'Вопросы к интервью
А.ПЛЮЩЕВ: Давай, говори уже свою стандартную фразу, как там у тебя начинается.

Д.БОРИСОВ: Не могу говорить стандартную фразу.

А.ПЛЮЩЕВ: Почему, что такое?

Д.БОРИСОВ: Написано «23:05 в Москве» в бумажке, а в Москве еще не 23:05, буду молчать полминуты.

А.ПЛЮЩЕВ: Давай, еще полминуты помолчим, не вопрос.

Д.БОРИСОВ: Ну ты начни, что ли.

А.ПЛЮЩЕВ: Хотя, с другой стороны, чего молчать? Программа «Попутчики», человека напротив меня зовут Александр, а, зовут Дмитрий Борисов. Ты все время говоришь – у меня в мозгу въелось, что человека напротив зовут Александр Плющев.

Д.БОРИСОВ: Когда читаешь сценарий, не забывай читать, кто произносит роль, понимаешь.

А.ПЛЮЩЕВ: Суфлер.

Д.БОРИСОВ: Суфлера надо уметь читать, Плющев. Вот еще 5, 4, 3, 2, 1, 0 – 23:05 в российской столице, вы слушаете радио «Эхо Москвы», программа «Попутчики» начинается. Человека напротив меня зовут Александр Плющев, меня зовут Дмитрий Борисов, и мы едем не одни сегодня, как обычно.

А.ПЛЮЩЕВ: Сегодня у нас замечательный актер – Вадим Демчог, добрый вечер.

В.ДЕМЧОГ: Добрый вечер, господа.

А.ПЛЮЩЕВ: У нас написано… мне стыдно, на самом деле, почему? Потому что у нас написано на сайте, что Вадим Демчог – исполнитель одной из ролей в сериале «Интерны». Ну, и естественно, конечно же, радиостанция всегда ориентируется на большую часть публики, которая знает актеров по телевизионным проектам и так далее. И, поскольку автор этого определения, этой дефиниции, практически это я, то мне немного стыдно перед Вадимом за то, что его позвали исключительно, ну как, написано, исключительно в таком качестве, хотя Вадим прекрасный актер.

Д.БОРИСОВ: Ну, хорошо еще позвали не в программу о здоровье в качестве венеролога.

А.ПЛЮЩЕВ: У нас таких много.

В.ДЕМЧОГ: Я не против, я понабрался опыта за годовой период съемок, поэтому я могу даже что-то умное сказать в этой области.

Д.БОРИСОВ: Есть у меня подозрение, что ваши познания, может быть, были бы даже более профессиональными, чем многих участников всевозможных подобных проектов везде, ну да ладно.

А.ПЛЮЩЕВ: Да, это точно. Вадим еще автор замечательной книги, в процессе освоения которой я до сих пор нахожусь, ну, то есть я начал не так давно. Она, надо сказать, довольно сложная для восприятия обычным простым человеком, если вы не бросили все дела и не погрузились.

В.ДЕМЧОГ: Говорю я об этом доходчивее и проще, и когда я начинаю это делать, все говорят: «Господи, как просто ты говоришь, как сложно ты пишешь».

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, это в какой-то степени книга об актерском мастерстве, хотя, на самом деле, это не так. Актерское мастерство, я так понимаю, там внутри это как одна из техник, может быть, или как одно из направлений. Но я тоже, а я говорю хуже, чем пишу, поэтому я плохо формулирую, да. Вот об этом мы сегодня будем говорить. Если вдруг вам придет в голову написать нам на SMS +7 985 970 45 45, если форма этого послания будет в виде вопроса, то есть шанс, что оно сегодня и прозвучит заодно. Ну, давайте начнем, собственно, с того, о чем говорится на сайте, чтобы та часть наших слушателей, которую мы таким образом завлекли на удочку, не была разочарована, в том числе. А не обидно ли, что сейчас основная известность связана с хорошим, пускай, с интересным, с, может быть даже  в чем-то новаторским, но сериалом, телевизионным сериалом?

В.ДЕМЧОГ: Ну, сериал этот – действительно, уникальная, тем не менее, вещь и это очень качественный продукт, это я с самого начала хочу акцентировать, потому что очень много сериальной продукции в России выпускается и, тем не менее, на данный момент сериал «Интерны», он сериал №1, по всем рейтингам. Он подмял под себя всех монстров, которые были выпущены за этот год, и это реальная статистика, и участвовать в такой продукции очень радостно, и, конечно же, в актерской судьбе есть такие нюансы – ты работаешь всю жизнь, у тебя масса других, может быть, даже более дорогих сердцу вещей, но возникает какая-то такая интересная, яркая роль, и народ вдруг открывает артиста для себя. Кто-то зажег спичку, и все начинают говорить: «Господи, какой замечательный артист», бла-бла-бла и так далее.

А.ПЛЮЩЕВ: А где же он был раньше.

В.ДЕМЧОГ: А где же он был раньше, это как раз такие реплики в Интернете очень часто можно найти. И потом человек начинает копать. И слава Богу, что такая роль возникла, и огромное спасибо Славе Дусмухаметову, который чиркнул спичкой и который настоял именно на том, чтобы именно я был на этой роли. Пригласили меня очень интересно, у меня было очень жаркое лето в плане работы, и я уехал в Израиль отдыхать с семьей, мне звонит мой агент Аня и говорит: «Вадим, тебя хотят», а я говорю: «Анечка, отстань ради Бога, я раз за шесть лет все-таки хочу отдохнуть. Две недели мне нужно просто с сыном полюбоваться на красивых рыбок в Израиле, на этих вальяжных евреев, ну и так далее. Я хочу отдохнуть, выпустить пар». Через два дня опять звонок: «Вадим, хотят только тебя, только тебя», я говорю: «Аня, я утвержден?», она говорит: «Вадим, ты уже утвержден, уже был утвержден четыре дня назад. Сообщи нам, когда ты сможешь переоформить билеты и так далее», и я упаковался и уехал из Израиля, оставив семью там, и сразу же с корабля на бал, в первый съемочный день с Ваней Охлобыстиным у нас была… я даже не прочел сценарий, и поэтому, хотя и говорят, что актеров было, кастинг был очень потный, так скажем. Очень много прошло актеров, мне говорят, что до 600 человек, я не знаю, правда это или нет, я вообще как бы вне этого, так вот впрыгнул в этот проект, о чем сейчас не жалею и только склоняюсь перед… Ведь здесь еще соединилось, помимо того, что колоссальная драматургическая основа, команда невероятно сильная драматургов, откуда они извергают этот юмор, непонятно вообще, это смешно. Самая такая распространенная похвала: «Вадим, это реально смешно». Когда смотришь эту сериальную продукцию по телевизору, где надуманные все эти ситуации, закадровый смех и так далее, и вдруг сериал, который реально смешной. И кроме того пиар-кампания, пиар-машинерия канала «ТНТ». Я думаю, что я должен быть только благодарен за это.

А.ПЛЮЩЕВ: У вас есть собственная теория игры, которая, я имею в виду актеркой игры, прежде всего, которая, несомненно, базируется на огромном числе прочитанного материала, ну, судя по источникам, на которые ссылается книга. Вы когда находите время все это читать?

В.ДЕМЧОГ: Ну, во-первых, это был период такой командной работы, и все эти методы, они же не высосаны из пальца, они же не придуманы и не излиты на бумагу. Это был процесс очень углубленной актерской, такой студийной, глубокой работы, и это была команда большого числа людей, которые привносили источники, и это такой, можно сказать, что коллективный мозг написал. Но так как идеологом всего этого был я, то книга подписана моим именем, но я стараюсь как можно чаще об этом говорить, что это командный труд, и поэтому впихнуть под одну обложку усилия, энергию и силу мысли командных экспериментов… наверное, из-за этого книга носит такую тяжеловесную немного фактуру. Но когда ты начинаешь об этом пересказывать, начинаешь говорить и давать конкретные упражнения, то все начинает течь легко, и все становится понятным, что имеется в виду. А когда хочешь пересказать, возникают, естественно, сложности. Слава богу, есть сайт с живым общением, книга вывешена там, и там ребята, которых я уже дерзаю называть своими учениками, большое счастье, что они есть, могут, отвечают, и я отвечаю. И сейчас есть идея сделать целый такой большой форум уже с видео-лекциями, слава богу, это становится возможным, потому что интерес проявляют и люди из-за границы, и люди со всех городов России, то есть тема игры вообще будоражит сейчас умы людей, люди хотят играть. И театр уже вышел за рамки себя как структуры, люди хотят играть. Сцена, она становится очень большой, не только в каком-то конкретном театре и так далее. Это сцена жизни, сцена судьбы, это сцена мира.

А.ПЛЮЩЕВ: Я вот, изучая эту книгу… там есть, например, отсылки к тому, что называется там мастерством артиста, да?

В.ДЕМЧОГ: Да, конечно.

А.ПЛЮЩЕВ: И способности, способность – это тоже очень важно, но у всех ли есть… если вы говорите, что мир взрывается от интереса к игре, но у всех ли есть способности?

Д.БОРИСОВ: С надеждой спросил Плющев.

А.ПЛЮЩЕВ: Я объясню, Вадим просто не в курсе. Вадим молодец, засмеялся, мне кажется, громче, чем наши гости некоторые, которые понимали, о чем шутит Дима. Дима-то шутит. Да я просто снялся в эпизоде фильма, и он теперь….

Д.БОРИСОВ: Все, он записан у нас в актеры, в киноактеры навсегда.

А.ПЛЮЩЕВ: Все время подкалывает меня насчет того, что да.

В.ДЕМЧОГ: Я утешу тем, что у меня есть сын, Вильям, ему сейчас пять с половиной лет, но в два с половиной года у него был дебют с Димой Дюжевым, просто вот маленький ребеночек, которого Дима-пожарник выносил из огня и так далее, и сейчас, если залезть в Интернет и набрать «Вильям Демчог», то там очень интересные формулировки иногда выскакивают: «хотите ли вы познакомиться со звездой?» «Вильям Демчог». У него всего три рольки, которые именно только искусством монтажа, но тем не менее, он уже актер. Вот, это не к тому, чтобы, как бы, обидеть или сравнить, это просто такой маленький жест утешения.

А.ПЛЮЩЕВ: Я готов встать в очередь.

В.ДЕМЧОГ: В современном мире под воздействием кино сделало очень интересный, засадило очень интересные вирусы в сознание людей, вот недавно справили столетие кино, и плюс развились компьютерные технологии эти все, компьютерное присутствие внутри разных игровых, силовых полей, и так далее, и нельзя думать, что с мозгом человека, который вырастает в этих средах, ничего не происходит. Происходят удивительные вещи, и, например, одним из самых мощных диагнозов, который переплюнет даже СПИД, в контексте психических заболеваний, будет так называемая фолиомультафация, об этом уже серьезно говорят – мания многоликости, феномен множественной личности. То есть люди изнутри разрываемы узнаванием того, что их населяет огромное количество персонажей.

А.ПЛЮЩЕВ: Но так ли это… Я слышал эту мысль от вас уже неоднократно, но носит ли это массовый характер? Или это присуще только какому-то узкому кругу людей, скажем, с невротическими наклонностями или…

В.ДЕМЧОГ: В 80-х годах это было уже официально утверждено и введено в список психических заболеваний, и рейтинг, используем это слово, рейтинг этого психического заболевания сейчас идет – вот зрители не видят, как я показываю, но я показываю движение руки, которая скользит по поверхности и кончики пальцев поднимаются вверх и взлетают вертикально, то есть по количеству этих феноменов, которые все больше и больше обнаруживаются. Дети вырастают в этих средах, они зеркалят эту среду, и они узнают огромное количество персонажей – на работе он один, дома он другой, с женой третий, с тещей четвертый, в каких-то других ситуациях, которые просто веером раскрываются, он пятый, 10-й, 17-й, 18-й, 20-й. И люди все больше и больше обнаруживают, и, в какой-то момент, психологи прогнозируют то, что человеческий мозг перестанет сдерживать этот напор внутренней многоликости, и у людей будет ехать крыша. Это должно повлечь за собой юридические инстанции, потому что люди совершают какие-то вещи, которые не могут осознавать и так далее. Есть целая серия преступников так называемых – Билли Миллиган, первый, которого оправдали за совершение определенных преступлений, просто потому, что в нем признали феномен множественной личности и так далее. Мне эта тема безумно интересна, у меня есть даже наброски к сценарию, большому документальному сериалу, и есть даже компания, у которой чешутся руки то все начать снимать и делать. Но, в тоже время, глубина темы, она… ну побаиваются еще люди в такие дебри втекать. И есть, кстати, и художественные фильмы уже и голливудские, которые как бы на эту тему, сейчас о самом Билли Миллигане снимают историю.

А.ПЛЮЩЕВ: То, что вы говорите, Вадим, для меня удивительно, например. Почему? Не просто потому, что это кажется чем-то фантастическим, вовсе нет. Я бы был готов поверить в это, ну, я делаю скидку на то, что вы человек, увлеченный этой идеей, а был бы готов поверить в это, если бы на полке, на которой вы сейчас сидите, не ездило бы огромное количество людей – актеров, наших отечественных актеров, которые тоже с нами здесь каждое воскресенье проезжают, и я им задаю постоянно один и тот же вопрос, над которым смеется, опять же, тот же Дима Борисов. Я спрашиваю: «В обычной жизни свои актерские способности как-то применяете?», и они все говорят «Да нет». Ну, вспоминают, может, какие-то случаи, там что-то там в очереди, там я не знаю, ну условно и очень редко. Все говорят: «Да нет, что вы, ну нет. Ну, есть работа, есть».

В.ДЕМЧОГ: Бывает такой поток, когда ты одеваешься очень скромно, тебе лицедейства хватает на работе, и, тем более, интенсивность этого лицедейства настолько высокая, ты просто, как кузнечик, прыгаешь, да, с разных площадок, туда-сюда. Но бывают какие-то экстремальные моменты, когда ты не понимаешь, что в тебе срабатывает, и у меня был однажды такой момент. Мы опаздывали на поезд в гастрольной одной очень жесткой ситуации, когда я выскочил из автобуса, а нам нужно было развернуться на светофоре, но машины проходили мимо, и никто не давал, ни одна машина не давала развернуться автобусу, а поезд уже вот-вот, он уже через три минуты отходит, ну чуть больше там получалось. И я выскочил из автобуса, и вклинился в одну, встал на колени и пошел на коленях вперед, к этому автомобилю, автомобиль остановился, и автобус потихоньку стал разворачиваться. Что сработало в голове, я не знаю, но вот этот экстрим.

Д.БОРИСОВ: Круто.

В.ДЕМЧОГ: И это был не я, это я точно могу сказать. Это был какой-то вот экстремальный какой-то взвод, потом я пытался это анализировать, и я думаю, что какой-то элемент… кто-то запускает какую-то программу в голове.

Д.БОРИСОВ: Я думаю, это не совсем то, о чем говорит Саша, это скорее какой-то такой порыв. Здесь же вы не пытались обмануть кого-то, вы же не пытались… Строго говоря, для чего используется, актеры могут использовать свой дар в обычной жизни? Для того чтобы предстать перед кем-то.

А.ПЛЮЩЕВ: Не тем, кем они являются на самом деле.

Д.БОРИСОВ: Не тем, кто они на самом деле есть, да? То есть, когда вы на коленях просите машину остановиться, вы делаете очень четкий, явный посыл, да, отправляете человеку: «Пожалуйста, остановись, пропусти», это не обман, это не роль. Может быть, роль психа немножко.

В.ДЕМЧОГ: Я исповедую то, что игра – это не фиглярство, игра – это очень мощная, как бы, энергия, для меня она вообще подобна атомной энергии. Владея игровыми технологиями, можно совершать как позитивные, невероятной мощи, поступки, так и негативные, и я вообще трепещу после понятия игры, особенно после такого тщательного штудирования книги Йохана Хейзинги «Homo Ludens» — «Человек играющий», эта книга вышла в 40-х годах, как раз в нацистский период, и в итоге этот человек, манифестируя свои ценности, перестал принимать пищу и ушел из жизни, голодая против нацизма, протестуя против нацизма. И он сформулировал очень интересные вещи, он говорил о том, что все серьезное можно отрицать – право, красоту, Бога, все абстрактные идеи, душа, красота и так далее. Нельзя отрицать только игру. Потому что она в себе все это подразумевает. Вот, и для меня игра – это не подражание, не умение как бы быстро накинуть маску, хотя и это тоже, но это, прежде всего, владение очень мощными энергиями. Если полюбоваться на то, как владеет игровыми технологиями преступный мир, да, и как они перебрасывают, жонглируют роли, и как вы верите, как вы начинаете сочувствовать, как они пробуждают сочувственные какие-то, сострадательные интонации, и потом, чик-чик-чик-чик-чик, облапошивают и исчезают. Вообще, я думаю, что в криминальных структурах, игровые, развитость игровых технологий, она стоит на первом месте, потом бы я поставил проституток на второе место, потому что владение актерским мастерством… а это их профессия, они должны быть настолько распахнуты и восхищены партнером, просто для того, чтобы их все больше и больше покупали.

А.ПЛЮЩЕВ: Но значит ли это, вот то, о чем вы сейчас говорили, что не человек управляет энергией, а энергия управляет человеком? Потому что вот то, о чем вы сказали, тот пример именно, который вы привели, в тот момент не человек управлял. То есть было, наверное, взаимопроистекание, но сначала, как мне показалось из этого примера, энергия управляла человеком, и он пошел куда-то, неважно, а потом уже он, управляя этой энергией, заставил сделать что-то.

В.ДЕМЧОГ: Я вот рассказываю этот случай из детства всем, и, вообще, даже свои лекции начинаю с этого примера, и, возможно, кто-то уже слышал, но я тем не менее повторю, он очень хорошо иллюстрирует сам игровой феномен. Мне было где-то 12-13 лет, и мы с ребятами всегда выезжали, у нас была традиция, мы на велосипедах выезжали в карьер, где было очень холодная вода, а это апрель-месяц, еще лед был по кромке берега, вот. И все ребята в таком юношеском воодушевлении бросаются уже в эту воду, а я бросаюсь вроде бы, но меня что-то останавливает, и я хожу у кромки воды и не могу никак войти, чтобы адаптировать температуру воды под тело. И вдруг на меня что-то находит, я вспоминаю персонажа из фильма «Максимка», там был боцман такой бородатый, я не помню, кто его играл, но какой-то очень мощный актер – все тело в наколках, волосатая грудь, мозолистые, залитые битумом руки, и вдруг, этот мальчик двенадцатилетний, он почувствовал себя этим боцманом, и я вошел в эту воду, просто даже не чувствуя ожога холодной воды, и поплыл.

А.ПЛЮЩЕВ: Но это же не потому… это не была техника.

В.ДЕМЧОГ: Тогда это не была техника, нет.

А.ПЛЮЩЕВ: Потому что у двенадцатилетнего мальчика ее просто не может быть. Значит, это энергия, которая приходит откуда-то извне или рождается изнутри, неважно, но не под воздействием техники, мы понимаем, и владеет вами. Я вот все хочу докопаться.

В.ДЕМЧОГ: Да-да-да, я готов сейчас ответить на этот вопрос. Конечно же, актерская профессия в какой-то момент начинает обрастать своей мифологией, и для того, чтобы подчинить то, что мы называем энергией, энергией игры, ее нужно во что-то облечь, в какие-то формы. Ну, назовем некой формой божества, некий повелитель игр, ну, вот нам так понравилось и мы так решили назвать, и дальше, вся система ценностей самоосвобождающейся игры, так называется книга и система, она сводится к тому, что мы стараемся все чаще и чаще накидывать на себя эту форму, потому что как только я это я, у меня масса ограничений, масса разных человеческих комплексов, страхов. Мир большой – я маленький, и я прогибаюсь под давлением этого мира, но когда я накидываю на себя форму, которая может взять этот мир и закрутить на пальце, и искренне начинаю в это верить, то я начинаю быть способным делать чудеса. Я вдруг сам себе поражаюсь, что через меня течет некая форма энергии, которая может жонглировать обстоятельствами, которая может перекидывать, и даже вот недавно у меня было интервью сайту, «Солидарность», по-моему, и они как раз там спрашивали о противодействии криминальным разным вещам. «А возможно ли, владея этими техниками, дать отпор какому-то насильнику и так далее?», вот, и у меня… не у меня лично, но вот у людей, которые это практикуют, было несколько случаев таких, и действительно, показали интересные вещи. Да, возможно. То есть, если человек натренирован определенным образом и в какой-то момент он даже не понимает, что с ним происходит, но есть определенные наработки – выражение глаз, осанка, какие-то средства, которые подворачиваются под руку, – они выбивают насильника или преступника из его обычной колеи, как он привык, что воспринимают его нападение, и так далее, и это вводит его в замешательство. И в этот момент можно совершить какие-то вещи – или совершить шум, или позвать на помощь, или каким-то образом… Ну, вот этот момент игровой, он возможен.

А.ПЛЮЩЕВ: Я думаю, вот Диме, например, знакомо это состояние, потому что я у него неоднократно слышал или читал в Интернете, когда наступает состояние… ты это называешь, кажется, «сворачиванием гор».

Д.БОРИСОВ: Ну да, как-то хочется что-то открывать.

В.ДЕМЧОГ: Кто-то называет это состоянием потока, то есть человек входит в поток, у спортсменов этот часто феномен проявляется, у солдат в определенных таких вот стрессовых ситуациях.

А.ПЛЮЩЕВ: Тут же не дело в том, что хочется. Хочется-то, наверное, всем, а дело в том, что уже можется, вот в чем. Ощущаешь, что ты можешь.

В.ДЕМЧОГ: Да, то есть необходимы определенные наработки. Это как гигиена. Нужно постоянно чистить зубы и постоянно накидывать на себя тот или иной образ. То есть катиться с горки легче, чем подниматься, и можно поддаться влиянию, когда мир играет тебя, или когда ты все-таки ставишь себе амбицию, что ты хочешь играть мир, ты хочешь использовать обстоятельства, тебе не нравится твоя ситуация в жизни, тебе в ней узко, тебя поджимают, «почему он начальник, а не я?», да, и так далее.

А.ПЛЮЩЕВ: Это вот постоянно поджимает.

В.ДЕМЧОГ: Нет, ну естественно. И когда говоришь о том, что есть технологии, которые могут подарить возможность переписать сценарий своей жизни, да, это вот к тому, что театр, современный театр, он уже давно за пределами театра как такового.

А.ПЛЮЩЕВ: Значит ли это, что классические театральные техники, они устарели или являются неверными? Или что, на свалку истории?

В.ДЕМЧОГ: Нет, я думаю, что это все багаж, и ничто не отвергается, и великий Станиславский, и великий Михаил Чехов, великий Арто, великий Декру, великий Гротовский, там такие богатства и такие мощные откровения для человека ищущего, изучающего. Но это все равно 20-й век, и на уровне тех скоростей, которым принуждает мир современных актеров сейчас… Актерская же профессия умирает, после «Аватара» уже нечего играть.

Д.БОРИСОВ: А «Аватар» гениален, по-вашему?

В.ДЕМЧОГ: Я не говорю о том, что гениальный, но это веха определенная.

Д.БОРИСОВ: Опа, не ожидал от вас.

В.ДЕМЧОГ: Потому что это технология манипулирования сознанием масс, доведенная до такого совершенства, потому что фильм сделал такие колоссальные сборы, а сейчас же идет уровень, разговор уже не о том, чтобы манипулировать залом в 300-600 человек – манипулировать миром. И на этот уровень выходят игровые технологии. Сейчас все эти разговоры о мировом правительстве, всех этих спорах бесконечных… Какой театр, какие пьесы возникают! И как это все проигрывается, этот грандиозный спектакль с Лужковым, фантастический просто!

Д.БОРИСОВ: Вадим, вы знаете, если бы вы захотели завоевать мир, то вы бы его завоевали своим голосом.

В.ДЕМЧОГ: Ну, в принципе, да.

Д.БОРИСОВ: Я слушаю вас и понимаю, что просто, вот, уже практически зомби.

А.ПЛЮЩЕВ: Гипнотизер – большая сила.

Д.БОРИСОВ: Интернет вы же практически завоевали уже. Многие наши слушатели, уже те, кто не сразу поняли, они догадались по голосу как раз.

А.ПЛЮЩЕВ: По интонациям.

Д.БОРИСОВ: По интонациям. Тут я смотрю на +7 985 970 45 45 – SMSки-то приходят, узнают те, кто не были в курсе, узнают одного из ваших персонажей. Давайте мы сейчас прервемся на 3 минуты 33 секунды, ненадолго, если у нас получится, в наших поездных условиях, здесь у меня наш замечательный WiFi поможет мне запустить один ролик, после этого мы о нем поговорим. Итак, чудо произойдет сейчас? Да!

РОЛИК

Д.БОРИСОВ: Ой, остановился наш WiFi. Но смысл понятен. Это знаменитый Мистер Фримен, интернет-персонаж, про которого вышло уже больше шестидесяти, что ли, роликов.

А.ПЛЮЩЕВ: Я, честно говоря, слышал, что Вадиму Демчогу приписывают отношение к Мистеру Фримену, но ни разу до этого не слышал, чтобы он это подтверждал.

Д.БОРИСОВ: У меня не осталось сомнений после первых тридцати минут нашей поездки.

А.ПЛЮЩЕВ: Нет, одно дело – то, что мы не сомневаемся. Другое дело – подтверждает он сам или нет. Как информационник ты должен понимать.

Д.БОРИСОВ: А вот теперь – та-ра-да-ра-дам – 23:35 по Москве.

В.ДЕМЧОГ: То есть можно отвечать, да?

Д.БОРИСОВ: Имеете ли вы отношение к Мистеру Фримену?

В.ДЕМЧОГ: Меня приводит в восторг эта команда, и я ей, честно говоря, очень завидую. Завидую почему? Потому что я сам до этого не додумался. И мне, конечно же, сложнее всего отвертеться от участия в этом проекте, потому что слишком уж близка тематика и весь разговор об игровых технологиях, и появление такого персонажа, некоего мессии, в интернет-пространстве, и так далее. И, конечно же, будь добр, отвечай. Итак, год назад где-то в середине августа мне приходит письмо на почту. Привлеченные моим озвучиванием фильмов, моими работами на радио и так далее, и в письме говорилось такое: «Вадим, мы хотим вас занять в одном проекте. Вот текст. Вам нужно начитать». И после каких-то оговорок уже финансового характера я просто записал три варианта на радио и отослал им. И через какое-то время появляется первый мультик. И таким образом мы озвучиваем три или четыре. Это четвертый и последний. И потом, когда в интернете поднялась буча и меня отождествили с голосом и стали тыкать пальцем и говорить, что это он, и так далее, мне приходит уже письмо от самого товарища Свободного, и он говорит: «Вадим, я хочу перед вами извиниться. Спасибо вам за чудесную работу, но вас так быстро просчитали, и поэтому я, к сожалению, должен разорвать отношения, и больше мы с вами иметь дела не будем». Вот. И мне это жалко. Фактически, получается, что фанаты Мистера Фримена просто убили мое участие в этом проекте своим желанием вывести на чистую воду и побыстрее раскусить. Я, на самом деле, не знаю, кто производит этот продукт. Еще раз – я в восторге от него, я слежу за ним. Сейчас вышло только 13 или 14…

А.ПЛЮЩЕВ: Там путаница связана с тем, что номер 69-й был присвоен.

В.ДЕМЧОГ: Там есть элементы с 25-м кадром, там целая система, в которую я, к сожалению, не посвящен. И, при всем моем желании корректно внедриться в эту ситуацию…

Д.БОРИСОВ: Просто я сейчас смотрю, «Мистер Фримен» — part 62. Это неправда, да?

В.ДЕМЧОГ: Но там разбросаны номера, и он может сделать третий, а потом 62-й ролик. Но мне кажется, что это очень мощный, глобальный проект, который будет иметь развитие. Но, правда, где-то около трех месяцев назад мне тоже пришло письмо, обнадеживающее меня, что, возможно, наши отношения продолжатся. И мне дано разрешение как бы говорить о том, что – да, я как бы… Но поначалу был договор, что я не имею права.

А.ПЛЮЩЕВ: Но мне кажется, уже не самое главное здесь – сохранять анонимность. Какая разница, в конце концов?

В.ДЕМЧОГ: Интернет полон и такими сообщениями тоже, что – господи, ну какая разница, главное, смотрите, какая интересная фишка.

Д.БОРИСОВ: Было у вас желание текст подправить, внести какие-то коррективы?

В.ДЕМЧОГ: Из тех текстов, которые мне присылались, я, даже не сообщая им, просто изменял или переставлял какие-то слова. Но целиком текст мне присылался. То есть это не мой текст. И я, опять же, повторяю, к сожалению, имел отношение на взлете этой истории, но не имею отношения сейчас.

А.ПЛЮЩЕВ: Но у вас появляется еще и телеперсонаж, телепроект.

В.ДЕМЧОГ: Да, компания «Голд Медиум» пригласила меня в одну очень интересную историю, и эта история уже имеет непосредственное отношение ко мне, она выросла из вот этого жонглирования игровыми технологиями. И оно будет называться очень скромно – «Величайшее шоу на Земле».

А.ПЛЮЩЕВ: Отлично.

В.ДЕМЧОГ: И запускается в середине февраля на канале «Культура». Уже стоит в сетке. Снимает Алексей Горовадский, компания «Голд Медиум». И новаторство и интерес этой идеи заключается в том, что там мы заставим самого зрителя сыграть. То есть, если во всех других шоу все равно есть некий экран и некие актеры, которые что-то перед ними демонстрируют – свой талант, свои амбиции и так далее, зритель же сидит с пачкой чипсов и с бутылкой пива перед телевизором и все это поглощает. Но здесь есть фишка определенная, когда за счет действия определенного и такой новаторской организации подачи информации зритель становится участником. Мы как бы просовываем руку сквозь экран и вдергиваем зрителя в само действо. Это ниша «ЖЗЛ», то есть «Жизнь замечательных людей», но в современной такой театрально-информационной подачи. И начинается, например, с того, что на сцену выходит ведущий и лукаво спрашивает: «Вы, конечно же, спросите меня, почему это оно величайшее на Земле? И я вам отвечу. Да потому что участвуют в нем…» — ведущий хлопает в ладоши, и там начинается клип, шествие великих – Моцарт, Бетховен, Дали, Врубель, Монро, целая когорта, вдавливающая зрителя в кресло. И вот здесь мы разворачиваем веер этих великих, где предоставляется возможность людям сыграть их жизни, пройти через их выбор, примерить на себя их грим, их талант, их судьбу, их смерть. И вот это эксперимент. Я не знаю, как отреагирует зрительское восприятие, но пока вся команда, которая работает над этим, очень воодушевлена.

А.ПЛЮЩЕВ: А когда старт?

В.ДЕМЧОГ: В середине февраля.

А.ПЛЮЩЕВ: Ага, посмотрим. Еще интересно, как телевизионный мир на это отреагирует. Меня всегда поражало, например, в нашем телевидении (не при двух телевизионщиках будет сказано) то, что у нас развлечения и культура практически никак не соприкасаются, очень редко. Ну, можно вспомнить Радзинского, например. Это же чистое развлечение плюс культура, плюс история. Некий такой, я не знаю, как это назвать… не инфотейнмент, а история-тейнмент, стори-тейнмент. Ну неважно. Значит, у нас либо тот же самый канал «Культура» — ну невозможно смотреть, реально. Ну скучно! Просто скука смертная. Я понимаю, что людям высокой культуры, высокодуховным, наверное, хорошо, но всем остальным – скука смертная. Остальные, которые пытаются развлекать, — это еще более скучно. Ну, вот то, что буа-га-га-шоу такие разнообразные. Это же еще более скучно. Для нормального человека – нормального, который много книжек читал, но тем не менее не является высокодуховным человеком с точки зрения канала «Культура», условно говоря, для него нет ничего, почти ничего. Просто по пальцам.

В.ДЕМЧОГ: Это вопрос?

А.ПЛЮЩЕВ: Нет, это реплика. Простите.

В.ДЕМЧОГ: Я не спрашиваю, почему я говорю «Почему?»

А.ПЛЮЩЕВ: Меня это всегда удивляло всегда, потому что у нас же есть огромная традиция, несмотря на то, что в Советском Союзе зануди хватало с головой, но у нас же отличная традиция, например, детских радиошоу, начиная с «Радио-няня», «Клуб знаменитых капитанов», что там было? Вы, Вадим, должны это помнить прекрасно.

В.ДЕМЧОГ: Я помню прекрасно. Я помню «Радио-няню». Да, да…

А.ПЛЮЩЕВ: Какой, собственно, вопрос?

В.ДЕМЧОГ: Сейчас многие об этом говорят – о нишевом телевидении, именно потому что этот феномен многоликости и разновосприятия… большие мастодонты, они же должны разрушиться рано или поздно, они уходят, они теряют рейтинги. Ну, вот если глобально. Люди уходят в сеть. Не в России. Понятно, что в России этот процесс будет очень долгий. Но если, например, брать мировой опыт, о котором я не так уж сильно осведомлен, но у меня есть друзья, которые об этом осведомлены, и они рассказывают мне все эти статистические данные, и формируется т.н. нишевое телевидение, нишевое радио, организуются свои радиоканалы в интернете, где человек просто берет и начинает это дело с нуля, интернет-вещание, радиообзоры и так далее. Я думаю, что нет смысла говорить о том, что – на баррикады все, против быдла телевидения! И так далее. Это такой естественный процесс. Деньги – немаловажная составляющая нашей жизни, и рейтинг все равно будет играть очень сильную роль во всем этом. И воевать с этой громадой, армадой непобедимой масс, я думаю, что это не выход. И я думаю, что нужно сейчас просто расслабиться и понаблюдать за игрой энергий. На самом деле, я в этом смысле оптимист. Я думаю, что происходят очень позитивные вещи. И во всей этой базарной площади современного телевидения, если открыть глаза и уши, может быть, даже присесть, а не присев, не подпрыгнешь, то обнаружишь энергетические потоки, которые будут выбрасывать мощных личностей, которые будут становиться харизматичными и которые будут транслировать это современное понимание культуры. Не то, как вы говорите, пыльное, что невозможно смотреть на канале «Культура», но какие-то яркие и в то же время осмысленные и харизматичные формы подачи информации. Я почему-то в это верю. Я хочу в это верить. Иначе, если бы я не питался этими мотивациями, то я бы, наверное, и не выкладывался так яростно в этот проект «Величайшее шоу на Земле», который шоу по своей задумке, но в то же время оно фокусирует в себе очень мощную подачу информации, воодушевляющей людей к творчеству культуры. Все соткано из игровых моделей, и мы можем играть или в разрушительные игры, или в созидательные игры. Вот это вот очень важная такая формулировка.

Д.БОРИСОВ: Слушаю я вас, и подозрения у меня возникают в голове. Они уже все четче и четче вырисовываются. Ну ладно, нехорошо ставить вас в неудобное положение и заставлять опровергать или подтверждать. Мне кажется, что Фримен – это вы и есть. Что вот вы и создатель. Я слушаю вас и думаю, что это было бы красиво, если бы это было так.

В.ДЕМЧОГ: Ну, ради бога, играйте в эту игру. Мы все имеем право играть в разные игры. И, если никто не перестанет прятаться, никто не будет разыскивать. И поэтому тогда уйдет из жизни динамика и конфликт, который лежит в основе любых зрелищных феноменов, любых радийных, киношных, театральных. То есть это в основе сценария. Поэтому у меня нет необходимости это все опровергать. Официального подтверждения этому нет.

А.ПЛЮЩЕВ: Вадим Демчог у нас сегодня в гостях. Потому что люди, видимо, подключаются постепенно и спрашивают, а мы тут, увлеченные беседой, не напоминаем, что у нас в гостях актер и режиссер, автор книги «Самоосвобождающаяся игра». Тут много спрашивают… Ну, у нас поскольку публика политизированная, социализированная, о процессах социальных интересующаяся…

Д.БОРИСОВ: И уже готовы голосовать за вас на любых выборах.

В.ДЕМЧОГ: Я знаком с форматом, да.

А.ПЛЮЩЕВ: Еще, кроме всего прочего, она интересуется вопросами истории религии. Нет, это я к религии подвожу. Тут одна смска, набранная большими буквами, было сказано: «Антихристом попахивает».

В.ДЕМЧОГ: Сейчас это будет пахнуть еще мощнее. Для меня, опять же, если следовать одному из моих учителей, Йохану Хейзинге с «Homo Ludens», «Человек играющий», все серьезное можно отрицать. И все религии – это все равно игровые формы, с помощью которых человек или возвышает себя, или готов войти… ну, вот как я сказал вначале, катиться с горки легче, чем подниматься. И современный мир все равно требует определенной формы религии, соответствующей скоростям современности. И, извините, но в современный христианский храм я не пойду. Слишком много вопросов. Слишком много не отвечающих на мои, очень животрепещущие вопросы… Но я пойду в буддистский храм, например. Потому что там мне дают ответы. Я пойду в храм науки. Я пойду к современным физикам, которые будут говорить и указывать, опять же, на буддизм, у которого параллели невероятные с современной физикой, с квантовой физикой, с учениями Будды и постулатами буддизма, и так далее. Кроме того, в буддизме дают конкретные практики, которые помогают возвышать ум и становиться сильнее, увереннее, и так далее. Но не исповедовать какую-то… для меня это религия страдания, для меня это религия, которая вколачивает человека по шляпку в пол.

А.ПЛЮЩЕВ: Ну, там, все правильно. Мне кажется, с этим абсолютно любой христианин будет согласен. Естественно, через страдания ты приходишь к какому-то совершенству в загробной жизни. Ну неважно. Я бы не хотел в это углубляться. Я к тому, насколько использование условного зла допустимо в игре. Насколько ты можешь играть со злом внутри? Я не знаю, может, я плохо опять выражаюсь.

В.ДЕМЧОГ: Возьмем «Египетские ночи» Пушкина, вернемся к классику, которого невозможно низвергнуть. И я думаю, что все перед этим авторитетом склонятся. «Египетские ночи» — эпиграф, который начинается: «Зло, самое нестерпимое для поэта или для художника, является его неотъемлемой частью». Я коверкаю цитату, потому что на память ее говорю, но Пушкин воспевает зло. Или взять, опять же – «Есть упоение в бою, и битвы мрачной на краю…», его наброски к «Фаусту», и так далее. И здесь опять, если мы идем к восточным метафорам, там не отделяют добро от зла, там возводят добро и зло как вечное взаимовращение и взаимотолкание энергии. И негативный окрас энергии, он вращает позитивный окрас энергии и придает этому всему динамику, коловращение, яркость, радость. И поэтому в буддистских техниках, если углубиться в них высшая истина – высшая радость. Красиво звучит. Воодушевляющее звучит. И меня тянет туда. Может быть, потому что я артист. Христианство хоронило артистов за церковной оградой и гнобило, и так далее. Мы тут снимали кино в одном храме, «Четыре возраста любви», это был монастырь. С Сергеем Мокрицким. Мы слышали реальные реплики монахов в нашу сторону как к актерам. А мы в рясах, мы играем их. И эта ненависть, это пренебрежение… В буддистских храмах такого нет.

А.ПЛЮЩЕВ: Это почему? Потому что вы не понимаете без перевода, о чем говорят монахи буддистские?

В.ДЕМЧОГ: Не-не. Там все радость игры. Там все взаимоэнергия, передача. И там… я могу более глубоко, конечно же, в это войти, потому что сам практикую уже 14 лет, и очень много было у меня поездок и по Индии, и по Непалу, и по западным регионам этих центров. Я ученик ламы (неразб.) с 80-го года. И я практикующий, да.

А.ПЛЮЩЕВ: Очень интересно, на самом деле. Далеко не все наши артисты, мне кажется, так глубоко въедаются. А вот посмотрите, вы сами по себе режиссер, кроме того, у вас есть книга о своем взгляде на игру. И вдруг вы попадаете в ситуацию, когда вы зависите от режиссера. Ну, когда вы один из актеров коллектива. Как у вас внутренний режиссер борется с внешним? Как он с ним договаривается?

В.ДЕМЧОГ: На театральной площадке у меня был потрясающий опыт с Камой Гинкасом, очень авторитарный режиссер, сильный, мощный, транслирующий свои смыслы. И в его команде, даже когда спектакль выходит, об актерах не говорят, говорят о спектакле Камы Гинкаса. И у меня был опыт – мы выпускали с ним по картинам Шагала спектакль «Сны изгнания». И, к моему глубочайшему разочарованию, я был единственный, кто приносил какие-то свои этюды и работы во всей командной этой среде работы над спектаклем. Потом, следуя моему примеру, кто-то стал еще робко что-то приносить. Но видно, что у актеров не выработано это желание. То есть все привыкли жить под давлением, когда складываются руки на груди – что режиссер скажет. Бороться бессмысленно, приносить свой взгляд, обогащать роль своими приносами не нужно. И так далее. И у меня за весь период работы над спектаклем было сделано около пятидесяти приносов, и где-то около 20-25 этюдов из этих приносов вошли в спектакль. И так формируется роль. И взгляд режиссера соединяется, смешивается с актерским. И актер и режиссер уже не могут сказать: «Это я сделал». Это сделало некое силовое поле. Я – маньяк силовых полей. Я верю в то, что собирается команда, и каждый имеет право занять то место, какое он может, должен, хочет и для него важно это занять. Это вот как большая вечеринка – кто-то приносит спиртное, кто-то выкладывает фрукты, кто-то приносит мясные деликатесы, кто-то пирожки, и шикарный стол. И потом в этот разговор компанейский один подбрасывает шутку, другой, включается музыка, начинают танцевать, и все хорошо. А если будет авторитарный персонаж, который будет диктовать: «нет, этот продукт нельзя, нет, выпивку уберите, нет, музыку не надо» — и что? И энергия сразу скукоживается. И я думаю, что нация… ну вот был период, когда это интенсивно происходило, такое спивание нации – это вот авторитарное наследие, когда все руководство шло, и театр такой, все указания шли сверху. И театр такой был. А сейчас, к сожалению, эти схемы рушатся. Потому что энергия, которая прет из сильных личностей, а молодое поколение, оно поразительное, с ними говорить – у меня вызывает просто восторг. Это независимые, мощные, многоликие, транслирующие свои смыслы. Я думаю, что лет через пятнадцать мы будем иметь очень сильную возрожденную…

А.ПЛЮЩЕВ: Редкий человек среднего возраста, я уж не говорю о том, что артист, который хвалит молодых. Обычно говорят все: «Ну что, молодежь сейчас ничем не интересуется, ничего ей не надо, она сидит в своем ВКонтакте или где-то еще».

В.ДЕМЧОГ: Я в восторге от молодых. Может быть, у меня такой круг, где я встречаю поразительно талантливых, и мне с ними интересно. Вот ровно столько, сколько мне неинтересно со своими ровесниками, мне столько интересно с молодыми. Поразительный эффект. Потому что ровесники вошли в какой-то коридор, и они все глубже и глубже исповедуют вот это вот деление на черное и белое, и так далее. А эти позитивны, они еще свежи, они смотрят по сторонам, они жонглируют, они ищут смыслы. Удивительные. Вот у меня на форуме обсуждения «Самоосвобождающейся игры» все молодые. Их влечет феномен игры. Их влечет вот это вот жонглирование игровыми возможностями. Они не хотят жить так, как их заставляют жить родители, учителя. Они бунтуют.

Д.БОРИСОВ: Вот такое у нас любопытное завершение дня и недели получается.

А.ПЛЮЩЕВ: Спасибо большое. Вообще, можно об этом, мне кажется, бесконечно разговаривать.

В.ДЕМЧОГ: Ой, мне нравится с вами разговаривать – у вас такой чудесный подхват, такая кристаллизация вопросов удивительная.

А.ПЛЮЩЕВ: Спасибо большое. Редкий гость, который еще и похвалит.

Д.БОРИСОВ: Спасибо и Плющеву приятно. Это программа «Попутчики». Дмитрий Борисов и Александр Плющев. Вадим Демчог. Мы продолжаем ехать, но уже за эфиром. Спасибо большое.

А.ПЛЮЩЕВ: Спасибо.

В.ДЕМЧОГ: Но нам немного осталось.

Д.БОРИСОВ: В воскресенье в 23:05 будьте с нами.

Комментарии

3

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

vitriolvm 15 ноября 2010 | 11:57

"качественномк сериалу"
до House MD как до звезды, даже не получится сказать, что пародия. Юмор классический: сиськи-письки. При просмотре возникает ощущение, что положил в рот горсть лягушат.


valmont777 07 января 2011 | 17:48

Интерны и Хаус
Ну люди, опять же. Сделайте свое! Ну попробуйте! Попробуйте! Я не считаю что у вас не получится. Но сидеть на диване и критиковать, это слабая позиция. У этого сериала миллионы поклонников. Может вам стоит сделать что то, что побьет рейтинги этого сериала?

Каждый может сказать, что в России нынче нет хороших фильмов. Ну а кто их будет делать креме вас, нас? Если мы будем только искать плохое, ничего и не улучшится.

И P.S. Вадима уважаю. Спасибо ему за его творчество!


halyavski 19 ноября 2010 | 10:29

Неразборчиво.
В13ой реплике снизу под "неразборчиво" подразумевается Лама Оле Нидал.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире