'Вопросы к интервью


Д. БОРИСОВ: Ну, теперь-то слышно? Проблемы какие-то у нас со связью, к сожалению, с Новым Арбатом. Едем.

А. ПЛЮЩЕВ: Раз-раз-раз, Господи, слышишь меня? Раз.

Д. БОРИСОВ: Раз, два, три.

А. ПЛЮЩЕВ: Вроде нормально, да?

Д. БОРИСОВ: Ну, я тебя слышу.

А. ПЛЮЩЕВ: Ну и хорошо, главное же, чтобы между собой поговорить.

Д. БОРИСОВ: Меня зовут Дмитрий Борисов, Александр Плющев напротив меня.

А. ПЛЮЩЕВ: Приятно познакомиться.

Д. БОРИСОВ: Если вы нас слышите, то едем. Программа «Попутчики» начинается, 23 часа 7 минут в российской столице, радио «Эхо Москвы», прямой эфир. До полуночи мы будем здесь и будем не одни.

А. ПЛЮЩЕВ: У нас сегодня Варя Демидова, добрый вечер.

В. ДЕМИДОВА: Здравствуйте, добрый вечер.

Д. БОРИСОВ: Давайте знакомиться – я Дима.

В. ДЕМИДОВА: Я Варя.

Д. БОРИСОВ: Варя, очень приятно.

А. ПЛЮЩЕВ: И я – Саша.

В. ДЕМИДОВА: Очень приятно.

А. ПЛЮЩЕВ: Значит, это у нас, как раз проходит… вы слышали саморекламу нашу, о том, что кто-то в поездах любит ездить, кто-то нет, нас заставляют, и обычно это кто-нибудь… как там у нас говорится точно? Известный, популярный, ну, или подающий надежду. Вот у нас сегодня Варя Демидова проходит по «подающим надежды», очевидно.

В. ДЕМИДОВА: Спасибо.

А. ПЛЮЩЕВ: Да, ничего, нормально? Нет, ну просто, тут знаешь, приходят люди часто и говорят, типа «А я королева». Ну, например, было же такое?

Д. БОРИСОВ: Было.

А. ПЛЮЩЕВ: Неоднократно причем.

Д. БОРИСОВ: Было. «Я звезда».

А. ПЛЮЩЕВ: Да, «Я звезда», и все.

В. ДЕМИДОВА: Я не звезда пока.

А. ПЛЮЩЕВ: А ты в розовой кофточке, Борисов, сегодня.

Д. БОРИСОВ: Только не бей меня.

А. ПЛЮЩЕВ: Нашел, как одеться, тоже мне, пришел в розовой кофточке. Ну, вот, поэтому как подающая надежду, у тебя же всего первый альбом вышел.

В. ДЕМИДОВА: Да, недавно вышел первый альбом, наконец-то!

А. ПЛЮЩЕВ: Ну, вышел он на лейбле, который уважают радиослушатели «Эха Москвы», особенно в богемной их части, ну, в хорошем смысле, я говорю, богемная, не в презрительном. Хотя часто в презрительном употребляют это слово, но в хорошем смысле. Это лейбл «Снегири» Олега Нестерова, тоже нашего большого друга и лидера группы «Мегаполис». И мы, поскольку неким кредитом доверия, разумеется, располагаем к деятельности «Снегирей» и Олега Нестерова в частности, подумали, что прокатиться с Варей Демидовой, красивой молодой девушкой, будет очень здорово, поэтому сегодня Варя у нас в гостях. Ну что, давай, у нас есть два способа начала разговора.

Д. БОРИСОВ: Я предлагаю с самого начала начать.

А. ПЛЮЩЕВ: Да?

Д. БОРИСОВ: С самого начала всех начал.

А. ПЛЮЩЕВ: Вот, либо да… нет, либо Варя начинает рассказ о себе, сбивчивый разумеется, как бы, нестройный, наверное, и, так сказать, стеснительный.

В. ДЕМИДОВА: Конечно.

А. ПЛЮЩЕВ: Вот, да, потому что человек молодой, подающий надежды. Либо мы можем начать с  песни, чтобы представить, я не хочу говорить «товар лицом», просто, нет, это плохо.

Д. БОРИСОВ: То есть у нас сегодня товарный поезд?

А. ПЛЮЩЕВ: Да, товарничок.

Д. БОРИСОВ: Обычно все по пассажирским.

А. ПЛЮЩЕВ: Вот, вы какой выбираете, товарищи? Давайте голосование устроим, у нас модно последнее время, значит, голосами решать.

Д. БОРИСОВ: Так, нас трое. Варя, вы за что?

В. ДЕМИДОВА: Я за второй, это с песни.

Д. БОРИСОВ: Хорошо, ну ладно, тогда единогласно.

А. ПЛЮЩЕВ: Одиногласно, голос потому что был один.

Д. БОРИСОВ: Одиногласно. Вы, кстати, сразу можете нам присылать свои SMSки на +7 985 970 45 45. Судя по тому, что они уже пошли, нас все-таки слышно, что радует.

А. ПЛЮЩЕВ: Ну и слава Богу!

ПЕСНЯ

Д. БОРИСОВ: Ну, вот, как-то так.

А. ПЛЮЩЕВ: Вот у нас сегодня Варя Демидова в гостях, чью песню вы только что слышали.

Д. БОРИСОВ: И потом послушаем еще.

А. ПЛЮЩЕВ: Там волки, что ли, воют? Это на пластинке было?

В. ДЕМИДОВА: Да, это там кто-то кричит.

А. ПЛЮЩЕВ: А!

Д. БОРИСОВ: Это крики, крики на пластинке.

А. ПЛЮЩЕВ: Я думал это за окном у нас, мы по степям же, волки воют. Ну вот, а теперь давай свой сбивчивый рассказ о том, собственно, кто такая Варя Демидова и зачем, каким образом она появилась на нашей эстраде.

Д. БОРИСОВ: Перед тем как Варя начнет…

А. ПЛЮЩЕВ: Да, ты что-то зачитаешь, у тебя есть справка от информбюро?

Д. БОРИСОВ: Да, от информбюро имени Плющева. Просто Александр Плющев, я напомню тем, кто, может, не в курсе, ненавидит пиарщиков.

А. ПЛЮЩЕВ: Да.

Д. БОРИСОВ: Ну, это вот, если вдруг где-то побит пиарщик, знайте, это Плющев. Без сомнений, абсолютно.

А. ПЛЮЩЕВ: Да, давайте всех пиарщиков на меня навесим.

Д. БОРИСОВ: Текст не мой, поэтому меня бить не надо.

А. ПЛЮЩЕВ: Так.

Д. БОРИСОВ: Саша, это так, на всякий случай.

А. ПЛЮЩЕВ: Давай, зачитывай.

Д. БОРИСОВ: Значит, Варя Демидова, мне просто понравился заход, это пишут гениальные люди, изучала английскую литературу в дамасском университете, сдавала ее арабским профессорам, правда?

В. ДЕМИДОВА: Да, это правда.

Д. БОРИСОВ: Английскую литературу в Дамаске.

В. ДЕМИДОВА: Да, потому что так получилось, что я жила некоторое время в Дамаске.

А. ПЛЮЩЕВ: Это столица Сирии, может, кто-нибудь не знает.

В. ДЕМИДОВА: Да, это столица Сирии.

Д. БОРИСОВ: Конечно, где ж еще английскую литературу изучать, в Сирии.

А. ПЛЮЩЕВ: Конечно, там в основном все изучают.

В. ДЕМИДОВА: И мне нужно было поступать куда-то, чтобы получить высшее образование, а чтобы облегчить этот путь, я выбрала английскую литературу, потому что она преподается на английском языке. Это было единственное, что я могла более-менее легко сделать, все остальное там преподается на арабском или на каких-то других языках. Так как английский я уже знала, вот, я отучилась там три года и действительно сдавала английскую литературу арабским профессорам, так что все, что написано, верно.

А. ПЛЮЩЕВ: Ну, в очередной раз я жалею, что спонсор нашего эфира, наш железный спонсор, вот, или железнодорожный, как угодно, не разрешает нам, к сожалению, снимать, по соображениям безопасности, в купе. Потому что здесь было бы хорошо проиллюстрировать это фотографией, портретом Вари Демидовой, которая, если вдруг, вы в интернете найдете, то убедитесь, что это молодая, блондинистая девушка, с длинными волосами, и я не представляю себе, как можно три года в Дамаске.

Д. БОРИСОВ: Как в Дамаске можно было сдать не на «пять».

В. ДЕМИДОВА: Ну, на самом деле я сдавала не на «пять», потому что, я скажу почему. Все это происходит инкогнито, бумагой заклеивается специальным каким-то конвертом.

Д. БОРИСОВ: И она даже не пахнет духами?

В. ДЕМИДОВА: Ничем она не пахнет, никто не знает, чья это работа.

А. ПЛЮЩЕВ: А как там жить-то вообще было три года?

В. ДЕМИДОВА: Ну, было интересно.

А. ПЛЮЩЕВ: Я, правду сказать, в Сирии не был, но, изрядно поездив по близлежащим странам…

Д. БОРИСОВ: Ты еще не знаешь продолжения моего текста.

А. ПЛЮЩЕВ: Давай, сейчас, да.

Д. БОРИСОВ: Ну, потом, потом. Так как в Сирии?

В. ДЕМИДОВА: Интересно.

А. ПЛЮЩЕВ: Это очень подробный ответ. Я боюсь, что мы все сразу разделили, так сказать, все впечатления вот эти многообразные, эту экзотику, вот этот вот, как, колорит, вот.

В. ДЕМИДОВА: Колорит, да. Ну, просто тогда еще музыку не писала, и как-то, наверное, с  музыкой не очень связана та моя жизнь.

А. ПЛЮЩЕВ: Сейчас ответ мне напомнил ответ Кисы Воробьянинова, когда он сказал: «К науке, которую я в данный момент представляю, это не имеет никакого отношения».

В. ДЕМИДОВА: Может быть, какое-то имеет, все равно это опыт, опыт.

Д. БОРИСОВ: Вот хорошо, ладно, каким-то образом, вы сказали, вы оказались в Дамаске. Я не представляю, например, как можно оказаться в Дамаске совершенно случайно. Вот, представляешь себе, просыпаешься – оп, Дамаск!

В. ДЕМИДОВА: А у вас в тексте не написано, что это случайно.

А. ПЛЮЩЕВ: Я однажды, да, как-то обнаружил себя в Дамаске, и нормально.

В. ДЕМИДОВА: Как Степа Лиходеев.

А. ПЛЮЩЕВ: Да, о, видишь, какие пошли литературные, так сказать, аллюзии – начали с «12 стульев», сейчас «Мастер и Маргарита», скоро, так сказать, можем еще что-нибудь, что там у нас посовременнее?

В. ДЕМИДОВА: Какой-нибудь Пелевин.

А. ПЛЮЩЕВ: Да, как вы оказались? О, Пелевин, прекрасно! Ты читаешь последнюю книгу, нет?

В. ДЕМИДОВА: Последнюю – нет.

А. ПЛЮЩЕВ: Нет?

В. ДЕМИДОВА: Нет.

А. ПЛЮЩЕВ: «Ананасная вода для прекрасных дам».

В. ДЕМИДОВА: Не успела.

А. ПЛЮЩЕВ: Отличная книга, я вот только начал, прекрасно.

Д. БОРИСОВ: А говоришь, что не попсовик ты. Еще какой!

А. ПЛЮЩЕВ: Ты понимаешь, я с детства люблю Пелевина, с детства, ну что сделаешь, что сделаешь. Да нет, потому что смотри, у меня какая история, извините, что я о себе…

Д. БОРИСОВ: Давай-давай.

А. ПЛЮЩЕВ: Как обычно. Значит, ну, в самом читабельном месте, то есть в туалете, у меня сейчас Салтыков-Щедрин.

В. ДЕМИДОВА: О, мой любимый писатель!

А. ПЛЮЩЕВ: «Господа Головлевы». Ну, честно сказать, вещь нудноватая, но интересная. Нудноватая, но интересная, глубокая такая. Вот, в телефоне у меня, в смартфоне…

Д. БОРИСОВ: Ирина Салтыкова, ну, как бы по созвучию.

А. ПЛЮЩЕВ: Нет, «Анна Каренина», «Анна Каренина» сейчас.

Д. БОРИСОВ: А, для чтения.

А. ПЛЮЩЕВ: Да. А вот в книжном варианте…

Д. БОРИСОВ: Это ты читаешь «Анну Каренину» в телефоне.

А. ПЛЮЩЕВ: Да, «Анну Каренину» в телефоне.

Д. БОРИСОВ: Ты мой кумир, Саша.

А. ПЛЮЩЕВ: Нет, а ее просто тяжело таскать, реально. Ты пробовал? Серьезно. Вот, поэтому в телефоне очень удобно. А Пелевинская книжка, надо сказать, дорогая, зараза, очень, она у кроватки. Вот, а Варя еще не успела прочитать. Ты вообще Пелевина читаешь?

В. ДЕМИДОВА: Вообще не Пелевина.

А. ПЛЮЩЕВ: Нет?

В. ДЕМИДОВА: Нет.

А. ПЛЮЩЕВ: Английскую литературу?

В. ДЕМИДОВА: Нет, русскую. Ну, разную, какая попадается.

Д. БОРИСОВ: Ну, много получается читать, честно?

В. ДЕМИДОВА: Нет, не очень, сейчас нет, совсем немного. Я больше все-таки пишу музыку, это занимает очень много времени.

А. ПЛЮЩЕВ: Не читатель, писатель.

Д. БОРИСОВ: Музыку.

А. ПЛЮЩЕВ: Музыку же, конечно. А слова кто пишет?

В. ДЕМИДОВА: Ну, сама.

А. ПЛЮЩЕВ: Тоже?

В. ДЕМИДОВА: Конечно.

А. ПЛЮЩЕВ: Молодец.

В. ДЕМИДОВА: Спасибо.

А. ПЛЮЩЕВ: Помнишь, кто снимал клип, как известно?

Д. БОРИСОВ: Оператор.

А. ПЛЮЩЕВ: Оператор, ясное дело. Продолжаем борисовские толки.

Д. БОРИСОВ: У нас просто есть полка имени Тины Канделаки, а есть ваза имени Ивана Шаповалова, оттуда периодически духи вылетают, разгуливают у нас по купе.

А. ПЛЮЩЕВ: Причем ночная.

Д. БОРИСОВ: Да, ну мы стараемся ее иногда за дверь выносить. Я продолжаю занимательное чтение.

А. ПЛЮЩЕВ: Давай-давай.

Д. БОРИСОВ: Что там, она арабским профессорам, значит, сдавала. Выиграла грант на учебу в Германии. Ну, Сирия и Германия рядышком, в принципе.

А. ПЛЮЩЕВ: Нормально.

Д. БОРИСОВ: За месяц выучив язык и сдав тесты.

В. ДЕМИДОВА: Да, так все немножко в кучу, на самом деле как было, сейчас я расскажу. Когда я приехала уже из Сирии, после 3-х лет обучения в этом университете, про который там написано, то я хотела продолжить обучение уже у себя на родине, в России. И вот с этим сертификатом я хотела, чтобы меня взяли уже не на 1-й курс института, а хотя бы на 3-й или на 4-й. Я пришла в наш университет Пермский и вот с этими документами попросила, чтобы меня куда-то приняли, но, изучив все внимательно, мне сказали, что мы вас берем снова на 1-й курс без экзаменов. Тогда я сказала «Нет, 1-й курс это уже мне, наверное, будет не очень интересно», и я выбрала что-то еще. И это была ландшафтная архитектура, вот как-то так получилось.

А. ПЛЮЩЕВ: А это что же, связано с английской литературой, естественно. Потому что, все мы знаем, ну например, ландшафты хорошо описаны Льюисом Кэроллом в «Алисе».

В. ДЕМИДОВА: И не только.

А. ПЛЮЩЕВ: Ну в «Алисе в Зазеркалье».

Д. БОРИСОВ: В «Зазеркалье», в «Стране чудес», там все прекрасно.

А. ПЛЮЩЕВ: Там шикарные ландшафты»

В. ДЕМИДОВА: Так хороший ландшафт.

А. ПЛЮЩЕВ: Конечно-конечно! Поэтому ландшафтная архитектура, она сообразуется, все нормально. Ничего не логичного не вижу.

Д. БОРИСОВ: Абсолютно. И немецкий язык за месяц, нелогично, да.

А. ПЛЮЩЕВ: А, за месяц?

В. ДЕМИДОВА: А, про язык, вот.

А. ПЛЮЩЕВ: Давай.

Д. БОРИСОВ: Это невозможно, это, правда, невозможно.

В. ДЕМИДОВА: Это невозможно, нет, сейчас я немного поясню. У нас в коридоре, в университете, уже в России, я обнаружила объявление, что требуются молодые люди, которые любят и уважают окружающую среду, как-то вот так было написано. Я решила, что я ее люблю и уважаю. И эти люди приглашаются для участия в отборочном каком-то конкурсе, чтобы ехать в Германию и там учить уже молодых людей, ребят, каких-то студентов, учеников работать с природой и понимать природу. И для этого нужна была не только любовь к природе, но еще и язык. Я, действительно, его не знала, но как-то подучила, пошла на курсы и каким-то чудом пошла собеседование.

А. ПЛЮЩЕВ: Черт, вот это вот классная работа – учить любить природу, мать вашу, так сказать, по-моему, замечательно. Чем только ни занимаются люди, а мы вот с тобой все по поездам, да по поездам скитаемся.

В. ДЕМИДОВА: Я тоже много провела в поездах.

Д. БОРИСОВ: Подожди.

В. ДЕМИДОВА: Вся Германия – это поезд.

А. ПЛЮЩЕВ: Ну там какой поезд? Разве это поезд? Это трамвай, вот 2-3 часа там проехал, и, они, кстати, сейчас опаздывают безбожно совершенно.

В. ДЕМИДОВА: Правда?

А. ПЛЮЩЕВ: Да, я вот ездил, извините, в Амстердам из Франкфурта.

Д. БОРИСОВ: Практически на «Сапсане».

А. ПЛЮЩЕВ: Так обратный путь, это все немецкие поезда, обратный путь, я опоздал на самолет из-за него! Ужас, ужас!

В. ДЕМИДОВА: Вот-вот-вот, это вам очень не повезло.

А. ПЛЮЩЕВ: Да ладно, там все время так.

Д. БОРИСОВ: Ну они, по идее, ты знаешь, несут ответственность за это. Не рассказали?

А. ПЛЮЩЕВ: Нет.

Д. БОРИСОВ: Так вот рассказываю тебе. В нормальных странах железные дороги несут ответственность за опоздания, и они меняют билеты. Ну, не знаю как в Германии, а во Франции, когда была у меня история с SNCF…

А. ПЛЮЩЕВ: Нет, ну если бы ты опоздал там серьезно, на несколько суток, а так ты за 50 евро улетел, и все, и до свидания.

Д. БОРИСОВ: Несколько суток.

А. ПЛЮЩЕВ: Продолжай читать. А, нет, знаешь, что, не продолжай читать. Вот, важный момент настал.

Д. БОРИСОВ: В кой-то веки мне написали текст для этой программы, а ты не даешь мне читать. Ну, да, давай, говори. Важный момент.

А. ПЛЮЩЕВ: Остановите суфлера у Борисова, пожалуйста, а то он потерял текст, куда читать. Потому что Варя упомянула, что она из Перми, сейчас вообще вся культура прет из Перми, мы все это знаем еще по прошлой или позапрошлой передаче какой-то.

В. ДЕМИДОВА: А с кем была передача?

А. ПЛЮЩЕВ: У нас была с внуком нашего прекрасного скульптора Церетели.

В. ДЕМИДОВА: А как он связан с Пермью?

А. ПЛЮЩЕВ: Как?

Д. БОРИСОВ: Мы обсуждали, что в Перми есть второй музей современного искусства. Один в Москве, а второй в Перми.

В. ДЕМИДОВА: А, я думала какой-нибудь Петр второй.

А. ПЛЮЩЕВ: Петр второй, тут Петр I, а там Петр II стоит. Вот ты, кстати, в курсе, почему мы знаем Петра I и III, а второго нет? Вот и я не в курсе.

Д. БОРИСОВ: Подожди, почему нет? Это история простая, потом я тебе расскажу.

А. ПЛЮЩЕВ: Хорошо.

Д. БОРИСОВ: Натравлю на тебя программу «Не так».

А. ПЛЮЩЕВ: Давай.

Д. БОРИСОВ: Исторические хроники.

А. ПЛЮЩЕВ: Хорошо.

Д. БОРИСОВ: Ты говоришь, что Пермь культурная столица, а вот здесь, в моей подсказке, написано «Пермь занимает уверенное 1-е место по числу убийств на душу населения в России».

А. ПЛЮЩЕВ: Ну, а понимаешь, может быть, это связано как-то?

В. ДЕМИДОВА: С чем?

А. ПЛЮЩЕВ: Ну как, с культурой. Ну, нет, я не хочу сказать, что люди так окультуривают, что убивать начинают. Наоборот, что с помощью культуры таким образом борются с убийствами сейчас. Марат Гельман на рубеже, так сказать, атаки главной на криминал.

Д. БОРИСОВ: Да, ну вот статистика здесь, она от «Русского Newsweek’а» за 2008 год дана.

А. ПЛЮЩЕВ: Спасти ситуацию могло только одно, о чем говорил когда-то академик Лихачев, подглядываю я в твой суфлер.

Д. БОРИСОВ: Ну как, нелегко было в Перми, честно?

В. ДЕМИДОВА: Я не знаю, как это прокомментировать, я не скажу, что было как-то очень сложно или страшно в Перми. Не думаю, что там как-то. Это правда, так много убийств в Перми?

А. ПЛЮЩЕВ: Так писал «Русский Newsweek», теперь он больше не выходит после этого, закрыли.

Д. БОРИСОВ: Обычно какие-нибудь родственники, живущие за границей или в другом городе, когда смотрят по телевизору или узнают из газет какие-нибудь новости…

А. ПЛЮЩЕВ: «Как вы там в Москве живете?»

Д. БОРИСОВ: Да, там взрыв или еще что-нибудь. А что, нормально. И, как правило, бывает, что звонят в тот момент, когда ничего не знаешь, где там, что происходит. А, где, как, что? Так и здесь вот, про Пермь.

А. ПЛЮЩЕВ: Нет, а я хотел как раз у Вари про Пермь спросить. В смысле, ты как-то следишь за культурным возрождением своего города?

В. ДЕМИДОВА: Да, я слежу, ну как, как могу. Я даже знаю, что есть музей, я там даже была.

А. ПЛЮЩЕВ: Даже знаю, что Гельман там был, есть, точнее.

В. ДЕМИДОВА: И даже знаю, что есть Гельман, и недавно у меня концерт был в Перми первый.

А. ПЛЮЩЕВ: Так.

Д. БОРИСОВ: Приятно было приехать на родину с концертом?

А. ПЛЮЩЕВ: Хороший был?

В. ДЕМИДОВА: Было приятно, да, но было как-то втройне волнительно. Я вроде бы уже рассказывала, что как-то у меня было немного концертов, но в какой-то момент я вроде бы перестала немножко волноваться, то есть волнение осталось такое, которое нужное, а ненужное ушло, но когда я приехала в Пермь с концертом, появилось снова ненужное волнение, вот то, которое такое, трясет.

Д. БОРИСОВ: Которое тревожное, тревога скорее, а не волнение такое.

В. ДЕМИДОВА: Ну, да.

А. ПЛЮЩЕВ: Ну, тебе-то оно знакомо, конечно, ты часто концертируешь.

Д. БОРИСОВ: На родине. Нет, у меня есть друг, который, у которого мечта – вернуться в родной город на вертолете, на центральной площади устроить концерт Мадонны и провести его, спускаясь с трапа вертолета.

В. ДЕМИДОВА: А из какого он города?

Д. БОРИСОВ: Не скажу, а то все поймут сразу.

А. ПЛЮЩЕВ: Я думал, на вертолете прилететь, устроить бесплатный показ кино.

В. ДЕМИДОВА: На голубом вертолете.

Д. БОРИСОВ: Нет-нет, именно, вот почему-то концерт Мадонны и провести. Поскольку он не поет сам, не может приехать со своим концертом, то вот хотелось.

А. ПЛЮЩЕВ: Это не он Элтона Джона привез сегодня в Москву?

Д. БОРИСОВ: Тсс!

А. ПЛЮЩЕВ: А, все понял.

Д. БОРИСОВ: Не надо рассказывать.

А. ПЛЮЩЕВ: Продолжаем.

Д. БОРИСОВ: Продолжаем. Так-так-так. Проведя там два года…

В. ДЕМИДОВА: Это где?

Д. БОРИСОВ: В Германии.

В. ДЕМИДОВА: А, в Германии.

А. ПЛЮЩЕВ: «Это где про меня написано?»

Д. БОРИСОВ: Вернулась на родину, ну, то есть в Пермь, видимо.

В. ДЕМИДОВА: Ну да, наверное.

Д. БОРИСОВ: Когда поняла, что это, это – это сдав тесты – не ее, вот… Тут, кстати, совершенно умолчали про защиту окружающей среды и прочее. Потом училась в ландшафтной архитектуре, ну, вот мы дошли, да? Затем сама преподавала, о!

В. ДЕМИДОВА: Преподавала, действительно.

Д. БОРИСОВ: Новый штришок.

А. ПЛЮЩЕВ: Когда успела? Полное ощущение, что школу только что закончила, так, между нами.

Д. БОРИСОВ: Да-да, вот сейчас, только что.

В. ДЕМИДОВА: Сейчас расскажу, как преподавала. Дело в том, что вот эта специальность, садово-парковое строительство, она в Перми у нас новая, совершенно и мы, студенты, тогда 1-го курса, мы были первые студенты в городе, которые учились этому. Когда мы уже окончили вуз, совсем не было никаких преподавателей вообще молодых, а так как я училась хорошо, то меня просто позвали туда преподавать, вот так и получилось, что я там оказалась.

А. ПЛЮЩЕВ: А понравилось преподавать?

В. ДЕМИДОВА: Вы знаете, и да… но это очень большая ответственность. Чтобы преподавать, мне кажется, нужен огромный свой какой-то опыт, не только теория, но и практика большая должна быть, чтобы чему-то учить еще людей. А у меня не было большого опыта, поэтому всегда это как-то было… я не была уверена, то ли я рассказываю или, может быть, надо сначала это все самой прожить, почувствовать, а потом учить.

А. ПЛЮЩЕВ: Ландшафты прорисовать, например. У меня есть предложение – давайте прервемся на еще одну песню, тем более, что наши радиослушатели, которые гораздо более продвинутые в плане изучения творчества Вари Демидовой, чем мы с Борисовым, они уже начали называть некоторые песни на +7 985 970 45 45, призывно вибрирующем в моем кармане.

Д. БОРИСОВ: Ты доставал бы из кармана хоть иногда, неприлично, ну читать надо SMSки.

А. ПЛЮЩЕВ: Ну, я вот, дочитал и обратно, чтобы он там повибрировал. Все приятно.

Д. БОРИСОВ: Сейчас вернемся.

ПЕСНЯ

Д. БОРИСОВ: Варя Демидова в программе «Попутчики» на «Эхе Москвы».

А. ПЛЮЩЕВ: Да, и если у вас вдруг есть заявки по этому поводу, отправляйте.

Д. БОРИСОВ: У нас сегодня наш ноутбук эфирный себя ведет очень плохо – связь пропадает, песни сам заводит.

В. ДЕМИДОВА: Из окна подул.

Д. БОРИСОВ: Из окна дует, вообще, жутко. Но романтично, там же Новый год уже скоро. Мы едем, у меня полное ощущение, когда смотрю за окно, а там столько снега.

А. ПЛЮЩЕВ: А в Простоквашино сейчас мороз, понимаешь?

Д. БОРИСОВ: Тебе идет такой голос, да.

А. ПЛЮЩЕВ: Ну да, например.

Д. БОРИСОВ: Говори им всегда.

А. ПЛЮЩЕВ: Каким образом ты все-таки ты пришла к музыке? Мы вот к 30-ти минутам, знаешь, после получаса непринужденной беседы, добрались наконец-то до Вари Демидовой – музыканта. Вообще, мне кажется, что на нашей, извините за такое слово, эстраде, молодых девочек-исполнителей очень много разных, и в том числе в таком сегменте, в богемном сегменте, в котором, без преувеличения, и ты принимаешь участие сейчас. Ну, вот с чего вдруг было решение такое?

В. ДЕМИДОВА: С чего вдруг. Ну, музыкой я занималась с самого раннего детства, вообще музыкальная семья у меня, и папа, и мама, брат – вся семья занимается музыкой. И всегда она была, прямо с самого рождения звучала, а когда мне было шесть лет, меня уже отдали в музыкальную школу, я начала усердно заниматься на пианино.

А. ПЛЮЩЕВ: Так.

В. ДЕМИДОВА: И это продолжалось очень долго и очень серьезно, я участвовала во всевозможных конкурсах. Это все требует огромной работы, каждодневной, многочасовой, поэтому к какому-то времени, когда мне исполнилось 14 лет, кажется, мне все это очень сильно, нельзя сказать надоело, но мне не захотелось больше заниматься музыкой.

А. ПЛЮЩЕВ: Так.

В. ДЕМИДОВА: И с 14-ти лет я больше не подходила к инструменту, а потом, вдруг… рассказывать правду?

А. ПЛЮЩЕВ: Да, а что же, мы чего здесь собрались?

Д. БОРИСОВ: Никто не слышит, все, никого нет все равно.

А. ПЛЮЩЕВ: А может, нет, подождите, бывает, а давай неправду, давай наврем, сейчас соберем наврем что-нибудь.

В. ДЕМИДОВА: Давай наврем.

А. ПЛЮЩЕВ: Давай.

В. ДЕМИДОВА: А потом папа подарил мне рояль – большой, черный, красивый, звучный такой, с хорошим басом. И он стоял и смотрел на меня, а я на него, и в один день я села.

А. ПЛЮЩЕВ: Кто, рояль, или папа?

В. ДЕМИДОВА: Да, смотрел.

А. ПЛЮЩЕВ: Все понял, хорошо.

Д. БОРИСОВ: А на тебя рояли разве не смотрят, Плющев?

А. ПЛЮЩЕВ: А у нас в Рязани грибы с глазами, их едят – они глядят.

В. ДЕМИДОВА: Нет, ну вчера, например, я замесила тесто, и оно на меня тоже смотрело, оно вылезало из кастрюли.

А. ПЛЮЩЕВ: А, это же психоделичный музыкант, Господи!

В. ДЕМИДОВА: Нет, это совершенная правда, и всю ночь я боялась, что оно придет и что-то сделает.

А. ПЛЮЩЕВ: А если они вступят еще во взаимодействие с роялем, будут глядеть друг на друга, кто кого переглядит, тесто или рояль?

В. ДЕМИДОВА: Рояль остался в Перми, а здесь его нет.

А. ПЛЮЩЕВ: А, все правильно, чего глазастый рояль с собой брать?

В. ДЕМИДОВА: Если правда, то мама работает в «Лукойле», и у них там объявили такой конкурс «Гимн Пермской нефти».

А. ПЛЮЩЕВ: Сейчас вам наши слушатели за «Лукойл»-то.

В. ДЕМИДОВА: Это чистая правда, и к тому времени я писала…

Д. БОРИСОВ: «За Челябинский трубопрокатный…»

В. ДЕМИДОВА: О, здорово!

Д. БОРИСОВ: Помнишь, у нас была такая песня? Извините, такая музыкальная пауза.

В. ДЕМИДОВА: Нет, хорошо поет.

А. ПЛЮЩЕВ: Просто корпоративный такой наш, да.

В. ДЕМИДОВА: Да, к тому времени я уже писала стихи, и я думала, что гимн – это стихи, а оказалось, что нет, нужна еще и музыка. Но так как музыку я не писала, я подумала, что, наверное, это не для меня и участвовать я не буду. Потом все как-то так обернулось, что все-таки незадолго до того, как надо уже было сдавать вот эту всю музыку, за три дня, я быстро-быстро написала два гимна, оформила их и сдала.

А. ПЛЮЩЕВ: Сейчас поют там?

В. ДЕМИДОВА: Нет, гимн совершенно не прошел, он не занял никакое место.

А. ПЛЮЩЕВ: Просто они не смогли выбрать из двух, мне кажется.

В. ДЕМИДОВА: Но одна знакомая мамина, когда услышала этот гимн, она как-то прослезилась, ее это затронуло. Я подумала, что – ого, раз это кого-то затронуло, то, может быть, я напишу песню уже, а не гимн? И начала писать песню, одну, другую, третью, и как-то они пошли-пошли-пошли, и вот, я стала их писать. Совершенно внезапно. Ничего не предвещало этого.

А. ПЛЮЩЕВ: Ну, это же такая, мне кажется, такая работа, нельзя назвать это работой, такое творчество, очень неустойчивое, зависит именно от удачи. Я даже не про деньги говорю, а про успех у аудитории. Ну, можно писать, наверное, даже талантливые песни какие-то, а вот как-то, хоп, не пошло и все, и слушают тебя тридцать человек, из которых десять твои родные, десять знакомые, десять случайные.

В. ДЕМИДОВА: Да, это может быть.

А. ПЛЮЩЕВ: Все, и привет. И собственно, эфиром на радио «Эхо Москвы» вся слава-то и заканчивается, например.

Д. БОРИСОВ: «Мы сталевары лихие, мы металлурги…» Помнишь песню?

А. ПЛЮЩЕВ: Ну, да, была и такая. Это Борисов намекает на то, что не лучше ли было совершенствоваться в написании корпоративных гимнов, тема сейчас востребованная вполне, вот. Я как раз помню, знаешь, про что, там что-то такое, там заканчивалось так «Транснефтепродукт», там что-то такое пели.

Д. БОРИСОВ: Ну, это уже другая песня.

А. ПЛЮЩЕВ: Да, другая, абсолютно.

Д. БОРИСОВ: Это не про металлургов лихих.

А. ПЛЮЩЕВ: Нет-нет, не про сталеваров.

В. ДЕМИДОВА: У меня были такие лиричные эти два гимна.

А. ПЛЮЩЕВ: Да?

В. ДЕМИДОВА: Да. Совершенно другие.

А. ПЛЮЩЕВ: А можете что-нибудь напеть оттуда?

В. ДЕМИДОВА: Из этого гимна именно?

А. ПЛЮЩЕВ: Да, про «Лукойл».

В. ДЕМИДОВА: Сейчас, я вспомню. «Провинция черного золота, здесь нефть добывают бойцы!» Как-то так.

А. ПЛЮЩЕВ: Класс, чума!

Д. БОРИСОВ: Все, я записываюсь в фанаты, я обожаю такие песни.

А. ПЛЮЩЕВ: Такое творчество, конечно.

Д. БОРИСОВ: Просто, мне кажется, апофеоз.

А. ПЛЮЩЕВ: Мы же хотели с тобой программу сделать на эту тему, и все вот никак.

Д. БОРИСОВ: Да-да.

А. ПЛЮЩЕВ: Планы не сбываются.

Д. БОРИСОВ: Идея осталась. Не надо рассказывать, Плющев, может, еще сделаем.

А. ПЛЮЩЕВ: Да, а то конкуренты перехватят.

Д. БОРИСОВ: Конечно!

А. ПЛЮЩЕВ: Сейчас прямо на выходе будут ждать Варю Демидову, чтобы записать вживую гимн «Лукойла», и вот с этого и пойдет все.

Д. БОРИСОВ: «А на пороге тлеет уголек…»

А. ПЛЮЩЕВ: Слушай, вот как пробило-то!

Д. БОРИСОВ: Сегодня да.

А. ПЛЮЩЕВ: Ну, у нас, понимаешь, у нас впервые в студии, за всю историю, а эта история насчитывает много лет, вот, за всю историю нашего совместного творчества, если…

ПРОВОДНИК: Белье брать будете?

А. ПЛЮЩЕВ: Девушка, ну как всегда!

Д. БОРИСОВ: У нас эфир девушка, я понимаю, вам весело там. Да, будем-будем, три.

В. ДЕМИДОВА: А чай?

А. ПЛЮЩЕВ: Да, можно еще чайку?

ПРОВОДНИК: Хорошо, деньги вот сюда положите, чтоб я не мешала.

А. ПЛЮЩЕВ: Хорошо. Значит, о чем я? Вот как всегда!

В. ДЕМИДОВА: Ты сказал «впервые».

А. ПЛЮЩЕВ: А, впервые просто, спасибо, спасибо большое.

В. ДЕМИДОВА: Пожалуйста.

А. ПЛЮЩЕВ: Вот, что значит разум незамутненный. Впервые в истории нашей…

Д. БОРИСОВ: Это называется собранность, незнакомое тебе понятие совершенно.

А. ПЛЮЩЕВ: Абсолютно, да. Впервые в истории нашей программы и вообще нашего многолетнего сотрудничества, у нас здесь человек, который написал корпоративный гимн, ну не было таких, или они не признавались.

В. ДЕМИДОВА: Два корпоративных гимна.

А. ПЛЮЩЕВ: Вот, два причем.

Д. БОРИСОВ: У нас были те, которые пели, но тех, которые написали, нет.

А. ПЛЮЩЕВ: А пели, пели, у нас были в студии, в смысле, у нас с тобой?

Д. БОРИСОВ: У нас была Анита Цой.

А. ПЛЮЩЕВ: А она пела корпоративную песню?

Д. БОРИСОВ: Песня про уголек – это же из ее нетленного творчества?

А. ПЛЮЩЕВ: А это не посвящение Обаме, нет?

Д. БОРИСОВ: Александр.

А. ПЛЮЩЕВ: Да? Я просто не в курсе творчества Аниты Цой, поэтому я такие наивные вопросы задаю. Продолжим. У нас Варя Демидова в гостях.

Д. БОРИСОВ: Там тебя встретят просто, понимаешь? Мы сейчас приедем, а на перроне уже ждут, Анита Цой и ее 5000 фолловеров.

А. ПЛЮЩЕВ: А у меня 13700, кто кого? Понимаешь? Вот так. А ты есть в Твиттере?

В. ДЕМИДОВА: Да.

А. ПЛЮЩЕВ: Да? А у тебя как имя? Давай тебя раскрутим сейчас.

В. ДЕМИДОВА: Vdemidova. V, такая штука, как дефис, но только внизу.

А. ПЛЮЩЕВ: Нижнее подчеркивание.

В. ДЕМИДОВА: Подчеркивание, demidova.

А. ПЛЮЩЕВ: V_demidova, фолловьте скорее V_demidova. Я вот сейчас зафол ловлю тоже, я не знал, на самом деле.

В. ДЕМИДОВА: А вообще, Твиттер вот, я до сих пор не поняла…

Д. БОРИСОВ: Зачем он?

В. ДЕМИДОВА: Да, зачем он нужен?

А. ПЛЮЩЕВ: Ой, мы же тут, прямо в прямом эфире, раскрутили Анфису Чехову, теперь она всех нас обогнала вместе взятых вообще.

В. ДЕМИДОВА: А на что раскрутили?

А. ПЛЮЩЕВ: Она, понимаешь… ну на что, не на то, что все подумали. Вот, она завела себе Твиттер прямо накануне эфира и то же самое спрашивает: «Я завела Твиттер, а зачем, чего? его все заводят, я не пойму, чего». И мы провели обряд инициации с Анфисой Чеховой, и все отлично, пошло в гору сразу.

Д. БОРИСОВ: Ваза Шаповалова нам помогла.

А. ПЛЮЩЕВ: Вот, да.

В. ДЕМИДОВА: А она сейчас здесь?

А. ПЛЮЩЕВ: Ваза?

Д. БОРИСОВ: Ваза всегда здесь, из нее уже дух вон…

А. ПЛЮЩЕВ: Ваза здесь, не беспокойся. Ну так вот и, что касается Твиттера, зачем он?

В. ДЕМИДОВА: Да.

А. ПЛЮЩЕВ: Ну, многие определяют это так. Когда тебе хочется написать SMS, но некуда.

Д. БОРИСОВ: Не то что некуда… или наоборот, или тебе хочется написать SMS сразу всем.

А. ПЛЮЩЕВ: В общем, когда тебе хочется написать SMS, а уж дальше это там каждый по-своему трактует. Вот, например, один из примеров. Бывает такое, хочется написать SMS, но некому?

Д. БОРИСОВ: Бывают приступы эксгибиционизма? У нас можно признаться, здесь, в этой компании, можно признаться.

В. ДЕМИДОВА: Нет, бывает, что хочется что-то написать.

А. ПЛЮЩЕВ: Вот, да, бывает, что хочется кого-то подразнить, потому что я вот иногда пишу, чтобы кого-нибудь подразнить, сразу все эти люди вылезают моментально, ну например. Вот, по-разному, по-разному.

В. ДЕМИДОВА: И тогда нужен Твиттер?

Д. БОРИСОВ: Ну да, например.

В. ДЕМИДОВА: А кто будет это читать?

Д. БОРИСОВ: Фолловеры.

А. ПЛЮЩЕВ: Да, разные люди, такие же, собственно, как и ты, только с другой стороны экрана. Да, сейчас мы зафолловим, секундочку, v_demidova. Нет, Твиттер хорошая вещь, мне нравится, что все больше и больше гостей нашей программы, они приходят уже с Твиттером с готовым, понимаешь, вот, например, v_demidova.

Д. БОРИСОВ: Мне кажется, тебе доплачивают, знаешь.

А. ПЛЮЩЕВ: Конечно.

Д. БОРИСОВ: Я поставлю этот вопрос.

А. ПЛЮЩЕВ: Конечно, перед железнодорожным спонсором, хорошо.

Д. БОРИСОВ: Да, почему вдруг Твиттер у нас возникает в каждой программе?

А. ПЛЮЩЕВ: Не в каждой, ладно, программ восемь не было подряд. Я держусь-держусь!

Д. БОРИСОВ: Ладно, я сегодня в Твиттере сделал такую опечатку позорную.

В. ДЕМИДОВА: Какую?

Д. БОРИСОВ: Мне было так стыдно. Просто у многих селебрити, которые заводят себе Твиттеры, их лучше вот не читать, потому что к человеку хорошо относишься, а потом видишь, как он пишет от первого лица сам – куча ошибок, нет запятых, слова – кошмар! Я как филолог не могу это видеть.

А. ПЛЮЩЕВ: Да, сразу хочется, знаешь, что ответить? «Готовиться надо, прежде чем в Твиттер писать!».

В. ДЕМИДОВА: Можно в Ворд сначала, там все проверить, все ошибки, и потом в Твиттер.

А. ПЛЮЩЕВ: Да, да, вот!

Д. БОРИСОВ: Но Ворд тоже не панацея.

А. ПЛЮЩЕВ: Особенно когда с телефона пишешь, там Ворд так «удобно» сделан.

Д. БОРИСОВ: Да, в Твиттер же обычно с телефона пишется, как правило. Так вот.

А. ПЛЮЩЕВ: Его можно носить с собой, понимаешь?

Д. БОРИСОВ: Я всех критикую за то, что пишут слово «девчЁнки», через букву «Ё», ненавижу, или там еще что-нибудь.

А. ПЛЮЩЕВ: А что, чрез «О» пишется?

Д. БОРИСОВ: Ага, ага, ахаха. С кем я езжу!

А. ПЛЮЩЕВ: Ну, так?

В. ДЕМИДОВА: И что ты сделал?

Д. БОРИСОВ: Сегодня я, пока…

А. ПЛЮЩЕВ: Как ты опозорился?

В. ДЕМИДОВА: «Девчёнка» написал, через «Ё».

Д. БОРИСОВ: Пока ждал Плющева на Арбате…

А. ПЛЮЩЕВ: Написал «Жду девчЁнку Плющева».

Д. БОРИСОВ: Нет, я забыл мягкий знак, ну, лишний мягкий знак написал в инфинитиве. То есть фраза была одна…

А. ПЛЮЩЕВ: Тся, ться?

Д. БОРИСОВ: Да, фраза была одна сначала, потом я стер слово и забыл прочитать, а я потом когда увидел – все, кошмар, все прошло, поэтому, Твиттер, одно разочарование с ним. Plyushev – это Плющев, ddb1 – я, v_demidova – давайте, фолловьтесь скорее. Так, спасти ситуацию, это я продолжаю чтение, суфлер тут… она из Перми, видимо, это новое место силы, тра-та-та, 2008-й, первое место по числу убийств на душу населения. «Спасти ситуацию могло только одно, о чем говорил когда-то академик Лихачев (ну, это ты уже успел заглянуть). В городе сильно вложились в культуру – в самом страшном районе открыли центр современного искусства, стали туда приезжать первоклассные художники, артисты, за год многое изменилось. Неизвестно, как сложилась бы ее жизнь, если бы в мае не сошелся пазл». Пиарщики, такие пиарщики, обожаю.

А. ПЛЮЩЕВ: Я узнаю здесь просто речь Олега Нестерова – «неизвестно, как бы сложилась ее жизнь, если бы в мае не сошелся пазл» – вот он очень любит такие.

Д. БОРИСОВ: Да-да-да, это из великих. «Она странная, и, работая с ней, мы каждый день удивляемся. В современной музыке она неофит, часто предлагает какие-то парадоксальные вещи, которые позже ставят все на свои места. Мы почти не касались ее аранжировок, только пригласили на запись девичью струнную секцию, а в нескольких песнях на гитаре сыграл Корней. Ее прошлый музыкальный опыт, конечно, помог, она увлекалась самым загадочным из европейских композиторов и даже писала когда-то альбом с его музыкой». Что за композитор европейский?

В. ДЕМИДОВА: Эрик Сати.

Д. БОРИСОВ: Увлекалась.

А. ПЛЮЩЕВ: Ничего тебе не сказало, правда? Ну, скажи честно, тебе ничего не сказало, ровным счетом.

В. ДЕМИДОВА: Ну он хороший.

А. ПЛЮЩЕВ: Мы верим. Мы просто воспитаны на другом, KeSha там, туда-сюда, Леди ГаГа.

Д. БОРИСОВ: Ну KeSha, я же знаю, ты же поклонник Симпсонов, как известно, KeSha, ты знаешь, из-за заставки Симпсонов.

А. ПЛЮЩЕВ: Да, это она? Не знал.

Д. БОРИСОВ: Не видел заставку? Нет, это не только она, там был специальный выпуск просто и под песню KeShi сняли прекрасную трехминутную заставку Симпсонов.

А. ПЛЮЩЕВ: Расскажешь мне потом.

Д. БОРИСОВ: Посмотри потом на YouTube. Но ее история, продолжаем уже о Варе, еще раз говорит о том, пишет Олег, что в любом возрасте, в любой ситуации, не поздно найти где-то внутри себя чудо-тумблер.

В. ДЕМИДОВА: Я не знаю, что такое тумблер.

Д. БОРИСОВ: Это «вкл/выкл».

А. ПЛЮЩЕВ: Сейчас покажу, есть где-нибудь здесь у нас, я же помню, тумблеров-то было.

Д. БОРИСОВ: Стоп-кран не дергай, нет, подожди, это не тумблер.

В. ДЕМИДОВА: Сейчас я позову проводницу.

А. ПЛЮЩЕВ: А у нее есть тумблер, ты думаешь?

В. ДЕМИДОВА: Мы спросим.

Д. БОРИСОВ: Нас проводница навеселила, лучше ее не звать, а то передается, пары летают. Так вот, ее история говорит еще раз о том, что в любом возрасте, в любой ситуации не поздно найти внутри себя чудо-тумблер и включить свой приемник, настроить его на волну, на которой каждый день и каждый час идет вещание, и стать счастливым. Вот, вы счастливы, Варя, вот сейчас?

В. ДЕМИДОВА: Ну, такой вопрос сложный.

Д. БОРИСОВ: А музыка у вас грустная, пишут.

В. ДЕМИДОВА: Грустная музыка, потому что человек не может быть все время счастлив.

А. ПЛЮЩЕВ: По вам не скажешь.

Д. БОРИСОВ: Да, у вас абсолютно позитивный образ мысли.

А. ПЛЮЩЕВ: Что это мы перешли на «вы»?

Д. БОРИСОВ: Я и был на «вы». Я вежливый, в отличие от тебя.

А. ПЛЮЩЕВ: А мне нравится, знаешь ли, как-то сближаться с людьми.

В. ДЕМИДОВА: Ну, про счастье, однозначно не скажешь.

Д. БОРИСОВ: То-то от тебя сбежали на нижние полки.

В. ДЕМИДОВА: Да, можно сказать, внешность вообще бывает обманчива.

Д. БОРИСОВ: Ну, вы так заразительно улыбаетесь, что просто невозможно поверить, что где-то там есть хоть толика пессимизма.

В. ДЕМИДОВА: Ну, вот, судя по песням, а это все равно отражение, наверное, того, что глубже, чем вот то, что здесь, снаружи, значит, наверное, и есть. Потому что песни действительно мои.

А. ПЛЮЩЕВ: А мы успеем еще одну послушать песню?

Д. БОРИСОВ: Мы обязаны это сделать, мне кажется.

А. ПЛЮЩЕВ: Давай, скорее.

Д. БОРИСОВ: Потому что там у нас есть, были заказы на песню, как раз, вот, по-моему, на ту песню, которую сейчас, если у нас решит наш чудо-тумблер сработать, мы сейчас ее послушаем. Раз, два, три, елочка зажгись.

ПЕСНЯ

Д. БОРИСОВ: Да, мы… нет, не про песню смеемся, простите нас, пожалуйста. Опять там следующая пошла. Варя Демидова в программе «Попутчики», а Плющев тут накрутил уже количество читателей.

А. ПЛЮЩЕВ: Да, а что, нормально. Это про, извините, Твиттер все идет беседа. Скажи мне вот что, Варя.

В. ДЕМИДОВА: Что, Саша?

А. ПЛЮЩЕВ: Как приходят песни? Вот как это происходит? Я всегда пытаюсь добиться этого от людей, которые их пишут давным-давно, но у них уже есть такие, знаешь, набитые пресс-релизы, вроде того, что мы сегодня цитировали, в голове, и они этими пресс-релизами отвечают. У людей, которые еще не обрели такого опыта в общении с придурками вроде нас, у них еще, наверное, не совсем отточенные пресс релизы на этот счет, может быть, ответ будет не совсем привычным, я бы так сказал, Вот, как они приходят?

В. ДЕМИДОВА: Песни приходят по-разному. Иногда бывает, что она зарождается, и я понимаю, что она зародилась где-то внутри, и я ее вот так вот ношу в себе, понимаю, что скоро она как-то родится, потом сажусь за пианино, и она вот приходит. Иногда бывает, что она на меня просто падает, например, лучше, может быть, конкретный пример приведу. Я писала какую-то одну из своих песен, писала-писала и вспомнила о съемках клипа, которые проходили в музее-доме Шаляпина, в старом, заброшенном.

А. ПЛЮЩЕВ: Ну тут нельзя не спросить, кто снимал клип.

В. ДЕМИДОВА: Клип снимал режиссер Костя Максимов, и это правда был заброшенный дом-музей Шаляпина, и там я сижу играю за роялем, это рояль Шаляпина. На нем играл Рахманинов…

А. ПЛЮЩЕВ: Тоже с глазами?

В. ДЕМИДОВА: Ну, рояль, по-моему, тот… там еще хуже, там не только глаза, вот у того рояля вообще есть все. И вообще там дом необычный и странный, и он долго мне не давал покоя. И я работала над какой-то песней и опять вспомнила об этом доме, и быстро-быстро залезла в Интернет, нашла Анну Ахматову, потому что она потом снимала угол в этом доме, и нашла стихи ее об этом доме. Стихотворение называется «3-й Зачатьевский», и только я прочитала это стихотворение «Переулочек, переулок горло песенкой затянул», тут же родилась песня, буквально за минуту. Вот я читала стихи, и песня уже все, она у меня появилась, и тут же я бросаю старую песню и делаю вот эту новую, это вот, когда она просто так падает. И тут же аранжировка сразу же, убираю звуки. Ну, обычно у меня занимает песня плюс аранжировка, это часов, наверное, восемь. То есть я всю ночь работаю, дальше под утро засыпаю и, просыпаясь, я иногда не помню, какая песня.

А. ПЛЮЩЕВ: А как произошло так, что ты оказалась на «Снегирях»? Ну, потому что, разно бывает, во-первых, с таким творчеством вовсе не обязательно… мне кажется, что оно вполне пограничное себе, можно было позиционироваться и как поп-исполнитель совершенно спокойно, например, вот. И тогда, может быть, светила несколько более успешная, в денежном плане карьера, мне кажется. А «Снегири» — все-таки это такое, более что-то с претензией на богемность, на культурность, я не знаю.

В. ДЕМИДОВА: Тоже все вышло совершенно случайно. Когда у меня накопилось какое-то число песен, я сделала дома часа аранжировки, и в какой-то момент мне захотелось, чтобы они звучали уже как-то профессионально. Для этого нужна была профессиональная студия, и я узнала, что есть студия «Правда продакшн» в Москве, есть там льготное предложение в то время, я туда просто позвонила и спросила, могу ли я записать свои песни там, и отправила несколько песен директору, Михаилу Габалаеву.

А. ПЛЮЩЕВ: Ну да.

В. ДЕМИДОВА: И сопродюсеру тоже, Олегу Нестерову, как потом выяснилось. Я не знала, что, как бы это все так. Я отправляла песни одну за другой, я их писала, и потом в какой-то момент вот Михаил заинтересовался, песни ему понравились, он показал их Олегу, и я приехала в Москву, мы все познакомились и запустили контракт.

А. ПЛЮЩЕВ: Здорово.

Д. БОРИСОВ: Не завидуй, ну, в глазах вижу зависть.

А. ПЛЮЩЕВ: Нет, ты понимаешь, в чем дело…

Д. БОРИСОВ: Уже светится, особенно в левом.

А. ПЛЮЩЕВ: Ты понимаешь, в чем дело, я просто, как человек подписывавший контракты…

В. ДЕМИДОВА: С кем?

А. ПЛЮЩЕВ: Контракты-то подписывал. Ну как, это не были контракты на звукозапись, но это был контракт на съемки, знаете ли. Я знаю, что это такое.

Д. БОРИСОВ: Когда ты снимаешься.

А. ПЛЮЩЕВ: Когда ты подписываешь контракт, это какое-то прямо ощущение такое…

Д. БОРИСОВ: Знаешь песню «Я третья слева, а шестой уже нет»?

А. ПЛЮЩЕВ: Нет.

Д. БОРИСОВ: Я тебе дам послушать.

А. ПЛЮЩЕВ: Ты напой лучше. Вот, это какая-то веха в твоей жизни, какая-то судьба, понимаешь?

В. ДЕМИДОВА: Это судьба, да, это так, это верно.

А. ПЛЮЩЕВ: А не станет ли этот альбом первым и, может быть, последним? Я имею в виду, ну просто, исходя из того, что ты меняешь направления своей деятельности уже не первый раз, как мы убедились из сегодняшнего нашего разговора, то, может быть, и это быстро как-то, ну не то что надоест, а найдется что-то другое?

В. ДЕМИДОВА: Нет, Саша, я думаю, что это как раз… Вот все, что я меняла, это и было, какой-то поиск наверное. Наверное. Потому что сейчас, ну, мне кажется, что я на своем месте. Мне нравится то, что я делаю, мне нравится писать, заниматься музыкой, мне нравится ночами сидеть у экрана монитора, за клавиатурой. В этом я вижу себя.

А. ПЛЮЩЕВ: Но это же, наверное, не очень приносит денег, или тебя это не очень волнует? У тебя есть небольшой сундучок, откуда ты можешь брать?

В. ДЕМИДОВА: Родители мне помогают.

Д. БОРИСОВ: Тебе же сказали только что же.

А. ПЛЮЩЕВ: Ну да.

Д. БОРИСОВ: Что ты.

В. ДЕМИДОВА: Да, слава богу, что мне помогают родители. Конечно, нужно как-то все равно зарабатывать самой.

А. ПЛЮЩЕВ: Да?

В. ДЕМИДОВА: Да, ты считаешь, нет?

А. ПЛЮЩЕВ: Ну, если бы у меня была возможность, чтобы я не зарабатывал, то я бы, наверное, не зарабатывал.

Д. БОРИСОВ: Можно процитировать классика? Я не могу удержаться, я соскучился.

А. ПЛЮЩЕВ: Давай, давай.

ПЕСНЯ ЛЮБЭ

А. ПЛЮЩЕВ: Откопал-таки Борисов, откопал, молодец.

Д. БОРИСОВ: Да, Варя Демидова сегодня была в программе «Попутчики», спасибо большое за поездку.

А. ПЛЮЩЕВ: Спасибо за отзывчивость.

В. ДЕМИДОВА: Спасибо.

А. ПЛЮЩЕВ: Нам в кои-то веки удалось поговорить так, как нам хотелось поговорить, а не построить интервью.

Д. БОРИСОВ: Да, в следующее воскресенье в 23:05, Дмитрий Борисов, Александр Плющев — мы будем здесь, а Варя Демидова будет с нами виртуально, потому что мы помещаем частичку наших гостей, вот.

В. ДЕМИДОВА: Куда, в вазу?

А. ПЛЮЩЕВ: Всех по-разному.

Д. БОРИСОВ: Кого-то в полку, кого-то в вазу.

В. ДЕМИДОВА: А меня куда?

А. ПЛЮЩЕВ: В конце концов это будет такой железнодорожный колумбарий на колесах. Спасибо большое, на следующей неделе снова с вами, пока.

В. ДЕМИДОВА: Спасибо, пока.

Д. БОРИСОВ: Пока.


Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире