'Вопросы к интервью


Д.БОРИСОВ: В Москве 23 часа и 6 минут, радио «Эхо Москвы», прямой эфир, меня зовут Дмитрий Борисов. Александр Плющев, привет.

А.ПЛЮЩЕВ: Добрый вечер.

Д.БОРИСОВ: Татьяна Фельгенгауэр. Начинается программа «Попутчики».

А.ПЛЮЩЕВ: Сегодня мы едем с нашим большим другом, с Вадимом Демчогом. Вадим, добрый вечер.

В.ДЕМЧОГ: Добрый вечер.

А.ПЛЮЩЕВ: Вадим год назад вместе с нами тоже проехался, и вот не отказался спустя год продолжить этот разговор.

В.ДЕМЧОГ: Не помню, куда мы ехали в прошлый раз?

Д.БОРИСОВ: Мы в Киев ехали в прошлый раз.

В.ДЕМЧОГ: А сейчас?

А.ПЛЮЩЕВ: Теперь мы вообще можем ехать, куда угодно.

Д.БОРИСОВ: У нас новый поезд, кроме нашего купе, тут нет никаких других.

А.ПЛЮЩЕВ: Едет одно купе, понимаешь? Нет вагона, но едет купе.

Д.ББОРИСОВ: У нас сегодня небольшие потери, частичные.

А.ПЛЮЩЕВ: Потому что Татьяна Фельгенгауэр потеряла голос на Болотной площади, она так сильно кричала «Мы за честные выборы», что она сегодня безголосая.

Д.БОРИСОВ: Она просто украшением будет нашего эфира.

А.ПЛЮЩЕВ: Вадим, я знаешь, что заметил прежде всего, когда тебя увидел сегодня? Ты чуть-чуть больше поседел. Что больше всего за этот год тебя так сильно…

Д.БОРИСОВ: Потрепало.

А.ПЛЮЩЕВ: Отличное слово. Ты не выглядишь потрепанным при этом, вовсе нет, не пойми неправильно.

В.ДЕМЧОГ: Комплексный есть момент, что… для меня был невероятно удачный год, потому что все, на что я работал все предыдущие годы, вдруг сфокусировалось в одном промежутке времени. Наверно, эта интенсивность отразилась на окрасе волос.

А.ПЛЮЩЕВ: Что же такого происходило за этот год, что именно?

В.ДЕМЧОГ: Довольно много, если так вот перечислять в целом. Запустился, во-первых, мой долгожданный, долговынашиваемый проект для канала «Культура», «Величайшее шоу на Земле», с таким вот скромным названием. Оно величайшее не потому, что оно такое пафосное, как сейчас вот любят на телевидении пафосно называть, а под этой упаковкой ничего ценного нет, а вот именно потому, что там все вокруг действительно великих персонажей. Там и Бетховен выходит на сцену, и Врубель…

Д.БОРИСОВ: Высоцкий не поет?

В.ДЕМЧОГ: Высоцкий не поет, нет.

А.ПЛЮЩЕВ: Спросил о наболевшем.

В.ДЕМЧОГ: Много таких глобальных витков, которые меня очень воодушевляли, на котором я, наверно, большей частью и поседел. Идея принадлежит мне и Алексею Каравацкому, продюсеру компании «Голд Медиум», там мы все это, очень маленькое было спонсирование от канала «Культура», тем не менее, мы как-то изловчились. Сейчас, кстати, пришла весть о том, что проект собирает рейтинг, там есть доля, которая вообще неизвестна была каналу «Культура». Мы прыгнули выше всех проектов, которые были до того на канале «Культура»

А.ПЛЮЩЕВ: По описанию, я, честно сказать, не смотрел ни одной программы, по описанию похоже на «Фрэнки». Кстати, вот чем отличается наша прошлогодняя программа, прямо диаметральным образом.

Д.БОРИСОВ: Мы наконец-то можем сказать открыто, не ходить вокруг да около.

А.ПЛЮЩЕВ: Демчог – это Фрэнки, Фрэнки – это Демчог. А тогда не могли, мы были на грани.

В.ДЕМЧОГ: То есть, это было еще до смерти Фрэнки. Вот так сложилось, этот год начался с этой трагической вести, потому что этот персонаж, сумасшедший Фрэнки, к сожалению, не выдержал его мозг, и он ушел в мир иной. Но, спустя полгода, история продолжилась, потому что меня нашла компания «Сильвер Эйдж», которая сказала, что этого не может быть, мы не можем так просто отпустить этого персонажа в небытие, и предложила мне прийти к ним в гости, завела в удивительную комнату, заставленную высококачественной аппаратурой, надели мне наушники и говорят – теперь слушайте. Я сел в кресло, надел наушники и услышал свой голос в очень зашипленном таком, такое ощущение, что он пробивается через толщи каких-то информационных потоков. Я услышал свой голос, но я также дал себе отчет, что я не писал этих текстов, это не мои мысли, не мои персонажи, я их никогда не играл. И вдруг мой голос начинает рассказывать какие-то удивительные истории о персонажах, к которым я никогда не прикасался. Я спрашиваю – ребята, что это такое? Они мне говорят— Вадим, вы только, пожалуйста, расслабьтесь, ничего лишнего не придумывайте, но мы обратились к ученым, что был такой удивительный персонаж на радио «Серебряный дождь», 7 лет вел, вознесся в статус культовой программы, нам очень жалко его отпускать, и ученые предложили варианты, каким образом можно сгустить голос этого персонажа из тех информационных пластов, в которых он якобы растворился. Я оказался под впечатлением от того, что персонаж, оказывается, действительно может жить вне артиста, который его создал. Эта мистификация, которую подарила мне компания«Сильвер Эйдж», она меня очень глубоко тронула, и это еще один нюанс, почему я поседел, потому что я не поверил, мне показалось, что это какая-то обманка. Я обратился к своему юристу, у нас стали натягиваться очень сложные отношения с этой компанией. Но в итоге закончилось все тем, что компания«Сильвер Эйдж», они снова пригласили меня, попросили надеть наушники, я уже очень настороженно это все сделал. И голос, в этом проекте он так и называется «Прямая трансляция оттуда», и там это уже не Фрэнки, это некий голос, и он обратился лично ко мне, произнес очень трогательную речь – Вадим, дорогой, пожалуйста, дай мне возможность существовать с помощью твоего голоса, мы сделаем очень много хороших, полезных вещей. У меня, конечно, брызнули слезы, я так был растроган. Вот такая вот новая мистификация, к которой я уже действительно не имею никакого отношения. Она существует в Интернете, если вы наберете адрес Оттуда.ру, то можно прийти и посмотреть на несколько спектаклей, это бренд первого театра на территории Интернета. Там еще иллюстрирование какое-то происходит. Более того, там даже людям, которые могут туда прийти, они могут взять этот трек, подложить свою музыку, свои картинки, иллюстрации и создать какое-то свое произведение, свое видение персонажа. Вот такая вот новая история какая-то уже помимо меня возникла.

А.ПЛЮЩЕВ: Там же, если мне не изменяет память, там есть такая коммерческая составляющая. Не могу об этом не спросить. Насколько я понимаю, там, что непривычно для российского Интернета, очень много платного контента.

В.ДЕМЧОГ: Я думаю, что этого не избежать, потому что сами исследования и вот эта аппаратура дорогостоящая… здесь я хочу выступить защитником этой компании, потому что не может же бесконечно быть бесплатно все. Когда мы идем в театр, на какой-то балет, на какой-то концерт, мы покупаем билет. Тем более, если мы возьмем стоимость билетов Большого театра, и стоимость билетов, пять рублей, кстати, я озвучу, пять рублей за прослушивание одной 40-минутной истории, это покажется вообще несопоставимыми какими-то величинами. Тем не менее, это театр, который мы можем посетить, не выходя из дома.

А.ПЛЮЩЕВ: Там совершенно не повторяется история с Фрэнки?

В.ДЕМЧОГ: Вероятно, персонаж умер, и там он продолжает делать то же самое, что он любил делать здесь. Зрительный зал забит всеми этими великими людьми, некогда людьми, это космический амфитеатр, в котором сидят все-все выдающиеся персонажи, которые ушли туда, и там у них такая форма развлечения.

А.ПЛЮЩЕВ: Заметьте, ни один не заболел, ни один не отказался.

В.ДЕМЧОГ: Когда я слушаю, я поражаюсь воображению этого персонажа, потому что себе уже присвоить это не могу. Я, вероятно, дал толчок, отпустил его на волю ветра, и вот где-то там, прямая трансляция оттуда, что-то происходит, установился канал связи с Землей, и там есть обращение к конкретным – Людвиг ван, пожалуйста, будь добр, сыграй мне вот эту «Лунную» великолепную, и дальше Людвиг ван как бы играет «Лунную», продолжается действие, и так далее. Какая-то вот такая история забавная.

Д.БОРИСОВ: За что люблю Вадима, что, когда слушаю, я улетаю.

В.ДЕМЧОГ: Эту реплику я помню еще, по-моему с прошлой…

Д.БОРИСОВ: Да, за год ничего не изменилось. Я слушаю и реально улетаю. Я понимаю, что, когда вижу вас на экране, несмотря на то, что ваши экранные образы, к которым привыкло большинство народу, будь то роль в сериале «Интерны», они чуть-чуть более плоские, что ли, нет возможности улететь, слушая вас. И все равно даже на те несколько секунд как-то улетаешь. Хочется замолчать, чтобы вы говорили, говорили…

А.ПЛЮЩЕВ: Мы настолько улетели, что, во-первых, забыли сказать, что…

Д.БОРИСОВ: Забыли, что забыли. Запишите наш номер телефона, дорогие друзья, по которому вы можете присылать нам смс-сообщения вот сюда +7-985-970-45-45.

А.ПЛЮЩЕВ: Еще есть Твиттер-аккаунт vyzvon, можно туда тоже писать. Вот тут мне пишет Татьяна Фельгенгауэр, на айпаде настукивает…

В.ДЕМЧОГ: Она все-таки появилась? Прекрасно.

Д.БОРИСОВ: Голос проснулся. Голос мы придумали, как пробудить.

А.ПЛЮЩЕВ: Возвращаясь к телепроекту – как тебе работается в телевизионной реальности? Это, конечно, совсем другая вещь, нежели радио, я думаю, здесь трудно с этим поспорить.

В.ДЕМЧОГ: Я очень комфортно себя чувствую в этой стихии. Понятно, что была очень красивая интрига, что в период существования семилетнего Фрэнки, когда даже было непонятно, кто же играет этого Фрэнки, сейчас в фильме «Высоцкий» такая же интрига, идеи летают в воздухе, правда, спустя семь лет, тем не менее…

Д.БОРИСОВ: Там все-таки есть зацепки.

А.ПЛЮЩЕВ: Зацепки были и там, сколько хочешь.

В.ДЕМЧОГ: И все равно, даже ты уже знаешь, кто играет Высоцкого, у тебя полон круг друзей, которые прекрасно говорят, и тебе все равно нравится. А если бы ты не знал? Ну, интрига работает, и дай бог. Я себя очень хорошо чувствую в этом, вероятно, потому что я театральный артист, мне нравится использовать весь спектр, не только голосовой, но и пластический, и мимический. Поэтому я купаюсь в этом персонаже, господине Никто, который может перевоплощаться, переодеваться. В последней программе про Пикассо я воплотился в такую чудесную даму, любительницу абсента, мы вот это все обыграли, потом мое лицо перешло в картину Пикассо «Любительница абсента». Там форма такого жонглирования, бесконечного такого, искрящегося жонглирования, здесь низкий поклон Алексею Горовацкому, который предоставил мне эту сцену, где я могу реализовать все свои возможности – я могу летать, разбивать пол ударом кулака, я могу проходить сквозь стены, сквозь время, менять грим, костюмы, все это разбрасывается… посмотри обязательно.

А.ПЛЮЩЕВ: Обязательно, в Интернете же есть…

В.ДЕМЧОГ: Посмотри Врубеля, посмотри Рабле моего любимого, посмотри Ницше, посмотри Пикассо. Я могу, конечно, жаловаться, что финансы нам не позволили быть на уровне монтажа такого, очень современного. Здесь есть такой нюанс, что немножечко это не так, как хотелось бы, не на уровне современных скоростей. Тем не менее, канал «Культура» предоставил нам эту возможность, ему уже за это нужно быть благодарным. Может быть, в следующих блоках будет более совершенно это все.

А.ПЛЮЩЕВ: С Фрэнки не жалко было расставаться?

В.ДЕМЧОГ: Есть какой-то нюанс, когда отработал персонаж, проект отработал, и дальше он уже начал буксовать. К сожалению, мы пришли к выводу, что, наверно, он – все.

А.ПЛЮЩЕВ: Говоря «мы», ты кого подразумеваешь?

В.ДЕМЧОГ: Я подразумеваю дирекцию «Серебряного дождя», потому что я их просто достал своим желанием перевести программу в другой формат. Для этого требовались уже другие силы, другое немножко финансирование, и вот здесь «Серебряный дождь» не пошел мне навстречу, и я решил, что надо сворачивать. Я могу абсолютно честно сказать – я прощался с ним навсегда, у меня не было идеи, что через полгода возникнет предложение от компании «Сильвер Эйдж», и так далее, нет.

А.ПЛЮЩЕВ: Это тогда убивает мой следующий вопрос. Я-то думал спросить, как тебя отпустили с радиостанции «Серебряный дождь», я слышал, что они просто так не отпускают, пристреливают, вывозят в лес…

В.ДЕМЧОГ: И закапывают на десять метров под землю.

Д.БОРИСОВ: Или силой заставляют отправиться на «Красный октябрь» в телеэфир.

В.ДЕМЧОГ: У меня как-то так хорошо складывается, я прощаюсь всегда очень корректно, сохраняя отношения, это часть моего дара. Я люблю очень комфортно… я один из немногих, кто ушел с «Серебряного дождя» очень корректно. Я устроил вечеринку отвальную, принес шампанское, вкусности разные, подарил огромный портрет Фрэнки с датами жизни лично Владимиру Владимировичу, и мы расстались очень интеллигентно.

Д.БОРИСОВ: Не могу не присоединиться к Борису, который прислал нам смс-сообщение только что. «Все про Фрэнки да про Фрэнки, расскажите же про мистера Фримана!», восклицает он.

А.ПЛЮЩЕВ: Я напомню просто, те наши слушатели, кто годичной давности эфир, у нас сегодня вторая серия, «Вадим Демчог возвращается» сегодня у нас…

Д.БОРИСОВ: Тайны раскрываются.

А.ПЛЮЩЕВ: Краткое содержание предыдущих серий сейчас будет. В прошлой серии Вадим рассказал, что он был связан с мистером Фриманом на первых сериях, вот так это было. А что было потом, не очень понятно и не очень известно. Вот сейчас содержание следующей серии.

Д.БОРИСОВ: У нас тогда рядом с нами стояли автоматчики, которые запретили нам задавать дополнительные вопросы. Сегодня с нами автоматчиков нет, поэтому…

А.ПЛЮЩЕВ: Здесь просто несколько джигитов с ножами.

Д.БОРИСОВ: Один из них у горла Татьяны Фельгенгауэр. Ну что-нибудь скажи ты нам! Молчит.

А.ПЛЮЩЕВ: Как бы ты поговорил в ее ситуации. Да, Вадим, пожалуйста, про Фримана.

Д.БОРИСОВ: Правду, только правду.

В.ДЕМЧОГ: Произошло очень много перемен. Меня прижали к стене, я люблю играть со СМИ, подкидывая им заведомо неправильную информацию. Это, наверно, вырабатывается у артиста естественно, потому что, как бы ты объемно и эмоционально ни рассказывал, не отвечал журналистам на их вопросы, они всегда слепят свой портрет, и это всегда будешь не ты, это будет всегда их видение тебя. А так как сейчас очень много интервью в связи с очень мощной пиар-кампанией «Интернов» на ТНТ. Естественно, выработался уже определенный стиль, что ты все перевираешь, даешь информацию, и средства массовой информации сходят с ума, они открывают рот и говорят – ребята, подожди, но в этом же интервью ты говорил совершенно другое, а в этом другое, в этом третье.

Д.БОРИСОВ: Значит так – автоматчиков с нами сегодня нет.

В.ДЕМЧОГ: Да, у меня была такая игровая история, когда я говорил о том, что озвучил только несколько первых роликов…

А.ПЛЮЩЕВ: На самом деле – ни одного (смеется), я не имею никакого отношения…

В.ДЕМЧОГ: В Интернете появились эти бесконечные ролики, когда из разных выступлений мистера Фримана брались треки, давался мой голос, он снова завышался или занижался, меня приперли к стене, поэтому мне уже не отвертеться, это действительно мой голос, никуда не деться. Поэтому теперь уже можно сказать, что эта мистификация не работает, что везде был я, даже когда Фриман рассыпался на огромное количество персонажей, говорил низкими, высокими… но фишка в том, что я действительно до последнего момента, до сегодняшнего дня так и не знаю, кто заказчик этой всей истории, мне по-прежнему приходят тексты…

(все говорят одновременно)

А.ПЛЮЩЕВ: Вадим, как тебе можно верить вообще после всего, что ты устраиваешь с нашими коллегами?

В.ДЕМЧОГ: У Фримана есть целая серия вот этих 15-секундных выступлений, там есть один очень хороший ролик «Кто осуждает ложь, врет больше всех. Я говорю правду и никому не верю. А ты мне веришь?» Ну, и так далее, игровые модели. Я думаю, что они отвечают времени.

А.ПЛЮЩЕВ: То есть, если в случае с Фрэнки ты был автором на самом деле, мы же можем это сейчас признать уже, или еще нет?

В.ДЕМЧОГ: Да, я был автором идеи, автором большинства сценариев.

А.ПЛЮЩЕВ: Многих сценариев, более того, и режиссером к тому же, как ты мне тайно рассказывал.

В.ДЕМЧОГ: Я – человек, который все это собирал в единое целое, подбирал музыку, и так далее.

А.ПЛЮЩЕВ: То в случае с Фриманом ты актер.

В.ДЕМЧОГ: Я только голос. Мне очень понравились плакаты, которые были на Болотной «Верните «Голос» народу».

А.ПЛЮЩЕВ: Отличный переход.

В.ДЕМЧОГ: Пересечение с программой «Трансляция оттуда», где главное действующее лицо – Голос, «Верните «Голос» народу».

А.ПЛЮЩЕВ: Потому что очень многие люди меня перед эфиром, когда я анонсировал, что Вадим Демчог, «Интерны», Фрэнки, «А как же Фриман? Спросите у него, как у Фримана, как он относится к нынешним событиям. Фриман, что он думает по поводу Болотной? Фриман, он видит ли революцию?», и так далее. Я подумал, что глупо спрашивать у человека, я же не зря сейчас додавливал на счет голос – не голос. Я подумал, что глупо спрашивать у человека-голоса, что думает тот, кто им говорит. Я думаю, что история с Фриманом здесь уже у нас отыграна, мы поговорили. Мне интересен сам Вадим Демчог как человек творческий, творческие люди, они…

В.ДЕМЧОГ: Странные, мягко скажем.

А.ПЛЮЩЕВ: И чуют то, в воздухе, и слышат всякие вибрации, которые не слышат остальные. Какие вибрации ты сейчас слышишь? Не сейчас, прямо здесь, в поезде, где все вибрирует, а именно в воздухе, в атмосфере? Есть ли перемены, будут ли они? Скажи нам о своих ощущениях.

Д.БОРИСОВ: Можно голосом Фримана.

В.ДЕМЧОГ: Я понимаю, что артисты – люди сенситивные, и действительно слышат какие-то капельки, вибрации, которые наполняют воздух. Я думаю, что им есть смысл доверять. Я на сто процентов уверен, что сейчас время шутов. Эти акции, которые делал мистер Фриман, и Ваня Охлобыстин, и масса других провокаторов, творческих, сенситивных людей, которые чувствовали время, они раскачивали это общественное сознание. На самом деле, я исполнен гордости, что моя маленькая капелька в этом мощном информационном раскачивании тоже есть. В этом смысле понятие «Голос» для меня действительно очень важная вещь, голос народа. Я думаю, что это глобальнейшее событие, потому что прорезался голос народа. Здесь можно было бы поставить какой-то крик младенца рождающегося, «маэстро, будьте добры, крик младенца», пронзительный вот этот крик… но в то же время я видел такое количество лиц интеллигентных, такая выдержанная, благородная, интеллигентная манифестация народного голоса. С другой стороны, то ли время это сформировало, и даже вот эти черные люди в шлемах с забралами, ничего не слышащие и, такое ощущение, что и не видящие, они даже вели себя достаточно выдержанно. Ну, не считая пятого числа, когда там все-таки происходили эти выдергивания лидеров из толпы и засаживания в автобусы. Вот эта интонация… я очень верю, в какой-то момент мне даже казалось, что действительно это так, современное положение дел в России спасет только война. Я и боялся, и в то же время сердцем как бы желал, а интеллектом боялся этого всего. Но если мы обратимся к разуму и поймем, какие все-таки последствия это все может за собой повлечь, то это, конечно же, ужасно, не дай бог провалиться в это все. Я думаю, что так просто баррикады комфортных насиженных мест правительственных, они не сдаются, то есть, народу придется еще очень много сделать подобных вещей. Я думаю, что этот вирус, который, слава богу, пробился уже и на Первый канал, на центральные каналы, и все-таки стали информировать о том, что происходит, он потихоньку будет распространяться по всему народному организму, он все больше будет верить в свои силы. Я почему-то в это верю, я эмоциональный человек, романтичный, чувственный. Я могу путать желаемое с действительным, мне можно возразить, огромное количество привести фактов, но я очень восторженно все это воспринимаю, пойду обязательно и 17-го, и 18-го, мне не важно, какая партия это будет проводить…

А.ПЛЮЩЕВ: То есть, ты был 10-го числа?

В.ДЕМЧОГ: Я не был 10-го, у меня были съемки, я был на связи по телефону с друзьями, они мне все сообщали, у меня полный ворох фотографий, которые я сейчас хочу выложить, моих друзей. 17-го и 18-го я обязательно пойду. Опять же, мне не важно, какая партия это будет манифестировать, мне просто важно быть, влиться в этот голос народа и просто в этой атмосфере повариться. Мне кажется, это важно.

А.ПЛЮЩЕВ: Ты уже упоминал про Ивана Охлобыстина, он, кстати, был вчера на Болотной. Здесь есть вопросы про него, про «Доктрину-77», что ты думаешь об этом. Делился ли он своими планами с тобой, согласен ли ты в чем-нибудь с ним?

В.ДЕМЧОГ: У меня довольно сложные отношения с Ваней, я его люблю, сердцем люблю, интеллектом спорю, мы с ним в очень уникальной формуле дружбы находимся, когда мы провоцируем друг друга на развитие, постоянно опрокидываем, стимулируем, подзуживаем, и шутливо, и серьезно, не считая тех глобальных бесед, которые у нас в паузах между съемками происходят. Я восторженно принял его «Доктрину», на ней я был, улыбка не сходила с моего лица, я наслаждался этим мечущимся на вершине пирамиды человеком в брызгах-бриллиантах дождя, я поэтически это все воспринимаю. Я думаю, что это как раз разряд тех действий шутов, которые раскачали наконец вот эту маленькую, а она действительно мизерная еще, вот это, Болотная и пять дней послевыборных, когда стихийно возникали разные акции, Болотная – самая большая акция, которую нарекли «снежной революцией», очень красиво, тоже в этом есть поэтика. Они раскачали это, вот эти персонажи, такие, как Ваня, как мистер Фриман, я в каких-то своих выступлениях, и в образе Фрэнки. Интересно, что даже Голос в «Трансляции оттуда» четвертого числа вывесил просто уникальную, обязательно нужно зайти и послушать, он сыграл «Русский мат». Вот зайдите и послушайте, это настолько было яростно, пронзительно, сорви-головно, что… даже оттуда он причастен к событиям здесь, это не случайные жесты. А перед этим им был сыгран «Муссолини», и там был задан конкретный вопрос – а вы вообще знаете, что такое фашизм, просто как формулировку, вы знаете лозунги? Он привел несколько речей Муссолини, которые просто накладываются, как трафарет, на некоторые из речей современности и недальнего прошлого. А потом, со временем все эти формулы и словесные обращения почему-то обретают совершенно другую крайность. Мы живем в эпоху постмодернизма, когда все слова сказаны.

А.ПЛЮШЕВ: Еще насчет Ивана Охлобыстина. Ты же имел отношение к его предвыборному ролику?

В.ДЕМЧОГ: В прошлый раз вы показали кусочек из Фримана. Может быть, сегодня есть смысл показать эту грозу?

Д.БОРИСОВ: Можно попробовать.

В.ДЕМЧОГ: Если вы никогда не видели нашей «Грозы»…

Д.БОРИСОВ: Давайте покажем по радио ее.

А.ПЛЮЩЕВ: Как обычно.

В.ДЕМЧОГ: На самом деле, он работался, этот ролик, еще до того, как Иваном было принято решение баллотироваться на этот пост. Это была просто шутка двух гениев, я ее иначе назвать не могу, мы просто решили пошутить. Он написал прекрасный текст, я познакомился с прекрасными ребятами из компании «Трейлер», и Кеша Скверневский предложил просто уникальную раскадровку. У него есть возможности фантастические, он изучает все эти новшества монтажные. И родился такой уникальный ролик «Гроза», который потом, как только Ваня заявил о своем намерении, он сразу же был, причем не им самим, он сразу народом был обозначен, как предвыборный ролик. Вот эта интеллигентность обращения, возвышенный политический дух, я думаю, что он сыграл определенную роль.

Д.БОРИСОВ: 5:43, это он, наверное?

В.ДЕМЧОГ: Да, примерно так.

Д.БОРИСОВ: Сейчас мы попробуем это сделать, покажем сразу в мозг.

А.ПЛЮЩЕВ: Даже в новом поезде пока еще не отработана эта процедура. В том было все хорошо.

Д.БОРИСОВ: Да, в том было все нормально. Техника на грани фантастики у нас.

А.ПЛЮЩЕВ: Здесь как у нас со звуком? В случае чего я запущу просто тупо с айпада.

Д.БОРИСОВ: Сейчас попробуем запустить. О, я слышу себя еще раз.

В.ДЕМЧОГ: Вот так же я услышал себя, когда «Сильвер Эйдж» меня привели к себе в офис.

Д.БОРИСОВ: Представляете, что происходит? Вместо Охлобыстина…

В.ДЕМЧОГ: У меня поехала крыша в этот момент.

Д.БОРИСОВ: Чувствую, сейчас у нас поедет. Секунду…

А.ПЛЮЩЕВ: Что ты там поставил? Выключи немедленно, что ты делаешь?

Д.БОРИСОВ: Что это за радио?

А.ПЛЮЩЕВ: Ты можешь отключить звук просто тупо? А я поставлю с айпада.

Д.БОРИСОВ: Давай.

ЗВУЧИТ РОЛИК

В.ДЕМЧОГ: Здесь можно перейти, наверно, пусть люди посмотрят в интернете лучше. Я могу обрадовать всех, на кого

этот ролик произвел впечатление – я думаю, что где-то через месяц появится продолжение. Я не буду рассказывать идею, но она тоже будет очень красивой и поэтичной.

А.ПЛЮЩЕВ: Очень круто, реально очень круто. Я смотрю вопросы, которые поступили, их тут поступило много. Давайте тогда вот что сделаем – я сейчас задам еще парочку своих, а потом устроим в конце такой блиц из ваших.

Д.БОРИСОВ: Давайте так устроим, +7-985-970-45-45, у вас есть еще несколько минут, чтобы накидать вопросов.

А.ПЛЮЩЕВ: Или Твиттер-аккаунт vyzvon.

Д.БОРИСОВ: Через у.

А.ПЛЮЩЕВ: У тебя книжка же выходит?

В.ДЕМЧОГ: Выходит, да.

А.ПЛЮЩЕВ: Какая, расскажи.

В.ДЕМЧОГ: «Играющий в пустоте». Это будет адаптированная версия моей «Самоосвобождающейся игры». Не помню, в прошлом ли интервью я говорил о том, что я, к сожалению, не автор, который пишет все снова и снова. Который один раз написал, и в это вложено все, что имеет для меня смысл. Сейчас мы просто адаптируем этот заумный текст, который был в первом издании, в более простой, лаконичный и уже проверенный временем. Это будет такой карманный трехтомничек, три части, отдельно изданные, это издательство «Перспектива», питерское, издает очень хорошим тиражом. Я думаю, что это будет тоже своевременно и, опять же, имеет отношение к самоосвобождающейся вот этой тематике, которую так хочется манифестировать, я думаю, что это является манифестом времени в контексте последних событий, потому что людям народа нужно дышать, народ хочет кричать, играть, он устал быть быдлом, быть стадом. До какой же степени можно манипулировать уже до такой степени цинично, что прямо приходить на предвыборные пункты, просто пачками, это все же заснято, народ все это видит. Дети, я сейчас снимаюсь в сериале «Детка», как раз общаюсь с этими детьми с 12 до 20 лет, это ученики, «Детка» – это сериал о школе, я там играю педагога, учителя литературы. Я нахожусь в среде их рассказов, это люди, которые сотканы из двух составляющих. Первое – они никому не верят, и второе – они готовы все это послать. То есть, неверие, здесь требуется русский мат, извините меня, его нельзя произнести, я понимаю, вот это вот «да пошло все». То есть, я, с одной стороны, не верю, а с другой стороны, я готов все это послать и вообще в это не внедряться. Это поколение, сформированное вот этой лживой властью. Если лживая власть… я думаю, это самое главное обвинение, которое современному нашему руководству можно предъявить, что взрощено целое поколение…

А.ПЛЮЩЕВ: Ай, Вадим, дай-ка поймаю тебя здесь. Разве власть здесь виновата, разве не родители? Ведь мы с тобой росли, ты даже больше, чем я, в советские времена, когда руководители были полживее нынешних, и сильно полживее. И ничего же, с тобой ничего не произошло, я не знаю, как со мной, но с тобой ничего ровным счетом не произошло. Ты не превратился в человека, который никому не верит или который хочет все послать. Как так получилось?

В.ДЕМЧОГ: Воровство до такой степени было развито, вот эта система откатов бесконечных, что происходят на глазах, это до такой степени было, существовало?

А.ПЛЮЩЕВ: Наверное, нет.

В.ДЕМЧОГ: Я думаю, что нет. Есть определенный предел, когда планка циничности достигает уже такого уровня, когда просто на глазах это делают, на глазах строятся вот эти особняки бесконечные, распиливается бюджет, облапошивается народ. Когда народ приходит, разувает глаза, на его глазах с этими урнами, в которые бросается, производятся удивительные акции. В восемь часов только открылись пункты, приходят люди, снимают фотоаппаратами, что в урнах, там уже наполовину все забито, то есть, урна уже приезжает. Этими роликами забит интернет. Я, к сожалению, не могу говорить об истинности это всего, возможно, я где-то упускаю информацию, но эмоционально меня это задевает.

А.ПЛЮЩЕВ: На (неразб.) участках было снято, как известно.

В.ДЕМЧОГ: Когда ты смотришь статистику, цинизм игр, которые себе позволяет власть, достиг предела, народ уже просто не хочет оставаться в этой позиции.

А.ПЛЮЩЕВ: Мой последний вопрос, и переходим к многочисленным вопросам слушателей. Про новый сезон «Интернов». Ты сказал, что у тебя масса интервью, я даже не знал об этом, в связи с промо-компанией «Интернов». Ну, хоть немного…

Д.БОРИСОВ: Кроме сериала «Папины дочки», существует еще много всего.

В.ДЕМЧОГ: Очень много ездим по разным городам. Недавно я был во Владивостоке, в Иркутске, то есть, на другом конце России. Красивейшие люди. Если кто хочет, может зайти ко мне, у меня есть своя страничка в Фейсбуке, там я вывешиваю так называемые «миссии «Интернов» в Иркутске, во Владивостоке и в других городах, огромное количество у нас идет. Сериал любят, и можно согласиться с тем, что это лучший сериал последних двух-трех лет, наверное. И для актера оказаться в этом потоке… и он умный, хотя, казалось бы, он идет на канале ТНТ, к которому очень разное отношение. Конечно, интеллигенция немножко смотрит свысока на этот канал, понятно, там особого сорта продукция, я сам спорю с этим каналом. Но то, что существует сериал «Интерны», умный, с хлестким юмором, с определенным героем в центре, которого играет Ваня Охлобыстин… я только сожалею, что я вынужден оттенять этот героизм главного персонажа такой не очень героической ролью. Он очаровательный по-своему.

А.ПЛЮЩЕВ: Новый сезон, он дальше чем-то отличается? Какое там развитие?

В.ДЕМЧОГ: Да, я скажу. Есть небольшие новшества. Начну с того, что на данный момент отснято 120 серий, сто из них показано, 103 или 105, я точно не помню. В феврале будет показан последний из отснятого блока, эти 20 серий. Первого декабря мы запустили еще 60 серий, и здесь мы уже будем делать так называемые вылазки из нашей больницы уже в город, в разные квартиры, на улицу, то есть, сериал будет расширяться именно в стилистическом. Сюжетно, как мне кажется, мы не деградируем, мы держим планку юмора. Здесь, опять же, низкий поклон команде сценаристов во главе с Димой Пермяковым. Я не знаю, откуда они извлекают это, откуда у них это количество тем и этот неиссякаемый юмор. Они готовят очень хорошую когорту сценария.

Д.БОРИСОВ: Кстати, интересно, что у нас он идет на телеканале ТНТ и до сих пор не перешел на НТВ, как бывает такая практика.

В.ДЕМЧОГ: А зачем? Не надо.

Д.БОРИСОВ: На Украине, я знаю, он идет на канале «1+1», на втором по популярности канале, там огромные рейтинги, я специально открыл перед собой ТОП-10 за прошедший месяц на Украине, и там входит в десятку по рейтингу. У нас не входит из-за того, что канал поменьше.

В.ДЕМЧОГ: На Украине нас очень любят, очень зовут, мы должны были целиком, целой командой выезжать туда осенью, но что-то не сложилось почему-то. Мы обязательно поедем туда всей командой, будет миссия «Интернов» на Украине.

А.ПЛЮЩЕВ: Надо сказать, что в Айтюнс, система распространения видеоподкастов, не только подкастов, конечно, но в данном случае речь идет о телешоу, она прочно занимает первое место абсолютно. Другое дело, что там очень узкий рынок, там легко первое место занять, но, тем не менее, там скинуть «Интернов» очень трудно. Я, кстати, не знаю, насколько там по целой серии распространяется, или эпизодами, но тем не менее. Если кто-то интересуется и не знал, что в Айтюнс они есть, зайдите и посмотрите. Все, переходим к вопросам слушателей, ровно 10 минут осталось. Много спрашивают об Игре. «Вадим, всякий ли человек может перевоплощаться, в кого угодно, это доступно каждому или нет?», — спрашивает (неразб.). Краткий ответ.

В.ДЕМЧОГ: Очень сложно сказать кратко. Я думаю, время такого, что мы все страдаем одним и тем же диагнозом – манией многоликости, я продолжаю на этом настаивать. Может быть, кто-то не до конца понимает, о чем идет речь, и не до конца это в себе (неразб.), но вот это огромное количество персонажей, которые нас населяют, мы все прекрасно знаем себя в ситуации, когда мы едем за рулем и проигрываем про себя ситуацию, как мы встретим, если нас в очередной раз остановит, притормозит блюститель порядка, может быть, было за что, может быть, не было, за что, предъявит свои требования, и мы скажем, хлестко ему ответим. Понятно, что мы – определенный персонаж в этой ситуации, но, когда нас останавливают – господи, да на, возьми свои пять тысяч, только не надо этих проблем. И мы едем дальше. То есть, мы сразу превращаемся в другого персонажа. Если мы заточим карандашик внимания и понаблюдаем себя в разных ситуациях, мы обнаружим такое количество персонажей, которые нас населяют, но это уже не блиц.

Д.БОРИСОВ: Следующий вопрос. «Какие три книги рекомендуете почитать?», — спрашивает Алексей. Ну, кроме вашего трехтомника.

В.ДЕМЧОГ: Я рекомендую почитать Тимоти Лири, Тимоти Лири и Тимоти Лири. Очень его люблю, одна из главных и интересных, мне сорвавшая голову в свое время – «Семь языков бога».

А.ПЛЮЩЕВ: Кирилл спрашивает: «Вадим, как в Игре управлять агрессивными чувствами? Могут ли быть они полезными, или они всегда разрушительны?»

В.ДЕМЧОГ: Любые эмоции полезны, если они находятся в силовом поле осознанности. Недаром в самоосвобождающейся игре рассматриваем себя как зрителя, актера и роль, то есть, как смотрящее пространство, как творческая сила, у которой всегда есть чемоданчик сантехника, он может подкрутить ситуацию, изменить, переписать драматургию, и непосредственно как эмоционально заряженная роль, которую, как глину, можно брать и лепить горшок любой формы. Вот эта зрительская позиция, позиция осознанности, она, конечно же, самая главная и самая трудно развиваемая, но видение на трех уровнях любой ситуации – это выход из любого положения. Даже себя, раскаленного, как кусок металла, можно с помощью осознанности пропустить через несколько очень сложных механизмов и получить полезный продукт.

Д.БОРИСОВ: «В Чехии страну возглавил актер Гаэл, может, это прецедент и для нас?»

А.ПЛЮЩЕВ: Добавлю еще один вопрос, похожий, на ту же тему. «Вадим Викторович рассматривает роль президента нашей страны? У Ивана Охлобыстина проходит в Твиттере опрос на эту тему».

В.ДЕМЧОГ: Он уже отказался, и у него есть очень мощные защитники в лице церкви, у меня таких защитников нет, я буддист. Хотя можно сказать, что мои защитники еще и посильнее, если коснуться теории и практики пустоты и так далее.

Д.БОРИСОВ: А если не конкретно о вас, а в целом, актер…

В.ДЕМЧОГ: Каждый должен заниматься своим делом, у меня нет ни образования, ни информированности, ни знаний, ни эмоциональной подготовленности, потому что, я прежде всего, человек сердца. Мне нравится видеть себя человеком без кожи, очень тонко чувствующим разные социальные процессы, драматургические и так далее, поэтому каждый должен оставаться на своем месте. Кто-то должен быть на баррикадах, кто-то должен атаковать эти баррикады, и так будет завязываться сюжет, я думаю.

А.ПЛЮЩЕВ: Дмитрий Мезенцев спрашивает через Твиттер: «У вас иногда не возникает желания все бросить и уехать в глушь?»

В.ДЕМЧОГ: Нет, я человек базарной площади, меня, наоборот, подзуживает желание выкатиться на самую заляпанную, самую закриканную, самую… можно и пожестче словцо использовать, не буду… площадь, и проманифестировать какие-то ценности, которые я считаю важными, и прорезать голос. Мне это больше нравится.

А.ПЛЮЩЕВ: То есть, вы хотите в программу «Пусть говорят?»

В.ДЕМЧОГ: Я продвигаю некоторые программы, но здесь я любуюсь, конечно же, Ваней Охлобыстиным, который бесстрашен тотально и выкатывается на любую площадь. Тем не менее, его сердечный порыв умные люди сканируют, в любой, даже самой опошленной ситуации он сохраняет свое достоинство. Если вот этому научиться, это, наверно, то, чего я бы хотел.

Д.БОРИСОВ: Несколько раз спрашивали, не могу не задать: «Почему так редко выходит мистер Фриман?»

В.ДЕМЧОГ: Я не знаю, я же не знаю, кто его создает и дергает за ниточки. Я только голос, мне приходит текст, я озвучиваю. О политике Фримана я, конечно же, не очень в курсе.

А.ПЛЮЩЕВ: Отличный вопрос для четырех минут оставшихся. «Понимаете ли вы идею Канта о вещи в себе и относится ли понятие Игры к этому?»

В.ДЕМЧОГ: Нет, я не читал Канта, я не размышлял над ним. Я знаю, что это какая-то глыба, об которую можно обломать зубы. Мне достаточно тех авторитетов и тех игр, в которые я играл с детства, и той Игры, которая, как мне кажется, на данный момент обобщает мое видение мира, которое я манифестирую. К сожалению, Кант непосредственно прошел мимо меня. Но он не прошел мимо Вани Охлобыстина. Я знаю, что он читал «Критику чистого разума» своим детям на ночь вместо сказок. Мне тоже это очень нравится, вот эта его отцовская забота об интеллектуальном развитии детей. Кто-то из них даже задавал вопрос, у него есть очень умная девочка, я не помню, как ее зовут, но кто-то из его детей даже… это надо с Ваней поговорить об этой истории.

А.ПЛЮЩЕВ: Да, надо как-нибудь (неразб.) проехать с детьми, клево было бы.

В.ДЕМЧОГ: У него удивительная жена, я готов отдать большую часть своих сил ей, потому что удерживать такого человека и защищать его всячески со всех сторон – это героически, это русская женщина, да, до мозга костей, я очень ее люблю.

Д.БОРИСОВ: Возвращаюсь к блицу. «У вас много друзей в жизни, вы в достаточной мере общительны, или все-таки склонны к внутренним переживаниям?»

В.ДЕМЧОГ: Я интроверт.

А.ПЛЮЩЕВ: От актера это клево слышать.

В.ДЕМЧОГ: Да, я очень стеснительный человек. Вся моя энергия высекается из чувства преодоления, из прорыва. Я очень долго отрабатываю все те речи и выходки, которые манифестирую. Для меня очень важно быть защищенным, мне сложно быть общительным. Но друзей, тем не менее, огромное количество, особенно в этот год возникло очень много новых друзей, связанных с новыми проектами. Мне нравится мое окружение, они все очень умные. Здесь я себе делаю комплимент, раз вокруг меня такие потрясающие люди, значит, я тоже чего-то стою.

А.ПЛЮЩЕВ: Но ты говоришь, что все время это преодоление какое-то. Тем не менее, ты приходишь же на интервью, ты не можешь подготовиться.

В.ДЕМЧОГ: Я переживаю это волнительно, я обдумываю темы, я готовлюсь психологически. Я знаю себя в ситуациях, когда я делаю такую поблажку небольшую «а, ладно, прокатит». Мне плохо после этого, потому что я не сказал этого, этого, этого, я сделал эту глупость. Я начинаю чисто по-русски каяться, потому что нагрешил. Знаете, какая самая страшная пытка для людей, у которых профессия – много говорить?

А.ПЛЮЩЕВ: Какая?

В.ДЕМЧОГ: В аду у этих людей изо рта бесконечно бегут тараканы, всякая гадость, опарыши, гной. Их мука заключается в этом. Если они очень много лгали по жизни, они в аду будут испытывать эти муки. Когда мне об этом рассказали, для меня это было, как у человека эмоционального, потрясение своеобразное, я близко к сердцу очень принял.

Д.БОРИСОВ: Теперь я понимаю Татьяну Фельгенгауэр.

А.ПЛЮЩЕВ: Которая молчала всю дорогу.

В.ДЕМЧОГ: Это такое обращение ко всем журналистам, наверно, ко всем говорящим людям и головам.

А.ПЛЮЩЕВ: Самое оно – замолчать как раз. Вадим Демчог много говорил в нашей сегодняшней программе.

Д.БОРИСОВ: Мы, Дмитрий Борисов и Александр Плющев, в следующее воскресенье в 23.05 с Татьяной Фельгенгауэр будем здесь. Пока.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире