему нет, Господи, если это хорошего качества, то… Все хорошего качества приветствуется, я считаю.



Д.БОРИСОВ – Так, возвращаюсь к тому, что начал. Здесь спрашивали про три тысячи портретов, которые вы уже сделали, в том числе многие, наверняка, в проекте «Ассоциации» или подобных, где вы делаете из людей героев произведений искусства совсем другого времени. Произведения искусства, из которых выбираешь, они еще не кончились? Которые вам нравятся.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Нет, ведь очень много есть в запасниках и первым делом, когда я приезжаю в какой-то город, я иду в картинную галерею. И там помимо альбома и каталога картин, которые висят в этом музее, есть еще какие-то подпольные каталоги из запасников. Поэтому я вот всегда скупаю все что возможно и нет, картин миллион, картин очень много. Другое дело, что намного меньше людей, которые достойны.



А.ПЛЮЩЕВ – Да, это тоже большой вопрос.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Это проблема большая.



А.ПЛЮЩЕВ – Вы говорите, что приглашаете, ну если я правильно понял, приглашаете тех, кто вам нравятся.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Не всегда так, нет. Я приглашаю тех, кто известен. Есть вот эти рейтинги, есть вот эти мерзкие сериалы, которые я ненавижу, но человек в течение короткого промежутка времени становится очень известным. И естественно о нем все пишут, он мелькает на всех каналах.



Д.БОРИСОВ – и журналам нужен тираж.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – И журналам нужен тираж и тут все очень просто. Это производство и поэтому.… Другое дело, когда он входит в студию, окруженных администраторами, охранниками, директорами и я не понимаю кто, кого я буду снимать, потому что я просто не знаю. Такое тоже бывает.



А.ПЛЮЩЕВ – А как же так сделать, а как же увидеть готовый результат, ну вы же как автор, как режиссер этого дела фактически, да?



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Да.



А.ПЛЮЩЕВ – Вы видите результат, ну примерно представляете до того как это произошло при этом вы человека не знаете. Ну только знаете по работам в сериале, который не смотрите.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Естественно.



А.ПЛЮЩЕВ — Вот. Как, как, как быть?



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Ну здесь просто это человек, который должен быть похожим на то, что я ему выбираю или картина должна быть похожа. То есть я подгоняю абсолютно по анатомическим каким-то показателям. У меня есть фотография, у меня есть большая библиотека и я нахожу то, что я считаю нужным.



Д.БОРИСОВ – То есть получается не столько творчество, сколько механическая работа?



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Скорее да, первый раз да. Если человек приходит второй раз – уже совершенно другая ситуация. Там уже я знаю характер, я подбираю какую-то картину, которая могла подойти бы и по внутренним каким-то качествам. Вот, и это намного интереснее, конечно работа, чем вот эта первая механическая, это стопроцентно. Но иногда и не зову второй раз, потому что не хочется.



Д.БОРИСОВ – И первого достаточно.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – И первого достаточно более чем.



А.ПЛЮЩЕВ – Здорово. Так, еще не можно вопросов, которые пришли через тивиттер и через sms. Вот вопрос. Про твиттер много вопросов, как не странно. Я вообще привык к тому, что аудитория нашей радиостанции она очень холодно относится к твиттеру и использует его только как замена sms, максимум.



Д.БОРИСОВ – бедные слушатели нашей программы вынуждены слышать о твиттере каждую неделю и так или иначе они завели уже себе.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Уже привыкли.



А.ПЛЮЩЕВ – Нет, нет. Мы не так часто это используем. И вот спрашивают про нашумевший ваш твиттер, о Божене Рынске. Вот, например, они спрашивают новость о Божене…



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Где он нашумел то?



А.ПЛЮЩЕВ – Ну, в твиттере, где же еще.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Господи, ну вот какая-то такая глупость, причем тут Божена вот эта, которую вообще не знаю, я с ней не знакома. Когда я столько стихов выкладываю, столько, что за дела вообще? Ну причем тут какая-то..



Д.БОРИСОВ – Ну цепляет, видите, людей, видите, Божена.



А.ПЛЮЩЕВ – Конечно, это же всегда. Я тут недавно где-то прочитал, правда, про фейсбук, но не важно – это же одна и та же фишка. Что кладешь там что-нибудь серьезное, ну интересное.



Д.БОРИСОВ – Ноль ответов.



А.ПЛЮЩЕВ – Десять лайков, да?



Д.БОРИСОВ – Да.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Нет, ну естественно, конечно.



А.ПЛЮЩЕВ – Что-нибудь про политику – сто лайков, положил кошку – тысяча лайков, вот, очевидно же.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Не очевидно, абсолютно. Но это удивляет всегда. Ну причем тут, Господи, ну кто это, что это, я даже вообще в прицепи.



Д.БОРИСОВ – Но вы же когда это написали вам это было хотя бы на секунду интересно?



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – да я написала из-за, нет, я написала из-за ее, как называется, партнера. Потому что это человек из прошлого, вот это было мне интересно, а…



Д.БОРИСОВ – Можете его сейчас назвать или не стоит?



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ — Ну зачем ворошить это все, фу.



Д.БОРИСОВ – Но в твиттере все найдете.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Фу, фу, фу.



А.ПЛЮЩЕВ – ДА, забавная история, тоже вот такой публичности, личности-публичности. Спрашивают,..



Д.БОРИСОВ – Но у вас прибавилось тогда фоллоеров, я специально посмотрел после этого твиттер. Было огромное количество ретвитов.



А.ПЛЮЩЕВ – ну естественно.



Д.БОРИСОВ – Перед вами об этом написала, по-моему МК, газета.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Но самое смешное, что об это мне позвонила мама и сказала: Ты знаешь? Я говорю – Не может быть!



Д.БОРИСОВ – А, то есть на самом деле мама могла прочитать о бы этом в газете!



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – на самом деле это мама мне все это.… Да, но может быть.



Д.БОРИСОВ – Но вы в какой-то момент стали первоисточником, потому что люби друг другу об этом рассказывают, типа «А ты знаешь кто на самом деле». Все те, кто читали Божену Рынску саму в Живом Журнале, знают, что она пишет об этом человека в таких, очень размытых выражениях, не понятно кто, только «любимый, избранник, возлюбленный», там и прочее. А тут – батц и было названо имя. Кстати, опровержения, по-моему, так и не было.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – А его и не будет. Все молчу, молчу, молчу (Смеются).



А.ПЛЮЩЕВ – Здорово. Я не знаю, что сказать по теме. Просто люди задают вопросы, следуя за нашим разговором ну и, естественно, отстают, пока напишут там что-то. Максим из Санкт-Петербурга просит вас посоветовать места для съемки пейзажей. Вообще это.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – (Смеется).



А.ПЛЮЩЕВ – Что вас развеселило так?



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ — Ну в прицепи, ну как это так. Или какие портреты, кого снимать, ну как это так можно спрашивать?



А.ПЛЮЩЕВ – Казалось бы, казалось бы, но с другой стороны, неужели, я не знаю там, на улицу или выехать за город и можно снимать все что угодно. Я человек, у которого руки растут из известного места и больше чем камера Айфона я…



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Назовите место.



А.ПЛЮЩЕВ — Ну оно находиться несколько ниже спины и собственно поэтому я, собственно, не знаю. Я задаю вопрос, как дилетант. Неужели любое место можно превратить в замечательным пейзаж, зачем же люди тогда едут за тридевять земель, в мексиканские там я не знаю.…Как это называется? ну там где горы, ущелья, я не знаю и так далее. Снимать все это, зачем, если вышел из дома, ну я предугадываю ответ, вы скажете что любое место для пейзажа.



Д.БОРИСОВ – Нет, то, которое ниже спины не подходит, Саш.



А.ПЛЮЩЕВ – А из него руки уже растут.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Да ну, ну дуратский вопрос. ну как можно на него ответить.



А.ПЛЮЩЕВ – Хорошо.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Ну, нет, я отвечаю на него, все. Я в течение почти десяти лет снимаю вид из окна.



А.ПЛЮЩЕВ – Серьезно?



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Да. И это очень интересно. Естественно не каждый день, потрясающе интересно, что происходит за окном. И вот интересно сделать когда-то эту выставку и абсолютно…



Д.БОРИСОВ – Я очень люблю заходить на сайты, где веб-камеры из разных точек планеты и там есть история. То есть, камера стоит на одном месте и стоит, а ты можешь посмотреть, что там было месяц назад, два месяца назад, год назад…



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Вот я работаю как веб-камера.



А.ПЛЮЩЕВ – Десять лет? А с какой примерно частотой, примерной периодичностью?



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Ну иногда каждый день. Красивые закаты там, еще чего-то такое, иногда раз в месяц. Я отображаю историю и это, мне кажется, какая-то такая фишка для меня.



Д.БОРИСОВ – Ну вы же для себя?



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Да, естественно, никуда не выкладываю.



Д.БОРИСОВ – Только для своих ощущений, чтоб вспомнить.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Конечно. Вот, ну чего вы там замолчали?



Д.БОРИСОВ – Саша, между прочим, тоже часто фотографирует вид из окна.



А.ПЛЮЩЕВ – Да.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Но не десять лет.



А.ПЛЮЩЕВ – Нет, нет.



Д.БОРИСОВ – Нет, но тоже бывают. Я прекрасно понимаю людей, которые это делают, но обычно это такое – только, только, только для себя бывает почему-то. Вот я не решаюсь повесить такие штуки.



А.ПЛЮЩЕВ – Мы говори о том, вот, об ощущении, которое доставляет книга и конечно все сошлись на этом, может, уходящем нашем ощущении , уходящие эмоции что книга, но, давайте поговорим о журнале. Вообще о журналах. И очень много здесь говориться. У меня есть вторая программа – про интернет и там мы чуть ли не через раз разговариваем о том, что печатная журналистика она помирает или постепенно переезжает в интернет, так или иначе. Опять же iPad делает свое черное дело, Айфоны, эти мобильные телефоны, компьютеры и так далее. Вы как человек, который много лет, проработавший в этом бизнесе, расскажите вашу оценку, скажите вашу оценку. Как журналы то дальше? Они еще долго вот будут радовать людей в парикмахерских и гостиных, я не знаю, ну где-нибудь где люди смотрят журналы. Сколько вы им отпускаете еще жить?



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Ну мне бы хотелось что бы они еще пожили.



А.ПЛЮЩЕВ – Потому что это ваш бизнес, вы зарабатываете.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Нет, дело не в том что это мой бизнес и я зарабатываю, но мне это приятно, мне приятно брать в руки такое тяжелое, блестящее, глянцевое, не побоюсь этого слова, издания и не всегда читать, но листать, смотреть. Мне это нравится, это вот такой фетешизм для меня. Может быть, я не скажу, сколько лет они проживут, но, во всяком случае, сколько книги столько и журналы, мне кажется. Мне не очень удобно и приятно смотреть это все на Айпадах, потому что, не знаю, совершенно другие физиологические ощущения возникают. Ну вот мне не хватает вот этой вот тяжести в руках, я говорю вот про физиологию в основном. Мне не хватает этого запаха, мне не хватает, мне чего-то не хватает вот в этих электронных средствах. Поэтому я не готова. Опять же я говорю о себе, а может быть дети мои или внуки, они будут, естественно, уже пользоваться электроникой и будут смотреть на это все как на прошлый век.



А.ПЛЮЩЕВ – Это, у меня очень похожие ощущения. Это ответ как потребителя, но вы же еще и изготовитель, ну фактически вы работаете этим. За последние, я не знаю, десять лет, особенно с того времени, когда тиражи печатной продукции были совершенно сумасшедшими, сильно ли этот бизнес просел? не по деньгам, я не знаю как там по деньгам, может быть там стоимость рекламы увеличилась, я не на знаю.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Ну вы знаете, во первых я этим не занимаюсь, я просто фотограф и я не сижу на совещаниях, на заседаниях, мне это все не интересно и скучно. Но наверно какие-то есть трудности, как и везде и этот вот кризис, наверное, на чем-то сказался. На мне, во всяком случае, не сказался – как мне заказывают фотографии так я и делаю. Поэтому тут я не компетентна и к сожалению не могу ответить вот как-то так прямо. Если бы знала – сказала. Но не мой вопрос.



Д.БОРИСОВ – А мы так хотели узнать о тираже журнала «7 дней». Кстати «7 дней»…



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – ну там больше миллиона.



Д.БОРИСОВ – И до сих пор остается, да, больше миллиона?



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Да, да.



Д.БОРИСОВ – Это же из последних таких крупных изданий, пришедших в интернет, как это не странно, ведь потихоньку все приходят к тому, что весь контент надо выкладывать в сеть. Но есть некоторые такие издания, которые дернутся пока, их не много, которые вообще не выкладывают ни чего.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Прейдут они к этому, я уверенна.



Д.БОРИСОВ – Да и вот «7 дней» ведь недавно начал…



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Нет, не недавно. Это давно уже, в том году уже они получили какой-то приз за лучший сайт, так что уже пару лет выкладываются.



Д.БОРИСОВ – Да, но сначала это было не совсем все.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Ну естественно, ну понемножечку.



Д.БОРИСОВ – и какие-то там чуть-чуть, и все-таки понятно, что основной упор в сфере бизнеса это делается, ясно, что на печатной версии издания.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Ну конечно.



Д.БОРИСОВ — А газеты почти все уже перешли на электронный вид.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Нет, я думаю что надо, это обязательно, это надо быть современный в электронике и естественно присутствовать. Поэтому это нужно и все к этому прейдут, никуда не денешься. Другое дело что можно покупать «7 дней» журнал и сидеть в интернете проверять ошибки. Так что это нужно.



А.ПЛЮЩЕВ – Из этих, более чем трех тысяч портретов есть те, которые вам, ну я не буду спрашивать за которые вам стыдно, я уверен, что нет, но…



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Почему? Есть.



А.ПЛЮЩЕВ – Есть?



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Конечно.



А.ПЛЮЩЕВ – Есть за которые стыдно?



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Есть за которые стыдно, есть те, которые я делала в стол, есть штук десять портретов, которые я до сих пор не напечатала и я жду что бы переделать их. Потому что понимаю, что это совершенно не то, что я хотела. Есть такие, конечно.



Д.БОРИСОВ – Штук десять из трех тысяч, ну это все-таки.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Но это все равно какой-то процент. другие я уже переделала, скажем так.



А.ПЛЮЩЕВ – есть люди, которых вы все это время хотели заполучить, но все не как как-то?



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Есть, конечно. Та же Пугачева, которая все-время.



Д.БОРИСОВ – Не разу не было?



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Нет, я ей предлагала лет 10 назад, она сказала, что она не в форме, но видимо форму я уже не дождусь. Есть Познер, которого я ждала и три раза мы его приглашали, и он меня как раз очень удивил и расстроил. Мы его ждали три раза, вся съемочная группа в течении нескольких часов, он говорил, что он вот сейчас един, что он в пробке и в результате мы узнали, что он даже не выходил из студии. это какое-то такое неуважительное отношение и мне стало как-то обидно. Есть люди, есть.



А.ПЛЮЩЕВ – Здорово, то есть, ну это два каких-то таких не очень счастливых примера. Я надеюсь, что есть люди, с которыми вы даже не связывались, ну, может быть в силу каких-то причин, не знаю.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Тут кстати говорили, что…



А.ПЛЮЩЕВ – С президентом, например или еще кем-нибудь.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Путину я предлагала, кстати. Замечательный есть портрет для него, предлагала десять лет назад. Картина Ванейка «Читарня в Афинах». Ну стоит путин с беременной женой, средние, тысяча четыреста какой-то год, пятнадцатый век.



Д.БОРИСОВ – Какая картина?



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – «Читарня в Афине», Вайнейк.



Д.БОРИСОВ – Я просто сейчас специально посмотрю срочно.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Правильно, посмотрите на Путина.



Д.БОРИСОВ – насколько, насколько…



А.ПЛЮЩЕВ – Ну известный, известный, конечно.



Д.БОРИСОВ – А, да. Да.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Нашли, да?



Д.БОРИСОВ – Да.



А.ПЛЮЩЕВ – Да.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – ну это одно лицо, правильно?



А.ПЛЮЩЕВ – Да.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Конечно, вот. так что это уже давным-давно…



А.ПЛЮЩЕВ – нужно смелости и самоироничностью обладать для того что бы вот на такое, мне кажется, я не знаю. Часто ли проявляют ваши герои эти качества и были ли, и много ли было случаев, когда они отказывались, вот по подобным причинам, типа им не нравилась картина?



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Конечно, конечно. Тот же Андрей Макаревич, года я ему предложила какую-то картину испанца какого-то, я не помню, он сказал, что меня в институте все звали Дюрером, поэтому давайте что-то придумаем Дюреровское, автопортреты. Мы просто так с колес сделали автопортрет Дюрера, я считаю, что это одна из самых удачных работ, именно вот такой портрет экспромт. А соглашаются на такие странные эксперименты ну не очень многие, не могу сказать. Я работала с Гурченко и вот это был тот самый вариант, тот случай, когда принималось все самое удивительное. Она не боялась ничего и она сама со мной выбирала картины и я была поражена ее выбору, абсолютно не женственному, очень странному, но, тем не менее, я считаю что работа с ней – это моя самая большая удача. И очень хорошо, что она мне встретилась в самом начале моей фотокарьеры, потому что она меня очень многому н6аучила и можно сказать, что она была моей учительницей по отношению к работе, по отношению к людям, по отношению к окружающим. Это потрясающий был человек и конечно очень жалко, что она ушла. Мне очень не хватает.



Д.БОРИСОВ – А вы своих родных снимаете?



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Нет, зачем? Ну, я пользовалась случаем. Среднего сына я сняла в роли Ромео, подобрала ему замечательную Джульетту – Лизу Боярскую так что все.



Д.БОРИСОВ – Но у вас же их трое? Поэтому можно…



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – ну по немножку я их так, через цедилочку. Иногда снимаю, да.



Д.БОРИСОВ – А они сами как к этому относятся, не против?



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Нет, а чего против? Ну это так редко бывает, раз в пять лет, что они забывают о прошлом случае и с готовностью идут на это.



А.ПЛЮЩЕВ – Ну мы с Димой далеко не одну программу делаем и знаем как иногда люди стремятся попасть в ту или иную передачу и всячески заходят и с той, и с другой стороны. А вам приходили люди, вот, просясь в проект?



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Конечно, естественно.



А.ПЛЮЩЕВ – Много, очень?



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Я помню, что я очень долго отказывала Диме Билану, вернее не ему лично, а вот его окружению, потому что ну был мальчик и мальчик, который пел где-то, я не слышала о нем ни чего. и мы лет, наверное, года три-четыре, вот так вот.



А.ПЛЮЩЕВ – Подрастешь, потом приходи.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Подрастешь. Ну подрос – пришел. Нет, есть, конечно, люди, которые и деньги предлагают, но прецедент я не допущу никогда, поэтому денег мы не берем. Мы ждем, пока имя станет звонким, говоримым, известным и тогда снимаем.



А.ПЛЮЩЕВ – То есть к вам так вот нельзя на коммерческой основе попасть?



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Можно попасть, но это не для «Каравана», это для дома, для усадьбы, для дворца и так далее.



Д.БОРИСОВ – Для себя.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Для себя любимого, конечно. В образе Наполеона или Екатерины Второй.



А.ПЛЮЩЕВ – То есть получается…



Д.БОРИСОВ – Много желающих таких, которые хотят в образе Екатерины Второй?



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Есть, конечно.



А.ПЛЮЩЕВ – Подождите, это интересный момент. Получается, что проект в журнале он как бы такой промо условных корпоративов, ну я, понимаете, да, в кавычки это беру, такой работы. И как бы заработка, я не знаю, основной, не основной, вообще не мое дело кто что зарабатывает, идет с помощью вот таких отдельных частных знакомств.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Нет, ну почему. Мне платят гонорары за журнал, поэтому я живу этим. Другое дело, что я всю зарплату трачу на всякие Блошиные рынки и так далее, вот, но это уже другой вариант.



А.ПЛЮЩЕВ – А что вы на блошиных рынках покупаете?



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Ну у меня должно быть все настоящее. Потому что фотография – это же не кино.



А.ПЛЮЩЕВ – А, ну в смысле тратите для реквизитов.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Естественно, да, да, да.



Д.БОРИСОВ – У Екатерины фантастическая студия в этом плане.



А.ПЛЮЩЕВ – Сказал Дмитрий Борисов, как человек…



Д.БОРИСОВ – Был.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Был, был, был, конечно, да.



А.ПЛЮЩЕВ – Мог оценить это, лично.



Д.БОРИСОВ – Да, там особая атмосфера, особенно это интересно с учетом того, где она расположена, в каком здании. Ты сначала заходишь в, как называется, МАИ, вот, и ничего не предвещает.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Московский авиационный институт.



Д.БОРИСОВ – Да, и ничего не предвещает. Ты заходишь в Авиаинститут, там абсолютные офисы, офисы как офисы, поднимаешься, абсолютно обычные офисные двери, потом бац – и оказываешься в другом мире.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Ну стараемся, ну я же там живу практически, поэтому мне без этого очень тяжело. И сейчас у меня там все это дело разрастается, потому что вот пару лет назад, когда студия «Горького» тихонечко отдавала концы и я скупила почти весь костюмерный цех. Ну не весь, конечно, и это было жуткое ощущение, когда я вошла – такие огромные залы и там горы одежды, вот горы за которыми человека не видно. И вот я вспомнила фильм про Освенцим, когда вот людей жгли и оставались вещи, это было ужасно, с этим специфическим запахом, вот это вот чуть разбитое окно, шевелящиеся какие-то тряпки. Страшно жутко, мне казалось, что я попала в декорации какого-то фильма ужасного. И вот я рылась, рылась в останках чьих-то, в старых жизнях – это было, я не могла отойти. Вот как от Литинститута я не могу отойти, так и тогда это на меня произвело большое впечатление. Вот чьи-то жизни разбирала, я смотрела, и как-то это было очень тяжело. Но, тем не менее, я там нашла очень много всего интересного, 20 век там был представлен очень хорошо, так что я пополнила свою коллекцию большую.



А.ПЛЮЩЕВ – А про блошиные рынки. Мне как-то казалось у нас в России, во-первых, не очень это развито.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Я имею ввиду.. Нет, почему, в России есть.



А.ПЛЮЩЕВ – Вы не только в России покупаете?



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Не только в России, но и по всем провинциальным городам я с удовольствием езжу, там все это есть. На Украину я езжу, раз в год, обязательно.



А.ПЛЮЩЕВ – Я просто хотел узнать рыбное места. Где, где?



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Украина раз в год в день города. И все украинцы съезжаются в одно место и вот привозят, это потрясающе.



А.ПЛЮЩЕВ – В день города, это в смысле Киев?



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Киев, да. Привозят все, потрясающие вещи, я там очень много всего нашла хорошего. Так что надо просто знать. Я назначаю выставки, я спрашиваю первым делом есть ли антикварные магазинчики и вот приурочиваю свои поездки к вот такие…



Д.БОРИСОВ – Сколько всего вывезено из Киева? Много всего? Саш, в свое время, я тебе как-нибудь покажу.



А.ПЛЮЩЕВ – Нет, я просто представляю вот эти, багаж, багаж, который сдает Екатерина Рождественская.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Да, это не трудно представить (Смеется). ну что делать, все для работы.



Д.БОРИСОВ – Большой компанией ездите обычно?



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Обычно да, конечно.



Д.БОРИСОВ – Всей семьей?



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Нет, с работы люди ездят, поэтому много народу.



Д.БОРИСОВ – есть кому все это везти.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Конечно, конечно.



Д.БОРИСОВ – Тут был вопрос такой, вот фотошоп, он.… Когда вы начинали, в 98 вы сказали, он был не очень известен обычным людям.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Но уже был.



Д.БОРИСОВ – он уже конечно был.



А.ПЛЮЩЕВ – Прямо скажем он был таким профессиональным инструментом.



Д.БОРИСОВ – Уже существовал. Но, во-первых, тогда и компьютеры были не у всех, интернет был проблемой. Да, был абсолютно профессиональный инструмент, а сейчас когда есть у всех, на каждом компьютере практически. не проблемой будет его установить, купить или даже не покупать, благо в России живем. Это ужасно, но увы так. У всех есть. Вы продолжаете работать и при помощи его в том числе?



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Конечно, обязательно.



Д.БОРИСОВ – нет ощущения, что это не очень уж и нужно скоро будет? Когда каждый человек может Екатериной Второй и так себя нарисовать.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Нет, ну мне нужно это. Вот для журнала это обязательно нужно, потому что вот первое ощущение это соответствие цвета. Я не могу иногда подогнать цвет, не могу найти тряпку того цвета, которого мне нужно, не могу юбку или еще что-то. Фотошопом я подгоняю цвет и когда есть цветовое ощущение одинаковые с картиной и фотографией, то это уже половина дела. Потом те же булавки на которых держится костюм иногда, мне надо их чем-то стереть, я их стираю фотошопом. То есть для меня это вот активный такой помощник, без которого мне было бы в тысячу раз сложнее работать. Поэтому я им пользуюсь, я очень рада, что его придумали и очень благодарна.



А.ПЛЮЩЕВ – Мы как-то ко взаимному согласию абсолютно договаривались не затрагивать политику. Я не буду затрагивать ее.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Ни за что.



А.ПЛЮЩЕВ – Да, но просто есть вопрос от КОмар, или КомАр он подписался, КОмар хорошая фамилия, из Москвы. Он спрашивает, не планируете ли вы снять Навального? Я чисто о человеке спрашиваю.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Кто это?



А.ПЛЮЩЕВ – Ну мне казалось, что это популярный человек, нет?



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Правда? Я его не знаю.



А.ПЛЮЩЕВ – Бывает. Это, собственно говоря, ваш круг. Нет, я видел его на обложке одного журнала.



Д.БОРИСОВ – Esquire.



А.ПЛЮЩЕВ – Да, Esquire.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Хорошенький?



А.ПЛЮЩЕВ – Журнал?



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Навальный. (Смеется)



А.ПЛЮЩЕВ – Там получился брутальный.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Ну и замечательно, пусть живет.



А.ПЛЮЩЕВ – Брутальный, да. Вот. Спрашивают — Как давно начали собирать шикарную коллекцию предметов, которые у вас в студии и как пришла идея фоторабот?



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ — Собирать давно стала, естественно, с тех пор, как я начала заниматься фотографией, то есть уже 14 лет. А вот, я же стала дизайнером одежды, что самое интересно и это я считаю, просто ответвление от фотографии, та же фотография, только не на холсте, не на бумаге, а на человеке.



Д.БОРИСОВ – А на шелке.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – А на человеке, живые выставки получаются. Я печатаю на шелке, шью из этого одежды, и люди в этом ходят. И что самое интересное, было уже два показа и после первого показа мне позвонили от Пьера Кардена и предложили печатать, вернее шить их коллекцию из моих тканей. Я вообще думала, что Пьер Карден от нас ушел, оказывается, он жив и еще очень активен. Так что я была вот в восторге, я как ребенок. У меня был такой день, вот как будто вот елка, Рождество, подарки и вот это был просто незабываемый день.



Д.БОРИСОВ – Если вдруг все журналы закроются и в интернете спрос на фотографию будет не большой вы все равно найдете, чем заняться.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Я найду, конечно, даже если и не дизайнером. Я всегда найду, чем заниматься, честно скажу.



А.ПЛЮЩЕВ – Как вы решаете это проблему, что лица наших современников они совсем не такие, как лица на картинах. И вот Ирина об этом пишет – «На мой взгляд, глаза наших современников другие, нежели на старинных портретах. Я когда смотрю даже на фотографии родителей и современников, не говоря уже о бабушках, прабабушках, ну там, на начало века, допустим, прошлого – совсем другие лица, абсолютно. Просто типажи меняются и они ни как, ни как не совпадают, не повторяются.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Я не знаю, но мне кажется, что мы быстрее стали жить, что нас что-то подгоняет и поэтому и взгляд изменился и он рыщущий все время такое, знаете, как у лошади норов – ноздри раздуты, глаза немножечко стеклянные. Что-то такое изменилось, наверное, может быть расстояние уменьшились. раньше было довольно трудно дойти друг до друга, а сейчас самолеты, все перемешалось. Так что, естественно, все расы настолько посмешались, что уже получается какой-то такой универсальный человек.



А.ПЛЮЩЕВ – Екатерина Рождественская была сегодня гостем программы «Попутчики». Большое вам спасибо.



Д.БОРИСОВ – Спасибо!



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Спасибо.



А.ПЛЮЩЕВ – Спасибо за подарки-книжки.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – На здоровье, я очень рада, если почитаете.



Д.БОРИСОВ – В кое-то веке, после программы мы пойдем читать.

П – например да, почему нет?



Д.БОРИСОВ – Дмитрий Борисов, Александр Плющев. Это программа «Попутчики». Екатерина Рождественская сегодня. Спасибо большое!



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Спасибо вам.



Д.БОРИСОВ – Надеемся, увидится в твиттере совсем скоро.



Е.РОЖДЕСТВЕНСКАЯ – Сейчас я вам напишу.



Д.БОРИСОВ – Через полминутки. Увидимся, услышемся в следующее воскресенье на волнах «Эхо Москвы». Пока.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире