'Вопросы к интервью
Д.БОРИСОВ: В российской столице 23 часа и 5 минут, вы слушаете радио «Эхо Москвы», начинается программа «Попутчики». Дмитрий Борисов – это я, Александр Плющев – это человек, который вчера потерял, так сказать, звуковую девственность.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, не так уж совсем. Потому что я хоть на радио работаю много лет. Вот. Имеется в виду кинозвуковую, я бы так сказал. Наверное, так.

Д.БОРИСОВ: Кинозвуковую, хорошо. В первый раз почувствовал себя профессиональным озвучателем. Есть такое слово.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, ты знаешь, не профессиональным, но озвучателем. Что-то мы выжали из тех нескольких часов, которые все это дело продолжалось. Не все, кстати, выжали.

Д.БОРИСОВ: В течение этого часа с нами в купе будут ехать сразу много-много-много людей. Потому что, вы знаете, я когда услышал нашего гостя, у меня сразу такие воспоминания поплыли. То один герой, то второй, то третий, то четвертый. У нас сегодня в купе и Малдер, и Колин Ферт из фильма «Король говорит», и многие-многие-многие другие. А все это, на самом деле, Игорь Тарадайкин. Добрый вечер.

И.ТАРАДАЙКИН: Добрый вечер.

Д.БОРИСОВ: Очень рады вас видеть в нашем купе.

А.ПЛЮЩЕВ: И слышать. (все смеются)

Д.БОРИСОВ: Хочется, знаете, так: «Скажите что-нибудь».

А.ПЛЮЩЕВ: Да. Скажите что-нибудь Малдером, там, или этим.

И.ТАРАДАЙКИН: Да, чтоб вспомнить. «Истина где-то рядом». Ну, вот, это Малдер.

Д.БОРИСОВ: Вот так.

А.ПЛЮЩЕВ: Кто не узнал, да.

Д.БОРИСОВ: Вас узнают по голосу? В магазинах, в супермаркетах, где-нибудь?

И.ТАРАДАЙКИН: Нет. Нет, наверное. Ну, у меня обманываются в голосе. Так, понимают, что что-то похожее на что-то. Но не узнают, что это я, говорят: «Где-то, вот, мы вас слышали».

А.ПЛЮЩЕВ: «Истина где-то рядом». (смеется)

И.ТАРАДАЙКИН: Да-да: «Где-то мы вас слышали, но где…»

А.ПЛЮЩЕВ: Но надо сказать, что, ведь, мы все здесь сидящие в студии, в нашей движущейся, отлично знаем, что голос в записи звучит немножко по-другому и голос из динамика звучит немножко по-другому, чем он звучит в воздухе.

Д.БОРИСОВ: Ну и кроме того, понятно же, что актеры дубляжа – они всегда немножко форсируют голос, немножко им играют, чуть-чуть добавляют каких-нибудь красок..

А.ПЛЮЩЕВ: Говорят не своим голосом.

И.ТАРАДАЙКИН: Именно, да. Мы один раз были у моих друзей в гостях, и там был еще друг семьи, пара такая. И они узнали, что я работаю на озвучании (как раз время было «Секретных материалах»), и жена, так, женщина, она села и так, долго-долго, внимательно на меня смотрела. Ну, полчаса, наверное. Ну, мы разговариваем, чего-то смеемся, рассказываем друг другу. Она смотрит-смотрит-смотрит, потом вдруг так, просияла, говорит: «А я поняла. Он говорит не своим голосом. Он же там не своим голосом». Ну да.

А.ПЛЮЩЕВ: Приходится, действительно.

И.ТАРАДАЙКИН: Ну, конечно, да.

А.ПЛЮЩЕВ: А как подбирается голос к персонажу? Ну, с другой стороны, там же нет режиссера. Или режиссер дубляжа?

И.ТАРАДАЙКИН: На дубляже – конечно. Конечно, есть режиссер. Главная фигура.

А.ПЛЮЩЕВ: Да. То есть это он решает, на самом деле, с какими интонациями, каким тембром вы будете говорить?

И.ТАРАДАЙКИН: Ну, он – да. Нас вызывают, пробуют. В принципе, нас же знают, в общем, многих.

Д.БОРИСОВ: Вас же не так много.

И.ТАРАДАЙКИН: Не много, не много.

Д.БОРИСОВ: Вот, вы говорите «многих», вас же, голосов, которые… Узкий круг.

И.ТАРАДАЙКИН: Достаточно небольшой, узкий мир такой, да. Но знают, поэтому… Знают голосовые возможности. А если нужен новый голос, ну, ищут кого-то. Потом мы все же когда-то приходили тоже. Так, тебя слушали-слушали, на кого-то вызывали, утверждали, не утверждали. Привыкали к голосу. Вот, на кого-то голос лег (у нас так называется), это вот лег голос на Ферта, на Кейджа, там, допустим, у кого-то на Сталлоне, у кого-то, например, Броуди озвучивают иногда.

Д.БОРИСОВ: А Кейджа вы озвучивали?

И.ТАРАДАЙКИН: А я озвучивал в трех или в четырех картинах, озвучивал, да. Рено. Вот, мои герои такие. Блэка я озвучил в трех или в четырех картинах. Я знаю, что, вот, Володя Вихров (у нас был такой замечательный актер), погиб в прошлом году, он озвучивал Клуни и похож на него был. И, действительно, берут, потому что актер похож бывает. Володя был похож на Клуни, действительно, похож.

Д.БОРИСОВ: Но он же во всех фильмах вообще, по-моему, озвучивал, начиная от «Скорой помощи» как раз и пошло это потом.

И.ТАРАДАЙКИН: Да-да-да. Он озвучивал его в кино. И еще он замечательно озвучивал – лучше его никто это не делал – Бондиану всю. Это, конечно, его манера, она очень точно укладывалась в Бондиану, во все серии.

Вот. Иногда был такой период усатых героев, толстых героев, длинных героев, таких, смуглых. Смешно. Ну, в такие игры играем. Режиссеру виднее – он вызывает тебя. Потом, когда ты уже удачно что-то сделал, просто ты уже забит за актером. Володя Антоник озвучивает Сталлоне, Шварценеггера, допустим.

Д.БОРИСОВ: А кто ваш любимый персонаж? Любимый актер.

И.ТАРАДАЙКИН: Не персонаж.

Д.БОРИСОВ: Любимый актер, да.

И.ТАРАДАЙКИН: Я люблю Синиза, я люблю Ферта (очень люблю), люблю Рено. Люблю Депардье.

Д.БОРИСОВ: На него вы даже похожи, я бы сказал.

А.ПЛЮЩЕВ: (смеется) Да. Если уж внешне говорить, то да. Типаж.

И.ТАРАДАЙКИН: Ну, вот этих вот. Но это дубляж. За кадром делаешь там все по-другому, конечно. Закадровое звучание – это когда двое делают весь фильм.

Д.БОРИСОВ: Да-да-да. Но в нем же тоже есть своя прелесть, мне кажется.

И.ТАРАДАЙКИН: Конечно, да. Да. Но там еще меньше людей. Вот, на закадровом – там нужны особые такие навыки еще.

Д.БОРИСОВ: На «Секретных материалах», которые вы делали для Первого канала, вас было четверо.

И.ТАРАДАЙКИН: Четверо, да. Люба Германова делала Скалли, Наташа Казначеева делала всех остальных женщин, Витя Боков делал всех остальных мужчин, а я делал Малдера и титры, надписи там все. Да, четверо.

А.ПЛЮЩЕВ: Чтобы нашу елейную, такой елейный ход беседы сразу же прервать, вопрос от журналиста из Екатеринбурга, который он прислал нам на сайт еще: «Игорь, — спрашивает он, — а зачем вообще нужно было переозвучивать фильм «Король говорит»? Колин Ферт и Джеффри Раш разве плохо справились со своей задачей? Вроде бы считается, что в России поголовная грамотность. Неужели не смогли бы субтитры прочитать? В 40-е годы советский народ, менее грамотный, чем сегодня, смотрел с субтитрами трофейное кино – и ничего, никто не жаловался». Ну это такой, прямо, краеугольный камень, краеугольный вопрос, который ставит, можно сказать, под сомнения даже, может быть, нужность вашей работы. Вам, наверняка, уже приходилось отвечать.

И.ТАРАДАЙКИН: Да-да, да это не первый раз говорят об этом. Кто-то не любит дубляж, кто-то очень любит субтитрированные картины. Но это на любителя. Кто-то как раз любит дубляж. Субтитры отвлекают, я понимаю. Насчет поголовной грамотности, я серьезно сомневаюсь. Ну, тот, кто грамотен, он вообще будет без субтитров и без дубляжа смотреть, просто оригинал, что, в принципе, конечно, идеальный вариант.

А дубляж – да, конечно, нужен. Он нужен просто потому, что… Потому что субтитры, конечно, отвлекают. Это есть категория картин, которые, на мой взгляд, нужно смотреть только с субтитрами, действительно.

А.ПЛЮЩЕВ: Например? Это какие?

И.ТАРАДАЙКИН: Ну, допустим, те же самые картины, которые Кубрик – он запретил свои картины дублировать, он только субтитры там разрешил. Ну, может быть, был и прав. Но есть картины, где очень много текста и он очень… Вот, допустим, «Прирожденных убийц» вы просто не посмотрите с субтитрами. Там 3-4 слоя, и все очень важные. И, вот, дважды писал. Это дико сложная технически картина. Там очень много текста, все важно и они говорят одновременно, герои. Потом еще есть надписи, которые очень важны. Очень много массовых сцен. И, допустим, там же, когда появляется Дауни, там еще история с телерепортажем, что тоже очень важно. Тюрьма, что тоже очень важно. И все накладывается одно на другое, и как ты это сделаешь субтитрами? Никак – просто не вырулишь. Поэтому там…

Д.БОРИСОВ: У меня есть еще один аргумент, на самом деле, в пользу дубляжа. Я, например, люблю смотреть дублированное кино. Я, вот, сериалы люблю смотреть в оригинале западные, потому что, во-первых, там и язык такой простой, и учишься параллельно, и все очень удобно. А фильма дубляж профессиональный русскоязычный, мне кажется, добавляет какой-то такой, вот, ну, что ли, налет стиля. Какое-то, вот, мне все время кажется, это все не по-настоящему, тогда идеальная картинка, идеальный звук. Вот этого не хватает русскому кино. Мне кажется, многие русские фильмы можно было бы спокойно взять, выключить оригинальную озвучку, пригласить 5 человек профессиональных актеров дубляжа и сдублировать еще раз известными голосами, которые уже ассоциируются с качественным кино.

И.ТАРАДАЙКИН: Да нет, конечно. Кино должно быть с родным голосом.

А.ПЛЮЩЕВ: Я, знаешь, я вчера подумал об этом. Когда озвучивал своего персонажа, я думал об этом.

Д.БОРИСОВ: Ведь, говорил если бы вместо тебя Игорь Тарадайкин, представляешь?

А.ПЛЮЩЕВ: О! (смеется)

И.ТАРАДАЙКИН: Нет-нет-нет, было бы плохо. Нет, замечательно – я уверен, что у вас хорошо получилось.

А.ПЛЮЩЕВ: Спасибо за комплимент. Но тут отличный тоже еще вопрос от Марицани, ну, ник в интернете, переводчик из Москвы: «Могли бы вы озвучить женщину?»

И.ТАРАДАЙКИН: Я озвучивал женщину.

А.ПЛЮЩЕВ: Да?

И.ТАРАДАЙКИН: Да. У меня был такой страшный совершенно опыт. Я много работал и долго работал для Рен ТВ, а там не только кино и сериалы озвучиваешь, там озвучиваешь очень много программ – ну, науч-поп, документальное кино и программ в том числе. И я озвучивал ток-шоу Опры Уинфри. И я не очень понял…

Д.БОРИСОВ: Голос Опры? Русский голос Опры – Игорь Тарадайкин? (смеется)

И.ТАРАДАЙКИН: Нет, это просто был за кадром такой. Они заказали один голос, почему-то мужской. Хотя, вы знаете шоу, оно-то женское – там 70-80% женщины. Говорят без умолку. Но столько… И вот это вот пишешь 2 серии (они там 40-минутные, по-моему), все, и выжат ты напрочь. Работа эта в вечернюю смену, ты никому отдавать не можешь, потому что просто сил нет. А у меня было 2 раза, когда я писал по 4 (нужно было писать по 4 серии, просили), я на следующий день работать не мог. Ну, это совершенно дикий по сложности был сериал. Вот там вот нужно было за них, за всех говорить. Ну, так, говоришь ровно, естественно своим голосом, но просто за них за всех. И я никак… Все время на фирме я говорил: «Зачем меня? Зачем мужчину, если женским?» — «Нет, вот просят»...

Д.БОРИСОВ: Ну, она такая.

И.ТАРАДАЙКИН: Бывает.

Д.БОРИСОВ: Мощная. Почти мужик.

А.ПЛЮЩЕВ: Да.

Д.БОРИСОВ: Опра-то.

А.ПЛЮЩЕВ: Еще спрашивают, какую роль вы мечтаете сыграть или озвучить?

И.ТАРАДАЙКИН: Знаете, ну, сыграть?.. Ну, потом, подальше, может, скажу. А, вот, озвучить: знаете, я когда смотрел «Король говорит» перед озвучанием, мне очень понравились 3 роли. Ну, кроме Ферта, которого я очень люблю и считаю очень большим артистом. Я думаю, что он будет еще сильнее дальше. И очень люблю Раша, я бы с удовольствием Раша озвучил еще. Еще бы я с удовольствием озвучил в той же картине Георга V, отца – там небольшая роль, роскошная совершенно роль. Но я посмотрел, они классно озвучены. Георг V озвучен Сашей Новиковым, мой однокурсник, замечательный актер – он классно сделал, прекрасно. А Раша замечательно сделал артист Клюев. Ну, вот, я бы с удовольствием их, конечно.

Нет, есть какие-то картины, которые так, прошли мимо меня и я так, думаю: «Эх, мне бы это как-то хотелось бы сделать, наверное».

А.ПЛЮЩЕВ: А как вы вообще смотрите дублированное кино? Ну, просто мы как зрители, просто смотрим и смотрим, да? Вы-то, наверное, как-то прислушиваетесь, я не знаю, или как?

И.ТАРАДАЙКИН: Ну, если кино нравится и не очень хорошо, на мой взгляд, озвучено, ну, ляпы, конечно, я сразу вижу. Если не нравится, да не нравится и не нравится.

А.ПЛЮЩЕВ: А какие бывают ляпы? Что значит «ляпы»?

И.ТАРАДАЙКИН: Ну, плохой перевод, там, как-то проборматывание там текста. Очень быстрый текст или много текста, допустим, а актер обязан это сказать – ну, ему дается текст, он должен сказать, тем более, что это по смыслу необходимо – и он летит просто… Ну, там есть какие-то технические такие накладки, которые мне видны. Может быть, там, зрителю, который смотрит просто кино, как-то не видно.

Д.БОРИСОВ: А, вот, раньше же была традиция прямо в губы, что называется, вставляли текст.

И.ТАРАДАЙКИН: Артикуляция.

Д.БОРИСОВ: В артикуляцию попадали. Сейчас же это ушло. Уже никто за этим не следит.

И.ТАРАДАЙКИН: Нет-нет, это…

Д.БОРИСОВ: Следят?

И.ТАРАДАЙКИН: За этим следят, конечно. И дубляж, собственно, это озвучание в артикуляцию.

Д.БОРИСОВ: Просто я помню, тут недавно наткнулся в интернете на какую-то серию (и посмотрел с радостью) сериала «Богатые тоже плачут». Там же такое попадание в артикуляцию, что кажется, что эти люди говорят по-русски.

И.ТАРАДАЙКИН: Да-да. Ну, это очень сложно.

Д.БОРИСОВ: Сумасшедшая работа.

И.ТАРАДАЙКИН: Тем более, что вот этот сериал – это же тогда первые сериалы были латиноамериканские.

Д.БОРИСОВ: А вы же работали на нем, нет?

И.ТАРАДАЙКИН: Нет, я не работал. Я работал на «Дикой розе». Это первый сериал мой, который принес такую известность.

А.ПЛЮЩЕВ: Ты их отличаешь еще?

Д.БОРИСОВ: Да.

И.ТАРАДАЙКИН: Там была роскошная, кстати, команда актерская, классная. Там был дубляж. Но это в артикуляцию. И вообще, нормальный дубляж – это артикуляция. А есть такое понятие противное (я его терпеть не могу), липсинг. Это когда такое, приблизительное такое звучание. Вроде это не закадр и не ювелирный дубляж. Ну вот так вот можно слегка там мазнуть чего-то – ну, закрыл ты фразу просто по размеру и все. А там что внутри… А нормальный дубляж – там важно количество слогов, там смыкание обязательно. «О» — это «о», «М» — это «м», ну и так далее. Но за этим следит переводчик.

Д.БОРИСОВ: Я помню, в «Дикой розе» были замечательные титры, когда говорили (там не помню, как звали героев), там, Игнасио, Альваро Роблес – Игорь Тарадайкин.

И.ТАРАДАЙКИН: Рахелио, Рахелио.

Д.БОРИСОВ: Вот вы помните.

И.ТАРАДАЙКИН: Рикардо – Владимир Конкин, Рахелио – Игорь Тарадайкин. (все смеются) Еще бы! Полтора года вот это было. Это такая популярность была. Да, мы сыну… У меня заболел ребенок, простудился, мы звонили в больницу и врач говорил: «Кто там?» Ну и говорит так, без любви прямо скажем. А ей говорят: «Тарадайкин». Она: «Как фамилия?» — «Тарадайкин». «Как?» — такая женщина, которая явно смотрит сериал. Действительно, я пользовался так, популярностью.

Д.БОРИСОВ: Да, вот в этих сериалах, конечно, фантастически.

И.ТАРАДАЙКИН: Вот это был, да, период года полтора-два, наверное, когда фамилию узнали.

Д.БОРИСОВ: Но тогда, наверное, на каждую серию уходило больше времени (откройте же тайну), чем сейчас. Сейчас же говорят, что того же «Король говорит», я слышал, что озвучили чуть ли не за 2 часа, за 3.

И.ТАРАДАЙКИН: Нет, нет. Я его озвучивал очень долго – это было около 9 часов, наверное. Это, действительно, долго. Главная роль пишется… Ну так, в среднем. Они же разные – вы же понимаете, что там кто-то мало говорит, все равно главный герой. В среднем, это 3-4, ну, 5 часов. 6 – это уже очень много. Вот, опытный артист – он озвучивает героя, ну, 4-5 часов. Я, вот, Ферта здесь делал около 9 часов. Но она просто технически очень сложная роль.

Д.БОРИСОВ: Ты посмотрел «Король говорит»?

А.ПЛЮЩЕВ: Нет-нет-нет, не посмотрел.

Д.БОРИСОВ: Темнота.

А.ПЛЮЩЕВ: Я как раз озвучивал в это время, когда должен был смотреть. И ты знаешь, я сейчас слышу и думаю: «Круто. Реально круто». Потому что мой герой говорит 13 фраз. 13. Понимаешь, какая величина роли, да? Не все мы озвучили, вчера мы работали 6 часов. То есть это безумный труд, на самом деле. Ну и, конечно же, профессионализм, чего тут говорить?

И.ТАРАДАЙКИН: Бывает так, что закадровое озвучание, которое мы делаем обычно 2-2,5 часа картину, такую, стандартную, полуторачасовую. Уходит на озвучание 2-2,5 часа. А я помню случай, когда ребята писали во ВГИКе текст «Прирожденных убий» (я не писал, мне потом рассказали), они расползались. Они пришли в 10 часов и в 11 часов вечера (то есть они делали ее больше 12 часов), это немыслимо. Там был не очень хороший перевод такой, они правили. И вот эта картина многослойная, их было четверо или пятеро актеров, и они просто это, конечно… Сдача крови. Очень тяжко было. По-разному бывает. «Король говорит» — сложная картина.

Д.БОРИСОВ: Скажите, а, вот, когда закадровый перевод, то 2 или 3-4 актера сидят все вместе это говорят, текст?

И.ТАРАДАЙКИН: Да.

Д.БОРИСОВ: Нет деления на то, что разные роли в разное время?

И.ТАРАДАЙКИН: Ну, нам, когда мы собираемся, дают текст, раздают вот так и говорят: «Вот ты то-то, то-то, то-то». Или, допустим, часто бывает так, что одного главного героя дают вам, а мне всех остальных и титры. Ну, и то же самое и с девочками, с партнершами, с актрисам. Поэтому… А дальше приходишь и читаешь с листа.

Д.БОРИСОВ: А разные голоса, когда они друг за другом идут?

И.ТАРАДАЙКИН: Меняешь.

Д.БОРИСОВ: Надо менять.

И.ТАРАДАЙКИН: Нет, ну кто как. Вообще, это их нужно, конечно, это называется «отбивать». Героев нужно отбивать от какого-то другого. Там, комика от драматического героя, старика от мальчишки какого-то там. Конечно, нужно отбивать. Кто-то умеет лучше, кто-то хуже, кто-то вообще этого не делает. Есть такая манера, когда очень… Если это хорошо делать, это очень красиво. Когда человек в одной манере делает всех, и все равно это здорово, это очень здорово. Бывает так. Некоторым не нравится разбивать на героев. Я делаю.

А.ПЛЮЩЕВ: Мы забыли совсем сказать, что +7 985 970-45-45 – номер нашего телефона, по которому можно слать смски. Но это не мешает нашим слушателям задавать многочисленные вопросы.

Д.БОРИСОВ: Тут нам напоминают, что сегодня праздник, между прочим.

А.ПЛЮЩЕВ: Да?

Д.БОРИСОВ: Да. И дело не в 8-м марте, которое только предстоит. А 6-е марта – один из самых главных праздников для всех поклонников «Секретных материалов», пишет нам студент Небулгаков: «Именно в этот день в 1992 году состоялась первая встреча и знакомство Скалли и Малдера в подвальном офисе «Секретных материалов». Спасибо вам за то, Игорь Георгиевич, что дарили свой голос на протяжении нескольких лет Фоксу Малдеру. Сериал по-прежнему любим, до сих пор в эфире на разных каналах России, до сих пор вашу работу с Любовью Германовой считают самым лучшим дубляжом этого сериала. С праздником».

И.ТАРАДАЙКИН: Спасибо. Спасибо, я Любе передам – она обрадуется. Спасибо большое, я тоже «Секретные материалы» очень люблю. Вот, время прошло уже – очень люблю. Правда. Классный сериал.

Д.БОРИСОВ: А, вот, как?.. Что чувствует актер? Я знаю, что чувствуют там радиоведущий или телеведущий, который вдруг слышит себя или видит себя по телевизору, или слышит себя по радио. Что чувствует актер дубляжа, когда приходит в кино и слышит свой голос?

А.ПЛЮЩЕВ: Или телик.

Д.БОРИСОВ: Ну, смотрит телик – да. По телевизору вдруг попадает на свой голос. Или в кино, но неожиданно. Например, пошел не на свой фильм, а там трейлер со своим голосом.

И.ТАРАДАЙКИН: Ну, про кино не знаю. Я посмотрел «Король говорит», вот, просто вчера. И это был первый фильм, который я посмотрел за 10 лет, по-моему, в кино. Вот, в телевизоре…

Д.БОРИСОВ: Серьезно?

И.ТАРАДАЙКИН: Да, да. Ну, правда, я был в Доме кино. Наверное…

Д.БОРИСОВ: Не считается.

И.ТАРАДАЙКИН: Наверное, да, да. А, вот, так просто в кинотеатре – это, по-моему, первый раз.

Д.БОРИСОВ: Все на просмотровом мониторе все фильмы.

И.ТАРАДАЙКИН: Да, а так я все это смотрю… Ну, в телевизоре? Нет, я привык – ничего. Просто если картина, которая нравится, ну, я могу позвонить друзьям, сказать: «Посмотри. Хорошее кино». Не потому, что я озвучиваю, а потому, что просто хорошее кино, допустим. Вот. А так… Нет, ну это работа.

Д.БОРИСОВ: Вы же продолжаете, вроде бы, и не только озвучанием заниматься, но и сниматься в некоторых проектах. Я точно помню, что видел вас в каком-то проекте, по-моему, канала НТВ. И я очень удивился, услышав человека с вашим голосом. Я увидел, наконец-то, у меня совпала картинка. Ну, было 2 версии у меня: либо это не вы, вы просто переозвучили актера, либо это, все-таки, вы и вот как он выглядит, этот самый голос Игоря Тарадайкина.

И.ТАРАДАЙКИН: Нет, я не переозвучивал. Я давно не озвучивал наших актеров.

Д.БОРИСОВ: Это были именно вы.

И.ТАРАДАЙКИН: Может быть, и я, но в чем-то небольшом. Это, вот, меня там просят иногда в каких-то сериальчиках сыграть небольшую роль друзья. Ну, я иду, соглашаюсь.

А.ПЛЮЩЕВ: А не хочется что-нибудь такое, серьезное, большое?

И.ТАРАДАЙКИН: Да хочется. Но как-то чего-то интересного нет. А на что-то не интересное не хочется. И потом, вот так просто сорваться и что-то сделать?.. У меня работа.

Д.БОРИСОВ: От одного из ваших коллег я слышал, что не хочется рушить миф, потому что когда люди не знают, как выглядит, на самом деле, этот актер, к голосу которого они привыкли, им проще воспринимать его в любой роли. Он, там, сегодня один актер, завтра другой и все время голос ложится прекрасно. А когда они уже знают, кому он принадлежит – так бывает с известными актерами, которые сначала прославляются как…

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, ты знаешь, мне кажется, это спорный тезис, поскольку, ну, например, там…

Д.БОРИСОВ: Ты слушаешь кота Матроскина, ты же представляешь?..

А.ПЛЮЩЕВ: Нет-нет, совершенно, во-первых, поскольку мастерски исполнено. Но это ладно, это мультфильм – другая история. Ну, например, там я не знаю, Караченцов, да? Который тоже много дублировал. Ему не мешало, мне кажется. Разве нет? Ну, не мешало воспринимать его нормально и персонажей.

И.ТАРАДАЙКИН: Нет-нет. Действительно, не мешает. Наверное. Просто есть актеры с очень необычной подачей такой, которые, когда, вот, человек озвучивает что-то, ты сразу представляешь этого актера. На озвучании кино, наверное, это поначалу, ну, представляет какие-то трудности. В мультяхах – конечно, нет. Ну, озвучивает совершенно потрясающе Леонов Винни-Пуха. Да нет, и в голову не придет, что это Леонов. Хотя, я видел, как он шел на озвучании, допустим, на Союзмультфильме, он шел как Винни-Пух. (все смеются) Да, он как-то шел-шел-шел-шел по коридору, ему говорят: «Евгений Павлович, вот сюда в дверь». И он вдруг развернулся и пошел так, как-то без паузы. Ну, был в характере уже, я не знаю. У меня это не вызывает какого-то такого отторжения: «Ах вот, вот я увидел и узнал».

Допустим, совершенно классно (лучше его никто не озвучивал), озвучивал Лино Вентуру. Помните, такой актер был? Джигарханян. Вот, «Сто дней в Палермо» был фильм.

Д.БОРИСОВ: Да-да-да.

И.ТАРАДАЙКИН: Блеск! Ну, просто класс. Ну, у Джигарханяна уж настолько узнаваемая и манера говорить, и узнаваемый. Ну, и в голову мне не приходило связать его и… А вообще, конечно, идеальный дубляж – это когда не думают вообще о том, что дублирован. Ну, как-то, вот, говорит он по-русски и говорит.

Д.БОРИСОВ: Я всегда думаю. Во-первых, мне всегда нравятся голоса дубляжа в большинстве случаев, когда это известные голоса. Вот именно человек 20, наверное, это максимум, которые делают все практически, мне кажется, в российском прокате зарубежного кинематографа. Их всегда узнаешь, и я, например, наслаждаюсь голосами, особенно когда это хорошие работы. Всегда узнаю, кто кого где как, и понимаю, что для меня, наверное, идеальное русское кино было бы, если бы собрать все эти голоса… Может быть, не надо заставлять переозвучивать – ладно, чтобы никто не обижался. Заставить их сыграть в каком-нибудь кино и переозвучить себя, тогда, чтобы вот эти голоса, которые придают фильму какой-то шарм. Не знаю. У меня такое внутреннее ощущение. Не знаю, Плющев, у тебя, наверное, нет – скептически на меня смотришь.

А.ПЛЮЩЕВ: У меня есть свое мнение. Сейчас-сейчас, Игоря хочу послушать.

И.ТАРАДАЙКИН: Есть обычный такой вопрос, который задают. Вот, не обидно, что актеры снимаются, а вы озвучиваете?

А.ПЛЮЩЕВ: Это и здесь есть у нас на SMS тоже.

И.ТАРАДАЙКИН: Есть, да?

А.ПЛЮЩЕВ: Да, конечно.

И.ТАРАДАЙКИН: Нет, не обидно. Просто актер дубляжа – это тот, который… Просто нормальный артист, который к тому же еще может и озвучивать, вот и все, вот и вся разница. А наши все актеры-актрисы, ну, практически все – они снимаются, работают в театре, в антрепризах, в концертах. Ну, еще и озвучивают. Так что это…

А.ПЛЮЩЕВ: Тут какая еще история? Сейчас не хочу, опять же, никого сталкивать лбами или, как бы, даже критиковать. Но сейчас в последнее время очень много привлекать для дубляжа иностранных и фильмов, и мультфильмов…

Д.БОРИСОВ: Известных людей.

А.ПЛЮЩЕВ: Телевизионных звезд, известных людей просто. Я когда первый раз посмотрел какой-то подобный фильм или мультфильм, я, честно говоря, никого не опознал, вообще никого. То есть мне казалось, что я знаю их голоса и могу. Я ни одного не узнал. Ну, то есть мне написали, конечно, на бумажке, ну, в смысле там на рекламке, на афише. А там кто есть кто, вообще никак. И очень редки случаи, когда просто известные люди, действительно, узнаваемы и хорошо, здорово дублируют. Я, вот, могу по пальцам, буквально. По-моему, в «Вольте» там голуби – их озвучивает Квартет «И». У них здорово получилось.

Д.БОРИСОВ: Первый раз от тебя услышал, что они там были.

А.ПЛЮЩЕВ: Почти больше не могу ничего вспомнить.

Д.БОРИСОВ: «Мадагаскар».

А.ПЛЮЩЕВ: А я, ты знаешь, не смотрел кроме первого никакого.

Д.БОРИСОВ: Ну, и в первом тоже там одинаковые голоса.

А.ПЛЮЩЕВ: Вообще абсолютно одинаковые, да. Ничего, вот, нет воспоминаний. Странная вещь.

Д.БОРИСОВ: С другой стороны, тебе бы предложили – ты бы согласился?

А.ПЛЮЩЕВ: Хороший вопрос.

Д.БОРИСОВ: Я бы с радостью согласился.

А.ПЛЮЩЕВ: Хороший вопрос.

Д.БОРИСОВ: Я очень хочу.

А.ПЛЮЩЕВ: Ты знаешь, еще вчера утром я бы ответил «Да». Но уже сегодня после вчерашнего, когда я озвучил, тут я бы сильно подумал. Извините, Игорь, что мы тут так о своем.

Д.БОРИСОВ: О своих мечтах.

И.ТАРАДАЙКИН: Нет-нет-нет, мне интересно.

Д.БОРИСОВ: Я просто какое-то время назад, много уже лет прошло, озвучивал рекламу и там какие-нибудь документальные фильмы, допустим. Но детская моя мечта была озвучить станции московского метрополитена. Знаете, как поезд едет, там «Следующая станция такая-то». Вот, пользуясь служебным положением, обращаюсь к новому руководству московского метрополитена: «Возьмите меня, пожалуйста».

А.ПЛЮЩЕВ: Дайте ему хоть одну станцию какую-нибудь, там, самую занюханную какую-нибудь озвучить.

Д.БОРИСОВ: Да, какую-нибудь, еще не построенную. (все смеются)

А.ПЛЮЩЕВ: В лондонском метро есть закрытая станция, на которой все фильмы, кстати, снимаются. Не помню, как она называется, честно говоря. Тоже какую-нибудь закрыть и озвучить. Отлично. Да, а у нас Игорь Тарадайкин в гостях, если вы забыли об этом, потому что мы между собой. Давай по вопросам пойдем?

Д.БОРИСОВ: Прям сверху вниз?

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, потому что их много, правда.

Д.БОРИСОВ: Так-так-так. «У Гоблина хороший, живой дубляж. Как вы к нему относитесь?» — спрашивает Алексей.

И.ТАРАДАЙКИН: Ну, это немножко другой дубляж, это такой, если можно так назвать, я б назвал его авторским дубляжом. Такой вот. Ну, чего? Такая ниша, другая совсем. Хорошо.

Д.БОРИСОВ: Так. «Король говорит» посмотрел сегодня вечером. Спасибо вам и за роль, и за урок истории. Рустем из Питера».

И.ТАРАДАЙКИН: Спасибо.

Д.БОРИСОВ: «Если коротко, как происходит подготовка к озвучанию? Просмотр фильма, текста, вживание? Как долго идет подготовка?»

И.ТАРАДАЙКИН: Имеется в виду актерская или вообще фильм?

Д.БОРИСОВ: Имеется в виду ваша подготовка.

И.ТАРАДАЙКИН: Ну, вообще фильм, давайте я просто про кино расскажу, потому что, действительно, есть какие-то вопросы. У меня было такое неудачное какое-то однажды интервью, когда я очень долго объяснял журналистке, а потом говорю: «Да вы придите к нам, ну просто посидите и вы все увидите, вам все будет понятно» — «Ну нет, я понимаю, что у людей нет времени». В итоге написала то, чего я не говорил.

Д.БОРИСОВ: О, такое часто бывает.

И.ТАРАДАЙКИН: Ну, это не совсем так. Просто если бы пришел человек, посмотрел, понял бы. Кино закупается, дается фирме на озвучание. Фирма дает этот фильм переводчику. Переводчик его переводит. Классный переводчик классно перевел, его дают после этого укладчику, который, имея в виду, что это дубляж, должен все фразы размер в размер уложить, то, о чем я говорил, смыкание, количество гласных и согласных.

Д.БОРИСОВ: Это хороший укладчик.

И.ТАРАДАЙКИН: Да. Классный укладчик, который классно переведенный фильм…

А.ПЛЮЩЕВ: Укладчицу, значит, к ответу.

Д.БОРИСОВ: (смеется)

И.ТАРАДАЙКИН: Вот, кстати, на «Король говорит» там была замечательная команда, там была классная укладчица Света Ахмеджанова. Блеск, конечно, блеск. Там был замечательный звукорежиссер Дима Батышев, там была режиссер Ярослава Георгиевна Турылева, с которой я очень много работаю. Там все было как-то, вот, очень точно, очень грамотно все сделано. Ну, это… Вот это должно быть. Не всегда так бывает, но так должно быть. Уложенный текст дается уже режиссеру, нас собирают, актеров, мы приходим, тебе дают текст, наушники, микрофон, пошло изображение.

Д.БОРИСОВ: Но текст вы видите впервые в этот момент?

И.ТАРАДАЙКИН: На дубляже – нет. На закадре – да. На закадре я не знаю картину – ну, может быть, я только видел ее до того как. Но это, конечно, такой, опять же, хороший вариант, если повезет. Обычно нет.

А на дубляже, если картина вот такой сложности как «Король говорит», ее непременно нужно посмотреть и раз, и два просто потому, что будешь уверенней себя чувствовать.

Все просто, но на все нужно время. Раньше это было очень подробно и достаточно долго. Месяц там, полтора работал укладчик, нас вызывали, мы смотрели картину, все, кто будет работать, кого будут пробовать на разные роли. Эпизодников, главных, не главных, всех. Вторые роли. Нам говорили после просмотра: «Вот тебя мы будем пробовать на эту роль, тебя на эту роль».

Я помню, как пробовали Анжелику, ну, одну из серий, и было человек 60 актеров. Там же она такая картина, многогеройная и там было очень много людей. И, вот, подходили, говорили: «Ты будешь вот этого князя, ты будешь слугу, ты будешь служанку Анжелики». И там потом пробовали. Пробы проходили 2-3 дня, и потом еще неделя-полторы давалось на дубляж. Сейчас дубляж делается 2-3 дня. Все сжалось, все гораздо…

А.ПЛЮЩЕВ: Я, вот, вдруг подумал. Тоже, опять же, вчерашний опыт сильно в этом помог. Сейчас такая совершенная техника, в общем-то, которая позволяет и много дублей сделать, сохранить их, подставить, переставить, смикшировать и так далее. Компьютер же – отличная вещь такая. Это, конечно, наверное, более звукорежиссерский вопрос. Но вы, наверняка, тоже за этим наблюдаете. А что, как это происходило в докомпьютерную эпоху?

И.ТАРАДАЙКИН: А мы писали кольцами. Вся картина разрезалась на кольца разной величины, от полуминуты иногда до 5, до 7 минут. Был такой барабан. Кольцо наматывалось на барабан и шло изображение бесконечное такое. И, вот, он крутил, приходили к нам, говорили: «Германова, Тарадайкин, Антоник, Левтова, заходите – вот ваша сцена будет». Мы приходим и смотрим, пытаясь уложить текст в артикуляцию. И, вот, пока ты не будешь это делать уверенно, это будет крутиться и крутиться, и крутиться. Потом нас записали, снимают это кольцо, ставят другое кольцо и так далее.

Иногда были очень смешные моменты с этим. Иногда были очень хорошие артисты, но которые с трудом попадали в артикуляцию, не успевали следить. Вот он текст и вот артикуляция. Он опустит голову к тексту, а уже прошло – и он, бедный, так он головой и крутит, и крутит, и крутит.

Сейчас, конечно, проще, потому что, да, можно с компьютером чудеса делать. И работаем мы по одному. А раньше нас запускали иногда по 12, по 15 человек.

Д.БОРИСОВ: И все в режиме реального времени происходило?

И.ТАРАДАЙКИН: Да-да-да. Бывали смешные очень истории. Я помню, я только начинал и была картина польская с Штуром (такой артист у них есть очень хороший), называлась она, по-моему, «Распорядитель танцев». И он там поет. А актер, который его озвучивал, он отказывался, говорит: «Да не буду я петь». Классный артист. И мне говорили: «Ну, давайте найдем. Игорь, споешь? Давайте попробуем». И получалось так, что он говорил текст, а там человек такой, массовик-затейник, он выводит людей в круг, ставит, что-то говорит-говорит-говорит. Он, значит, выпил как-то немножко и как-то повело его, и потом начинает петь. Потом он снова говорит, потом он снова поет, потом его забирают (там такая, длинная сцена, очень насыщенная всякими действиями). И, вот, было очень смешно, когда Вадик Андреев, который главного озвучивал (совершенно блестящий артист, и в том числе озвучания), вот он говорит-говорит-говорит и потом нужно петь, он меня вот так… Вот, помните Караченцова в «Собаке на Сене», когда у него на теноровую партию на высокой ноте не хватает голоса? И он вытаскивает этого толстяка и, значит, тот поет эту ноту, держит, потом снова поет Караченцов. Вот, у меня было тоже: я пел, потом меня засовывали назад, Вадик выходил, снова говорил-говорил-говорил, потом я снова выходил пел. Вот, было очень много таких вещей.

А.ПЛЮЩЕВ: А вы еще и поющий?

И.ТАРАДАЙКИН: Ну да, так, иногда, когда нужно, я могу спеть.

Д.БОРИСОВ: Ну, кстати, к вопросу о компьютерных технологиях, мне кажется, как раз известных людей очень часто меняют голоса при помощи техники. А, вот, классикам дубляжа – нет. Они же в жизни говорят также.

И.ТАРАДАЙКИН: Не-а, не обязательно.

Д.БОРИСОВ: Я слышу вас и вижу Малдера.

И.ТАРАДАЙКИН: По-разному.

Д.БОРИСОВ: А еще здесь говорят, что Гилберта из мультика про рыцаря видят.

И.ТАРАДАЙКИН: Нет, допустим, вот, меня спрашивают, опять же, о любимых ролях – помните, там в начале был такой вопрос о любимых ролях?

А.ПЛЮЩЕВ: Да.

И.ТАРАДАЙКИН: Вот, ну, сейчас к любимым прибавился Ферт, конечно, потому что просто мне очень нравится его роль.

Д.БОРИСОВ: А в «Мамма Миа» вы его озвучивали?

И.ТАРАДАЙКИН: Нет. Как раз там нет. Я в «Бриджит Джонсе», я в «Самой ужасной няне», там еще какая-то пара картин была с ним. Я очень люблю «Кролика Роджера». Вообще, люблю Земекиса очень, и очень люблю «Кто подставил Кролика Роджера». И Кролика Роджера озвучивал я. И, вот, меня там никто не узнавал. А я, действительно, люблю. Мне как-то и роль нравится, и он очень счастливый и радостный герой такой. Я, правда, искренне говорю, что один из самых, если не самый любимый, но, вот, один из самых любимых. И мне почему-то не верят. Почему, не знаю. Но мне говорят, и вот в одном интервью написали. Ну, конечно, озвучивать Саида из «Остаться в живых» — это не какого-нибудь Кролика Роджера. Я помню, меня это совершенно повергло. Думаю: «Да что ж такое?»

Д.БОРИСОВ: Вот сейчас вы сказали, еще и Саид встал перед глазами.

И.ТАРАДАЙКИН: Да. Саид – замечательная роль.

А.ПЛЮЩЕВ: Вообще.

И.ТАРАДАЙКИН: А вы смотрели кино «Холодные грязные деньги»? Не смотрели?

А.ПЛЮЩЕВ: Нет.

И.ТАРАДАЙКИН: Сериал. Очень хороший такой сильный сериал. Там Сазерленд старый.

Д.БОРИСОВ: А, «Грязные мокрые деньги».

И.ТАРАДАЙКИН: Грязные-грязные, не холодные – грязные, да-да-да. Ну, они там немножко иначе назывались, у нас – «Грязные мокрые».

Д.БОРИСОВ: Прекрасный сериал, кстати.

И.ТАРАДАЙКИН: Замечательный сериал.

Д.БОРИСОВ: Жалко, что закрыли.

И.ТАРАДАЙКИН: И там классный Сазерленд. Вот, Сазерленда тоже я озвучивал. И там нужно было голос менять, конечно. У него голос такой…

Д.БОРИСОВ: Статный, седовласый такой.

И.ТАРАДАЙКИН: Красавец. Но он такой… Ящер такой. Удивительный совершенно.

Д.БОРИСОВ: Ой, ну там классная роль и вообще прекрасный сериал. Если вдруг кто не видел, обязательно найдите способ посмотреть. Он небольшой, но такой, для вечернего релакса и забывания о всех проблемах, самое оно. Лучше всех других. Такая смесь…

И.ТАРАДАЙКИН: Да, мне тоже нравится. Если начнешь смотреть, глаз не оторвать от него. Затягивает.

Д.БОРИСОВ: Да-да-да-да. Совсем не Санта Барбара, но при этом добрый такой, позитивный, несмотря на всякие там сюжетные штуки. «Как вы могли забыть, — пишут нам, — Демьяненко Бельмондо? Хрестоматийный пример», — Алексей из Петербурга пишет.

И.ТАРАДАЙКИН: Ну, у Демьяненко кроме Бельмондо было. Бельмондо, кстати, делал…

А.ПЛЮЩЕВ: Караченцов.

И.ТАРАДАЙКИН: Вот, к вопросу о Караченцове. Его пригласили, он согласился и он делал на НТВ, он делал такую подборку, там фильмов 6-8, наверное, он делал Бельмондо, да. А Демьяненко делал… Такая была интересная история с ним. Он же был, ну, один из асов дубляжа советского. И как-то я слушал с ним интервью (я еще был подростком, наверное, когда услышал его), и его спрашивали: «Помните ли вы все роли, которые вы?..» Он сказал: «Ну, нет, конечно. Много ролей и я просто о них… Слились в одну». Я думал: «Ну, лукавит. Большой артист опытный, цену набивает». Вот я, конечно, грешен. Действительно, он был абсолютно прав. Всех не помнишь – только самое лучшее и самое плохое.

Д.БОРИСОВ: А самое плохое что у вас было?

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, Трухилио или как там его звали?

Д.БОРИСОВ: Рикардо?

А.ПЛЮЩЕВ: Нет, из этого…

И.ТАРАДАЙКИН: Нет, Рахелио? Нет. Рахелио – да вы что? Рахелио – замечательный парень был.

А.ПЛЮЩЕВ: (смеется) Как-то у вас самые лучшие эмоции вызывает.

И.ТАРАДАЙКИН: Нет-нет, это не самое плохое. Самое плохое – другие были.

Д.БОРИСОВ: А титры там тоже вы озвучивали в «Дикой розе»?

И.ТАРАДАЙКИН: Я не помню. Нет, по-моему, нет.

Д.БОРИСОВ: Так. Ну, пойдем дальше по вопросам. Здесь, конечно, наш телефон мобильный просто уже разрывается абсолютно. Валентина спрашивает: «Колин Ферт в «Одиноком мужчине» — тоже вы?»

И.ТАРАДАЙКИН: Я не помню эту картину. Наверное, не я, нет. Я его много озвучивал на закадре и, вот, писал с ним от «Бриджит Джонс», ну, кроме «Мамма Миа», наверное, все картины, картин 5 или 6.

Д.БОРИСОВ: Компьютерные игры озвучиваете?

И.ТАРАДАЙКИН: Нет. Ну, озвучивал, но нет, я не очень люблю. Там какой-то такой неприятный для меня труд такой. Но озвучивал.

Д.БОРИСОВ: «Возможно ли озвучить одному актеру, — спрашивает Алик, — диалог Винни-Пуха и поросенка?»

И.ТАРАДАЙКИН: Да, наверное. Наверное. Возможно-возможно. Возможно, но вы же понимаете, что там голос Саввиной (Саввина поросенка озвучивала, Ия Саввина), а его озвучивал Леонов. Голоса немножко меняются. Если учесть еще и это, то, конечно, возможно – почему нет? Да и вообще когда нужно, ты меняешь и ритм, и скорость, меняешь голос.

А.ПЛЮЩЕВ: Очень много спрашивают в различных вариантах о том, как поставить голос и какие советы по улучшению дикции вы бы дали?

И.ТАРАДАЙКИН: Ну, есть такой предмет на актерском факультете «Сценречь», он, собственно, этим и занимается. Есть упражнения, есть скороговорки, такой набор скороговорок, которые многие дефекты могут убрать. Могут поправить шипящие, допустим. Многие говоры убираются как у нас. У нас был совершенно потрясающий педагог по Сценречи Алла Дмитриевна Егорова, она это убирала стихами. В стихе держат размер музыкальный, и ты, если у тебя хоть сколько-нибудь нормальный слух есть, ты будешь себя сдерживать и научишься говорить правильно с правильной слоговостью. Ну, это поможет, по крайней мере. Есть целый ряд методик, которые и дикцию улучшают, и убирают дефекты, и голос ставят.

Д.БОРИСОВ: А как вы за связками следите?

И.ТАРАДАЙКИН: Никак.

Д.БОРИСОВ: Нет, никак?

И.ТАРАДАЙКИН: Никак.

Д.БОРИСОВ: Всякие легенды про сырые яйца.

И.ТАРАДАЙКИН: Нет, это не легенды, это, действительно, правда. Ну, правильно, бывает так, что там пересыхает горло или что-то происходит, там, болен, а отменить смену нельзя. Ты приходишь, а у тебя что-то с горлом. Ну, глотаешь какие-то там таблетки. Раньше были Виксы, сейчас всякие другие, там, Стрепсилсы появились. Соленая вода теплая. Ну, там… У кого как, у каждого свой рецепт – их много достаточно.

А.ПЛЮЩЕВ: Много спрашивают о том, опять же тоже в разных вариантах один и тот же вопрос, будете ли вы доигрывать голосом плохую игру актера?

И.ТАРАДАЙКИН: Ну, не голосом только. В смысле вообще?

А.ПЛЮЩЕВ: Да.

И.ТАРАДАЙКИН: Да. Ну, а куда деваться? Конечно, нужно как-то что-то поправлять. Вот именно поэтому иногда берут на озвучание – я имею в виду сейчас российские картины – когда что-то не так у актера, который сыграл главную роль, играл не главную роль. Что-то не так с дикцией или, там, с речью, или просто он, ну, как-то так, неуютно, некомфортно себя чувствует перед микрофоном (такое тоже бывает), и это утяжелит работу. Ну, приглашают кого-то. Да, исправить можно – это знают все и часто именно поэтому и вызывают актера другого на озвучание. Можно.

А.ПЛЮЩЕВ: А отказаться от роли?.. Вам приходилось отказываться, если вам что-то не нравится?

И.ТАРАДАЙКИН: Да. Конечно.

А.ПЛЮЩЕВ: Да? То есть это как в обычном?..

И.ТАРАДАЙКИН: Ну, это нормальная работа, да-да-да. И от съемок, и от озвучания. Бывает, да.

А.ПЛЮЩЕВ: А что вам не нравится? Вот, ну, можете описать не конкретную роль, а, например, ну, какого типа роли или фильмы вам не нравятся и вы отказываетесь от них?

И.ТАРАДАЙКИН: Ну, даже не о фильмах сейчас говорить. Ну, на закадр ты приходишь, ты не знаешь картину, которую будешь писать обычно. Ты все равно приходишь и пишешь, нравится, не нравится – ты пишешь. На дубляже, если ты знаешь картину и тебе что-то там не нравится, можешь отказаться, конечно. Ну, тебя попросят. Ну, если очень там ты как-то, что-то тебе не по душе, можешь отказаться. Ну, допустим, от тех же компьютерных игр я вежливо, благодарю за то, что предлагают, но вежливо отказываюсь – не люблю этот вид работ, он не по мне.

Д.БОРИСОВ: А вам когда-нибудь предлагали стать официальным голосом какого-нибудь телеканала или радиостанции, прямо вот озвучивать всю межпрограммку?

И.ТАРАДАЙКИН: Да.

Д.БОРИСОВ: Был у вас опыт или вы отказывались?

А.ПЛЮЩЕВ: Где мы вас потеряли? (смеется)

И.ТАРАДАЙКИН: (смеется) Нет-нет, не потеряли. Почему? Да нет, на каких-то… Ну, это довольно часто такое бывает, когда тебе звонят. Нет, не часто – «часто» это я зря сказал. Ну, скажем так, бывает, когда тебе звонят и предлагают работать на канале. Иногда не получается просто по времени. А, допустим, анонсы я пишу на Первом канале, на Всемирной сети – мы пишем анонсы с Любой Германовой там. Так что это все…

Д.БОРИСОВ: Ведь, есть же тройка знаменитых голосов Первого, второго и НТВ, которые, по-моему, узнаются в любое время дня и ночи.

И.ТАРАДАЙКИН: Конечно, да. Ну, они на месте, да.

А.ПЛЮЩЕВ: Не в обиду будет сказано…

Д.БОРИСОВ: Второму каналу?

А.ПЛЮЩЕВ: И Первому, и второму – я только нтвшный могу опознать.

Д.БОРИСОВ: Павел Кошкин. Да, конечно.

И.ТАРАДАЙКИН: На втором работает Саша Клюквин, замечательный.

А.ПЛЮЩЕВ: Не, я просто редко, наверное, смотрю. Нтвшный у меня еще с тех времен, когда я смотрел телевизор, остался в ухе, что называется.

Д.БОРИСОВ: Ну, ты сейчас лихо сказал. Я тебя уверяю, что голос и второго, и Первого канала 100% услышишь. Алексей Неклюдов – просто его фирменное вот это вот «На Первом».

А.ПЛЮЩЕВ: Да? Хорошо.

Д.БОРИСОВ: (смеется) Так. +7 985 970-45-45. «Рутгер Хауэр – это ваш актер?» — Алиса из Казани спрашивает.

И.ТАРАДАЙКИН: Да, мне он очень нравится, я его писал пару раз на дубляже и очень много писал на закадре, он мне очень нравится. Мне кажется, что он… Вот, есть актеры, незаслуженно как-то отодвинутые. Когда он снимался в Европе, вот он играл то, что он должен был играть, мне кажется. Когда он переехал туда, он стал играть другие роли и худшие роли. Ну, допустим, есть какие-то актерские судьбы, которые развиваются не так, как могли бы. Вот, он мог бы быть совершенно потрясающим артистом, под другие сценарии, наверное, если бы ему давали другие сценарии.

То же самое, допустим, произошло с Беренджером, которого я очень люблю. Совершенно потрясающий артист, на мой взгляд. Я тоже его там на дубляже озвучивал, на закадре озвучивал. И, вот, после «Взвода», совершенно могучая картина, и тройка актеров, ну, особенно двойка, вот, Уильям Дефо и Беренджер, ну все, я считал, ну, думаю, все, состоявшиеся судьбы. Дефо, вот, пошел и в замечательном кино снимается, прекрасные роли играет, а Беренджер почему-то как-то ушел на класс «B» там.

И с Хауэром то же самое, что очень обидно, потому что у него очень могучий потенциал, мне кажется.

Д.БОРИСОВ: Ну, вы их воспринимаете прямо как родных людей, я чувствую.

И.ТАРАДАЙКИН: Ну, я вообще кино люблю.

Д.БОРИСОВ: Именно тех, кого озвучили, наверное, какая-то связь появляется.

И.ТАРАДАЙКИН: Ну как? Мы озвучиваем всех, и поэтому… Просто кто-то нравится больше, кто-то, наверное, меньше. Хауэр нравится, действительно, нравится.

Д.БОРИСОВ: У вас есть в кругу актеров дубляжа какая-то конкуренция прямо, вот, что вы вдруг боретесь там за какие-то роли?

И.ТАРАДАЙКИН: Нет.

Д.БОРИСОВ: Там кто-то кого-то пытается подсидеть?

И.ТАРАДАЙКИН: Нет. Честное слово, нет. Нет, может быть, я не знаю, хотя я довольно долго работаю в этом во всем. Я знал бы. Нет.

А.ПЛЮЩЕВ: Наверное, этот вопрос следовало бы задать в начале программы, но мы сделаем это…

Д.БОРИСОВ: Как-то так попадают.

А.ПЛЮЩЕВ: Да. Сделаем кольцевую верстку. Каким образом становятся? Слушай, ну, фу, как ты плохо поступил. (все смеются) И до меня, главное, так поздно дошло. Каким образом становятся актерами дубляжа? И есть ли люди, которые специально на это там учатся, что называется, затачиваются?

И.ТАРАДАЙКИН: Есть люди, которые очень хотят попасть. Некоторым удается, некоторым нет. Есть люди, которые очень хотят состояться вот так вот. Есть люди, которые нет, которые приходят – ну, человек снимается, человек работает, играет спектакли в театре. Ему предложили – он пришел, у него пошло. У очень многих не пошло. Но у каждого своя история, в общем. У каждого свой путь. А чтобы…

Д.БОРИСОВ: Вы помните свою первую работу, самую первую? Что это было?

И.ТАРАДАЙКИН: Да. Это была курсовая работа или дипломная работа вьетнамского студента во ВГИКе. Я был на третьем курсе, там была какая-то такая, горькая такая вьетнамская история и были 2 главных героя – старик и молодой парень.

А.ПЛЮЩЕВ: Я думал, «и море». (все смеются)

И.ТАРАДАЙКИН: Нет. Такая хорошая, такая симпатичная была история. И, вот, я парня озвучивал. Его играл артист киргиз, ну вот я его озвучивал. Потом пошло уже.

А.ПЛЮЩЕВ: Слушайте, интересная роль первая, да. Тоже вопрос такой, который можно было предугадать: «Встречались ли вы лично с кем-то из актеров, которых озвучивали, и как впечатления?» Ну, наверное, имеются в виду зарубежные.

И.ТАРАДАЙКИН: Да, я понял. Нет, как-то мне не приходилось. Я знаю, что по тем же мексиканским сериалам с… Не помню, как ее фамилия, этой актрисы. «Просто Мария», вот она…

Д.БОРИСОВ: Вероника Кастро?

И.ТАРАДАЙКИН: Нет, не Кастро, какая-то другая.

Д.БОРИСОВ: Там их две – Вероника Кастро и… Ой. Как ее зовут? Ну, дорогие друзья, помогите нам.

И.ТАРАДАЙКИН: Вот с ней встречались, я – нет.

А.ПЛЮЩЕВ: Но они же еще и сюда, бывает, приезжают. Особенно тогда, когда сериалы бразильско-мексиканские были популярны, они ж то и дело наведывались.

И.ТАРАДАЙКИН: Да. Здесь были какие-то шоу, их, в общем, сталкивали, сводили вместе на одной сцене. Нет, я не встречался.

А.ПЛЮЩЕВ: Если бы была возможность, вы бы с кем хотели повстречаться? С Фертом?

И.ТАРАДАЙКИН: С Фертом, с Рено. Да. Ну, я не знаю, я бы специально не хотел встречаться. Просто повторение этого вопроса, на который я уже отвечал. Мне просто нравятся актеры. Но мне нравится еще, мне нравится Хэкмен, любимый мой американский актер – это Джин Хэкмен, я его очень люблю. Синиз очень нравится, по-моему, классный артист.

Д.БОРИСОВ: Как выглядит Игорь Тарадайкин тут спрашивали? Я, пожалуй, сделаю исключение. За все время существования программы «Попутчики» мы никогда никого не фотографировали у нас в купе. Я это сделаю, выложу в твиттере, обещаю вам – посмотрите, увидите.

А.ПЛЮЩЕВ: Да, мы сегодня частично сказали, что типажом напоминает Депардье – мы уже говорили об этом. Но тем не менее, да.

И.ТАРАДАЙКИН: Вы меня удивили. (смеется) Нет, по-моему, нет.

Д.БОРИСОВ: Что-то такое неуловимое есть.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну как же? Большой такой человек с мощным голосом.

Д.БОРИСОВ: С мощным голосом Малдера, Кролика Роджера, Колина Ферта, Стивена Сигала, кстати.

И.ТАРАДАЙКИН: Сигала, Броуди, да. Кстати, у меня Оскар-то не первый, а второй.

А.ПЛЮЩЕВ и Д.БОРИСОВ: (смеются)

А.ПЛЮЩЕВ: Дважды оскароносный Игорь Тарадайкин.

И.ТАРАДАЙКИН: Да. Первый был «Пианист», да.

Д.БОРИСОВ: Спасибо вам большое.

И.ТАРАДАЙКИН: Спасибо вам.

Д.БОРИСОВ: Программа «Попутчики» в следующее воскресенье в 23:05 вновь будет здесь. Мы – Дмитрий Борисов, Александр Плющев. Пока.

А.ПЛЮЩЕВ: Пока.

И.ТАРАДАЙКИН: До свидания.

Комментарии

9

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

ip 07 марта 2011 | 14:49

Совершенно случайно прочла и - здорово!
Очень интересно. И парень приятный. И артисты его любимые с моими совпадают.


geokrilov 07 марта 2011 | 15:34

Только полный дубляж - это варварство, мало того, что совки так и не узнали какой голос у Алена Делона или Луи де Фюнеса (а они оба не пили одеколона), так сейчас при дубляже теряется качество оригинальной звуковой дорожки. А некоторые современные фильмы имеют довольно хорошее качество фонограммы.


07 марта 2011 | 20:03

..а вот не надо!
...совецкий дубляж порой был эталонный..вспомним,, что сам де Фюнес признавал благодарно насколько улучшил его тембр и попал в его интонации Кенигсон!:)))


07 марта 2011 | 15:31

Хороший фильм "Король говорит"!!!
Спасибо за дубляж!


07 марта 2011 | 18:55

Только полный дубляж - это варварство,
Плохой дубляж - это варварство. Те же французы делают очень хороший дубляж. К примеру Сталоне во всех его фильмах, дублирует один и тот же актёр-имитатор. Ну и перевод должен быть на уровне естественно.


07 марта 2011 | 20:04

соскучимшись..!
....я вот посмотрел классный,, из парижа с любовью,, с траволтой..просто а-балденный дубляж..не хуже ,,совецкого,,!:))


07 марта 2011 | 20:07

...с тех пор и звенит в ушах!..
...никто не подскажет ,кто дублировал пита и джули..в,, мистер и миссис смит,,?..прямо идеальное сращение с персонажами!..спасибо!:))


partiallygeorge 08 марта 2011 | 11:44

Возможно, что г-н Тарадайкин - отличный актер дубляжа, однако мне это неизвестно, т.к. дублированные фильмы я не смотрю принципиально: ни один даже потрясающий актер дубляжа никогда не заменит голоса оригинального актера, и те, кто считает, что заменит, жестоко ошибаются (а всякие там разговоры про несколько слоев оригинального текста и пр. в отдельных фильмах - это от лукавого). Впрочем, готов согласиться с желанием отдельных граждан смотреть фильмы в дублированном виде (может, им так удобнее), однако мне бы хотелось знать, почему таких, как я, т.е. тех, кто хочет слышать голоса оригинальных актеров, вообще лишили возможности ходить в кино в России???? Как-то не думаю, что я такой один - сужу по Парижу, где практически ВСЕ кинотеатры показывают фильмы с оригинальной звуковой дорожкой и с французскими субтитрами - и залы там полны, и никто не возмущается неудобством чтения субтитров или непередачей всех тонкостей оригинального текста; что-то сомневаюсь, что в Москве потенциальных потребителей фильмов с субтитрами будет меньше).


08 марта 2011 | 13:00

париж- не гадю-кино!
...дык, в парижу мона ваще фильмы казать без титров..потому как английский там - как родной!..у нас- вражеский..иль может стать таким в любой момент!:))

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире